Договор займа верховный суд

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 06.02.2018 № 81-КГ17-25

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 6 февраля 2018 г. N 81-КГ17-25

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Марьина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску ООО «Микрофинансовая организация «ПростоДЕНЬГИ» к Снегиревой Надежде Николаевне о взыскании задолженности по договору займа

по кассационной жалобе Снегиревой Н.Н. на решение Заводского районного суда г. Кемерово от 10 июня 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 20 сентября 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В.,

ООО «Микрофинансовая организация «ПростоДЕНЬГИ» (далее — общество) обратилось в суд с иском к Снегиревой Н.Н. о взыскании задолженности по договору займа, указав, что 12 марта 2013 г. между сторонами заключен договор займа на сумму 10 000 руб. на срок 10 дней под 2% в день. Общая сумма процентов за пользование денежными средствами составила 2 000 руб. Дополнительным соглашением к указанному договору стороны продлили его действие до 31 марта 2013 г., однако заемщик Снегирева Н.Н. свою обязанность по возврату суммы займа не исполнила, в связи с чем у нее образовалась задолженность, составившая по состоянию на 31 марта 2016 г. 494 240 руб.

Решением Заводского районного суда г. Кемерово от 10 июня 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 20 сентября 2016 г., исковые требования ООО «Микрофинансовая организация «ПростоДЕНЬГИ» удовлетворены частично: с ответчицы в пользу общества взыскана задолженность по договору займа в размере 87 000 руб., а также расходы за уплату государственной пошлины в размере 2 960 руб.

В кассационной жалобе Снегирева Н.Н. просит отменить вышеназванные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 25 декабря 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как установлено судом и следует из материалов дела 12 марта 2013 г. между ООО «Микрофинансовая организация «ПростоДЕНЬГИ» (заимодавец) и Снегиревой Н.Н. (заемщик) заключен договор займа, в соответствии с условиями которого заемщику была предоставлена сумма займа в размере 10 000 руб. на срок 10 календарных дней.

Согласно пункту 1.2 указанного договора на сумму займа начисляются проценты за пользование из расчета 2% в день (732% годовых). Проценты за пользование заемными денежными средствами продолжают начисляться вплоть до полного погашения задолженности. Заемщик обязан выплатить заимодавцу проценты за пользование денежными средствами за фактическое количество дней пользования суммой основного долга. Проценты за пользование займом в течение 10 дней составляют 2 000 руб.

В соответствии с пунктами 1.3 и 1.4 договора займа Снегирева Н.Н. обязуется единовременно оплачивать сумму займа и начисленные проценты за его пользование, что составило 12 000 руб. Дата возврата займа и начисленных процентов — 21 марта 2013 г.

В этот же день, 12 марта 2013 г. истец перечислил ответчице сумму займа в размере 10 000 руб., что подтверждается расходным кассовым ордером.

21 марта 2013 г. сторонами заключено дополнительное соглашение, в соответствии с которым стороны продлили срок договора займа на 10 дней и определили проценты за пользование займом в течение 10 дней в размере 2 000 руб. Заемщик обязалась возвратить сумму займа и проценты не позднее 31 марта 2013 г. В остальной части договор займа оставлен без изменений.

Согласно квитанции от 21 марта 2013 г. ответчица уплатила обществу в счет процентов по указанному договору займа 1 600 руб.

12 апреля 2016 г. ООО «Микрофинансовая организация «ПростоДЕНЬГИ» обратилось в суд с иском о взыскании долга по договору займа, а также процентов за пользование займом за период с 1 апреля 2013 г. по 31 марта 2016 г.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что ООО «Микрофинансовая организация «ПростоДЕНЬГИ» свои обязательства перед ответчицей выполнило в полном объеме, однако заемщик принятые на себя обязательства по договору займа не исполняла, нарушила условия договора о своевременном и полном внесении платежей в счет возврата суммы займа и процентов по нему. При этом истец добровольно уменьшил размер процентов за пользование денежными средствами с 219 200 руб. до 70 000 руб., а начисленные пени — с 263 040 руб. до 10 000 руб., а суд в свою очередь уменьшил размер пени до 5 000 руб., оставив проценты за пользование денежными средствами в заявленном размере.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (пункты 1, 4).

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

На основании пункта 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства заимодавца, а если заимодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Возможность установления процентов на сумму займа по соглашению сторон не может рассматриваться как нарушающая принцип свободы договора, в том числе во взаимосвязи со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации о пределах осуществления гражданских прав. При этом проценты, предусмотренные статьей 809 указанного кодекса, являются платой за пользование денежными средствами и не могут быть снижены судом.

Вместе с тем, особенности предоставления займа под проценты заемщику — гражданину в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, устанавливаются законами (пункт 3 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Порядок, размер и условия предоставления микрозаймов предусмотрены Федеральным законом от 2 июля 2010 г. N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» (далее — Закон о микрофинансовой деятельности).

Пунктом 4 части 1 статьи 2 названного Закона предусмотрено, что договор микрозайма — договор займа, сумма которого не превышает предельный размер обязательств заемщика перед заимодавцем по основному долгу, установленный данным Законом.

Исходя из императивных требований к порядку и условиям заключения договора микрозайма, предусмотренных Законом о микрофинансовой деятельности, денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными этим Законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика.

Принцип свободы договора в сочетании с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, с учетом того, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства.

Это положение имеет особое значение, когда возникший спор связан с деятельностью микрофинансовых организаций, которые предоставляют займы на небольшие суммы и на короткий срок, чем и обусловливается возможность установления повышенных процентов за пользование займом. Иное, то есть установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций.

Принимая во внимание расчет истца о взыскании с ответчицы процентов за пользование микрозаймом в размере 732% за период, составляющий 1 096 дней, суд исходил из того, что эти проценты продолжают начисляться по истечении срока действия договора займа, составляющего 20 календарных дней.

Однако такой вывод суда противоречит существу законодательного регулирования договоров микрозайма, поскольку фактически свидетельствует о бессрочном характере обязательств заемщика, вытекающих из такого договора, а также об отсутствии каких-либо ограничений размера процентов за пользование микрозаймом.

Согласно договору займа от 12 марта 2013 г. срок его предоставления был определен в 10 календарных дней, а дополнительным соглашением от 21 марта 2013 г. указанный срок продлен еще на 10 дней, то есть между сторонами был заключен договор краткосрочного займа сроком до 1 месяца.

Согласно пункту 2.2 договора займа заемщик обязуется полностью вернуть полученную сумму займа и выплатить проценты за пользование займом в размере, указанном в пункте 1.2 договора, не позднее указанной в пункте 1.4 договора даты, а также в полном объеме оплатить штрафные санкции, предусмотренные этим договором.

На основании пункта 4.2 договора займа от 12 марта 2013 г. в случае нарушения установленного пунктом 1.4 указанного договора срока возврата суммы займа более чем на 3 дня заемщик уплачивает заимодавцу единовременный штраф в размере 1 000 руб. При этом заемщик не освобождается от обязательств по возврату денежной суммы, полученной в заем, и уплаты начисленных процентов за его использование согласно условиям договора займа.

Таким образом, начисление и по истечении срока действия договора займа процентов, установленных договором лишь на срок 20-ти календарных дней, нельзя признать правомерным.

Допущенные судом второй инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 20 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

www.v2b.ru

Распишитесь в получении

Несмотря на видимую простоту ситуации, далеко не все знают, какие законы действуют при невозврате долга и какие нормы регулируют законный способ решения проблемы.

Пересмотр этого дела показал, что в таком, внешне простом, вопросе могут путаться даже суды.

Дело, которое дошло до Верховного суда РФ, на первый взгляд, действительно было самым банальным. Один гражданин дал другому, точнее — другой — взаймы.

Условия займа были оговорены в расписке, как и проценты. Поначалу возврат сумм по договору шел регулярно, потом застопорился. В итоге заимодавец обратился в суд с просьбой взыскать в принудительном порядке долг по договору займа и проценты за пользование чужими деньгами.

Но заявителю районный, а вслед за ним и суд апелляционной инстанции — отказали. Расстроенный истец дошел до Верховного суда. Тот встал на сторону обиженного гражданина.

Вот что в этом деле увидели местные суды.

Единственным подтверждением денежных взаимоотношений истца и ответчика оказались две расписки. Их в подтверждение своих слов о наличии займа и его условий гражданин и принес в суд.

