Оа красавчиков возмещение вреда

Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности

Скачивание файла

Введите число с картинки:

Поделись с друзьями!

М.: Юрид. лит. , 1966. — 200 c

В настоящей работе характеризуются понятие и виды источников повышенной опасности, а также понятие владельца этого источника, рассматривается круг лиц, обязанных к возмещению причиненного вреда, и лиц, имеющих право на это возмещение. В соответствии с новейшим гражданским законодательством излагаются основания и объем ответственности, обстоятельства, освобождающие владельца источника повышенной опасности от ответственности за причиненный вред
В работе широко освещается судебно-арбитражная практика по рассматриваемой теме
Книга рассчитана на работников суда и арбитража, прокуратуры и адвокатуры, юрисконсультов, студентов и преподаватели юридических факультетов и вузов

Понятие и виды источников повышенной опасности в советском гражданском праве
Понятие источника повышенной опасности
Виды источников повышенной опасности

Субъекты обязательства по возмещению вреда, причиненного владельцам источника повышенной опасности
Лицо, обязанное к возмещению вреда
Субъекты права на возмещение вреда, причиненного владельцам источника повышенной опасности

Гражданско-правовые начала и основания возмещения вреда, причиненного владельцам источника повышенной опасности
Гражданско-правовые начала возмещения вреда, причиненного владельцем источника повышенной опасности
Основания возмещения вреда, причиненного владельцем источника повышенной опасности

Основания освобождения владельца источника повышенной опасности от обязанности возмещения вреда потерпевшемуrn

www.studmed.ru

— 1997. — № 2. Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. — М.,

Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. — М., 1966.

Кудашкин А. Материальная ответственность военнослужащих // Российская юстиция. — 2000. — № 6.

Могилянский Л. Г, Возмещение ущерба при столкновении автотранспорта. — М., 1987.

Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности. — М.,

12. Поляков С. Возмещение вреда, причиненного при исполнении

обязанностей государственной службы // Российская юстиция. — 1999. —

Прокудина Л. А. Возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов: (Научн.-практ. комментарий). — 2-е изд. — М.: Городец, 1998.

Суханов Е.А. Кто возместит причиненный ущерб? — М., 1989.

Эрделевский А.М. Моральный вред: соотношение с другими видами вреда // Российская юстиция. — 1998. — № 6.

Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав // Российская юстиция. — 1997. — № 12.

Эрделевский А. М. Критерии и метод оценки размера компенсации морального вреда // Государство и право. — 1997. — № 4.

Тархов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. — Саратов, 1973.

Шиминова М.Я. Компенсация вреда гражданам. — М.: 1979.

Шишкин С. Источник повышенной опасности и его виды // Российская юстиция. — 2002. — № 12.

Шишкин С. Деликтные обязательства владельцев источников повышенной опасности перед третьими лицами // Российская юстиция. —

22. Ярошенко К. Д. Возмещение вреда, причиненного жизни или

здоровью работников // Законодательство.

ТЕМА № 24. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ВСЛЕДСТВИЕ

Понятие неосновательного обогащения, условия возникновения обязательства.

Обязанность возвратить неосновательное обогащение. Возмещение стоимости неосновательного обогащения, а также возмещение потерпевшему неполученных доходов. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату. Последствия неосновательной передачи права другому лицу.

II. Судебная практика:

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2000 г. № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» (Вестник

III. Специальная литература:

Ем В. С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения в современном российском гражданском праве // Законодательство. — 1999. — № 7.

Магаляс Е. А. Соотношение требований из неосновательного обогащения с требованиями об истребовании имущества из чужого незаконного владения и возмещении вреда в гражданском праве // Законодательство. — 2002. — № 5.

Танага А. Последствия неосновательного пользования чужим имуществом // Российская юстиция. — 2002. — № 9.

Телюкина М. В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. — 2002. — № 3, 4.

Ушивцева Д. Возмещение по обязательству вследствие неосновательного обогащения // Российская юстиция. — 2000. — № 12.

Эрделевский А. М. Неосновательноеобогащение: проблемы правоприменения // Законодательство.

scicenter.online

К вопросу о возникновении обязательства по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности (Соломина Н.Г.)

