Обращение прокурора с иском

В каких случаях прокурор обращается в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан

В соответствии с ч.1 ст. 45 ГПК Российской Федерации прокурору предоставлено право на обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан.

Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья (например, если он признан инвалидом по зрению, слуху, немой и т. п.), возрасту (например, он очень стар и беспомощен), недееспособности (если суд признал его таковым) и другим уважительным причинам (например, гражданин выполняет специальное задание за пределами страны) не может сам обратиться в суд.

Указанное ограничение не распространяется на заявление прокурора о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечения права на благоприятную окружающую среду; образования.

В этих случаях прокурор вправе обратиться в суд вне зависимости от состояния здоровья, возраста гражданина и тому подобных обстоятельств.

Кроме этого, прокурор в силу ч.1 ст. 45 ГПК РФ вправе обратиться в суд с заявлением в защиту неопределенного круга лиц. Под неопределенным кругом лиц понимается такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), вовлечь в процесс в качестве истцов, указать в решении, а также решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них при разрешении дела.

Исковое заявление, также может быть предъявлено прокурором в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Основанием для предъявления заявления в суд в интересах гражданина является письменное обращение гражданина к прокурору о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов.

Прокурор всегда выступает в гражданском процессе как самостоятельный его участник. Прокурор является представителем государства и защищает публичные интересы.

Прокурор не может быть стороной в процессе, так как не имеет в деле материально-правовой заинтересованности и на него не распространяется сила судебного решения; к нему не может быть предъявлен встречный иск.

Прокурор также не может быть и судебным представителем стороны или третьего лица. Представитель всегда выступает в защиту интересов представляемого, а прокурор, даже если он предъявляет иск в порядке ст. 45 ГПК РФ, выступает в защиту интересов закона и совершенно независим от того лица, в интересах которого подает заявление.

Прокурор, предъявивший иск, пользуется всеми процессуальными правами, несет все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов. В случае отказа прокурора от заявления, поданного в защиту законных интересов другого лица, рассмотрение дела по существу продолжается, если это лицо или его законный представитель не заявит об отказе от иска (ч.2 ст. 45 ГПК РФ). Если истец отказывается от иска, суд прекращает производство по делу, если это не противоречит закону или не нарушает права и законные интересы других лиц.

Заместитель Новомосковского горпрокурора И.Н. Зигаренко

www.prokuror-tula.ru

ЗАЩИТА ПРОКУРОРОМ ПУБЛИЧНЫХ ИНТЕРЕСОВ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

Прокурор, как закреплено в Федеральном законе от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в дело на любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства (п. 4 ст. 27). Эта норма Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» по участию прокурора в рассмотрении дел судами носит общий характер. Само же участие в гражданском процессе регулируется процессуальными нормами.

И если в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» речь идет о защите прокурором прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства, то в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации законодатель ограничился перечислением круга субъектов, защита интересов которых может осуществляться прокурором в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК РФ. К ним относятся: публично-правовые образования (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования), неопределенный круг лиц, граждане (в том числе иностранные граждане, лица без гражданства).

Таким образом, законодатель, закрепляя общие положения об участии прокурора в гражданском процессе, вообще не употребляет термин «публичный интерес». В ряде статей ГПК РФ содержится лишь упоминание указанного термина. Так, согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. О нарушении прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов как одном из оснований для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора говорится и в п. 2 ст. 391.9 ГПК РФ.

Отсутствие легального определения публичного интереса, как показывает судебная практика, порождает определенные сложности не только для прокурора, но и для суда, которому приходится устанавливать наличие «публичного интереса», являющегося предметом судебной защиты в конкретном деле. Например, межрайонный прокурор в интересах Российской Федерации в лице Территориального фонда обязательного медицинского страхования Ивановской области обратился в суд с иском к ОБУЗ «Центральная районная больница» о возмещении денежных средств территориального фонда обязательного медицинского страхования. Исковые требования были мотивированы нецелевым использованием денежных средств территориального фонда обязательного медицинского страхования. Суд первой инстанции прекратил производство по делу, сославшись на то, что прокурору законом не предоставлено право на обращение в суд с таким заявлением в интересах Территориального фонда обязательного медицинского страхования, в связи с чем заявление прокурора не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. С таким выводом не согласился суд апелляционной инстанции и в своем определении сослался на п. 1 ст. 13 Федерального закона от 22.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», согласно которому территориальные фонды — некоммерческие организации, созданные субъектами Российской Федерации для реализации государственной политики в сфере медицинского страхования на

территориях субъектов Российской Федерации. Предъявляя исковые требования в интересах Территориального фонда обязательного медицинского страхования, прокурор исходил из целей защиты интересов государства, поскольку средства государственных внебюджетных фондов входят в бюджетную систему Российской Федерации. Следовательно, при подаче искового заявления прокурор реализовал предоставленное ему ч. 1 ст. 45 ГПК РФ право на обращение в суд в защиту законных интересов Российской Федерации(1).

Заметим, что в одном из своих постановлений Конституционный Суд Российской Федерации прямо указывает на то, что защита интересов публично-правовых образований «является проявлением именно публичного интереса, потому что они в любом случае выступают выразителями интересов всего народа»(2).

Закон не устанавливает никаких ограничений на обращение прокурора в суд с заявлением в интересах Российской Федерации, ее субъектов или муниципальных образований. В то же время предъявляет дополнительные требования к содержанию искового заявления, в котором необходимо указать, в чем конкретно заключается интерес, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, способы защиты этих интересов (ч. 3 ст. 131 ГПК РФ)(3).

В литературе можно встретить критические замечания некоторых авторов относительно защиты прокурором интересов публично-правовых образований. Так, Е. С. Смагина, анализируя гражданское дело по иску заместителя прокурора Санкт-Петербурга в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК РФ, предъявленному в интересах Российской Федерации в лице Федерального агентства по управлению государственным имуществом к товариществу собственников жилья «ТСЖ Грибоедова, 7» о ликвидации юридического лица, приходит к выводу, что защита публичного интереса в первую очередь должна относиться к компетенции соответствующих «профильных» органов. Такое положение, с ее точки зрения, свидетельствует о приоритете защиты прокурором интересов публично-пра-вовых образований по сравнению с интересами граждан(4).

С таким выводом вряд ли можно согласиться. Осуществление надзора за исполнением законов и законностью правовых актов является одной из функций органов прокуратуры, и выполнение такой функции вовсе не влечет подмену государственных органов. Не случайно начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску, узнало или должно было узнать такое публично-правовое образование в лице уполномоченных органов. Так, при рассмотрении одного из дел по иску прокурора района в интересах субъекта Российской Федерации об истребовании жилых помещений из чужого незаконного владения суд принял во внимание возражения ответчиков о пропуске истцом срока исковой давности и не согласился с доводами прокурора о необходимости исчислять срок исковой давности с момента, когда о нарушении права собственности субъекта Российской Федерации стало известно прокурору(5).