Расписки были похожи. Судя по тексту, гражданин ссудил знакомой 200 тысяч рублей под 4 процента в месяц на неопределенное время. Отдавать проценты гражданка обязалась двадцатого числа каждого месяца наличными, а остальную сумму пообещала вернуть по первому же требованию. Первая расписка была датирована весной, а спустя полгода женщина дала еще одну расписку на сто тысяч рублей под те же условия.

Когда районный суд отказал заимодавцу, он заявил, что никакого договора займа между сторонами заключено не было.

А расписки, которые есть в деле, не подтверждают факт получения денег именно у истца, так как его фамилии в расписке нет. Как нет и никаких данных, что гражданка должна вернуть деньги именно заявителю.

Верховный суд РФ, перечитав дело с отказами местных судов, с ними не согласился и признал уже принятые решения ошибочными. И дал разъяснения по таким спорным случаям, которые нередко доходят до суда.

Вот как рассудил этот спор Верховный суд РФ. Сначала он напомнил, что в соответствии с 807 статьей Гражданского кодекса по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи. А заемщик со своей стороны обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму или равное количество вещей такого же рода и качества.

Договор займа между гражданами считается заключенным с момента передачи денег или вещей.

По статьям 161 и 808 Гражданского кодекса РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

А если заимодавцем окажется юридическое лицо, то письменный договор заключается в любом случае и независимо от суммы.

В законе сказано дословно следующее — подтверждением договора займа и его условий может быть расписка заемщика или «иной документ, удостоверяющий передачу заимодавцем определенной суммы».

Таким образом, делает вывод из всего вышесказанного Верховный суд, для квалификации отношений между гражданами как заемных необходимо установить характер обязательства, включая достижения между сторонами соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные деньги.

Статья 160 Гражданского кодекса РФ говорит, что сделка в письменной форме может быть совершена «путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку».

В следующей статье того же Гражданского кодекса, в 162-й, уточняется, что нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны в случае возникновения спора права сослаться в подтверждение сделки на показания свидетелей. Но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Из всего сказанного Верховный суд РФ делает вывод — передача денег конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

А еще Верховный суд напомнил, что при рассмотрении нашего спора ответчица вообще-то хотела заключить мировое соглашение. И, судя по материалам дела, фактически не соглашалась только с начисленными ей процентами.

По мнению Верховного суда, это важное обстоятельство.

И оно имело существенное значение для разбора правоотношений сторон. Но местные суды в нарушение закона (198-я статья Гражданского кодекса) никакой оценки этих обстоятельств в своих решениях вообще не дали.

Но это было не единственное важное упущение. А еще, подчеркнул Верховный суд РФ, местные суды не учли, что есть 408-я статья Гражданского кодекса. Там сказано следующее: нахождение у заимодавца расписки подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если он не сможет суду доказать обратное.

По мнению Верховного суда, ссылка местных судов на то, что истец пришел к ним фактически с пустыми руками и не принес им в суд никаких доказательств займа кроме расписок, несостоятельна. Высший суд напомнил и своим коллегам, и гражданам очень существенную вещь. А именно — обязанность доказывать, что факта заключения договора займа с конкретным гражданином не было, в подобных спорах между гражданами лежит на том, кому деньги дали, а не на том, кто их ссуживал.

rg.ru

Спор о взыскании задолженности по договору займа на основании расписки (на основании судебной практики Московского городского суда)

Федеральные нормативные правовые акты

Гражданский кодекс РФ

— ст. 330 «Понятие неустойки»

— ст. 395 «Ответственность за неисполнение денежного обязательства»

— ст. 431 «Толкование договора»

— ст. 807 «Договор займа»

— ст. 808 «Форма договора займа»

— ст. 809 «Проценты по договору займа»

— ст. 810 «Обязанность заемщика возвратить сумму займа»

— ст. 811 «Последствия нарушения заемщиком договора займа»

— ст. 812 «Оспаривание договора займа»

— ст. 153 «Понятие сделки»

— ст. 154 «Договоры и односторонние сделки»

— ст. 160 «Письменная форма сделки»

— ст. 310 «Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства»

— ст. 314 «Срок исполнения обязательства»

— ст. 317 «Валюта денежных обязательств»

— ст. 329 «Способы обеспечения исполнения обязательств»

Федеральная судебная практика

Если законом или соглашением сторон установлена неустойка за нарушение денежного обязательства, на которую распространяется правило абз. 1 п. 1 ст. 394 ГК РФ, то положения п. 1 ст. 395 ГК РФ не применяются. В этом случае взысканию подлежит неустойка, установленная законом или соглашением сторон, а не проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ (п. 4 ст. 395 ГК РФ).

(П. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»)

Со дня просрочки исполнения возникших из договоров денежных обязательств начисляются проценты, указанные в ст. 395 ГК РФ, за исключением случаев, когда неустойка за нарушение этого обязательства предусмотрена соглашением сторон или законом, например ч. 5 ст. 34 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (п. п. 1 и 4 ст. 395 ГК РФ).

(П. 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»)

Сумма процентов, подлежащих взысканию по правилам ст. 395 ГК РФ, определяется на день вынесения решения судом исходя из периодов, имевших место до указанного дня. Проценты за пользование чужими денежными средствами по требованию истца взимаются по день уплаты этих средств кредитору. Одновременно с установлением суммы процентов, подлежащих взысканию, суд при наличии требования истца в резолютивной части решения указывает на взыскание процентов до момента фактического исполнения обязательства (п. 3 ст. 395 ГК РФ). При этом день фактического исполнения обязательства, в частности уплаты задолженности кредитору, включается в период расчета процентов.

Расчет процентов, начисляемых после вынесения решения, осуществляется в процессе его исполнения судебным приставом-исполнителем, а в случаях, установленных законом, — иными органами, организациями, в том числе органами казначейства, банками и иными кредитными организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 1 ст. 7, ст. 8, п. 16 ч. 1 ст. 64 и ч. 2 ст. 70 Закона об исполнительном производстве). Размер процентов определяется по средним ставкам банковского процента по вкладам физических лиц, имевшим место в соответствующие периоды после вынесения решения (п. 1 ст. 395 ГК РФ).

(П. 48 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»)

Согласно п. 1 ст. 395 ГК РФ размер процентов за пользование чужими денежными средствами определяется, по общему правилу, существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо, — в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц. Иной размер процентов может быть установлен законом или договором.

Источниками информации о средних ставках банковского процента по вкладам физических лиц являются официальный сайт Банка России в сети «Интернет» и официальное издание Банка России «Вестник Банка России».

В случаях, когда денежное обязательство подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах, а равно когда в соответствии с законодательством о валютном регулировании и валютном контроле при осуществлении расчетов по обязательствам допускается использование иностранной валюты и денежное обязательство выражено в ней (п. п. 2, 3 ст. 317 ГК РФ), расчет процентов производится на основании опубликованных на официальном сайте Банка России или в «Вестнике Банка России» ставок банковского процента по вкладам физических лиц в соответствующей валюте.

Если средняя ставка в рублях или иностранной валюте за определенный период не опубликована, размер подлежащих взысканию процентов устанавливается исходя из самой поздней из опубликованных ставок по каждому из периодов просрочки.

Когда отсутствуют и такие публикации, сумма подлежащих взысканию процентов рассчитывается на основании справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им среднюю ставку по краткосрочным вкладам физических лиц.

(П. 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»)

К действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, в частности, могут относиться: признание претензии; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа); акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом. Ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не свидетельствует о признании долга.

Признание части долга, в том числе путем уплаты его части, не свидетельствует о признании долга в целом, если иное не оговорено должником. В тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь части долга (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам).

(П. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»)

Практика Московского городского суда

Доказательствами совершения сделки займа без оформления письменного договора могут быть признаны документы, с достоверностью подтверждающие не только факт передачи денежных средств истцом ответчику, но и факт достижения между сторонами договоренности о возврате ответчиком полученных от истца денежных средств.

