Арбитражное соглашение это правило

Арбитраж в России

Законодательство

Международный коммерческий арбитраж в России регулируется Законом РФ от 07.07.1993 N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» («Закон о МКА»), который в целом основан на положениях Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже (в ред. 2016 года), хотя и отличается от него в некоторых аспектах (например, в положениях, описывающих сферу его применения). 1 сентября 2016 года вступили изменения к Закону о МКА.

Российская Федерация также является участницей Нью-Йоркской Конвенции Организации Объединенных Наций о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года и Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года.

Сфера действия Закона о МКА

В связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» от 29.12.2015 N 382-ФЗ («Закон об арбитраже») сфера действия Закона о МКА сузилась.

Прежнее законодательство о международном арбитраже относило к сфере его действия не только споры российских субъектов с их иностранными контрагентами, но и споры между российскими компаниями, если одна из них являлась предприятием с иностранными инвестициями.

В силу этого российские «дочки» иностранных компаний в России передавали свои споры с российскими контрагентами не только в МКАС при ТПП РФ, но и в иностранные арбитражи.

Законодатель изменил сферу действия Закона о МКА, и, таким образом, споры «дочек» иностранных компаний в России с другими российскими субъектами права попали в сферу действия Закона об арбитраже. При этом вопрос о том, могут ли такие споры быть переданы на разрешение иностранных арбитражей с местом арбитража вне пределов РФ, остался без прямого ответа законодателя.

Закон о МКА в новой редакции должен был учесть новые положения Типового закона ЮНСИТРАЛ, при этом не только в оригинальной версии 1985 года, но и изменения, принятые в 2006 году. Вместе с тем, лишь небольшая часть изменений 2006 года нашла отражение в новой редакции Закона о МКА.

Так, изменения 2006 года в Типовой Закон ЮНСИТРАЛ касались двух основных вопросов.

Во-первых, новая редакция Типового Закона ЮНСИТРАЛ допустила заключение арбитражного соглашения в устной форме, а также уточнила требования к заключению арбитражного соглашения в форме электронного сообщения, которая также считается письменной формой арбитражного соглашения. Основным требованием является сохранение информации в любой электронной форме, которая позволяет последующее воспроизведение данной информации.

Новая редакция Закона о МКА не допускает заключение арбитражного соглашения в устной форме, хотя и признает в качестве письменной формы арбитражное соглашение, заключенное в форме, «позволяющей обеспечить фиксацию содержащейся в нем информации или доступность такой информации для последующего использования».

Что касается электронной формы арбитражного соглашения, то она считается соблюденной, при условии, что: (a) содержащаяся в нем информация является доступной для последующего использования; и (b) арбитражное соглашение заключено в соответствии с требованиями закона, предусмотренными для договора, заключаемого путем обмена документами посредством электронной связи.

Во-вторых, значительные изменения в Типовой закон ЮНСИТРАЛ были внесены относительно вынесения составом арбитража решений об обеспечительных мерах. В предыдущей версии Типового закона было лишь декларировано право состава арбитража на применение мер обеспечительного характера. Новая редакция Типового закона 2006 года не только расширила полномочия состава арбитража на применение обеспечительных мер (включив в них также меры, выносимые без уведомления второй стороны, то есть ex parte), но также определило примерный перечень таких мер, критерии и порядок их применения.

Однако самой главной новеллой Типового закона в редакции 2006 года стало положение о принудительном исполнении государственными судами решений состава арбитража об обеспечительных мерах.

В Законе о МКА статья, декларирующая право состава арбитража вынести постановление об обеспечительных мерах, была дополнена нормой о том, что такие решения являются обязательными для сторон (что, собственно, и подразумевалось в предыдущей редакции). Однако Закон о МКА, в отличие от нового Типового закона ЮНСИТРАЛ, не устанавливает обязанности государственного суда принудительно исполнять решения состава арбитража об обеспечительных мерах.

Вместе с тем Закон о МКА дополнен нормой о том, что решение о принудительных обеспечительных мерах может быть принято не только составом арбитража, но и Постоянно действующим арбитражным учреждением («ПДАУ») (см. ниже) (до формирования состава арбитража), если это предусмотрено соглашением сторон (в том числе и посредством отсылки к правилам арбитража).