Аналогичная позиция Верховного Суда Российской Федерации изложена в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 № 5 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности». В пункте 5 указанного Постановления разъясняется, что при предъявлении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения собственником имущества унитарного предприятия или учреждения срок исковой давности исчисляется со дня, когда о нарушенном праве стало известно или должно было стать известно унитарному предприятию или учреждению.

Кроме того, не отрицается роль прокурора вне уголовно-правовой сферы, в том числе в защите публичных интересов международными экспертами, проводившими анализ решений Европейского Суда по правам человека, о чем пишут многие авторы(1).

В большинстве случаев заявления прокуроров, поданные в защиту публичных интересов, рассматриваются в порядке искового производства. Однако не исключается возможность обращения прокурора с заявлением в суд в порядке особого производства.

Особое производство в гражданском процессе является бесспорным, поскольку в делах отсутствует спор о праве. Если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства (ч. 3 ст. 263 ГПК РФ).

При этом необходимо отметить, что суды принимают заявления об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и рассматривают их в порядке особого производства, если установление факта не связывается с последующим разрешением спора о праве, подведомственного суду. По этой причине Верховным Судом Российской Федерации по конкретным делам были отменены решения судов первой инстанции об удовлетворении заявлений прокурора об установлении факта наличия конфликта интересов и возможности его возникновения между соответствующими субъектами(2).

Защита прокурором публичного интереса может осуществляться не только в суде первой инстанции, но и на стадиях пересмотра судебных постановлений.

Прокурор вправе обжаловать судебные постановления при условии, если являлся лицом, участвующим в деле с точки зрения положений ст.ст. 34, 35, 45 ГПК РФ. Право прокурора на обжалование судебных постановлений в апелляционном порядке, в кассационном порядке не зависит от его фактического участия в судебных заседаниях соответствующих инстанций(3). Не зависит от фактического участия в деле и право прокурора на подачу представлений о пересмотре судебных решений в порядке надзора, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам(4).

В то же время исходя из общих положений, регулирующих участие прокурора в гражданском процессе (ч. 1 ст. 45 ГПК РФ), прокурор вправе инициировать кассационное производство и пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам в защиту интересов лиц, не привлеченных к участию в деле, если судебное постановление затрагивает их права или обязанности. Такую правовую позицию занимает Верховный Суд Российской Федерации

и дает разъяснения в Постановлениях Пленума от 19.06.2015 № 13, от 11.12.2012 № 29, от 11.12.2012 № 31, от 29.09.2015 № 5, посвященных вопросам применения норм гражданского процессуального законодательства. Основанием для инициирования пересмотра судебных постановлений, как справедливо отмечается в литературе, может служить прокурорская проверка, в ходе которой будет установлено, «что судебным постановлением разрешен вопрос о правах и обязанностях либо нарушены права и законные интересы публично-правового образования (Российской Федерации, субъекта Федерации, муниципального образования) или неограниченного круга лиц, а уполномоченные органы судом к участию в деле не привлекались либо не обеспечили должной защиты указанных интересов в силу иных причин, в том числе коррупционного характера»(1).

Рассматривая защиту прокурором публичных интересов применительно к стадиям гражданского процесса, возникает вопрос: может ли прокурор довести защиту публичных интересов до исполнения судебного решения?

В исполнительном производстве прокурор осуществляет надзор за исполнением законов судебными приставами-исполни-телями путем оспаривания в судебном порядке постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя и иных должностных лиц Федеральной службы судебных приставов в случаях, предусмотренных законом (ч. 1 ст. 45 ГПК РФ)(2). В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 № 5 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» не говорится ничего о праве прокурора на получение исполнительного листа и предъявление его к исполнению. Таким правом закон наделяет лишь взыскателя (ч. 1 ст. 428 ГПК РФ).

Складывается ситуация, когда прокурор имеет право на обращение с заявлением в суд в защиту прав и законных интересов других лиц, но не вправе довести эту защиту до исполнения решения. Бесспорно, что подобное ограничение противоречит не только принципу законности и цели участия прокурора в гражданском процессе(3), но прежде всего не позволяет достичь целей гражданского судопроизводства, которые направлены именно на защиту интересов субъектов спорных правоотношений (ст. 2 ГПК РФ).

И все же, несмотря на законодательные ограничения, принимая во внимание общие положения об участии прокурора в гражданском процессе, закрепленные в ч. 1 ст. 45 ГПК РФ, судебная практика допускает прокурора в исполнительное производство(4).

Арбитражные суды, в отличие от судов общей юрисдикции, в этом вопросе пошли дальше. О праве прокурора на предъявление исполнительного листа к взысканию говорится в п. 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.03.2012 № 15 «О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе»(5).

Хотя практика, как мы видим, и преодолела законодательные ограничения, тем не менее следует разделить мнение Е. Г. Стрельцовой о необходимости внесения изменений в Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и процессуальные кодексы(6).

В заключение отметим, что решение проблем, возникающих при защите прокурором публичных интересов в гражданском процессе, видится в совершенствовании

действующего законодательства о гражданском судопроизводстве.

Библиографический список
1. Семенова А. А. К вопросу об участии прокурора в исполнении судебных решений по делам, связанным с применением последствий признания недействительными сделок по отчуждению жилых помещений / А. А. Семенова // Исполнительное право. — 2010. — № 4. — С. 18—20.
2. Смагина Е. С. Некоторые вопросы защиты интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в гражданском процессе / Е. С. Смагина // Арбитражный и гражданский процесс. — 2012. — № 9. — С. 4—10.
3. Стрельцова Е. Г. О положении в исполнительном производстве лица, действующего в чужом интересе / Е. Г. Стрельцова // Вестник гражданского процесса. — 2013. — № 6. — С. 83—96.
4. Третьяков С. С. Реализация полномочий прокурора в арбитражном процессе / С. С. Третьяков // Законность. — 2013. — № 6. — С. 22—26.
5. Юдина М. В. Комментарий отдельных постановлений Пленума Верховного Суда РФ за 2012 г. / М. В. Юдина // Законность. — 2013. — № 7. — С. 25—27.

www.procuror.spb.ru

Обращение прокурора с иском

Ответ: В соответствии со ст.45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Указанное ограничение не распространяется на заявление прокурора, основанием для которого является обращение к нему граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах; охраны здоровья, включая медицинскую помощь: обеспечения права на благоприятную окружающую среду; образования.

Основанием для предъявления заявления в суд является письменно обращение гражданина к прокурору о защите нарушенных или оспариваемы социальных прав, свобод и законных интересов.

При невозможности оформления гражданином заявления его волеизъявление должно быть зафиксировано прокурором в письменной форме.

В случае, когда по объективным причинам гражданин не может представить доказательства подтверждающие нарушение его прав и законных интересов, прокурор принимает исчерпывающие меры к сбору необходимых доказательств в письменной форме.

В отдельных законах прямо оговорено право прокурора на возбуждение гражданских дел в интересах граждан.