Дата размещения статьи: 25.08.2016

В рамках отечественной теории гражданско-правовой ответственности обязанность возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, выступает тем редким случаем (исключением), который ограничивает действие принципа ответственности за виновное деяние, рассматриваемого на протяжении многих десятилетий как непоколебимое начало. Вместе с тем выявить исключения в действии той или иной правовой конструкции означает не что иное, как обозначить ее недостатки, которые должны были посеять сомнения в рядах правоведов относительно либо незыблемости самого принципа ответственности за вину, либо природы тех случаев, которые принято называть исключениями из общего правила.
Первопроходцем в решении вопроса о гражданско-правовых началах возмещения вреда, причиненного деятельностью, связанной с повышенной опасностью для окружающих, стал О.А. Красавчиков . Ему удалось не только лаконично выстроить научные подходы относительно понимания принципа ответственности за вину (концепция «виновного с исключениями начала», концепция «двух начал», концепция «объективных моментов», концепция «вины без исключения») и выявить их недостатки, но и предложить свою систему принципов применительно к возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности. Ученый был убежден в том, что возмещение вреда владельцем источника повышенной опасности в случаях как виновного, так и невиновного (субъективно-случайного) причинения нельзя рассматривать лишь через призму ответственности. «Возмещение вреда, — писал О.А. Красавчиков, — действительно является ответственностью только в том случае, когда владелец источника повышенной опасности виновен; если нет вины, то нет и ответственности» . В итоге им был сделан вывод о том, что возмещение вреда в рамках исследуемого деликта «по своим формам и основаниям строится на сочетании двух начал — начал ответственности и начал несения риска субъективно-случайного причинения вреда, который (риск) в силу закона возложен на владельца данного источника» . При этом формула системы специального риска сводится к тому, что «последствия необычайной опасности (риска) ложатся на того, кто ее создает» .
———————————
См.: Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М.: Юридическая литература, 1966. С. 116 — 151.
Там же. С. 137.
Там же. С. 151.
Там же. С. 150.

Изложенный подход можно признать прорывом в дискуссии об основаниях и пределах применения гражданско-правовой ответственности, а также об определении иных форм восстановления нарушенной имущественной сферы потерпевшего. Однако этот прорыв остался незамеченным и современным законодателем, и современной правоприменительной практикой.
Обращаясь к содержанию Гражданского кодекса РФ, нетрудно заметить, что в нем так или иначе представлены все обозначенные выше подходы к пониманию гражданско-правовой ответственности.
Так, в п. 2 ст. 1064 ГК РФ содержатся два положения: первое гласит, что «лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине»; второе закрепляет правило, согласно которому «законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда». Если первое положение является проявлением концепции «объективных моментов», то второе — однозначно отражает существо концепции «двух начал». Концепция «двух начал» проявляет себя также:
— при возложении ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (п. 1 ст. 1070 ГК РФ): такой вред возмещается «в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом»;
— при учете вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред (абзац второй п. 2 ст. 1083 ГК РФ): «При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины. «;
— при определении оснований возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги (часть первая ст. 1095 ГК РФ): такой вред «подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет».
Концепция «виновного с исключениями начала» находит отражение в определении оснований ответственности за нарушение обязательства (абзац первый п. 1 ст. 401 ГК РФ): «Лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности». В то же время в норме п. 3 этой статьи, предусматривающей, что «лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы», проявляют себя две концепции: и концепция «двух начал», и концепция «объективных моментов».
Что касается концепции «вины без исключения», то в чистом виде она себя проявляет лишь в одной норме. Речь идет о п. 2 ст. 1070 ГК РФ, предусматривающем: «Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина установлена приговором суда, вступившим в силу».
Естественно, что сочетание указанных концепций при оформлении нормативных предписаний возможно, однако это лишний раз подтверждает неоднозначную оценку всех тех ситуаций возложения негативной обязанности на лицо, нарушившее субъективное право другого лица, которые по смыслу действующего гражданского законодательства выступают проявлением принципа «ответственности за вину».
Поэтому, как и пятьдесят лет назад, остаются актуальными замечание и напутствие О.А. Красавчикова: «Преодолевая допущенные ранее ошибки, абсолютизацию некоторых правовых взглядов и идей, необходимо, очевидно, отказаться от бытующего в нашей научной практике «сваливания в одну кучу» любых невыгодных имущественных последствий, предусмотренных законом, на случай совершения неправомерных действий субъектами гражданского права» ; «учитывая слабые и сильные стороны существующих представлений, необходимо, очевидно, продолжить поиски теоретической конструкции, которая позволила бы не только дать последовательное обоснование общих начал гражданско-правового возмещения вреда, но и объяснить единство рассматриваемого рода ответственности, а также определить место каждого отдельного вида и его особенности в пределах данного рода» .
———————————
Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 138.
Там же. С. 128.