Арбитражное соглашение

В соответствии со ст. 7 Закона о МКА Арбитражное соглашение — это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило оно договорный характер или нет. Арбитражное соглашение может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или в виде отдельного соглашения. Арбитражное соглашение заключается в письменной форме. Соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, или заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения, либо путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает. Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, является арбитражным соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает упомянутую оговорку частью договора. Планируемая реформа законодательства об арбитраже не восприняла либеральные изменения к требованиям о письменной форме соглашения, предлагаемых в Типовом законе ЮНСИТРАЛ в редакции 2006 года.

В Законе о МКА впервые появился принцип «эффективной интерпретации» арбитражного соглашения, который означает, что при толковании арбитражного соглашения оно должно толковаться таким образом, который делает его действительным и исполнимым. До этого судебная практика развивалась по консервативному пути и любые сомнения в действительности арбитражного соглашения толковались в сторону его недействительности.

Кроме того, в связи со сложившейся противоречивой практикой законодатель прямо установил, что при перемене лиц в обязательстве арбитражное соглашение действует в отношении как первоначального, так и нового кредитора, и должника.

По этой же причине законодатель также указал, что арбитражное соглашение, содержащееся в договоре, распространяется также на любые споры, связанные с заключением договора, его вступлением в силу, прекращением, действительностью, в том числе и с возвратом сторонами исполненного по договору, признанному недействительным или незаключенным, если иное не следует из самого арбитражного соглашения.

Законодательство признает дерогационный эффект арбитражного соглашения в соответствии со ст. II Нью-Йоркской Конвенции (см. также ст. 8 Закона).

Возражение против рассмотрения дела в российском суде со ссылкой на заключенную между сторонами арбитражную оговорку должно быть сделано не позднее дня представления первого заявления стороны по существу спора в арбитражном суде первой инстанции. В этом случае суд должен оставить исковое заявление без рассмотрения (см. напр., п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ), если не установит, что арбитражное соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.

Также стоит отметить новеллу Закона об арбитраже, касающуюся новой юридической конструкции, так называемых «прямых соглашений» сторон в отношении некоторых условий арбитражного разбирательства. Такие «прямые соглашения» не могут содержаться в применимом арбитражном регламенте, стороны должны о них договориться специально, включив в текст арбитражного соглашения.

Прямым соглашением сторон (правда, только в арбитраже, администрируемом ПДАУ), в частности, можно полностью исключить возможность обжалования решения третейского суда как по вопросам юрисдикции, так и по существу. Впрочем, исключение прямым соглашением сторон возможности обжалования окончательного арбитражного решения не ограничивает право стороны возражать против выдачи исполнительного листа по тем же основаниям, по которым можно обжаловать арбитражные решения.

Арбитрабильность

Закон о МКА также определяет круг споров, которые могут быть рассмотрены в арбитражах. Так, исходя из содержания, ч. 2 ст. 1 Закона о МКА, в международный коммерческий арбитраж могут по соглашению сторон передаваться: во-первых, споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей; во-вторых, споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации.

Серьезным достижением нового законодательства о третейских судах является расширение круга арбитрабильных споров. В частности, большинство корпоративных споров стали арбитрабильными при соблюдении определенных условий.

Многочисленные злоупотребления в сфере третейского разбирательства привели к тому, что государственные суды медленно, но верно, исключали из арбитрабильных споров те сферы, в которых больше всего наблюдались нарушения прав частных лиц и государственных интересов.

При этом правовое обоснование подобного подхода к неарбитрабильности данных категорий споров было далеко от идеального. Однако суды, руководствуясь осознанием необходимости противостояния явным злоупотреблениям, проявив достаточную долю изобретательности и призвав на помощь «публичный интерес», вначале исключили из числа арбитрабильных споры в отношении регистрируемых прав на недвижимое имущество, потом корпоративные споры (с очень широкой и туманной интерпретацией понятия «корпоративные»), и, наконец, споры по государственным закупкам. Поскольку законодатель решил прекратить злоупотребления в сфере третейского разбирательства посредством создания разрешительной системы ПДАУ, он также пошел на то, чтобы законодательно закрепить возможность передачи вышеуказанных категорий споров на разрешение третейских судов. При этом, правда, возможность передачи в третейский суд споров по государственным закупкам была лишь продекларирована со ссылкой на необходимость принятия соответствующего закона.

Арбитры (независимость и беспристрастность)

Независимость и беспристрастность арбитров является с точки зрения ВАС РФ вопросом процессуального публичного порядка. Арбитражные регламенты должны предусматривать процедуры заявления отводов арбитров в случае нарушения этих принципов.