Так, например, Семейным кодексом предусмотрено право прокурора на возбуждение следующих категорий дел: о признании брака недействительным, о лишении родительских прав, ограничение родительских прав, о признании недействительным соглашения об уплате алиментов, нарушающего права получателя алиментов, об отмене усыновления ребенка.

В целях защиты прав и законных интересов неопределенного круга лиц прокурор может обратиться в суд с заявлением об оспаривании незаконных нормативных правовых актов, нарушающих права и свободы граждан и организаций, а также предъявить в суды иски о признании продавцов (изготовителей, исполнителей) противоправными в отношении неопределенного круга потребителей и прекращении этих действий, о компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, об ограничении, о приостановлении или о прекращении деятельности юридических и физических лиц, осуществляемой с нарушением природоохранного законодательства и в других случаях нарушения прав неопределенного круг граждан и организаций.

prokvologda.ru

Право прокурора на обращение в суд в порядке ст. 45 ГПК РФ

Право прокурора на обращение в суд в порядке ст. 45 ГПК РФ

Статьей 45 Гражданского процессуального кодекса РФ закреплено право прокурора на обращение в суд для защиты прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

При обращении в суд в интересах гражданина прокурор обязан обосновать в исковом заявлении причины невозможности самостоятельного обращения гражданина, представить в подтверждение своих доводов доказательства.

Так, к числу причин можно отнести, например, несовершеннолетний возраст лица, чье право нарушено, состояние здоровья, затрудняющее самостоятельное обращение (инвалидность), подтвержденное соответствующими документами.

В каждом отдельном случае причины могут быть разными, оценку приведенным прокурором обстоятельствам дает суд.

Разрешение вопроса о принятии либо об отказе в принятии искового заявления входит в компетенцию судьи.

Указанное ограничение не распространяется на заявление прокурора, основанием для которого является обращение к нему граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечения права на благоприятную окружающую среду; образования.

При этом, в силу ч. 2 ст. 45, ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ прокурор, подавший заявление, пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, в том числе обязанность по доказыванию тех обстоятельств, на которые он ссылается как на основания своих требований.

cheladmin.ru

Обзор судебной практики по делам, связанным с обращениями прокурора в суд общей юрисдикции в порядке ст. 45 ГПК РФ

Обзор судебной практики
по делам, связанным с обращениями прокурора в суд общей юрисдикции
в порядке ст. 45 ГПК РФ

В соответствии с темой настоящего обобщения 30 судов Рязанской области представили 159 дел, рассмотренных за 2007 год. За период изучения дел было обжаловано в кассационном порядке 53 определения и 17 судебных решений, из которых было отменено 41 определение и 4 решения. В надзорном порядке было обжаловано одно решение районного суда, которое было отменено судом надзорной инстанции.

Прокурор вступает в гражданский процесс в защиту прав, свобод, законных интересов других лиц по основаниям, предусмотренным законом.

В зависимости от характера спорного материального правоотношения обращение прокурора возможно в форме искового заявления в порядке искового производства, заявления в порядке особого производства, заявления о признании незаконным правового акта, заявления о защите избирательных прав, иных прав в сфере публичных правоотношений.

В соответствии с п. 1 , 2 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод, законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации (далее — РФ), субъектов РФ, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Из указанной нормы следует, что прокурор может предъявить иск (заявление) по любому гражданскому делу в случаях нарушения прав и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или государства. Также основания ст. 45 ГПК РФ не определяют порядок гражданского судопроизводства, в котором осуществляется защита интересов других лиц, поэтому порядок гражданского судопроизводства по делам определяется в соответствии с нормами гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующими рассмотрение и разрешение заявления (иска) в гражданском процессе.

Однако, заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, в результате недееспособности и по другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

При предъявлении исков в защиту прав и интересов граждан в соответствии со ст. 45 ГПК РФ прокурор не вправе мотивировать свое обращение тем, что нарушение их прав приобрело «особое общественное значение», либо ссылаться на нарушение прав и свобод значительного числа граждан, как это предусмотрено п. 4 ст. 27 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации».

Также по действующему законодательству прокурор не вправе обращаться в суд с иском в защиту прав и законных интересов «значительного числа граждан», такое неограниченное право предоставлено прокурору лишь в защиту неопределенного круга лиц.

Под понятием «защита неопределенного круга лиц» в силу действующего законодательства понимается защита общих интересов физических лиц, когда установление их общего количества не требуется. «Неопределенный круг лиц» — такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, указать в решении и решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них.

Примером ошибочного толкования, в чьих интересах предъявлено исковое заявление, является вывод Шацкого районного суда в определении об отказе в принятии иска прокурора Шацкого района, обратившегося в интересах неопределенного круга лиц к МОУ «Общеобразовательная школа», о запрещении эксплуатации электрических сетей.

Отказывая в принятии заявления, суд указал, что круг лиц, в интересах которых прокурор обратился, можно индивидуализировать — ими являются учащиеся, учителя и другие работники школы.

Однако, при этом суд не учел, что количественный показатель учащихся, учителей и других работников школы не является постоянным и подвержен изменению в любой момент.

При таких обстоятельствах кассационной инстанцией вывод суда о наличии определенного круга лиц, в защиту которых обратился прокурор, признан необоснованным, в связи с чем определение суда было отменено.

Также примером ошибочного толкования, в чьих интересах предъявлено исковое заявление, является вывод Рязанского районного суда в определении об отказе в принятии иска прокурора Рязанского района, обратившегося в интересах неопределенного круга лиц к администрации МО — Рязанский муниципальный район Рязанской области и Б., о признании сделки купли-продажи земельного участка недействительной.

Прокурор Рязанского района обратился в суд с указанными исковыми требованиями, поскольку земельный участок ответчику по договору купли-продажи был предоставлен без проведения аукциона, чем нарушены права неопределенного круга лиц на получение земельного участка в установленном законом порядке.

Отказывая в принятии заявления, суд указал в определении, что прокурор обратился в суд с заявлением об оспаривании акта, не являющегося нормативным, и не указал конкретное лицо, в интересах которого он вправе обратиться в суд. При этом прокурор может обратиться только в интересах инвалида либо гражданина, лишенного права приобрести земельный участок через аукцион.

Однако, при этом суд не учел, что проведение аукциона носит публичный характер, поэтому прокурор в силу п. 1 ст. 45 ГПК РФ наделен правом обращения в суд с указанным заявлением в интересах неопределенного круга лиц, поскольку определить конкретных лиц, желавших принимать участие в аукционе по продаже спорного земельного участка, привлечь их в процесс в качестве истцов, указать в решении, а также решить вопрос об их правах и обязанностях невозможно. Кроме того, нельзя согласиться с выводом суда о том, что непроведением аукциона нарушены права и законные интересы только соседей покупателя участка. Кроме того, вопрос о выделении земельного участка в порядке реализации закона может быть поставлен рядом лиц, отнесенных законом к обладающим правом на меры социальной поддержки и защиты, поэтому оспаривание постановления главы администрации, предоставившего право на земельный участок в порядке реализации ст. 17 Закона «О социальной защите инвалидов в РФ», возможно отнести к защите прав и интересов неопределенного круга лиц, которые потенциально обладают равными правами на получение спорного земельного участка в момент его выделения при соблюдении норм земельного законодательства.