Учитывая изложенные выше положения закона, может показаться, что и современная доктрина гражданского права остается безразличной к тем проблемам, которые были обозначены несколько десятилетий назад. Вместе с тем в настоящее время существуют подходы, которые, может быть, и остаются незамеченными правоприменителем и законодателем, но все же отличаются должной степенью аргументированности и достоверности. Эти подходы позволяют иначе посмотреть на всю систему форм (способов) восстановления затронутой имущественной сферы одних субъектов гражданского оборота противоправными действиями других.
Так, в частности, В.В. Груздев приходит к выводу о том, что гражданско-правовой ответственности как разновидности юридической ответственности не существует . Тому причиной стали устоявшиеся в доктрине гражданского права конструкции типа «ответственность без вины», «ответственность за чужие действия», «ответственность без осуждения» и т.п. В.В. Груздев, отталкиваясь от устоявшихся в правовой науке общих подходов к пониманию ответственности в праве, заключает: признание «сверхспецифики» гражданско-правовой ответственности ставит перед исследователем поистине неразрешимую задачу — охватить научным понятием явление, сущностные черты которого во многом не согласуются с признаками ответственности как родового понятия .
———————————
Груздев В.В. Гражданско-правовая защита имущественных интересов личности. М.: Юстицинформ, 2012. С. 178.
Там же. С. 168 — 169.

Ссылаясь на множественность конструкций, в которых реализуется гражданско-правовая ответственность в рамках Гражданского кодекса РФ, А.Б. Бабаев отмечает, что при таких «особенностях» она никак «не вписывается» в родовые признаки понятия юридической ответственности . Отсюда, по его мнению, «может следовать лишь один из двух равновозможных выводов: либо неверно определение родового понятия (юридической ответственности в целом), либо то явление, которое обозначается термином «гражданско-правовая ответственность», не является ответственностью» .
———————————
Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2008. С. 868.
Там же.

Понятно, что установить единственную истину в вопросе о том, существует ли гражданско-правовая ответственность, не представляется возможным, поскольку и содержание самого понятия юридической ответственности учеными оценивается далеко не однозначно. Однако для нас очевидно то, что наличие вины правонарушителя выступает необходимым элементом состава любого правонарушения, а соответственно, нет вины — нет и основания возложения ответственности за противоправное деяние. Указанный конститутивный признак проявляется в установке — презумпции невиновности: лицо считается до тех пор невиновным, пока не доказано обратное. Данная установка работает в уголовном и административном праве. Однако для гражданского права правоведы используют иное предположение — презумпцию вины: лицо виновно, пока не докажет свою невиновность.
Для цели возложения какой-либо гражданско-правовой негативной обязанности (как то: возместить убытки, возместить причиненный вред) достаточно установить сам факт нарушения гражданско-правового обязательства или факт причинения вреда. Кредитору в регулятивном обязательстве или потерпевшему в случае причинения вреда нет необходимости доказывать вину должника или причинителя вреда. Эти лица несут негативную обязанность лишь за наличие самого факта наступления вредоносных последствий. Кредитору (потерпевшему) безразлично, вследствие какого виновного или случайного (субъективно-невиновного) действия должника (причинителя вреда) был причинен ущерб имущественной сфере кредитора (потерпевшего). Вместе с тем должник (причинитель вреда), которому было предъявлено соответствующее восстановительное требование, может снять с себя бремя несения негативных последствий, если только докажет, что он не виновен в нарушении обязательства (или причинении вреда). Так, согласно п. 2 ст. 401 ГК РФ «отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство», а согласно п. 2 ст. 1064 ГК РФ «лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине».
В предложенном общем механизме несения дополнительных негативных имущественных последствий должником (причинителем вреда) важно усвоить одно: вина должника (причинителя вреда) рассматривается не через призму условий возложения негативных последствий (только в этом случае можно вести речь об ответственности), а через призму обстоятельств, освобождающих должника от несения негативной обязанности. Этот достаточно простой и понятный механизм восстановления имущественной сферы кредитора (потерпевшего) в частном праве не имеет ничего общего с применением мер государственного принуждения, раскрывающих содержание понятия ответственности, сфера применения которого, очевидно, ограничена публично-правовыми отраслями.
Изложенный общий подход выступает универсальным инструментом определения основания возникновения обязательства должника (причинителя вреда), в качестве которого выступает не поведение лица, а непосредственно конечный результат — нарушенное обязательство (т.е. факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства) либо причиненный вред. Следовательно, все остальные обстоятельства (как то: наличие «простого случая» — отсутствие вины должника, а равно причинителя вреда; наличие «квалифицированного случая» — непреодолимой силы; установление вины кредитора, а равно потерпевшего и т.п.) подлежат рассмотрению с точки зрения пределов несения негативной обязанности должником (причинителем вреда), в том числе с точки зрения обстоятельств, освобождающих его от исполнения такой обязанности.
Таким образом, основанием возникновения обязательства по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, выступает наличие причиненного вреда. Определение основания возникновения данного обязательства позволяет установить условия его возникновения. В качестве таких условий выступает наличие источника повышенной опасности и установление причинной связи между действием источника повышенной опасности и возникшим вредом. При этом если сам источник повышенной опасности представляет собой повышенно опасную подвижную среду , то действие источника повышенной опасности объективируется за счет проявления любого из его элементов.
———————————
См. подробнее: Соломин С.К., Соломина Н.Г. К вопросу о понятии источника повышенной опасности // Закон. 2014. Декабрь. N 12. С. 82 — 89.