В 2010 году Торгово-промышленная палата РФ утвердила правила о беспристрастности и независимости третейских судей (Приказ ТПП РФ от 27 августа 2010 г. № 39 «О Правилах о беспристрастности и независимости третейских судей»). Для третейских судов, действующих в рамках ТПП РФ (в том числе МКАС), эти правила являются обязательными; для иных третейских судов он носит рекомендательный характер.

В целом правила основаны на положениях Руководства Международной ассоциации юристов по конфликту интересов в международном арбитраже, отражая некоторые сложившиеся в России традиции. Например, назначение арбитром лица, занимающего должность в назначающем органе соответствующего третейского института не будет являться основанием для сомнения в беспристрастности.

Взаимодействие третейских и государственных судов

Реформа законодательства об арбитраже более четко прописало взаимодействие третейских судов и государственных, в том числе обязав государственные суды содействовать арбитрам, действующим по регламентам ПДАУ, в получении доказательств. Вместе с тем реформа третейского законодательства оставила за скобками проблему улучшения качества судебного контроля над решениями третейских судов.

Постоянно действующее арбитражное учреждение

Прежде всего, Законом об арбитраже была введена разрешительная система создания ПДАУ. Так, ПДАУ могут создаваться только при некоммерческих организациях (что по логике законодателя должно было исключить создание «карманных» третейских судов»). Кроме того, ПДАУ должно иметь открытый список арбитров в количестве не менее 30 человек, при этом не менее трети арбитров должны иметь российскую ученую степень по определенным специальностям, а не менее половины – опыт не менее 10 лет в качестве арбитра в третейском разбирательстве либо федерального судьи. Таким образом, в Законе об арбитраже появилась целая глава, которая касается административного регулирования ПДАУ.

Новое законодательство об арбитраже представляет некоторые права только лишь арбитражным учреждениям, которые получили права ПДАУ. В частности, это касается администрирования корпоративных споров (в частности, возникающих из договоров купли-продажи акций российских компаний). При этом некоторые виды корпоративных споров могут администрировать только ПДАУ, которые разработали специальный регламент для разрешения корпоративных споров.

И если можно предположить, что некоторые иностранные арбитражные учреждения могут попросить разрешения от Правительства РФ для того, чтобы рассматриваться в качестве ПДАУ и администрировать споры, связанные с куплей-продажей акций, то очень маловероятно, что иностранные институции специально для России будут принимать регламент для разрешения корпоративных споров.

В то же самое время, законодатель достаточно гуманно отнесся к ситуации, при которой иностранное арбитражное учреждение будет администрировать спор на территории РФ, не получив разрешения от Правительства РФ. В этом случае решение такого иностранного арбитражного учреждения будет «для целей закона» рассматриваться в качестве решения в арбитраже ad hoc. Это означает, что: (a) стороны не смогут передать на разрешение такого арбитражного учреждения некоторые виды корпоративных споров; (b) стороны не смогут исключить своим прямым соглашением возможность обжалования в государственный суд решения по вопросу юрисдикции или по существу спора; (c) вынесенное арбитражное решение и иные материалы арбитража должны передаваться на хранение в государственный суд, компетентный рассматривать заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения.

Решение арбитража

Разбирательство в международном коммерческом арбитраже оканчивается вынесением арбитражного решения, которое носит обязательный характер и подлежит приведению в исполнение.

В соответствии с требованиями Закона арбитражное решение должно быть вынесено в письменной форме и подписано единоличным арбитром или арбитрами. Там также должны быть указаны мотивы, на которых оно основано, вывод об удовлетворении или отклонении исковых требований, сумма арбитражного сбора и расходы по делу и их распределение между сторонами. Обязательными реквизитами арбитражного решения являются, в том числе, его дата и место арбитража, которое определяет место вынесения решения.

После вынесения арбитражного решения каждой стороне должна быть передана его копия, подписанная арбитрами.

Отмена решения

В соответствии со ст. 34 Закона, подача заявления об отмене арбитражного решения является единственным способом его оспаривания. Закон устанавливает закрытый и ограниченный перечень оснований для отмены, которые совпадают с основаниями, указанными в ст. 34 Типового закона ЮНСИТРАЛ и ст. V Нью-Йоркской Конвенции.