Действующее гражданское процессуальное законодательство предоставляет право прокурору обращаться в суд в защиту интересов России, субъектов РФ, муниципальных образований.

Так, определением Касимовского городского суда, оставленным без изменения кассационной инстанцией, отказано в принятии искового заявления Военного прокурора Тверского гарнизона в интересах ФГУ «402 Военный госпиталь МВО» к Щ. о взыскании денежных средств, затраченных на лечение потерпевшего от преступных действий.

Из содержания искового заявления прокурора усматривается, что денежные средства в размере 13118 рублей были затрачены ФГУ «402 ВГ МВО», в связи с этим имущественный вред причинен госпиталю, который понес излишние затраты на стационарное лечение потерпевшего. Военный госпиталь к образованиям, указанным в ст. 45 ГПК РФ, не относится.

Доводы прокурора о том, что иск предъявлен в интересах Российской Федерации, не соответствуют форме и содержанию искового заявления, из которого следует, что истцом является ФГУ «402 Военный госпиталь МВО». Денежную сумму в указанном размере прокурор просил взыскать в пользу истца, перечислив ее на счет госпиталя, а не в пользу Российской Федерации. Из заявления усматривается, что излишние затраты понесло ФГУ «402 ВГ МВО», являющееся юридическим лицом и не лишенное возможности от своего имени обращаться в суд за защитой нарушенных прав.

Отказывая в принятии искового заявления прокурора Шиловского района, обратившегося в интересах РФ с иском к Р. о возмещении материального ущерба, причиненного лесхозу, Касимовский городской суд правильно принял во внимание, что указанный лесхоз (организация) к образованиям, указанным в ст. 45 ГПК РФ, не относится. Кроме того, в соответствии с требованиями Лесного кодекса РФ до 01.02.2007 состоялась передача лесхозов как имущественных комплексов из федеральной собственности в государственную собственность Рязанской области, поэтому материальный ущерб не затрагивает права и законные интересы РФ.

Прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту интересов России о взыскании денежных средств в пользу внебюджетных фондов (Пенсионного фонда РФ, Фонда обязательного медицинского страхования), однако, рассмотрение таких исков подведомственно арбитражному суду.

Так, Михайловским районным судом правомерно отказано в принятии иска прокурору Михайловского района, обратившемуся в суд с иском в интересах РФ в лице ГУ — Управление Пенсионного фонда РФ по Михайловскому району к сельскохозяйственному производственному кооперативу о взыскании задолженности по страховым взносам по обязательному пенсионному страхованию.

Поскольку предметом иска прокурора являются обязательные платежи — страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, а иск предъявлен к юридическому лицу, то судья обоснованно указал, что к подведомственности суда общей юрисдикции дело не относится.

Отказывая в принятии иска Захаровскому районному прокурору, обратившемуся в районный суд с иском в интересах ГУ ОПФ РФ по Захаровскому району к ООО «Мясокомбинат» о взыскании задолженности по страховым взносам в связи с неподведомственностью спора суду, суд правильно исходил из того, что спор о взыскании страховых платежей сопряжен с экономической деятельностью при выпуске продукции и оплате труда нанятых работников. При этом субъектами правоотношений являются юридические лица — учреждение (Пенсионный фонд) и ООО «Мясокомбинат». ПФР и его региональные органы при взыскании в бесспорном порядке указанных сумм пользуются правами, предоставленными налоговым органам по взысканию не внесенных в срок налогов.

Установление любого ограничения права прокурора на предъявление иска предполагает контроль суда за реализацией такого права. В связи с этим в законе предусмотрены дополнительные требования, которым должны отвечать исковые заявления (заявления) прокурора, предъявленные в интересах других лиц.

Согласно ч. 3 ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении, предъявляемом прокурором в защиту интересов России, субъектов РФ, муниципальных образований или в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, должно быть указано, в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов.

В этой связи Ухоловский районный суд обоснованно отказал в принятии искового заявления прокурору Ухоловского района, обратившемуся в суд с иском в интересах неопределенного круга лиц и просившему признать незаконным бездействие органа местного самоуправления в лице главы МО — Ухоловский муниципальный район и обязать его принять программу по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья, а также разработать нормативную базу, определяющую соответствующие условия переселения.

В соответствии со ст. 10 , 12 Конституции РФ о разделении государственной власти в РФ установлен принцип самостоятельности органов местного самоуправления. Согласно п. 2 ст. 7 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах местного самоуправления в РФ» органам местного самоуправления представлено право принимать муниципальные правовые акты по вопросам осуществления отдельных государственных полномочий, переданных им федеральными законами и законами субъектов РФ.

Из указанных норм следует, что суд не вправе обязать орган местного самоуправления принять какой-либо правовой акт, поскольку это является исключительной компетенцией органа местного самоуправления.

Нечеткое определение оснований исковых требований к каждому ответчику не позволило суду принять исковое заявление прокурора Октябрьского района г. Рязани, обратившегося в интересах неопределенного круга лиц с требованиями о понуждении оборудовать здание школы автоматической установкой пожарной сигнализации и системой оповещения людей о пожаре. Исковые требования предъявлены к четырем ответчикам: МОУ «Средняя общеобразовательная школа» г. Рязани; Управлению образования по науке и молодежной политике администрации г. Рязани; Администрации г. Рязани; Рязанскому городскому Совету. Прокурор просил: 1) понудить ответчиков оборудовать здание школы автоматической установкой пожарной сигнализации и системой оповещения людей о пожаре; 2) в соответствии с п. 2 ст. 206 ГПК РФ установить срок для совершения указанных действий; 3) разрешить вопрос о субсидиарной ответственности при недостаточности средств по обязательствам учреждения.

Однако, из обстоятельств, на которых основаны требования, не ясно, какие действия и каким из ответчиков должны быть произведены. Также в исковом заявлении не указано, в какой части ответчики-учредители должны нести субсидиарную ответственность по указанным требованиям, не ясно, по какому обязательству и в каком размере собственник имущества должен нести ответственность.

При таких обстоятельствах Октябрьский районный суд обоснованно оставил данное исковое заявление без движения, предложив прокурору в разумный срок устранить отмеченные недостатки.

Поскольку в исковом заявлении прокурора Октябрьского района г. Рязани, обратившегося в суд в интересах Щ. с иском к ГУП РО «Аптечный склад» и ЗАО фирме «П» о защите прав на дополнительное обеспечение гражданина лекарственными средствами, имелись противоречия между обстоятельствами, указанными в иске, и требованиями, районным судом иск прокурора был также обоснованно оставлен без движения для устранения противоречий.