Обязательным условием договора займа является обязательство заемщика вернуть сумму займа. Данная обязанность является существенной для договора займа, при отсутствии данного условия договор займа не может считаться заключенным. Расписка не является подтверждением заключения между сторонами договора займа, если ее содержание не позволяет сделать вывод о воле сторон на заключение указанного договора и в ней отсутствуют условия передачи денежных средств как займа, а также обязательства ответчика как заемщика возвратить полученную сумму. Содержащиеся в расписке сведения являются лишь подтверждением факта получения денежных средств ответчиком от истца, но расписка не содержит сведений о долговых обязательствах ответчика, а также не отвечает требованиям ст. ст. 807 и 808 ГК РФ.

(Определение Московского городского суда от 06.04.2016 N 4г-3787/2016)

Сам по себе факт наличия расписки не свидетельствует о заключении договора займа, поскольку ГК РФ предъявляет к такому договору основные требования — такие как фактическую передачу денежных средств и написание расписки заемщиком собственноручно. Закон не допускает подтверждения факта передачи денежных средств только на основании утверждений истца.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 23.12.2015 по делу N 33-43695/2015)

Тот факт, что стороны согласовали в договоре займа (расписке) сумму займа в валюте, не влечет ничтожности договора займа.

Согласно п. п. 2 и 3 ст. 317 ГК РФ в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах. В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 16.12.2015 по делу N 33-47493/2015)

Коротко о важном

Исковые требования

— о взыскании задолженности на основании расписки.

— о взыскании неустойки;

— о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами;

— о возмещении судебных расходов (расходов на проведение экспертизы (оценки), расходов на оплату услуг представителей, почтовых расходов и т.д.).

— В большинстве случаев требование о взыскании задолженности на основании расписки предъявляется в рамках исполнения договора займа (п. 2 ст. 808 ГК РФ). По этой причине настоящий материал основан преимущественно на судебной практике о взыскании долга по договору займа. Однако такой договор — не единственное основание для взыскания задолженности на основании расписки. Так, расписка может составляться и в качестве гарантии исполнения денежного обязательства в других случаях.

В частности, при возмещении вреда виновным лицом в результате совершения преступления (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2015 по делу N 33-48329/2015), при возникновении обязанности оплаты в рамках исполнения договора купли-продажи (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 14.12.2015 по делу N 33-46960/2015).

— Надлежащим ответчиком по данной категории споров является лицо, подписавшее расписку и обязавшееся вернуть истцу денежные средства, однако не сделавшее это в установленный срок.

— В силу п. 1 ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (ст. 323 ГК РФ), каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Таким образом, если лицо, подписавшее расписку, умерло, исковые требования о взыскании задолженности могут быть обращены к его наследникам (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 08.12.2015 по делу N 33-42494/2015).

— При взыскании денежных средств на основании договора займа значимым обстоятельством является факт передачи денежных средств заемщику, поскольку в силу абз. 2 п. 1 ст. 807 ГК РФ договор займа считается заключенным только с момента передачи денег или других вещей. Таким образом, помимо самой расписки, к исковому заявлению следует также приложить доказательства передачи денежных средств заемщику (например, квитанцию о перечислении денег на его банковский счет).

— К исковому заявлению необходимо прикладывать оригинальный экземпляр расписки. В противном случае суд может отказать в удовлетворении исковых требований на основании ст. ст. 60, 71 ГПК РФ, поскольку копия расписки не соответствует требованиям процессуального закона по предоставлению письменных доказательств.

— По данной категории споров возможна подача встречного искового заявления, в том числе о признании недействительными договоров (расписок) (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 16.11.2015 по делу N 33-35229/2015, от 20.10.2015 по делу N 33-38259/2015), о признании расписок безденежными (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 12.10.2015 по делу N 33-28773/2015), о признании договора займа незаключенным ввиду его безденежности (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 24.09.2015 по делу N 33-34849/2015).

— Согласно п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 50 тыс. руб., в качестве суда первой инстанции рассматривает мировой судья. Если цена иска свыше 50 тыс. руб., иск подается в районный суд (ст. 24 ГПК РФ). По общему правилу иск подается по месту жительства ответчика (ст. 28 ГПК РФ).

— Следует учитывать, что с 01.06.2016 данная категория споров может рассматриваться судом в порядке упрощенного производства по правилам гл. 21.1 ГПК РФ (Федеральный закон от 02.03.2016 N 45-ФЗ). Рассмотрение спора в порядке упрощенного производства возможно, если цена иска не превышает 100 тыс. руб. и отсутствуют обстоятельства, препятствующие рассмотрению дела в упрощенном порядке, указанные в ч. 4 ст. 232.2 ГПК РФ.

— Размер государственной пошлины зависит от цены иска и определяется в соответствии с правилами, закрепленными в пп. 1 п. 1 ст. 333.19 НК РФ.

Рекомендации истцу

— Заявляя исковые требования о взыскании задолженности на основании договора займа при отсутствии самого договора, необходимо доказать, что между истцом и ответчиком имеют место отношения в рамках займа. Особенностью договора займа является его возвратность. Таким образом, если из текста расписки следует, что ответчик получил денежные средства, однако не следует, что он обязуется их вернуть, в удовлетворении исковых требований может быть отказано (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2015 по делу N 33-48202/2015). В отсутствие договора займа обязанность ответчика вернуть денежные средства должна либо следовать из текста самой расписки, либо подтверждаться другими представленными доказательствами (например, графиком платежей).

— Однако и в тех случаях, когда отношения между истцом и ответчиком не признаются договором займа, сумма задолженности может быть взыскана, если суд признает ее неосновательным обогащением (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2015 по делу N 33-34628/2015).

— При подаче искового заявления следует учитывать, что согласно п. 1 ст. 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. В случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления займодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.

— Поскольку обязательство по рассматриваемой категории споров является денежным, помимо основного требования о взыскании задолженности по договору истец вправе потребовать взыскать с ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ (например, Определение Московского городского суда от 11.05.2016 N 4г-4383/2016, Апелляционные определения Московского городского суда от 26.11.2015 по делу N 33-40605/2015, от 20.10.2015 по делу N 33-34856/15).

— В отдельных случаях расписка предусматривает обязанность уплаты неустойки за несвоевременный возврат денежных средств. В подобных случаях в исковое заявление целесообразно включать требование о взыскании с ответчика суммы неустойки (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 02.12.2015 по делу N 33-41740/2015). Ответчик может оспорить заключенный договор займа по его безденежности, сославшись на то, что он не получал денежные средства, указанные в расписке. Факт неполучения денег от истца должен доказать ответчик.

— Кроме того, нередко ответчики указывают на то, что денежные средства не могли быть переданы истцом, поскольку он не располагал необходимой суммой в момент составления расписки. В подобных случаях необходимо подготовить доказательства наличия у истца необходимых средств. Такими доказательствами могут быть справки о доходах истца, выписки с его банковского счета и т.д. (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 14.12.2015 по делу N 33-46791/2015).

Для принятия решения в пользу истца при рассмотрении иска о взыскании задолженности по договору займа на основании расписки необходимо доказать обстоятельства, указанные в таблице.

pravo163.ru

Практика Верховного Суда РФ по вопросам обязательственного и договорного права за I квартал 2017 года: обзор и комментарии

За первый квартал 2017 года в практике судебных коллегий по экономическим спорам и гражданским делам ВС РФ было немало интересных кассационных определений по обязательственному и договорному праву. По традиции выкладываю некоторые наиболее интересные в качестве извлечений из трех выпусков нашего Дайджеста новостей частного права за январь-март 2017 года. Традиционно подборкой практики и выделением правовых позиций для дайджестов занимаются: Светлана Матвиенко, Екатерина Фетисова, Мария Бондаревская и я.

1. Судебная практика Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ

Залог, возникающий на основании п.5 ст.344 ГК в связи с установлением судом ареста имущества должника, не предоставляет кредитору приоритет в деле о банкротстве должника.

Тема обсуждалась много раз. В целом позиция Суда об отсутствии у кредитора, по чьему требованию был наложен арест на имущество должника, приоритета в деле о банкротстве должника мне кажется правильной. Я писал об этом на Закон.ру. Но остался не выясненным вопрос о том, возникает ли такой приоритет в деле о банкротстве третьего лица, которому такое арестованное имущество было отчуждено должником вопреки аресту. Как мне кажется, если такое третье лицо было добросовестно, залог не следует за вещью, и приоритета тем более нет. Если же приобретатель знал или должен был знать об аресте, залог сохраняется, и здесь, как представляется, уже есть основания давать кредитору, наложившему арест, приоритет в деле о банкротстве третьего лица. Иначе, аресты теряют свою эффективность. Такое решение не ухудшает положение третьего лица по сравнению с тем, что было ранее. Ранее такая продажа вовсе считалась недействительной, и арестованное имущество не попадало в конкурсную массу третьего лица. Теперь продажа арестованного недобросовестному третьему лицу считается действительной, имущество попадает в конкурсную массу. Но ситуацию может выровнять именно приоритет в деле о банкротстве. ВС в данном определении этот вопрос не решил прямо. Будем ждать новых разъяснений.