При этом согласно новой редакции Закона о МКА в арбитражном соглашении, предусматривающем администрирование арбитража ПДАУ, стороны своим прямым соглашением могут предусмотреть, что арбитражное решение является окончательным. Окончательное арбитражное решение не подлежит отмене. Если в арбитражном соглашении не предусмотрено, что арбитражное решение является окончательным, такое решение может быть отменено судом. Заявление об отмене арбитражного решения подается в арбитражный суд по месту вынесения такого решения. Определение арбитражного суда по делу об отмене третейского решения может быть обжаловано только в кассационном и надзорном (но не в апелляционном) порядке.

Стоит отметить, что вслед за примером Швейцарии и Швеции в законодательстве РФ появились нормы, которые позволяют суду, рассматривающему вопрос об отмене арбитражного решения, приостановить на срок до 3 месяцев разбирательство с тем, чтобы дать составу арбитров возможность устранить следующие основания для отмены арбитражного решения / отказа в выдаче исполнительного листа его на принудительное исполнение:

(i) неуведомление о назначении арбитра / арбитражном разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания, или невозможность стороны по другим уважительным причинам представить свои объяснения;

(ii) решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения;

(iii) состав третейского суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону.

Исполнение решения

Вопросы, связанные с признанием и приведением в исполнение арбитражного решения, регулируются Законом и Нью-Йоркской конвенцией, выдача исполнительного листа по арбитражному решению, вынесенному на территории России, регулируется также АПК РФ.

В признании и приведении в исполнения арбитражного решения может быть отказано только по основаниям, исчерпывающе перечисленным в Нью-Йоркской конвенции.

Российские суды часто обвиняли в злоупотреблении понятием публичного порядка как основания для отказа в признании и приведении в исполнение арбитражных решений. Президиум ВАС РФ принял Информационное письмо от 26 февраля 2013 г. № 156 о публичном порядке, которое направлено на сокращение использования публичного порядка как основания для отмены решений или отказа в их признании и приведении в исполнение.

arbitrations.ru

15.4. Арбитражное соглашение

Арбитражное соглашение представляет собой согласованную волю сторон о передаче спора между ними на рассмотрение в МКА. Специфика МКА заключается в добровольности обращения в арбитраж и одновременно в обязательности арбитражного соглашения. Арбитраж может принять дело к производству только при наличии ясно выраженного соглашения сторон. Особенность арбитражного соглашения: оно строго обязательно для сторон и они не могут уклониться от передачи спора в арбитраж; суд общей юрисдикции не вправе ни отменить арбитражное соглашение, ни пересмотреть решение арбитража по существу.

Виды арбитражных соглашений:

1) арбитражная оговорка – это соглашение сторон контракта, непосредственно включенное в его текст, об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть потенциально. Это условие о передаче дела в арбитраж в случае возникновения спора в будущем, которое предусматривает юрисдикцию определенного арбитражного суда. Арбитражная оговорка является наиболее распространенным видом арбитражного соглашения, своеобразным обеспечительным средством выполнения договорных обязательств, которое гарантирует квалифицированное разбирательство спора и возможность принудительного ис пол не ния решения;

2) третейская запись – это отдельное от основного контракта соглашение сторон об арбитражном разбирательстве уже возникшего спора. Это наиболее предпочтительный вид арбитражного соглашения, так как соглашение сторон об арбитраже совершается, когда разногласия уже возникли и стороны определенно представляют характер спора. На практике заключение третейской записи труднодостижимо, так как интересы сторон могут быть принципиально противоположными;

3) арбитражный договор – это самостоятельное соглашение между сторонами об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть в будущем в связи с данным контрактом или группой контрактов либо в связи с совместной деятельностью в целом.

Все три вида арбитражного соглашения, по сути, ничем не отличаются, имеют одинаковую юридическую силу: это три формы одного и того же явления – соглашения сторон об арбитражном разбирательстве. Национальные законы и международные договоры не проводят никаких правовых различий между отдельными видами арбитражных соглашений.

Юрисдикция арбитража может быть основана на правилах международного договора – арбитражном соглашении между государствами. Этот межгосударственный договор обязателен и для национальных участников коммерческих споров, и для арбитражных органов, указанных в договоре. Арбитраж не может отказать в рассмотрении спора, ссылаясь на отсутствие специального соглашения сторон.