Например, в качестве источника повышенной опасности может выступать промышленное производство в рамках конкретного предприятия. Данный источник повышенной опасности внешне может оформляться за счет огороженной территории. В то же время некоторые виды производств могут исключать возможность его закрепления за одной и той же территорией (например, деятельность предприятий добывающей промышленности).
В качестве действия источника повышенной опасности могут рассматриваться, например, работа промышленного станка, лежащий электрический кабель, складированная произведенная продукция, движение крана в цеху, действия рабочих по использованию немеханизированных инструментов, этажность цеха, передвижение механизированных средств по территории предприятия, концентрация взрывоопасных веществ и т.д. Соответственно, любому лицу (отличному от физических лиц, относящихся к работникам предприятия), подпадающему в сферу действия источника повышенной опасности, может быть причинен вред таким источником. Это может проявиться как в форме вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, так и форме вреда, причиненного имуществу гражданина либо юридических лиц, оказавшихся в сфере действия повышенно опасной подвижной среды.
Очевидно, что наибольшая вероятность причинения вреда возникает в транспортной сфере. Между тем мы исключили из числа источника повышенной опасности те обстановки, которые формируются за счет эксплуатации личного транспорта граждан (т.е. того, который используется исключительно для удовлетворения личных, семейных и иных подобных потребностей, не связанных с предпринимательской деятельностью). Несмотря на то что в правоприменительной практике на протяжении многих десятилетий причинение вреда вследствие наезда личного транспорта на пешеходов, а также причинение вреда пассажирам транспортного средства при столкновении его с каким-либо объектом (в том числе с другим личным транспортом) оставались наиболее популярными примерами причинения вреда источником повышенной опасности, мы считаем, что эксплуатация личного транспорта не может обеспечить формирование источника повышенной опасности, что не снижает требований к эксплуатации такого транспорта.
Вместе с тем транспортная сфера широко представлена источниками повышенной опасности. В частности, большое число источников повышенной опасности формируется при эксплуатации железнодорожного транспорта общего пользования, представляющего собой производственно-технологический комплекс, включающий в себя инфраструктуры железнодорожного транспорта, железнодорожный подвижной состав, другое имущество . Соответственно, вокруг эксплуатации железнодорожного подвижного состава формируется один источник повышенной опасности, вокруг эксплуатации железнодорожных путей общего пользования формируется другой источник повышенной опасности и т.д. Естественно, что железнодорожный подвижной состав могут эксплуатировать (осуществлять соответствующую деятельность) на различных правовых основаниях определенное количество лиц, каждый из которых приобретает статус владельца источника повышенной опасности.
———————————
См.: абзац второй п. 1 ст. 2 ФЗ от 10.01.2003 N 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 169.

Список литературы

1. См.: Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М.: Юридическая литература, 1966.
2. Груздев В.В. Гражданско-правовая защита имущественных интересов личности. М.: Юстицинформ, 2012.
3. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2008.
4. Соломин С.К., Соломина Н.Г. К вопросу о понятии источника повышенной опасности // Закон. 2014. Декабрь. N 12. С. 82 — 89.
5. ФЗ от 10.01.2003 N 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 169.

xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

§ 8. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности

1. Понятие источника повышенной опасности

В российском гражданском законодательстве понятие источника повышенной опасности и ответственность за вред, причинен-

Белякова А М Имущественная ответственность за причинение вреда. С. 64.