Так, указывая в исковом заявлении обстоятельства, на которых основаны требования Щ., прокурор сослался на право истицы получить лекарственные средства бесплатно на основании рецепта врача. В заявлении указано, что из-за отсутствия в аптечном пункте ГУП РО «Аптечный склад» необходимых лекарственных средств истица не может реализовать своего права на льготное обеспечение лекарственными средствами. Таким образом, в заявлении содержатся основания исковых требований о понуждении льготного обеспечения лекарственными средствами, однако, такого требования в просительной части исковое заявление не содержит, поскольку в иске изложены только требования о принуждении ЗАО фирмы «П» обеспечить заявку на поставку лекарственного препарата в аптечный пункт ГУП РО «Аптечный склад», а ГУП РО «Аптечный склад» обязать незамедлительно уведомить Щ. о поступлении лекарственного препарата и возможности его получения.

Прокурор Ухоловского района обратился в Ухоловский районный суд с заявлением в интересах МО — Ухоловский муниципальный район и неопределенного круга лиц об оспаривании бездействия администрации МО — Ухоловский район и о понуждении администрации МО — Ухоловский муниципальный район к постановке на учет газопроводов, расположенных на территории Ухоловского района, как бесхозяйных.

Из заявления прокурора усматривается, что он обратился в суд в интересах неопределенного круга лиц, в то же время просил обязать администрацию муниципального образования — Ухоловский муниципальный район провести работу по постановке на учет бесхозяйных газопроводов, расположенных на территории Ухоловского района, т.е., по существу, прокурор обратился в суд за защитой прав муниципального образования, указанного в заявлении в качестве заинтересованного лица.

Однако, такое право прокурору ни ГПК РФ, ни другими федеральными законами не предоставлено. Кроме того, судья пришел к правильному выводу о наличии по данному делу спора о праве, в связи с чем в соответствии со ст. 220 ГПК РФ, пп. 1 п. 1 ст. 134 ГПК РФ прекратил производство по делу.

Советский районный суд правильно отказал в принятии заявления прокурору Рязанской области, обратившемуся в суд в интересах неопределенного круга лиц в порядке ст. 254 ГПК РФ, о признании незаконным распоряжения Губернатора Рязанской области о выделении субсидии на строительство жилья, поскольку в заявлении не было указано, какие конкретно права, свободы лиц, в защиту которых прокурор обратился, нарушены оспариваемым ненормативным актом. Заявление прокурора о признании незаконным распоряжения Губернатора Рязанской области о выделении единовременной субсидии на строительство жилья подано в интересах неопределенного круга лиц в порядке главы 25 ГПК РФ, в то время как оспариваемое распоряжение является ненормативным правовым актом. Действующий ГПК РФ не предоставляет прокурору права оспаривать в суде ненормативные акты органов государственной власти, местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, затрагивающие права лиц, не перечисленных в п. 1 ст. 45 ГПК РФ.

Вместе с тем Шацким районным судом было необоснованно отказано в принятии иска прокурору Шацкого района, который обратился в суд в интересах неопределенного круга лиц к администрации МО — Ольховское сельское поселение о признании незаконным действий по взиманию платы за водопотребление, а также о признании недействующим распоряжения главы администрации.

Отказывая в принятии данного иска, судья исходил из того, что предметом требований является распоряжение главы администрации сельского поселения, заявленное не в интересах неопределенного круга лиц, а в интересах конкретных лиц, зарегистрированных в селе, и в заявлении не указаны причины, по которым граждане не могут сами обратиться в суд.

Отменяя данное определение, кассационная инстанция указала, что распоряжение главы администрации муниципального образования, не опубликованное в установленном порядке, содержит характерные признаки нормативного правового акта: обязательные правила поведения, рассчитанные на многократное применение, затрагивает права и законные интересы жителей села. По своему правовому смыслу ст. 251 ГПК РФ не предполагает отказ в принятии указанных требований, поэтому требования подлежат рассмотрению в суде.

Производства по делам из указанных в заявлении публичных правоотношений имеют свои особенности. По делам о признании недействующим нормативного правового акта разрешение дела судом осуществляется безотносительно к спору о защите субъективных прав конкретных лиц. При рассмотрении дел в порядке главы 25 ГПК РФ судебной защите подлежат права и свободы граждан.

Таким образом, при решении вопроса о принятии искового заявления предварительно необходимо разрешить вопрос в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 131 — 136 ГПК РФ, установив, что является предметом требований: отмена нормативного акта либо признание должностных действий неправомерными.

Обращаясь в суд с исковым заявлением о взыскании с С. необоснованно полученных денежных средств в бюджет РФ и бюджет Рязанской области, прокурор Шацкого района в нарушение пп. 1, 3 п. 1 ст. 131 ГПК РФ не указал наименование истца и его местонахождение. В просительной части своего искового заявления прокурор просит обязать С. возвратить полученные государственные средства в бюджет РФ и в бюджет Рязанской области, однако, не указано наименование этих органов, куда должны будут поступить эти денежные средства, в связи с чем районный суд пришел к правильному выводу о прекращении производства по данному делу применительно к ст. 220 , пп. 1 п. 1 ст. 134 ГПК РФ.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо «пп. 1, 3 п. 1 ст. 131 ГПК РФ» следует читать » пп. 2 п. 2 ст. 131 ГПК РФ»

Сасовский районный суд обоснованно оставил исковые заявления Сасовского межрайонного прокурора, обратившегося в суд в защиту неопределенного круга лиц к СПК «М» — о проведении утилизации пришедших в негодность пестицидов и ядохимикатов и МУП «Служба благоустройства» — о запрещении деятельности и эксплуатации свалки, без движения, предложив в установленный срок исправить отмеченные недостатки, в связи с отсутствием в данных исковых заявлениях ссылки на доказательства, подтверждающие обстоятельства требований и указания способа защиты нарушенного права.

Так, в исковом заявлении о проведении утилизации пришедших в негодность пестицидов и агрохимикатов прокурор в обоснование своих требований сослался на акт проведения проверки состояния хранения ядохимикатов, а также на объяснения специалистов, проводивших проверки, которые свидетельствуют о ненадлежащем хранении ядохимикатов, что может повлечь угрозу здоровью людей и причинить вред окружающей среде, однако, ссылки на доказательства, подтверждающие как наступление вреда в настоящее время, так и реальность опасности причинения вреда в будущем в результате ненадлежащего хранения пестицидов, в исковом заявлении не содержится. Также не имеется в исковом заявлении ссылки на доказательства, свидетельствующие об истечении срока годности пестицидов, нет указания на способ, которым их следует утилизировать.

В исковом заявлении о запрещении деятельности по эксплуатации свалки твердых бытовых отходов прокурор также сослался на наличие различных справок, предписаний, свидетельствующих о наличии различных нарушений при эксплуатации свалки, однако, доказательств, подтверждающих как наступление вреда в настоящее время, так и реальность опасности причинения вреда неопределенному кругу лиц в будущем в результате эксплуатации свалки, не содержится.

Вместе с тем, Советским районным судом было необоснованно оставлено без движения исковое заявление прокурора Октябрьского района г. Рязани, обратившегося в Советский районный суд г. Рязани с иском в интересах неопределенного круга лиц к ООО «А» о запрещении деятельности по проведению и организации азартных игр.