Принципиальная особенность арбитражного соглашения – его юридически автономный, самостоятельный характер по отношению к основному контракту. Юридическая действительность арбитражного соглашения не зависит от действительности основного контракта. Особое значение это положение имеет, если юрисдикция арбитража оговорена в самом тексте контракта в виде арбитражной оговорки. Основополагающим принципом МКА являются юриди-чес кая ав то ном ность арбитражного соглашения и прин ци пи аль ная добровольность арбитражного разбирательства. Любое арбитражное соглашение, в том числе и включенное в текст международного коммерческого контракта, рассматривается независимо от основного контракта, а признание контракта недействительным (в целом или в любой его части) не приводит к аннулированию арбитражного соглашения, не лишает арбитров права рассматривать вопросы, связанные с недействительностью контракта. Этот принцип закреплен в большинстве национальных законов, в международных соглашениях, в арбитражной практике.

15.5. Форма и содержание арбитражного соглашения

По общему правилу требуется обязательная письменная форма арбитражных соглашений. Это требование закреплено в нормах международных конвенций, в типовых законах об арбитраже. В законодательстве государств допускается устная форма арбитражного соглашения. Подобные различия являются источником многочисленных проблем, связанных с толкованием и признанием действительности арбитражного соглашения. Мировая арбитражная практика исходит из необходимости письменной формы арбитражных соглашений в широком смысле слова: и непосредственно соглашение, и обмен письмами или исковыми заявлениями, и ссылка на документ, непосредственно содержащий арбитражную оговорку.

Содержание арбитражного соглашения зависит от воли сторон, которые самостоятельно определяют его элементы. В мировой практике и национальном законодательстве разработаны типовые арбитражные оговорки. Элементами арбитражного соглашения являются: оговорка о третейском разбирательстве (с исключением подсудности судам общей юрисдикции или иным государственным судам); выбор вида арбитража и места его проведения; выбор языка арбитражного разбирательства и установление числа арбитров; определение порядка арбитражной процедуры (институционный арбитраж по общему правилу разбирает спор по законам своей страны и в соответствии со своим регламентом).

Отличительная особенность арбитража заключается в почти неограниченном праве сторон на самостоятельное установление процедуры разрешения спора, поэтому абсолютное большинство правовых норм, определяющих процесс третейского разбирательства, имеет диспозитивный характер и применяется только тогда, когда стороны не предусмотрели иного. В арбитражном соглашении стороны вправе предусмотреть любые правила арбитражной процедуры, даже если они обращаются в институционный арбитраж. Пределы этой свободы – императивные нормы национального права и оговорка о публичном порядке. При выборе изолированного арбитража стороны обязаны установить правила арбитражной процедуры, так как такой орган не имеет своего регламента. Если сами стороны не решили процедурные вопросы в арбитражном соглашении, это не лишает их права на третейское разбирательство. Назначенные арбитры будут руководствоваться теми процессуальными нормами, какие они сами себе определят.

15.6. Признание и исполнение иностранных арбитражных решений

Одно из преимуществ МКА – наличие разработанной на национальном и международном уровнях системы признания и принудительного исполнения арбитражных решений, вынесенных на территории иностранного государства. Основа этой системы заложена в Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. Нормы о признании и исполнении иностранных арбитражных решений есть и в других международных договорах: Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 г., Межамериканская конвенция о международном коммерческом арбитраже 1975 г., Арабская конвенция о международном^ коммерческом арбитраже 1987 г.

Нью-Йоркская конвенция закрепляет принцип признания письменных арбитражных соглашений. Каждое государство-участник обязано признавать иностранные арбитражные решения и приводить их в исполнение на своей территории в соответствии со своим процессуальным правом. Определение иностранного арбитражного решения – это решение третейского суда, вынесенное на территории государства, иного, чем государство, на чьей территории испрашивается признание решения и приведение его в исполнение. Территориальный критерий является основой для определения арбитражного решения как иностранного. Это положение в равной мере относится ко всем видам арбитражей. Дополнительный критерий: под понятие «иностранные» подпадают и те решения, которые не считаются внутренними в государстве места их исполнения. Сфера применения Конвенции – только иностранные арбитражные решения.

Основное содержание Нью-Йоркской конвенции заключается в установлении обязанности государств признавать иностранные арбитражные решения как обязательные и приводить их в исполнение. Имеются в виду арбитражные решения по спорам, сторонами в которых выступают физические и юридические лица. Установлено право каждого государства на оговорку, что оно ограничивает применение Конвенции только спорами, вытекающими из торговых контрактов. В таком случае данное государство не вправе требовать от других государств-участников исполнения решений его арбитражных органов по другим делам.