Заказчик, отказавшийся от государственного контракта в связи с просрочкой, допущенной со стороны поставщика (подрядчика, исполнителя), может взыскать с последнего как установленные пени за просрочку с момента наступления просрочки до момента расторжения договора, так и штраф за неисполнение или ненадлежащее исполнение такого договора.

Все верно. За одно и то же нарушение может быть установлены две неустойки: одна в виде фиксированного штрафа за нарушение сроков, другое – в виде пени за каждый день просрочки. По сути это одна неустойка, состоящая из двух элементов.

Соглашение о перенайме (п. 2 ст. 615 Гражданского кодекса РФ) представляет собою сделку по передаче договора (ст. 392.3 Гражданского кодекса РФ), поскольку предусматривает одновременную передачу бывшим арендатором новому всех прав и обязанностей по договору аренды. Такой договор может предусматривать внесение новым арендатором в пользу прежнего арендатора платы за приобретение прав и обязанностей по договору аренды.

Правильная позиция. Соглашение о передаче договора может быть возмездной сделкой.

По смыслу пп. 1 и 3 ст. 308 и ст. 364 Гражданского кодекса РФ сроки исковой давности по требованиям к основному должнику и поручителю исчисляются самостоятельно. Прерывание давности по требованию к основному должнику не затрагивает течение исковой давности по требованию кредитора к поручителю.

Все верно и соответствует букве ГК. Сроки давности к основному должнику и поручителю текут самостоятельно.

Требование о взыскании неустоек как обеспеченное залогом имущества должника должно учитываться отдельно в реестре требований кредиторов, подлежит удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов по требованиям всех кредиторов третьей очереди, включая незалоговых, однако оно имеет залоговое преимущество перед удовлетворением необеспеченных требований кредиторов по санкциям.

1. Правила п. 5 ст. 313 ГК о суброгации при исполнении третьим лицом обязательства должника не применяются в ситуации, когда третье лицо исполняло обязательство должника на основании возложения, которое может вытекать из того или иного договора между должником и третьим лицом. Так, если обстоятельства дела указывают на то, что платежи третьего лица осуществлялись в связи с наличием отношений по договору дарения, суброгация не происходит.

2. Если исполнение обязательства третьим лицом имело место до 1 июня 2015 года, даты вступления в силу новой редакции ст. 313 ГК, суброгация возможна только в тех случаях, которые были предусмотрены в прежней редакции данной статьи.

По первому пункту все правильно. Суброгация по п.5 ст.313 ГК может происходить только при отсутствии возложения, то есть речь идет о случаях интервенции, легализованных в п.2 ст.313 ГК. Это в общих чертах зафиксировано в Постановлении Пленума ВС №54 от 22 ноября 2016 года, который произвел телеологическую редукцию правила п.5 ст.313 ГК о суброгации, которое почему-то не отразило это ограничение в гипотезе нормы.

По второму пункту все тоже логично и соответствует правилам ст.422 ГК о действии норм ГК во времени. Введенные реформой 2015 года новые правила не могут применяться к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года. Тем более речь о применении новых норм не может происходить к старым договорам в отношении фактических обстоятельств, произошедших до 1 июня 2015 года

Арендатор, получивший в аренду принадлежащий администрации города земельный участок для целей строительства без проведения торгов в соответствии с положениями ст.39.6 Земельного кодекса, не успевший построить здание до окончания срока договора аренды, но предпринявший в этот срок меры к началу строительства (получивший разрешение на строительство, понесший расходы на подготовку строительства, заключивший соответствующие договоры с той же администрацией и т.п.), вправе претендовать на продление с ним договора аренды на новый срок без проведения торгов. Отказ администрации города, выдавшей арендатору разрешение на строительство незадолго до окончания срока аренды, от продления с таким арендатором договора может рассматриваться как злоупотребление администрацией правом в связи с нарушением разумных ожиданий арендатора.

Комментарий:

Спорная ситуация. Арендатор даже не начал стройку, и только под самый конец срока получил разрешение на строительство. Применение здесь эстоппеля в отношении администрации стоит обсуждать, но если верно то, что администрация не могла не выдать разрешения на строительство при действующем договоре аренды земли (даже с учетом того, что срок такого договора истекает через пару недель), то такое поведение администрации не может впоследствии вменяться ей в вину. В общем надо разбираться. Надеюсь, специалисты в этой сфере пояснят.

Взыскатель не вправе требовать от государства возмещения убытков, вызванных неправомерными действиями пристава-исполнителя, необоснованного отменившего запрет на совершение регистрационных действий с арестованным недвижимом имущества ответчика и тем самым создавшим условия для выбытия имущества из имущественной массы должника, если существует хотя бы и теоретическая возможность взыскать долг с должника или поручителя в рамках исполнительного производства и рассмотрения дела о банкротстве. Имитации обществом правовои активности при непринятии взыскателем всех возможных мер для защиты своего права на взы скание долга с должника и поручителя (в том числе при недостаточно активном поведении при оспаривании продажи арестованного имущества) в целях облегченного получения удовлетворения своих требовании за счет гарантированных выплат из бюджета государства не допускается.

Спорная позиция. Тут, конечно, многое зависит от обстоятельств дела, но на первый взгляд итоговое решение кейса выглядит несправедливо

Договор аренды недвижимости, не прошедший государственную регистрацию, может быть признан заключенным и действительным, даже если он заключен до появления в 2015 году в ГК п.3 ст.433 ГК и даже до утверждения этой позиции в практике ВАС РФ.

Спорный тезис. Если договор аренды заключался в те годы, когда все верили в то, что отсутствие регистрации договора равнозначно его незаключенности, и при этом нет признаков того, что этот договор впоследствии исполнялся сторонами, применять ретроспективно новые подходы, нашедшие свое закрепление в начале в практике ВАС последних лет его существования и новой редакции п.3 ст.433 ГК (действительность, но непротивопоставимость третьим лицам незарегистрированных договоров аренды), кажется нелогичным и подрывающим принципы правовой определенности и разумное доверие участников оборота к правовым позициям Суда и позитивному праву в целом.

На основе общих норм гражданского законодательства допускается зачет двух взаимных требований, подтвержденных вступившими в силу судебными решениями. Такой зачет осуществляется на основе простого уведомления в соответствии с предписаниями ГК о зачете.

Все логично. Если есть два решения судов о взаимном взыскании долгов и исполнительное производство по ним не началось, зачет вполне возможен на основании общих правил ГК о зачете (то есть в порядке уведомления)

1. Являются правомерными выводы судов о возникновении у заказчика обязанности по оплате результата работ на основании направленных обществом на адрес заказчика актов выполненных работ, которые получены учреждением, но им не подписаны, поскольку в отсутствие мотивированного отказа заказчика от принятия работ, подписанные генеральным подрядчиком в одностороннем порядке акты, являются надлежащим доказательством факта выполнения работ.

2. Начисление неустои ки на общую сумму государственного контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса РФ, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом

По первому пункту согласен. Тут работают общие правила о строительном подряде и одностороннем акта.

По второму пункту не согласен. Нет ничего предосудительного в установлении пени с формулой в виде процента от цены всего договора. Формула сама по себе может быть любой. Более того, пени вообще могут быть выражены в виде некой точной суммы за каждый день просрочки. Все что должны оценивать суды — это соответствие итоговой суммы неустойки и последствий нарушения, и здесь должна применяться исключительно ст.333 ГК. Так что ВС не прав в том, что продолжает следовать ошибочной позиции ВАС РФ о том, что подобная формула сама по себе неприемлема, и ограничение свободы договора осуществляется не по специальным правилам ст.333 ГК, а на основании общего принципа добросовестности. В практическом плане это приводит суды к неверному выводу о том, что в такой ситуации снижение неустойки возможно не по заявлению должника, а ex officio

Предусмотренное п.2 ст.1107 ГК начисление процентов годовых на денежное неосновательное обогащение не исключает возможность взыскания с обогатившегося лица на основании п.1 ст.1107 ГК еще и доходов, извлеченных в результате неосновательного обогащения, в части, превышающей уровень процентов, если извлечение таких доходов доказано. Если обогатившимся лицом является банк, в качестве доказательств дохода, который был извлечен или мог быть извлечен банком в результате неосновательного обогащения, нельзя использовать данные о средних ставках по кредитам, так как доходом в контексте данной нормы ГК является чистая прибыль, которая не равнозначна ставке, по которой банк кредитует своих заемщиков.