ный им, впервые были закреплены в егч40АГК ВСФСР 1922 г. В ней говорилось, что лица и пред приятие г деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, отвечают за вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы, умысла или грубой небрежности самого потерпевшего. Согласно ст. 454 ГК РСФСР 1964 г. организации и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, владельцы автомобилей и т. п.), были обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Определения, аналогичные данному в ст. 454 ГК РСФСР 1964 г., содержались в ст. 90 Основ гражданского законодательства 1961 г., ст. 128 Основ гражданского законодательства 1991 г.

Действующий ГК в ст. 1079 указывает, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла протерпевшего.

Из приведенных определений видно, что российский законодатель, устанавливая основания и пределы ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, традиционно оперирует двумя близкими, но не тождественными понятиями:

а) деятельность, связанная с повышенной опасностью для окружающих;

б) источник повышенной опасности.

Более того, если ст. 454 ГК РСФСР 1964 г., ст. 90 Основ гражданского законодательства 1961 г., ст. 128 Основ гражданского законодательства 1991 г. именовались «Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности», то ст. 1079 ГК именуется «Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих». В этом отразилось стремление законодателя отдать предпочтение одному из возможных толкований понятия источника повышенной опасности, являющегося предметом теоретического спора, в котором можно выделить три различные позиции.

Согласно первой позиции под источником повышенной опасности понимается деятельность, которая, будучи связана с использованием определенных вещей, не поддается непрерывному и всеобъемлющему контролю человека, вследствие чего обусловливает высокую степень вероятности причинения вреда1.

Согласно второй позиции под источником повышенной опасности понимаются свойства вещей или силы природы, которые при достигнутом уровне развития техники не поддаются полностью контролю человека и, не подчиняясь полностью контролю, создают высокую степень вероятности причинения вреда жизни или здоровью человека либо материальным благам2. Указанная позиция имеет и иные варианты. Например, в качестве источника повышенной опасности предлагается рассматривать предметы материального мира, обладающие особыми специфическими количественными и качественными состояниями, в силу которых владение (пользование, хранение и т. д.) ими связано с повышенной опасностью для окружающих3.

Согласно третьей позиции, под источником повышенной опасности понимаются предметы, вещи, оборудование, находящиеся в процессе эксплуатации и создающие при этом повышенную опасность для окружающих4.

Отмеченные теоретические разногласия получили отражение и в судебной практике, которая рассматривает источники повышенной опасности одновременно и как вид деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, и как определенные предметы материального мира, создающие такую опасность. При

1 Данное определение, сформулированное В. Г. Вердниковым (см.: Советское гражданское право. М., 1987. С. 396), отражает позицию многих ученых. Наиболее обстоятельно концепция источника повышенной опасности как деятельности известного рода была обоснована в работах Б. С. Антимонова (см.: Антимонов Б. С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., 1952. С. 46 и след.).

2 Такое определение было сформулировано Е. А. Флейшиц (см.: Флейшиц Е. А. Обязательства из причинения вреда и обязательства из неосновательного обогащения. М., 1951. С. 132).

3 Это определение принадлежит О. А. Красавчикову (см.: Красавчиков О. А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966. С. 347).

4 См.: Майданик Л. А., Сергеева Н. Ю. Материальная ответственность за повреждение здоровья. М., 1968. С. 48.

этом судебная практика следует принципу, что имущественная ответственность за вред, причиненный1 действием источников повышенной опасности, должна наступать как при целенаправленном их использовании, так и при самопроизвольном проявлении их вредоносных свойств (например, в случае причинения вреда вследствие самопроизвольного движения автомобиля)1.

Приведенные теоретические позиции не исключают друг друга. Их различия заключаются скорее в том, что каждая из них берет в качестве определяющего один из характерных признаков источника повышенной опасности.

Поэтому источниками повышенной опасности следует считать определенные предметы материального мира (механизмы, устройства, автомашины и т. д.), проявляющие в процессе деятельности по их использованию (эксплуатации) вредоносность, не поддающуюся или не в полной мере поддающуюся контролю человека, в результате чего они создают опасность для окружающих2.

Вне деятельности субъектов по использованию (эксплуатации) источников повышенной опасности сами источники не создают угрозы причинения вреда. Такая деятельность правомерна. Неправомерно лишь причинение вреда в процессе ее осуществления. Данный тезис можно проиллюстрировать следующим утверждением. Стоящий автомобиль, не находящийся в эксплуатации, не создает угрозы причинения вреда. Деятельность по эксплуатации автомобиля сама по себе правомерна. Неправомерно только причинение вреда в процессе его эксплуатации.