Судья пришла к выводу о том, что данное исковое заявление не соответствует требованиям пп. 5 п. 1 ст. 131 ГПК РФ, поскольку в нем не указаны обстоятельства, на которых прокурор основывает свои исковые требования.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо «пп. 5 п. 1 ст. 131 ГПК РФ» следует читать » пп. 5 п. 2 ст. 131 ГПК РФ»

Однако в исковом заявлении прокурор указал, что обществом «А» осуществляется запрещенная законом деятельность и от этой деятельности возникает опасность причинения вреда здоровью граждан (их психике), а также их материальному положению. Руководствуясь п. 1 ст. 1065 ГК РФ, прокурор просил запретить обществу «А» названную деятельность. В связи с этим нельзя сказать того, что прокурор не указал обстоятельств, на которых он основывает свои требования.

Наличие у государственных или муниципальных органов права на обращение в суд с аналогичными исками об устранении нарушений природоохранного законодательства не является основанием для отказа прокурору в принятии иска в порядке ст. 45 ГПК РФ в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц. Также не имеют значения при обращении прокурора в защиту неопределенного круга лиц обстоятельства, связанные с защитой субъективных прав и законных интересов.

В связи с этим Касимовский городской суд необоснованно отказал в принятии искового заявления Рязанскому межрайонному природоохранному прокурору, обратившемуся в суд с иском в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, о принуждении ОАО «К» разработать проект санитарно-защитной зоны предприятия и представить его в управление Роспотребнадзора по Рязанской области для дачи по нему санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии указанного проекта санитарным правилам.

В иске прокурор указал, что допущены нарушения требований Федеральных законов «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», «Об охране атмосферного воздуха» и СанПиНа 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов», утвержденных Постановлением Главного государственного санитарного врача от 10.04.2003 N 38.

Согласно исковому заявлению ОАО «К» осуществляет переработку мяса и изготовление колбас, консервов, соление рыбной продукции. В санитарно-защитной зоне ОАО расположены жилые дома по ул. Терешковой г. Касимова. Однако на предприятии санитарная очистка, озеленение и благоустройство осуществляются только на усмотрение администрации предприятия. В связи с указанными обстоятельствами нарушаются права неопределенного круга лиц.

Отказывая в принятии искового заявления прокурора, суд исходил из того, что прокурор обратился в суд в интересах управления Роспотребнадзора по Рязанской области.

Однако наличие у государственных или муниципальных органов права на обращение в суд с аналогичными исками об устранении нарушений природоохранного законодательства не является основанием для отказа прокурору в принятии иска в порядке ст. 45 ГПК РФ в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц.

Не может являться основанием к отказу прокурору в принятии искового заявления и утверждение судьи в определении о том, что прокурор в исковом заявлении не указал, какие именно гражданско-правовые отношения возникли между ответчиком и управлением Роспотребнадзора по Рязанской области и в чем конкретно эти гражданско-правовые отношения ответчиком нарушены, кому и какой именно вред причинен ответчиком, влекущий для него гражданско-правовую ответственность.

Суд не вправе отказать в принятии дополнения к иску, предъявленного в защиту интересов неопределенного круга лиц, который содержит дополнительные обстоятельства, на которых основаны требования прокурора.

Рязанский межрайонный природоохранный прокурор обратился в суд с иском в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц к ООО «М» о приостановлении деятельности. В ходе судебного разбирательства от прокурора поступило исковое заявление о дополнении оснований заявленных требований.

Однако суд отказал прокурору в принятии дополнений оснований иска к производству суда.

Между тем, как следует из материалов дела, прокурор предъявил иск о приостановлении деятельности ООО «М», основывая его на нарушении прав неопределенного круга граждан в сфере экологии. Требований, предусмотренных ст. 52 АПК РФ, относящихся к подведомственности арбитражного суда, прокурором не предъявлялось.

Поскольку данное заявление было подано прокурором в порядке ст. 39 ГПК РФ и содержит дополнительные основания уже заявленных ранее исковых требований о приостановлении деятельности ООО «М» и принятых судом к своему производству, оснований для отказа в принятии дополнений к исковому заявлению у суда не имелось.

Прокурор, предъявивший иск в чужих интересах, занимает в процессе самостоятельное процессуальное положение, отличное от других участвующих в деле лиц. Позиция прокурора в деле не связана с позицией истца и определяется лишь законом и его внутренним убеждением. В связи с этим, если в ходе рассмотрения дела прокурор придет к выводу о необоснованности заявленных им исковых требований в целом либо в части, он обязан отказаться от иска полностью либо частично. Отказ прокурора от иска является актом распоряжения лишь процессуальным правом и не лишает истца права требовать рассмотрения дела по существу.

Истец вправе заявить отказ от иска по делу, возбужденному по инициативе прокурора. Суд его принимает, если рассматриваемый отказ не противоречит закону и прав других лиц не нарушает.

Так, прокурор Рязанской области в интересах Правительства Рязанской области обратился в суд с иском к Б. о признании свидетельства о предоставлении субсидии на строительство или приобретение жилья недействительным, взыскании в доход областного бюджета незаконно полученной субсидии.

В судебном заседании истец — Правительство Рязанской области — заявил отказ от иска, который был принят судом первой инстанции.

В силу ст. 39 ГПК РФ истец вправе отказаться от иска. Суд не принимает отказ от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Учитывая, что Правительству Рязанской области принадлежит право на отказ от иска, действия истца соответствуют закону, данный отказ не противоречит возможности ответчицы в настоящее время получить субсидию на условиях положения о субсидировании части стоимости жилья работникам бюджетной сферы Рязанской области, привлекающим ипотечные кредиты на строительство или приобретение жилья, а также отсутствие доказательств невозможности кого-либо в период выдачи субсидии ответчице реализовать возможность получения субсидии при обращении за ней, суд принял отказ истца от иска и в соответствии со ст. 220 ГПК РФ прекратил производство по делу.

В другом случае прокурор Ермишинского района Рязанской области обратился в Ермишинский районный суд в порядке ст. 45 ГПК РФ с иском в интересах несовершеннолетней М. к Отделу социальной защиты населения Ермишинского муниципального района и к Управлению труда и социальной защиты населения Рязанской области о взыскании задолженности по выплате ежемесячного пособия по уходу за ребенком.

В судебном заседании прокурор, а также законный представитель несовершеннолетней истицы М. в представленных в суд письменных заявлениях ходатайствовали о прекращении производства по делу в связи с отказом от иска, т.к. исковые требования удовлетворены ответчиком добровольно.

Изучив ходатайство и материалы дела, суд пришел к выводу о необходимости удовлетворения заявленного ходатайства и прекращении производства по делу.

В соответствии с п. 2 ст. 45 ГПК РФ в случае отказа прокурора от заявления, поданного в защиту законных интересов другого лица, рассмотрение дела по существу продолжается, если это лицо или законный представитель не заявит об отказе от иска. При отказе истца от иска суд прекращает производство по делу, если это не противоречит закону или не нарушает права и законные интересы других лиц.