Интересный кейс. Возможно, ВС прав

Если стороны в договоре ссылаются на то или иное обозначение базисных условий поставки из правил ИНКОТЕРМС (например, CIF ), соответствующее данному обозначению содержание ИНКОТЕРМС становится частью договора, согласованным в том числе в целях распределения правовых обязанностей и рисков.

Логично. При наличии ссылки на ИНКОТЕРМС или подобный документ в договоре, положения этого документа становятся частью договора (принцип инкорпорации)

Добросовестный залогодержатель, получивший право залога от неуправомоченного залогодателя, но не знавший и не имевший оснований знать об отсутствии у залогодателя правомочий на предоставление имущества в залог, вправе рассчитывать на сохранение залога, даже если такой договор был заключен до появления в ГК нормы, закрепляющей такую защиту добросовестного залогодержателя. Такая защита была признана в практике ВАС РФ и до реформы ГК РФ. Правовая позиция о защите добросовестного залогодержателя была закреплена Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 07.06.2013 №16513/11 в связи с признанием соответствующих сделок недействительными по иным, нежели в настоящем споре, основаниям. Но при этом данная позиция не была поставлена в зависимость от этих оснований и иным образом наличием именно этих оснований не обусловлена, а следовательно носит универсальный характер.

Абсолютно правильно. Защита добросовестного залогодержателя была введена в практике ВАС ранее, чем она прописалась в ГК. Так что применение этой идеи возможно и в отношении договоров, заключенных до 1 июня 2015 года

Определение экономического характера спора между двумя индивидуальными предпринимателями для целей отнесения спора к компетенции арбитражных судов должно осуществляться с учетом характера договора и иных обстоятельств. Сам факт отсутствия в договоре указания на наличие у сторон статуса индивидуального предпринимателя не является основанием, исключающим рассмотрение дела в арбитражном суде, так как законодательство не требует от индивидуального предпринимателя непременного указания своего статуса в заключаемых им договорах.

Все правильно. Даже удивительно, что нижестоящий суд решил иначе.

1. Погашение третьим лицом в полном объеме денежных требований кредиторов, обратившихся в суд с заявлением о признании организации-должника банкротом, в порядке, предусмотренном в п.2 ст.313 ГК РФ, до введения первой процедуры банкротства может быть не признано судом только в случае злоупотребления правом. При отсутствии доказательств злоупотребления правом и ущемления интересов кредиторов долг должен считаться погашенным.

2. Несмотря на то, что требование по выплате выходного пособия составляет содержание трудового правоотношения, такое требование, будучи заявленным в рамках дела о банкротстве, в силу специфики процедур несостоятельности приобретает частноправовой характер, а потому применение в отношении данного требования правил п.2 ст.313 ГК об исполнении обязательства третьим лицом допустимо.

По первому пункту – согласен. Если нет злоупотреблений и ущемления прав кредитора, то интервенция по п.2 ст.313 ГК возможна (раз уж такая норма в ГК появилась)

По второму пункту – согласен. Очередной пример применения правил ГК к трудовым отношениям.

1. Если договор предусматривал обязательство контрагента либо предоставить банковскую гарантию, либо обеспечить предоставление третьим лицом поручительства в обеспечение основных обязательств этого контрагента, имеет место альтернативное обязательство, применительно к которому в силу общих норм ГК РФ право выбора принадлежит должнику. Если должник такой выбор не осуществляет, право выбора возникает у кредитора и тот вправе потребовать либо передачи гарантии, либо обеспечения возможности заключения договора с поручителем. Возникновение у кредитора права выбора при неосуществлении такого выбора должником было закреплено в судебной практике ВАС РФ и до появления такой нормы в ГК РФ в 2015 году. Соответственно, это правило применимо и к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года.

2. Сторона договора вправе требовать в судебном порядке понуждения другой стороны, обязавшейся предоставить банковскую гарантию, к исполнению данного обязательства в натуре, а также вправе взыскивать пени, установленные в договоре за просрочку в исполнении данного обязательства. Тот факт, что исполнение подобного обязательства невозможно без взаимодействия должника с третьим лицом (гарантом), сам по себе не означает невозможности исполнения обязательства, прекращения обязательства и не исключает возможность понуждения к исполнению данного обязательства в натуре.

3. По смыслу ст.416 ГК обязательство прекращается невозможностью исполнения, если возникшие обстоятельства делают невозможным исполнение для любого должника.

Комментарий:

По первому пункту все верно и соответствует общим правилам (до реформы 2015 года выводившимся в судебной практике, а после реформы – закрепленным в ГК) об альтернативном обязательстве.

По второму пункту – в целом согласен, что такое принуждение в натуре возможно, если у кредитора не было эффективной альтернативы по защите своих прав и при этом для должника исполнение обязательства не является невозможным или крайне затруднительным. Из текста определения это не вполне ясно.

По третьему пункту – пожалуй впервые отмечено, что прекращающая обязательство невозможность исполнения должна быть объективной, а не субъективной. Это правильно. Только надо учитывать, что объективная невозможность будет иметь место и тогда, когда есть некое третье лицо, которое может исполнить обязательство, но при этом возложение исполнения на это лицо невозможно в силу закона, договора или существа обязательства.

В силу независимости банковской гарантии от судьбы обеспечиваемого обязательства отказ в иске о взыскании с гаранта суммы банковской гарантии в связи с отсутствием обеспеченного обязательства в качестве исключения возможен только в случае доказанного злоупотребления правом со стороны бенефициара. Бремя доказывания наличия в действиях бенефициара признаков злоупотребления правом лежит на гаранте. При отсутствии доказательств такое возражение подлежит отклонению, а иск о взыскании суммы гарантии с гаранта – удовлетворению.

Стопятый пример рассмотрения одной и той же ситуации. Пора уже какое-то ясное разъяснение дать по поводу злоупотреблений бенефициара в виде постановления Пленума ВС

1. Исходя из смысла ст.448 ГК протокол, оформляемый по результатам торгов на право заключения договора, подписанный сторонами и предусматривающий все существенные условия подлежащего заключению в будущем договора купли-продажи лесных насаждений, представляет собой предварительный договор. Соответственно, при уклонении одной из сторон от заключения основного договора после подписания протокола может быть заявлен иск о понуждении к заключению основного договора.

2. Согласно редакции ст.448 ГК, действовавшей до 1 июня 2015 года, иск о понуждении к заключению основного договора на основании выражающегося в форме подписанного протокола предварительного договора может быть заявлен в том числе и организатором торгов в отношении победителя торгов.

3. Иск о понуждении к заключению основного договора купли-продажи лесных насаждений с целью их заготовки в силу специфики такого договора, предполагающего не только принятие соответствующего предмета, но и выполнение покупателем специфических видов работ по рубке и заготовке древесины (деятельности по природопользованию) в течение установленного в аукционной документации периода, подлежит отклонению.

Очень интересное определение. Самое важное – тезис про то, что протокол по результатам торгов имеет силу предварительного договора. Сейчас в ст.448 ГК написано, что протокол по результатам торгов имеет силу договора, но какого не указано. В Концепции совершенствования ГК было написано про необходимость прямого указания на то, что речь идет о предварительном договоре, но в итоге такая правка не была внесена, и неясность в отношении природы такого договора остается. Впрочем, вопрос в полной мере даже после этого определения не прояснен в полной мере, так как здесь торги были на право заключения договора. Но что если торги были иного рода? Чаще всего в силу специального законодательства итоги торгов поводятся не в виде подписываемого сторонами протокола, а в виде одностороннего извещения. Тут соответственно правила о протоколе-договора неприменимы. Но иногда действительно подписывается сторонами протокол, и тогда возникает неясность. Готовы ли суды распространить эту позицию ВС про предварительный договор в отношении остальных случаев, когда по итогам торгов между организаторами и выигравшей торги стороной подписывается протокол?