Источники повышенной опасности весьма разнообразны. В ст. 1079 ГК законодатель дает лишь примерный перечень источников повышенной опасности. Это не случайно. Любой перечень или классификация источников повышенной опасности будут носить примерный, условный характер, ибо развитие науки и техники идет постоянно. Наиболее обстоятельная классификация источников повышенной опасности дана О. А. Красавчиковым3. Он разделял

1 См.: п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» // ВВС РФ. 1994. № 7.

2 Это определение принадлежит А. М. Беляковой (см.: Советское гражданское право. Т. 2. М., 1980. С. 359).

3 См.: Красавчиков О. А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. С. 34–66.

источники повышенной: йпасности на следующие виды: физические, физико-химические^ биологические, химические. К физическим он относил подвиды: механические, электрические, тепловые, т. е. источники повышенной опасности, оказывающие механическое, тепловое, электрическое и иное физическое воздействие, – транспортные средства, промышленные предприятия, энергетические электроустановки и т. п. К физико-химическим им были отнесены радиоактивные источники; к биологическим – зоологические и микробиологические (дикие животные, находящиеся во владении человека, штаммы заразных микроорганизмов и т. п.); к химическим – отравляющие, взрывоопасные, огнеопасные производства и вещества. Но даже основательная классификация, проведенная О. А. Красавчиковым, как и любая другая, имеет условный характер. Так, например, атомный ледокол, согласно критериям классификации О. А. Красавчикова, можно отнести и к физическим, и к физико-химическим источникам повышенной опасности, а автомобиль с цистерной, загруженной отравляющим веществом, можно отнести и к физическим, и к химическим источникам повышенной опасности.

Возможность отнесения того или иного объекта материального мира к кругу источников повышенной опасности корректируется правоприменительной практикой. Именно она отнесла к их числу диких животных, находящихся во владении человека, сильнодействующие яды, горючие, взрывчатые и радиоактивные вещества и др. Она же отказалась признать источниками повышенной опасности охотничьи ружья, домашних животных, бытовые электроприборы. Для признания того или иного явления источником повышенной опасности необходимы и предварительные теоретические посылки. Так, в юридической литературе обоснована, но пока не воспринята правоприменительной практикой необходимость признания источником повышенной опасности деятельности предприятий, связанной с загрязнением окружающей среды1. Вместе с тем данные теоретические положения послужили основанием для введения в законодательство нормы о пресечении деликтов, по-ставлении в опасность (п. 1 ст. 1065 ГК) и нормы, согласно которой, если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым

1 См.: Тархов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. С. 366-367.

вредом, суд вправе обязать ответчика, помимо возмещения вреда, приостановить или прекратить соответствующую деятельность (п. 2 ст. 1065 ГК).

2. Владелец источника повышенной опасности

Субъектами ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, могут быть граждане и организации – титульные владельцы источников повышенной опасности.

Под владельцем источника повышенной опасности следует понимать организацию или гражданина, эксплуатирующих источник повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, права оперативного управления либо по другим законным основаниям (по договору аренды, по доверенности на управление транспортным средством, в силу распоряжения компетентных органов о передаче организации во временное пользование источника повышенной опасности и т. п.) (ч. 2 п. 1 ст. 1079 ГК).

Не признается владельцем источника повышенной опасности и не несет ответственности за вред перед потерпевшим лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (шофер, машинист, оператор и др.)1.

Для владельца источника повышенной опасности характерны два признака: юридический и материальный2. Сущность первого признака состоит в том, что в качестве владельца источника повышенной опасности может рассматриваться лицо, обладающее гражданско-правовыми полномочиями по использованию соответствующего источника повышенной опасности. В силу этого нельзя считать владельцем источника повышенной опасности и, соответственно, субъектом ответственности перед потерпевшим лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем (шофер, машинист и т. д.). По той же причине передача источника повышенной опасности без юридического оформления не влечет за собой изменения юридического владельца. Титульный владелец – собственник, обладатель права полного хозяйственного ведения, арендатор и т. п. не освобождается от от-

1 См.: п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г.

2 См.: Советское гражданское право / Под ред. О. А. Красавчикова. 3-е изд. Т. 2. М., 1985. С. 388 (автор главы – О. А. Красавчиков).