В соответствии с п. 2 ст. 173 ГПК РФ суд разъясняет истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска.

Таким образом, при рассмотренных обстоятельствах в отношении отказа от иска, совершенного прокурором, суд пришел к правильному выводу о его принятии, т.к. права и законные интересы, в защиту которых обратился прокурор, не являются нарушенными.

В соответствии с п. 3 ст. 131 ГПК РФ в случае обращения прокурора в защиту законных интересов гражданина в заявлении должно содержаться обоснование невозможности предъявления иска самим гражданином. При этом должны быть представлены доказательства, подтверждающие невозможность самостоятельного обращения, и приложены копии документов. Право оценки уважительности причин, по которым гражданин сам не может обратиться в суд, принадлежит суду.

Судебная практика относит к уважительным обстоятельствам те, которые не позволяют гражданину самостоятельно обратиться в суд в защиту своих прав. Например, состояние здоровья гражданина, препятствующее самостоятельному обращению его в суд, под которым следует понимать не любое заболевание, а лишь хроническую болезнь, сковывающую человека в физическом и эмоционально-волевом отношении (инвалидность 1 группы, ребенок-инвалид, хронический алкоголизм и наркомания и т.п.). Под иными уважительными причинами, по которым гражданин сам не может обратиться в суд, следует понимать тяжелую жизненную ситуацию, в которой такое лицо оказалось в результате стихийного бедствия, катастрофы, межэтнического конфликта и т.п.

Правильно поступают те суды, которые во избежание преждевременного вывода об отсутствии у прокурора права на предъявление в чужих интересах искового заявления оставляют его без движения для устранения недостатков.

Так, Пронский районный суд исковое заявление прокурора, обратившегося в суд в интересах несовершеннолетней К. к администрации МО — Пронский район, о признании незаконным постановления в части разрешения заселения и перепрописки, оставил без движения, поскольку у несовершеннолетней К. имеется опекун С., которая в соответствии с п. 3 ст. 36 ГК РФ обязана заботиться о содержании своей подопечной, защищать ее права и интересы, в связи с этим обоснованно предложил прокурору представить доказательства, подтверждающие невозможность опекуна С. обратиться в суд с данным заявлением в защиту интересов несовершеннолетней К.

Также обоснованно Октябрьским районным судом было оставлено без движения заявление прокурора Октябрьского района г. Рязани, обратившегося в суд в интересах несовершеннолетней В. с заявлением об установлении факта ее рождения.

Обращаясь с указанным иском, прокурор установил, что в феврале 2006 г. по заявлению гражданки Т. в Центр психолого-педагогической и медико-социальной помощи детям и подросткам управления образования, науки и молодежи администрации г. Рязани поступила девочка В., конкретных и достоверных сведений о родителях которой не имеется.

В соответствии с п. 1 ст. 19 Закона от 15.11.1997 N 143-ФЗ в ред. от 18.07.2006 «Об актах гражданского состояния» орган внутренних дел, орган опеки и попечительства либо медицинская организация, воспитательная организация или организация социальной защиты населения, в которую помещен ребенок, обязаны заявить о государственной регистрации рождения найденного ребенка, родители которого неизвестны, не позднее чем через семь дней со дня обнаружения ребенка.

Одновременно с заявлением о государственной регистрации рождения найденного ребенка должны быть представлены: 1) документ об обнаружении ребенка, выданный органом внутренних дел или органом опеки и попечительства, с указанием времени, места и обстоятельств, при которых ребенок найден; 2) документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий возраст и пол найденного ребенка.

В соответствии с правилами, установленными ст. 265 , 267 ГПК РФ, суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты.

Обращаясь в суд в интересах несовершеннолетней В., прокурор не выполнил требования ст. 265, 267 ГПК РФ — не указал, по каким причинам невозможно произвести регистрацию рождения ребенка органами ЗАГСа, поэтому судья правомерно оставила заявление без движения, предложив устранить недостаток.

Поскольку прокурором Пронского района, обратившимся в суд с иском к М. о признании права собственности на жилое помещение за всеми членами ее семьи, проживающими совместно с ответчиком, не были указаны причины и доказательства, по которым заинтересованные лица сами не могут обратиться в суд с иском в защиту своих прав, а кроме того, в исковом заявлении не были указаны истец, его место нахождения, какие права истца нарушены, а также способ защиты нарушенного права истца, суд обоснованно пришел к выводу о том, что заявление подано прокурором в нарушение оснований, предусмотренных п. 1 ст. 45 ГПК РФ, в связи с чем правомерно отказал в принятии иска.

Определением Железнодорожного районного суда г. Рязани было отказано прокурору в принятии иска к С. о лишении его родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери. Суд мотивировал отказ тем, что у несовершеннолетней имеется опекун З. При этом суд исходил из того, что каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о невозможности опекуна лично обратиться в суд с иском о лишении родительских прав, не представлено.

Однако при этом суд не учел, что статьей 70 Семейного кодекса РФ предусмотрено право прокурора на обращение в суд независимо от прав других лиц на предъявление такого иска. В связи с этим судебной коллегией определение районного суда было отменено и исковой материал направлен в суд первой инстанции.

Следует подчеркнуть, что суды в основном допускают ошибки по рассматриваемым делам на стадии принятия заявлений прокуроров. Вместе с тем еще не единичны случаи, когда районные суды при рассмотрении дел неправильно применяют нормы материального и процессуального права. Так, например, прокурор Спасского района Рязанской области обратился в суд с заявлением о признании недействующим нормативно-правового акта в части, мотивируя тем, что ст. 39 , 50 Устава муниципального образования, утвержденные решением Спасской районной Думы от 15.08.2005 «О принятии Устава муниципального образования — Спасский муниципальный район Рязанской области в новой редакции», предусматривающие социальные льготы и гарантии для главы Спасского района и депутатов Спасской районной Думы, приняты в нарушение норм федерального законодательства и подлежат признанию недействующими.

Разрешая требования прокурора и признавая недействующими оспариваемые нормы, суд исходил из отсутствия федеральных законов, устанавливающих гарантии осуществления полномочий депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления, что влечет невозможность существования норм, предусмотренных ст. 39, 50 Устава.

Однако с указанным выводом не согласилась кассационная инстанция, отметив, что, как следует из заявленных прокурором требований, поставлен вопрос о признании норм статей Устава не соответствующими действующему федеральному законодательству субъекта и признании их недействующими. Устанавливая в соответствии со ст. 56 ГПК РФ указанное обстоятельство в качестве юридически значимого, суд формально его определил, не предложив представить прокурору дополнительные доказательства несоответствия норм, не уточнил, каким именно законам не соответствуют оспариваемые нормы. К тому же, в силу п. 5.1 ст. 40 Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ гарантии осуществления полномочий депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления устанавливаются уставами муниципальных образований в соответствии с федеральными законами и законами субъектов РФ.