Признание арбитражных решений возможно только при наличии письменного арбитражного соглашения. При решении вопроса, может ли спор быть предметом арбитражного разбирательства, решающее значение имеют право государства, где испрашивается признание и исполнение, и право государства, которому стороны подчинили арбитражное соглашение. Государства признают и исполняют иностранные арбитражные решения в соответствии со своим национальным правом. Принудительное исполнение арбитражных решений требует дополнительной процедуры, заинтересованная сторона должна предоставить соответствующее ходатайство, оформленное надлежащим образом. К признанию и исполнению арбитражных решений, входящих в сферу действия Конвенции, не должны применяться более обременительные условия или более высокие пошлины и сборы, чем существуют для признания и исполнения внутренних арбитражных решений.

Конвенция закрепляет исчерпывающий перечень оснований для отказа в признании и исполнении арбитражных решений:

1) основания отказа по просьбе стороны, против которой вынесено решение: одна из сторон недееспособна по своему личному закону; арбитражное соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, либо закону государства места вынесения решения; отсутствие надлежащего уведомления стороны о времени и месте арбитражного разбирательства; арбитраж вышел за пределы своей компетенции; нарушения арбитражной процедуры. Бремя доказывания наличия оснований для отказа в исполнении лежит на заинтересованной стороне;

2) основания отказа со стороны компетентных органов государства места исполнения решения: объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону государства, где испрашивается признание и исполнение; признание решения и приведение его в исполнение противоречат публичному порядку этого государства.

В Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. нет специальных правил о признании и исполнении иностранных арбитражных решений, но предусмотрена возможность объявить арбитражное решение недействительным либо в государстве места вынесения решения, либо в государстве, по закону которого вынесено решение. Объявление решения недействительным предполагает его отмену и, соответственно, отказ в его признании и исполнении.

По законодательству РФ (ст. 416–422 ГПК, гл. 30, 31 АПК) порядок исполнения решений иностранных судов и арбитражей определяется международными договорами РФ. Условия исполнения решений:

1) наличие договорной взаимности – необходимо существование международного договора о взаимном исполнении решений, устанавливающего конкретные условия такого исполнения;

2) неистечение 3-летнего срока давности для предъявления решения к исполнению.

Закон РФ от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» воспроизводит правила Нью-Йоркской конвенции о признании и исполнении арбитражных решений. Арбитражное решение, независимо от того, в каком государстве оно вынесено, признается обязательным и при соблюдении необходимых формальностей может быть приведено в исполнение. Положения Закона в равной степени применяются и к внутренним, и к иностранным арбитражным решениям (вынесенным любым арбитражем). Статья 35 Закона устанавливает, что иностранные арбитражные решения приравнены к российским. Закреплен исчерпывающий перечень оснований отказа в признании и исполнении иностранных арбитражных решений, полностью совпадающий с соответствующей нормой Нью-Йоркской конвенции.

Признание решения, т. е. признание прав и обязанностей сторон, вытекающих из него, не требует дополнительной процедуры. Для принудительного исполнения решения необходима дополнительная процедура: обращение с ходатайством в компетентный суд РФ (общее правило – по месту жительства должника или месту нахождения его имущества). Порядок рассмотрения ходатайства и процедура исполнения решения определены в ФЗ от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве». Наиболее сложной проблемой является решение вопроса о мерах по предварительному обеспечению иска. Согласно Закону РФ «О международном коммерческом арбитраже» третейский суд по просьбе стороны может распорядиться о принятии таких обеспечительных мер в отношении предмета спора, которые суд считает необходимыми. Сторона вправе обратиться и в суд общей юрисдикции с просьбой о принятии мер по предварительному обеспечению иска.

15.7. Международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации

Основными органами рассмотрения международных коммерческих споров в России являются МКАС и МАК. Деятельность МКАС регулируется Законом РФ от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже», Положением о МКАС при ТПП (приложение к Закону), Регламентом МКАС, утверждаемым ТПП (вступил в силу 01.05.1995). В компетенцию МКАс входит рассмотрение споров по международным коммерческим контрактам при наличии арбитражного соглашения сторон. МКАС принимает к рассмотрению споры без соглашения сторон, если его компетенция установлена международным договором РФ. Признаются все три вида арбитражных соглашений. Закреплена обязательность их письменной формы (в широком понимании). Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» предусматривает типовую арбитражную оговорку.