Остался также не вполне ясным вопрос о том, может ли организатор торгов после изменения ст.448 ГК требовать от победителя заключения основного договора (если срабатывает правило про протокол-преддоговор)?

2. Практика Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ

Если застройщик не закончил строительство жилого дома, дольщик вправе требовать признания права собственности на долю в незавершенном строительством доме. При этом тот факт, что изначальный застройщик, с которым у дольщика заключен договор, признан банкротом и ликвидирован, а достройка дома была поручена другому юридическому лицу, не лишает дольщика права обратиться с таким иском против нового застройщика.

Коллеги, поясните, а что это за передача договора от старого застройщика на нового (с эффектом комплексной уступки и перевода долгов)? Есть специальная норма закона на сей счет?

1. Подписание дополнительных соглашений к договору может с учетом конкретных обстоятельств рассматриваться как подтверждение действия договора и лишать сторону права ссылаться на его недействительность.

2. При заключении кредитного договора обязанность банка по проверке наличия у кредитора имущества достаточного для его исполнения законом не предусмотрена.

По поводу первого пункта – очередной пример применения правила о подтверждении оспоримой сделки по п.2 с.166 и п.5 ст.166 ГК. В целом согласен.

По второму пункту — согласен

Указание в соглашении о прекращении нескольких денежных обязательств предоставлением отступного на конкретные основания и существо каждого из прекращаемых обязательств не является необходимым.

Банк несет риск ответственности за последствия исполнения поручений, которые выданы от имени клиента, обладающего кредитной картой банка, неуполномоченными лицами. Если клиент банка, который ранее подключил телефон к системе мобильного банка, перестал пользоваться телефоном, и впоследствии номер телефона был передан сотовым оператором другому лицу, снятие денежных средств по поручению нового владельца номера телефона, воспользовавшегося доступом к мобильному банку и возможностью получения на данный номер разового пароля для снятия денег с кредитной карты, не может привести к возложению на клиента банка обязательств по возврату кредита. Тот факт, что клиент банка нарушил свои обязательства уведомить банк о смене номере мобильного телефона, не меняет данный вывод.

Спорная ситуация. Но возможно ВС и прав. Единственное, надо было четче указать, что нужно было сделать банку, чтобы в следующий раз такой истории не случилось (как-то особым образом обратить внимание потребителя на последствия несообщения об отказе от телефонного номера? усилить систему аутентификации клиента при работе с мобильным банком. )

Отсутствие намерения исполнять сделку лишь у одной из ее сторон само по себе не свидетельствует о мнимом характере такой сделки.

Установление в договоре займа, заключенного с микрофинансовой организацией, процентной ставки в размере 730% годовых является правомерным, так как эта ставка лишь незначительно превышает уровень определенного Центральным банком РФ среднерыночного значения полной стоимости микрозаймов без обеспечения сроком до 1 месяца и суммой до 30 тысяч рублей. Критерием для определения разумности поведения микрофинансовой организации при предоставлении микрозайма без обеспечения сроком до 1 месяца является не ставка рефинансирования, установленная Банком России, а среднерыночные значения полной стоимости кредитов указанной категории.

В силу того, что отказ от наследства под условием не допускается, противоречит закону и такой отказ от наследства, в обмен на которое наследник получает согласованное вознаграждение.

ВС ошибся. В данном деле под условие был поставлен не отказ от наследства, а встречное обязательство. Иначе говоря, обосновать такой запрет действием правила о недопустимости условного отказа от наследства, нельзя. Вопрос же о допустимости сделок по обмену отказа от наследства на некое вознаграждение следует обсуждать. Тут надо разбираться. Но мотивация ВС в любом случае фиктивна.

1. Перечисление кредитного транша в рамках кредитной линии заемщику без наличия заявки заемщика о его выделении неправомерно.

2. Требование о досрочном погашении кредита равнозначно одностороннему изменению условия договора кредита о сроке.

3. Срок действия поручительства, установленный в договоре поручительства путем отсылки к сроку действия кредитного договора с учетом его возможных пролонгаций не является соответствующим положениям ст.190 ГК о сроках.

Согласен со всеми тремя позициями

Сделки по отчуждению выморочного имущества, права на которой принадлежат публичному образованию, не являются ничтожными и не подлежат оспариванию по правилам о недействительности сделки, так как для этого отсутствуют соответствующие нормативные основания. Соответственно подача исков о реституции и применение судом правил о расчете исковой давности в случае реституции (ст.181 ГК) по ничтожной сделке не основаны на законе. Вместо этого публичное образование может защищать свое право путем подачи иска о виндикации к добросовестному приобретателю, и в части исковой давности подлежат применению общие правила расчета исковой давности с момента, когда собственник узнал или должен был узнать о нарушении своего права (ст.200 ГК).

Интересно обсудить, не следует из этого определения, что договор продажи чужого действителен

При расторжении договора участия в долевом строительстве по причине нарушения договора застройщиком проценты годовые на сумму возвращаемой покупателю цены подлежат начислению за период с момента внесения покупателем данной цены до даты фактического ее возврата.

Все верно. При расторжении договора и возврате предоплаты проценты должны начисляться не с момента расторжения и не с момента просрочки в осуществлении встречного исполнения, а с момента внесения предоплаты (как минимум, если договор расторгается в связи с нарушением договора стороной, получившей предоплату). Это прямо написано в 214-ФЗ, но то же актуально и для любых договоров и разъяснено в Постановлении Пленума ВАС РФ №35 в 2014 году.

1. Тот факт, что покупатель приобретает недвижимость у лица, который сам в свою очередь не успел внести за нее полную цену изначальному собственнику, сам по себе не свидетельствует о недобросовестности такого покупателя.

2. Предъявление необоснованного иска, в удовлетворении которого истцу впоследствии было отказано, не прерывает исковую давность по правилам ст.203 ГК, действовавшим до 1 сентября 2013 года.

По первому пункту все верно.

По второму надо подумать.

Участник долевого строительства, надлежащим образом исполнивший свои обязательства по договору путем внесения платы за квартиру в полном объеме, вправе при неисполнении обязательства другой стороной требовать по суду признания права на долю в общей долевой собственности в не завершенном строительством объекте в виде квартиры и определении размера доли в общей долевой собственности на объект незавершенного строительства.

Коллегия продолжает эту спорную практику

Если первоначальный договор купли-продажи недвижимости признается судом ничтожным после перепродажи недвижимости третьему лицу, но требование о реституции в этом процессе не заявлялось, а изначальный собственник виндицировал вещь от третьего лица, иск первого покупателя к изначальному собственнику о возврате уплаченной цены подчиняется правилам о неосновательном обогащении. Правила о реституции здесь не применяются. Соответственно, и в отношении расчета срока исковой давности правила ГК о расчете исковой давности при реституции по ничтожной сделке не применяются.

Очень интересный вопрос. Вроде бы логика в такой позиции есть. Надо подумать.

Невыдача поверенному доверенности доверителем на совершение юридических действий, предусмотренных договором поручения, не свидетельствует о том, что договор поручения заключен с нарушением требований закона и является недействительным.

Согласен. Удивительно, как нижестоящий суд мог решить иначе

Если в обеспечение долга общества был заключен договор ипотеки, в рамках которого свое имущество в залог предоставил директор общества, ознакомленный с условиями договора ипотеки, то существо, размер и сроки исполнения обеспеченного обязательства могут быть идентифицированы в договоре ипотеки таким же образом, как и в случае, когда залогодателем является сам должник. Соответственно в договоре ипотеки достаточно сделать отсылку к договору, регулирующему обеспеченное обязательство и содержащему соответствующие условия. Данный вывод не зависит от того, что после заключения договора залога изначальный залогодатель произвел отчуждение предмета недвижимости, и новый собственник-залогодатель к обществу-должнику отношения не имеет.

Если согласно условиям договора возврат предоплаты должен производиться по истечении определенного срока после расторжения договора, и соответственно на момент удовлетворения иска покупателя о расторжении договора этот срок истечь не мог, а следовательно суд расторг договор, а в возврате предоплаты отказал из-за преждевременности, то в случае истечения этого срока к моменту рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции этот суд должен отменить решение суда первой инстанции об отказе во взыскании предоплаты и должен это требование удовлетворить.