ветственнрсти за .вдед о причиненный при использовании источника повышенной, орадности фактическим владельцем. При передаче источника повышенной опасности без соответствующего юридического оформления к ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, должны привлекаться как юридический, так и фактический владелец. По мнению большинства ученых, в этих случаях юридический и фактический владелец должны нести перед потерпевшим солидарную ответственность1.

Материальный признак заключается в том, что владелец источника повышенной опасности – тот, кто реально имеет такой источник в своем владении. Так, если станок передан в аренду, а его продолжает обслуживать оператор, находящийся с собственником в трудовых отношениях, то арендатора нельзя признать владельцем источника повышенной опасности (станка), ибо нет реального перехода владения.

Передача владения источником повышенной опасности должна означать устранение контроля над ним прежнего владельца и предполагает установление полного контроля, а следовательно, и ответственности нового владельца в случаях причинения вреда. Поэтому судебная практика идет по пути признания того, что если автомашина была в ремонте и вред причинен после ремонта, во время контрольной поездки на ней, то вред должен возмещаться организацией, производившей ремонт и контрольную поездку. Если же условия передачи источника повышенной опасности таковы, что не исключают полностью контроль прежнего владельца, то возможна солидарная ответственность обоих владельцев.

Учет юридического и материального признаков владельца источника повышенной опасности наиболее наглядно виден при обращении к институту аренды транспортных средств. Согласно ст. 640 ГК в тех случаях, когда транспортное средство арендуется с предоставлением арендодателем услуг по управлению и технической эксплуатации, ответственность за вред, причиненный третьим лицам арендованным транспортным средством, его механизмами, устройствами, оборудованием, несет арендодатель в соответствии с правилами гл. 59 ГК. Арендодатель вправе предъявить к арендатору регрессное требование о возмещении сумм, выплачен-

1 Обзор точек зрения и библиографию см.: Белякова А. М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. Теория и практика. С. 123.

ных третьим лицам, если докажет, что врелшозник по вине арендатора. Согласно ст. 648 ГК в тех случаях, когда транспортное сред* ство арендуется без предоставления арендодателем услуг по управлению и технической эксплуатации, ответственность за вред, причиненный третьим лицам арендованным транспортным средством, его механизмами, устройствами, оборудованием, несет арендатор в соответствии с правилами гл. 59 ГК. В двух приведенных нормах законодатель определяет ответственного субъекта, используя материальный критерий.

По общему правилу лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно (ч. 1 ст. 1080 ГК). Частным случаем совместного причинения вреда является причинение вреда третьему лицу в результате взаимодействия источников повышенной опасности. Владельцы источников повышенной опасности несут солидарную ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т. п.) третьим лицам, по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 1079 ГК.

3. Субъективные основания ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности

Особенность ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, состоит в том, что вины причините-ля для ее возникновения не требуется – владелец источника повышенной опасности обязан возместить вред потерпевшему независимо от того, виновен он в причинении вреда или нет. В случае безвиновного возложения ответственности на владельца источника повышенной опасности субъективным основанием возложения является риск, означающий детерминированный выбор владельцем источника деятельности, не исключающей достижения нежелательного результата и осуществляемой при сознательном допущении случайного результата и возможности связанного с этим возникновения отрицательных последствий1.

Правило об ответственности владельца источника повышенной опасности независимо от вины имеет исключение. Оно состоит в

1 Понятие риска и обзор теоретических подходов к его определению и оценке роли в регулировании поведения человека см.: Ойгензихт В. А. Указ. соч. С. 133–144. Справедливости ради необходимо отметить, что вопрос о субъективном основании ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, весьма спорен. Обзор точек зрения и библиографию см.: Красавчиков О. А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. С. 116–151.

том, что вред, причиненный взаимодействием источников повышенной опасности, возмещается их владельцами с учетом вины каждого

владельца на общих основаниях, предусмотренных ст. 1064 ГК (ч. 2 п. 3 ст. 1079 ГК).

Правоприменительная практика выработала следующие возможные варианты применения данного правила:

• вред, причиненный одному из владельцев источника повышенной опасности по вине другого, возмещается виновным;

• при наличии вины самого владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается;

• при вине обоих владельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого;

• при отсутствии вины владельцев источников повышенной опасности во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение1.

Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, является частным случаем внедоговорной ответственности. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что владелец источника повышенной опасности, связанный с потерпевшим гражданином гражданско-правовым договором (например, по перевозке пассажира), трудовым договором, обязан возместить вред, причиненный жизни или здоровью потерпевшего, в соответствии с нормами о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, независимо от того, имелась или не имелась вина в его действиях, т. е. независимо от вины (ст. 800 ГК, ст. 3 Правил возмещения вреда, причиненного здоровью).