Наличие арбитражного соглашения исключает юрисдикцию государственных судов и общей юрисдикции, и арбитражных (хозяйственных). Соглашение сторон о третейском разбирательстве спора обязывает государственные суды прекратить производство по делу (ст. 134, 135 ГПК и 148 АПК). В законе установлены случаи, предусматривающие исключения из этого правила. Юрисдикция МКАС обусловлена его компетенцией.

МАК действует на основе Положения о МАК при ТПП (приложение к Закону «О международном коммерческом арбитраже»). Регламент МАК также утверждает ТПП. МАК вправе разрешать споры на основе соглашения сторон о передаче их в этот третейский суд. МАК отличается узким, специальным характером компетенции – это споры из гражданско-правовых отношений, связанных с торговым мореплаванием. Отличие от МКАС – при определении компетенции МАК субъектный состав спора не имеет значения. Положение о МАК устанавливает примерный перечень отношений, споры из которых входят в ее компетенцию.

Специфика арбитражного разбирательства и его характерная особенность заключаются в почти неограниченном праве сторон по установлению процедуры рассмотрения споров. Автономия воли является принципиальной основой Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» и регламентов МКАС и МАК. Абсолютное большинство норм, определяющих арбитражную процедуру, применяется только при отсутствии соглашения сторон и имеет дис-позитивный характер. Автономия воли является решающим моментом при формировании состава арбитража, определении процедуры разбирательства.

Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» закрепляет несколько императивных положений, направленных на беспристрастное и справедливое разрешение спора. Это своеобразные принципы арбитражного процесса: требования, которым обязательно должны отвечать арбитры; императивные нормы об обеспечении равноправия сторон в процессе; обязанности арбитража по отношению к сторонам. Во всех остальных вопросах стороны сами определяют процедуру арбитражного разбирательства. При отсутствии соглашения сторон МКА использует свой Регламент либо разбирает спор так, как считает необходимым. Указанный Закон не предусматривает обязанности МКА обращаться к действующему гражданско-процессуальному законодательству.

МКА обладает правомочием выносить постановление о своей компетенции. Закон впервые в российской истории закрепил общепринятое в мировой практике правило об автономности и юридической самостоятельности арбитражной оговорки, т. е. прямую зависимость компетенции арбитража от арбитражного соглашения. В Законе содержатся правила, касающиеся заявления сторон об отсутствии компетенции, варианты такого заявления и правила, касающиеся постановления арбитража о своей компетенции.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные акты

Арбитражный процессуальный кодекс РФ.

Воздушный кодекс РФ.

Гражданский кодекс РФ.

Гражданский процессуальный кодекс РФ.

Кодекс торгового мореплавания РФ.

Семейный кодекс РФ.

Трудовой кодекс РФ.

О международном коммерческом арбитраже: Закон РФ от 07.07.1993 № 5338-1.

Основы законодательства РФ о нотариате.

Основная литература

Авторское право: нормативные акты. Национальное законодательство и международные конвенции / сост. И. Силонов. М., 1998.

Ануфриева Л. П. Международное частное право: в 3 т. М., 2003.

Богуславский М. М. Международное частное право. М., 2004. Богуславский М. М. Международное частное право: практикум. М., 1999. Внешнеторговые операции: унифицированные правила, законодательные акты, формы типовых договоров. СПб., 1999.

Гаврилов В. В. Международное частное право. М., 2000.

Дмитриева Г. К. Международное частное право. М., 2003.

Дмитриева Г. К. Международный коммерческий арбитраж: учебно-практическое пособие. М., 1997.

Ерпылева Н. Ю. Международное частное право. М., 1999.

Звеков В. П. Международное частное право. М., 2003.

Кох Х., Магнус У. Международное частное право и сравнительное правоведение. М., 2001.

Лунц Н. А. Курс международного частного право: в 3 т. М., 1973–1976.

Международное торговое право: сб. международных документов. М., 1996.

Международное частное право (конспект лекций в схемах). М., 1999.

Международное частное право: учебное пособие / отв. ред. Г. К. Дмитриева. М., 2004.

Международное частное право: учебное пособие. М.: ИМПЭ, 2002.