Вроде бы практичный вывод. Хотя с точки зрения процесса могут иметься возражения. По сути из этой позиции следует, что если подан преждевременный иск (до наступления срока исполнения) и на этом основании истцу было отказано, то впоследствии апелляция может отменить решение, если к моменту рассмотрения спора апелляцией препятствие отпало и срок наступил. Получается, что отменяется формально законное решение.

Правила Семейного кодекса РФ о необходимости одобрения супругом сделки по распоряжению общим недвижимым имуществом, которую совершает другой супруг, не применяются к случаю, когда недвижимость оформлена на юридическое лицо, даже если единственным учредителем и руководителем такого юридического лица является второй супруг.

Если суд признает недействительными договор участия в долевом строительства и соглашение об уступке прав из такого договора, цессионарий, который приобретал права из договора участия в долевом строительства, вправе требовать по правилам о реституции возврата уплаченной цены от цедента, а не от застройщика, с которым он в сделку не вступал. Тот факт, что полученные от цессионария деньги в итоге были перечислены цедентом застройщику, не означает, что реституционное требование цессионарий должен адресовать застройщику.

Капитализация процентов, начисленных, но не выплаченных по договору займа (то есть автоматическое увеличение суммы долга на сумму таких процентов), допускается только в случае, когда в договоре имеется соответствующее условие. При отсутствии такого условия удовлетворение иска займодавца, основанного на расчете с учетом капитализации, не является обоснованным.

По сути ВС легализовал возможность включения в c 2 c договора займа условия об автоматической капитализации процентов по займу. Там договор был заключен до 1 июня 2015 года, когда никаких ограничений на включение подобных условий в договор не было. Но с 1 июня 2015 года такое условие, будучи включено в некоммерческий договор займа, начинает противоречить п.2 ст.317.1 ГК. Так что вопрос в контексте уже нового законодательства требует дополнительного обсуждения.

Когда договор банковского вклада заключается уполномоченным работником банка, но вопреки интересам своего работодателя (т.е. без зачисления на счет по вкладу поступившей от гражданина-вкладчика денежной суммы), суду следует применять правила о полномочиях в силу обстановки, если для самого гражданина из сложившейся обстановки определенно явствует, что этот работник действует от имени и в интересах банка. При этом на гражданина, не обладающего профессиональными знаниями в сфере предпринимательской деятельности и не имеющего реальной возможности изменить содержание предлагаемого от имени юридического лица набора документов, необходимых для заключения данного договора, возлагается лишь обязанность проявить обычную в таких условиях осмотрительность при совершении соответствующих действий (заключить договор в здании юридического лица, передать денежные суммы работникам организации, получить в подтверждение совершения операции, опосредующей их передачу, удостоверяющий этот факт документ).

Доктрину полномочия в силу обстановки постулировал применять в таких делах КС РФ. ВС РФ следует этой рекомендации. В целом согласен.

Является законным условие договора страхования, которое не относит к страховым случаям ДТП, произошедшие в результате управления транспортным средством лицом, не имеющим на момент ДТП водительского удостоверения на право управления транспортным средством, а также управляющим застрахованным транспортным средством в отсутствие законных оснований. Тот факт, что закон не указывает данный случай в качестве допустимого основания для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, не может быть поводом к непризнанию этого условия, так как в данном договоре стороны определили не основание для освобождения страховщика от выплаты возмещения, а критерии страхового случая.

Все очень верно. К сожалению, раньше некоторые суды решали подобные дела несколько по-иному.

Стороны договора страхования (включая те, которые заключены с потребителем) вправе по своему усмотрению определить перечень случаев, признаваемых страховыми, а также случаев, которые не могут быть признаны страховыми. В частности, они в силу принципа свободы договора могут согласовать, что не является страховым случаем кража застрахованного автомобиля после того, как автомобиль был передан страхователем в аренду третьему лицу без согласия страховщика. Положения статей 963-964 ГК РФ здесь не подлежат применению, поскольку данные нормы устанавливают случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в той ситуации, когда согласованный в договоре страхования страховой случай наступил.

Согласен. Определение аналогично предыдущему

Если между банком и потребителем заключен смешанный договор, согласно которому потребителю выдавалась кредитная карта с установленным лимитом кредитования и открывался банковский счет, посредством которого осуществлялось кредитование заемщика, потребитель не вправе отказываться от элемента смешанного договора, касающегося банковского счета, на основании общих норм ГК о праве владельца счета произвольно расторгнуть договор счета, не отказываясь при этом от всего смешанного договора в целом. Суд не может удовлетворить иск клиента банка об изменении договора и исключении из него положений о счете, не установив, каким образом в таком случае будет реализовываться исполнение условий договора о порядке кредитования.

Согласен. Правила ст.421 ГК говорят, что к смешанному договору применяется принцип комбинированного регулирования, если иное не следует из существа сделки. Тут как раз такой пример.

При обслуживании кредита, выданного с условием погашения долга и уплаты процентов в форме аннуитетных платежей, проценты начисляются на остаток непогашенной суммы кредита. Соответственно, при досрочном погашении заемщиком кредита он не вправе требовать возврата ранее уплаченных процентов. Переплата при досрочном погашении такого кредита не возникает.

Согласен. При досрочном погашении кредитного долга, по которому проценты рассчитывались по аннуитетному принципу, нет переплаты. Хорошо, что ВС пересмотрел свою позицию и прежнюю ошибочную практику ВАС по этому вопросу.

Совершение должником сделки дарения принадлежащей ему недвижимости своему родственнику в незначительный срок после впадения должника в просрочку по кредитному обязательству и при условии продолжения использования должником указанного имущества может быть по иску банка квалифицировано как совершение ничтожной сделки на основании правил ст.170 ГК о мнимой сделке. Кроме того, даже при отсутствии признаков мнимости такие сделки, направленные на вывод должником активов из-под возможного обращения взыскания, могут признаваться ничтожными на основании правил ст.10 ГК и п.2 ст.168 ГК, позволяющих констатировать ничтожность сделок, при совершении которых имелось место явное злоупотребление правом.

Согласен. Внеконкурсное оспаривание в такой ситуации возможно. Только все-таки пора уже определиться, идет ли речь о мнимой сделке или о ничтожности по п.2 ст.168 и сь.10 ГК. Как представляется, такая сделка может быть либо мнимой (если например в реальности прежний собственник продолжает ей пользоваться) или ничтожной по ст.10/168 ГК (в остальных случаях, когда очевидна цель отчуждения – заблокировать возможности кредитора по обращению взыскания на имущество должника).

1. Если в договоре займа установлено начисление процентов за пользование займа в виде процента, подлежащего уплате за каждый день такого пользования, но в течении ограниченного срока, займодавец при непогашении долга вправе требовать начисления процентов и после истечения указанного ограниченного срока вплоть до фактического возврата займа.

2. Сама по себе возможность установления размера процентов на сумму займа по соглашению сторон не может рассматриваться как нарушающая принцип свободы договора, в том числе во взаимосвязи со статьей 10 ГК РФ о пределах осуществления гражданских прав. Вместе с тем принцип свободы договора, сочетаясь с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений, не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, учитывая при этом, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства. Таким образом, встречное предоставление не может быть основано на несправедливых договорных условиях, наличие которых следует квалифицировать как недобросовестное поведение. Признаком наличия в договоре несправедливого положения о размере процентов является то, что проценты, начисленные за 3 года, превышают сумму основного долга более чем в 15 раз.

По первому пункту спорно. Если воля сторон на то, чтобы после истечения определенного срока заем становился беспроцентным, выражена четко, нет оснований ее игнорировать. Но тут многое зависит от толкования условий сделки

По второму пункту – надо все-таки определиться, борется ли Суд с ростовщическими процентами или нет. Выше было дело, в котором проценты рассчитывались по ставке более 700% годовых и Суд сказал ок; почему же здесь по-иному? Надо какие-то критерии выработать.

Действующее законодательство не ставит возможность заключения договора поручительства и обязанность поручителя нести солидарную ответственность с должником в зависимость от платежеспособности поручителя. Отсутствие имущества у поручителя на момент заключения оспариваемого договора само по себе не свидетельствует о его мнимости и не означает, что у стороны договора поручительства и в будущем будет отсутствовать возможность удовлетворить требования кредитора. Кредитор не обязан проверять платежеспособность поручителя при заключении договора. Заключая договор поручительства, поручитель действует на свой страх и риск.