4. Основания освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности за причинение вреда

Основаниями освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности являются:

• грубая неосторожность потерпевшего;

• неправомерное завладение источником повышенной опасности третьим лицом.

См.: п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г.

Непреодолимая сила как чрезвычайными непредотвратимое явление (пп. 1 п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК) может служить основанием освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности, если она непосредственно послужила причиной выхода источника повышенной опасности из-под контроля владельца. Например, сильное землетрясение, повлекшее обвал части скалы, вызвавший сход с рельсов грузового железнодорожного состава, имевший следствием человеческие жертвы и большие материальные потери.

Умысел потерпевшего освобождает владельца источника повышенной опасности от ответственности перед потерпевшим полностью и безусловно (п. 1 ст. 1083 ГК).

Грубая неосторожность самого потерпевшего может быть основанием как для частичного, так и для полного освобождения от ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности. Если будет доказано, что грубая неосторожность потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя она может служить основанием частичного освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности (ч. 1 п. 2 ст. 1083 ГК). Если будет доказано, что вины владельца источника повышенной опасности в причинении вреда нет, то грубая неосторожность потерпевшего может служить основанием для полного освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности (п. 2 ст. 1083 ГК). Грубая неосторожность потерпевшего не может служить основанием для полного освобождения от ответственности владельца источника повышенной опасности, если вред причинен жизни или здоровью гражданина (п. 2 ст. 1083). Вина потерпевшего, которому вред причинен источником повышенной опасности, не учитывается при возмещении дополнительных расходов (п. 1 ст. 1085 ГК), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (ст. 1089 ГК), а также при возмещении расходов на погребение (ст. 1094 ГК).

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК и п. 3 ст. 1083 ГК суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином–владельцем источника повышенной опасности, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Неправомерное завладение источником повышенной опасности как основание освобождения от ответственности было первоначально признано правоприменительной практикой, а в настоящее время

получило закрепление- в законе. Согласно норме п. 2 ст. 1079 ГК владелец источника- Повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником повышенной опасности. Как видно, норма п. 2 ст. 1079 ГК закрепила принцип ответственности фактических причинителей, неправомерно завладевших источником повышенной опасности, по правилам об ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности.

Если наряду с противоправным поведением третьих лиц выбытию источника повышенной опасности способствовало и виновное поведение его владельца (например, ненадлежащая охрана, оставление ключей зажигания в замке автомобиля и т. д.), то ответственность за причиненный вред может быть возложена как на лицо, неправомерно использовавшее источник повышенной опасности, так и на его владельца. В этом случае на каждого из них ответственность за вред возлагается в долевом порядке, в зависимости от степени вины каждого (см. п. 21 постановления Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г.).

www.pravo.vuzllib.su

Смотрите так же:

  • Ст 114 ук рф комментарии Ст 114 ук рф комментарии 1. Статья 114 УК устанавливает ответственность за два самостоятельных преступления, совершенных при смягчающих обстоятельствах: а) умышленное причинение тяжкого […]
  • Правила пользования спецодеждой Постановление Минтруда РФ от 18 декабря 1998 г . N 51 "Об утверждении Правил обеспечения работников специальной одеждой, специальной обувью и другими средствами индивидуальной защиты" […]
  • Приказ мз 266 Приказ Минздрава РФ от 19 июня 2003 г. N 266 "Об утверждении Правил клинической практики в Российской Федерации" (утратил силу) Приказ Минздрава РФ от 19 июня 2003 г. N 266"Об утверждении […]
  • Законы о провах ребенка Социальные льготы для людей, страдающих сахарным диабетом 1 и 2 типов в 2018 году В связи с изменившимся уровнем и качеством жизни людей за последние пятьдесят лет, значительно возрос […]
  • Медаль мчс за отличие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации Медаль мчс за отличие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации АДМИНИСТРАЦИЯ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ от 20 мая 2008 года N 115-па/13 (с изменениями на 22 августа 2017 года) 1. […]
  • Тарифы госпошлин гибдд Тарифы (гос.пошлина) на услуги ГИБДД Размер государственной пошлины определен Налоговым Кодексом РФ и одинаков для всех регионов РФ Сокращения: ТС — транспортное средство ГРЗ — […]