Международное частное право (действующие нормативные акты): сб. документов / сост. Г. К. Дмитриева. М., 2003.

Международное частное право (в документах) / сост. Н. Ю. Ерпылева. М., 1999.

Международное частное право: иностранное законодательство. М., 2001.

Международное частное право: сб. документов / сост. К. А. Бе-кяшев и А.Г. Хозанов. М., 2003.

Международное частное право: сб. документов. М.: Бек, 1997.

Международно-правовые основы иностранных ин ве с ти ций в России: сб. норм. актов и документов. М., 1999.

Международные перевозки грузов: сб. конвенций. СПб., 1999.

Международные правила по унифицированному толкованию торговых терминов (ИНКОТЕРМС). М., 2000.

Нешатаева Т. Н. Международный гражданский процесс. М., 2001.

О признании и исполнении иностранных судебных решений по экономическим спорам (документы и материалы). М., 1999.

Панов В. П. Международное частное право: Схемы. Документы. М., 2000.

Розенберг М. Г. Международный договор и иностранное право в практике международного коммерческого арбитражного суда. М., 1998.

Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М., 1999.

Скаридов А. С. Международное частное право. СПб., 1998.

Третейский суд: законодательство, практика, комментарий / сост. Е. А. Виноградова. М., 1997.

Шак Х. Международное гражданское процессуальное право. М., 2001.

Дополнительная литература

Арбитражная практика МКАС при ТПП РФ за 1998 г. / сост.

М. Г. Розенберг. М., 1999.

Богуславский М. М. Иностранные инвестиции: правовое регулирование. М., 1996.

Гаврилов Э. П. Комментарий Закона об авторском праве и смежных правах. М., 1996.

Гразырин В. В. Труд иностранцев в России. М., 1997.

Давид Р., Жоффреспинози К. Основные правовые системы современности. М., 1997.

Дробышев П. Ю. Вексельное право и Конвенция ЮНСИТРАЛ о международных переводных и международных простых векселях. М., 1996.

Зыкин И. С. Внешнеэкономические операции: право и практика. М., 1994.

Игратов В., Бутов В. Свободные экономические зоны. М., 1997.

Киселев И. Я. Международный труд: практическое пособие М., 1997.

Марышева Н. И., Хлестова Н. О. Правовое положение российских граждан за границей. М., 1994.

Нешатаева Т. Н. Иностранные предприниматели в России (судебно-арбитражная практика). М., 1998.

Поздняков В. С. Международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации. Закон, регламент. Комментарий. М., 1996.

Правовой статус иностранных граждан и юридических лиц в Российской Федерации. М., 1995.

Практика международного коммерческого арбитражного суда: Научно-практический комментарий / Сост. М. Г. Розенберг. М., 1997.

Принципы международных коммерческих договоров / пер. А. С. Комарова. М., 1996.

Розенберг М. Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. М., 1998.

Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 1996.

Сосна С. А. Комментарий к Федеральному закону о соглашениях о разделе продукции. М., 1997.

Тихомиров Ю. А. Юридическая коллизия. М., 1994.

Фолсом Р., Гордан М. Международные сделки. М., 1996.

Хлестова И. О. Валютные операции и российское законодательство. М., 1997.

Шебанова М. А. Семейные отношения в международном частном праве. М., 1995.

Шмиттгофф К. Экспорт: право и практика международной торговли. М., 1993.

bzbook.ru

Смотрите так же:

  • Размер минимальная пенсия в омске в 2018 году ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ Подписка на новости Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail. 18 декабря 2017 Новый календарный и финансовый […]
  • Ставка транспортного налога в 2018 году в смоленской области Ставка транспортного налога в 2018 году в смоленской области Изменения ОСАГО. Приоритетной формой возмещения ущерба теперь будет восстановительный ремонт на станции технического […]
  • Информация закон сохранения Федеральный закон от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (с изменениями и […]
  • Ст 38 закона рф О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (С изменениями на 1 января 2016 г.) Статья 38. Стаж службы […]
  • Законы гибдд россии Новые законы ГИБДД с 1 января нового 2018 года В 2016 году вступили в законную силу многие новые законопроекты, которые разрабатывались в течение предыдущего года. В разных сферах жизни […]
  • Закон об оперативно розыскной деятельности гарант Статья 13. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ в статью 13 настоящего Федерального закона внесены изменения Статья 13. […]