В целом согласен.

  • 20860
  • рейтинг 11

Основные проблемы гражданского права

Совместная программа МГУ им. М.В. Ломоносова и Школы права «СТАТУТ» сентябрь-декабрь 2018 г.

Подписка на журналы для юристов

Выгодное предложение на годовую подписку 2018 г.

Концессионные соглашения и соглашения о ГЧП

  • 6-7 ноября 2018. Москва
  • Повышение квалификации юристов
  • Похожие материалы

    Комментарии (15)

    «По сути ВС легализовал возможность включения в c2c договора займа условия об автоматической капитализации процентов по займу. Но вообще-то это противоречит п.2 ст.317.1 ГК.»

    А почему противоречит? По-моему, там именно это и написано.

    «2. Условие обязательства, предусматривающее начисление процентов на проценты, является ничтожным, за исключением условий обязательств, возникающих из договоров банковского вклада или _из договоров, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности_

    Так в деле нет предпринимателей.

    Тут другой нюанс важен: договор заключался до пояснения п.2 ст.317.1 ГК. Интересно, каков был бы вывод Суда, если договор заключался уже после 1 июня 2015

    « в деле нет предпринимателей »
    А, понял! (Вначале по невнимательности прочитал c2c как b2b 🙂
    « договор заключался до поя[вл]ения п.2 ст.317.1 ГК. »
    Видимо, в этом и дело. Собственно, ВС так и пишет:
    « При этом _действующее на момент возникновения спорных правоотношений_ законодательство не запрещало начисление процентов по договору займа в порядке, предполагающем, что начисляемые на сумму долга проценты включаются в долг и в следующий период проценты начисляются уже на увеличенную сумму долга. Однако такие проценты подлежали начислению в случае, если это предусмотрено договором. »
    И далее:
    « По настоящему делу договорами займа, заключенными между сторонами, предусмотрено начисление процентов только на сумму займа. »
    (Ввиду чего сложные проценты ВC начислять отказался.)

    Так что спорный тезис — это даже не ratio, а dictum, ведь дело не было разрешено на основании этого тезиса. Так что можно особо не переживать. 🙂

    В отношении использования ретроспективно подходов, нашедших свое закрепление вначале в практике ВАС — может быть, это не так уж и негативно, ведь ВАС свои подходы мотивировал с помощью общих принципов и норм гражданского права, а этот инструментарий доступен и остальным судам, даже без ссылки на ВАС. В целом-то изменения толкованием предыдущей практики и даже изменение ВАСом собственных прежних толкований по некоторым вопросам на прямо противоположные тоже не помогали стабильности ожиданий, но отвечали общей цели совершенствования права.

    Про неустойку от цены контракта ужасная тенденция. Понятно, что есть желание защищать подрядчиков от госзаказчиков, но не так же.

    Артем Георгиевич, Вы писали:
    «Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2017 года № 89-КГ16-10
    .
    Комментарий:
    Коллеги, поясните, а что это за передача договора от старого застройщика на нового (с эффектом комплексной уступки и перевода долгов)? Есть специальная норма закона на сей счет?».

    В Законе о банкротстве есть ст. 201.10, предусматривающая такой способ погашения требований дольщиков как передача объекта незавершенного строительства в созданный дольщиками ЖСК.

    Из комментируемого определения, к сожалению, не понятно была ли там реализована эта схема или какая-то иная.
    В любом случае, обоснованность позиции ВС о правомерности исков о признании права за дольщиками вызывает вопросы.

    « Определение Верховного Суда РФ от 07.02.2017 года № 4-КГ16-69
    Отсутствие намерения исполнять сделку лишь у одной из ее сторон само по себе не свидетельствует о мнимом характере такой сделки.

    Комментарий:
    Согласен »
    Я бы добавил еще в описание: Сделка не может являться мнимой и кабальной одновременно.

    Определение Верховного Суда РФ от 21.02.2017 № 305-ЭС16-14207
    «. По второму пункту не согласен. Нет ничего предосудительного в установлении пени с формулой в виде процента от цены всего договора. Формула сама по себе может быть любой. «.

    Могу согласиться лишь отчасти. В рассматриваемом деле речь идет о госконтракте, заключенном по правилам ФЗ № 214-ФЗ о госзакупках, в соответствии с которым ответственность исполнителя определялась договором, а не законом. Для ситуации, когда договор заключается равными (двумя комм.компаниями), принцип свободы договора должен быть превыше всего. Но для госконтрактов действие данного принципа должно ограничиваться, поскольку заведомо не имеется оснований говорить о равности переговорных возможностей в обсуждении условий госконтракта. В такой ситуации суд правомерно не применяет несправедливые условия договоров.
    Указанная практика важна для современных споров по госконтрактам, заключенным по правилам ФЗ № 44-ФЗ, в которых ответственность исполнителя определена законом (постановлением правительства). В соответствии с нынедействующим нормативно закрепленным порядком по недосмотру или с каким-то умыслом ответственность исполнителя всегда рассчитывается от полной стоимости контракта вне зависимости от того, сколько отдельных этапов исполнения договора предусмотрено.

    « Сделки по отчуждению выморочного имущества, права на которой принадлежат публичному образованию, не являются ничтожными и не подлежат оспариванию по правилам о недействительности сделки, так как для этого отсутствуют соответствующие нормативные основания » Не могу согласиться с такой трактовкой соответствующего определения.
    По существу, ВС РФ напомнил нижестоящим судам про ч. 4 ст. 198 ГПК РФ/п. 6 ч. 2 ст. 329 ГПК РФ: «не указали предусмотренных главой 9 Гражданского кодекса Российской Федерации либо иным законом оснований их недействительности».
    То есть речь о том, что нижестоящие суды просто не удосужились указать прямо на ст.ст. 168, 209 ГК РФ. Не помешала бы и ссылка на п. 50 ППл ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9: « Выморочное имущество, при наследовании которого отказ от наследства не допускается, со дня открытия наследства переходит в порядке наследования по закону в собственность соответственно Российской Федерации (любое выморочное имущество, в том числе невостребованная земельная доля, за исключением расположенных на территории Российской Федерации жилых помещений), муниципального образования, города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга (выморочное имущество в виде расположенного на соответствующей территории жилого помещения) в силу фактов, указанных в пункте 1 статьи 1151 ГК РФ, без акта принятия наследства, а также вне зависимости от оформления наследственных прав и их государственной регистрации » Исключение из принципа внесения. А распоряжение чужой вещью (не будущей, а именно чужой) запрещено.

    Мне, в принципе, близка идея, что распоряжение чужим можно рассматривать через п. 1 ст. 174.1 ГК РФ, но:
    — уж точно ничтожно само распоряжение;
    — СК по ГД ВС РФ, на мой взгляд, ближе к идее о ничтожности всей сделки об отчуждении чужого.

    zakon.ru

    Смотрите так же:

    • О следственном комитете российской федерации федеральный закон Постановление Правительства РФ от 17 декабря 2010 г. N 1050 "О реализации отдельных мероприятий государственной программы Российской Федерации "Обеспечение доступным и комфортным жильем и […]
    • Приказ росстандарта от 31 января 2014 г 14-ст Приказ Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 31 января 2014 г. N 14-ст "О принятии и введении в действие Общероссийского классификатора видов экономической […]
    • Налог на имущество за 2014 г Закон г. Москвы от 5 ноября 2003 г. N 64 "О налоге на имущество организаций" (с изменениями и дополнениями) Закон г. Москвы от 5 ноября 2003 г. N 64"О налоге на имущество организаций" С […]
    • Закон о запрете табачной продукции Закон "О запрете курения" Федеральный закон от 23 февраля 2013 г. N 15-ФЗ"Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака" С […]
    • Приказ 982 о сертификатах Приказ Министерства здравоохранения РФ от 29 ноября 2012 г. N 982н "Об утверждении условий и порядка выдачи сертификата специалиста медицинским и фармацевтическим работникам, формы и […]
    • Наказание за несвоевременную выплату Штраф за невыплату заработной платы Актуально на: 25 октября 2016 г. Мы рассказывали в отдельной консультации о праве работников на приостановку работы в случае задержки выплаты заработной […]