В соответствии со ст. 253 ГПК РФ суд проверяет оспариваемый акт (или его часть) на соответствие федеральным законам либо другим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу. Учитывая, что в ст. 39 , 50 Устава содержатся социальные льготы и гарантии для главы Спасского района и депутатов Спасской районной Думы, относящиеся к различным отраслям права (пенсионному, жилищному, трудовому, гражданской службы), суду следовало бы проверить, какие законы регулируют отношения и насколько оспариваемые акты соответствуют (либо противоречат) им, а затем уже оценить заявленные требования с учетом всей совокупности установленных обстоятельств.

Таким образом, суд исходил из отсутствия одного закона, устанавливающего социальные льготы и гарантии, и не проверял соответствие оспариваемых норм требованиям других законов и нормативных правовых актов, в связи с чем решение было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в районный суд.

Прокурор Клепиковского района обратился в суд с иском в интересах неопределенного круга лиц к администрации МО — Клепиковский муниципальный район с требованием обязать провести утилизацию пришедших в негодность ядохимикатов и пестицидов, которые в настоящее время бесконтрольно хранятся.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований. При этом суд исходил из того, что указанные в иске пестициды и агрохимикаты не являются бытовыми или опасными промышленными отходами, а также из того обстоятельства, что полномочия по утилизации пестицидов и агрохимикатов входят в компетенцию органов государственной власти субъектов РФ.

Однако суд не учел, что в соответствии со ст. 1 Закона «Об отходах производства и потребления» от 24.06.1998 определено, что отходами производства и потребления являются остатки сырья, материалов и полуфабрикатов, иных изделий или продуктов, которые образовались в процессе производства или потребления, а также товары (продукция), утратившие свои потребительские свойства. Опасными отходами являются отходы, которые содержат вредные вещества, обладающие опасными свойствами или содержащие возбудителей инфекционных болезней, либо которые могут представлять непосредственную или потенциальную опасность для окружающей природной среды и здоровья человека самостоятельно или при вступлении в контакт с другими веществами.

Таким образом, закон признает отходами не только продукцию, связанную с процессом производства и потребления, но и продукцию, утратившую свои потребительские свойства.

Согласно п. 2 ст. 8 Закона «Об отходах производства и потребления», п. 2 ст. 7 Закона «Об охране окружающей среды», п. 1 ст. 15 Закона «Об общих принципах местного самоуправления в РФ» к вопросам местного значения относится организация утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов.

При таких обстоятельствах кассационной инстанцией судебное решение было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Прокурор Милославского района Рязанской области обратился в интересах Р. в Милославский районный суд с иском к ЗАО «П», филиалу ЗАО «П-6», ООО «В» о признании незаконным отказа в предоставлении льготного обеспечения Р. лекарственными средствами.

На момент обращения истца в ООО «В» требуемых пациенту лекарственных средств не имелось, поэтому аптечное учреждение сформировало заявку на поставку препаратов в уполномоченную фармацевтическую компанию — ЗАО «П», являющуюся поставщиком лекарственных средств для федеральных льготников согласно государственному контракту, заключенному с уполномоченным директором филиала ЗАО «П-6».

Судом было установлено, что ЗАО фирма «П» в нарушение контракта не исполнила надлежащим образом возложенную обязанность обеспечить поставку заявленного лекарственного средства в аптечный пункт в течение 10 календарных дней с момента получения заявки. До настоящего времени Р. не обеспечен лекарственными средствами, сведений о перспективах обеспечения ими фирмой «П» не представлено.

Удовлетворяя требования прокурора Милославского района Рязанской области о признании отказа в предоставлении льготного обеспечения лекарственными средствами и обязании обеспечить заявку на поставку лекарственного препарата, суд исходил из того, что ЗАО «П» нарушило право истца Р. на льготное обеспечение лекарственными средствами за счет бюджета в рамках государственной социальной помощи по обеспечению лекарственными средствами. При этом суд первой инстанции исходил из положений государственного контракта, заключенного между Рязанским областным фондом обязательного медицинского страхования (РОФМС) и фирмой «П» в соответствии с п. 6.2 Закона «О государственной социальной помощи» от 17.07.1999 N 178-ФЗ (в ред. от 22.08.2004 N 122-ФЗ ), приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 18.09.2006 N 665, утвердившим соответствующий перечень лекарственных средств.

Рассматривая кассационную жалобу, оспаривающую состояние ЗАО «П» в правоотношениях с получателем льготного лекарства, кассационная инстанция указала, что выводы суда не основаны на нормах материального права, регулирующих отношения между сторонами.

В соответствии с п. 5 ст. 6.3 Закона РФ N 178-ФЗ «О государственной социальной помощи», приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 29 декабря N 328 «Об учреждении порядка предоставления набора социальных услуг отдельным категориям граждан» (в ред. от 05.09.2005 N 547 , от 07.10.2005 N 623 , от 13.06.2006 N 477 , от 18.09.2006 N 666 , от 01.06.2007 N 387 ) лицом, которое должно осуществить отпуск лекарственных средств истцу, является аптечное учреждение ООО «В», которое не представило на момент рассмотрения дела лекарственные средства, указанные в рецепте.

Ни в силу закона, ни в силу договора обязанность по отпуску лекарственного средства (детралекс) Р. на ЗАО «П» не возложена. Соответствующих исковых требований к аптечному учреждению не предъявлялось. Спор по надлежащему исполнению государственного контракта между РОФМС и ЗАО «П», а также договора между ЗАО «П» и ООО «В» о поставке лекарственных средств не затрагивает права истца и не может разрешаться в рамках данного дела.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция на основании п. 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ вынесла новое решение (в части) в отношении обращения прокурора — об отказе в удовлетворении исковых требований к ЗАО «П».

Прокурор Новодеревенского района Рязанской области обратился в суд с иском к Т. о лишении родительских прав и взыскании алиментов в отношении несовершеннолетних детей, который был удовлетворен Новодеревенским районным судом.

В надзорном представлении прокурора ставится вопрос об отмене решения суда в части определения размера алиментов в твердой сумме в связи с существенным нарушением норм материального права.

Рассматривая заявление, суд надзорной инстанции указал, что в силу ст. 80 , 81 СК РФ в случае, если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, алименты на их содержание взыскиваются в судебном порядке ежемесячно в размере половины заработка на трех и более детей. Основания, в связи с которыми суд вправе взыскать алименты на содержание несовершеннолетних детей в твердой денежной сумме, установлены ст. 83 СК РФ. Согласно п. 2 ст. 117 СК РФ в целях индексации размер алиментов устанавливается судом в твердой денежной сумме, соответствующей определенному числу минимальных размеров оплаты труда .

Взыскивая с Т. алименты в твердой денежной сумме, суд в нарушение требований ст. 83 СК РФ и ст. 198 ГПК РФ не указал, в связи с какими обстоятельствами он пришел к выводу о необходимости взыскания алиментов в твердой денежной сумме, не мотивировал свое решение, не указал размер суммы, кратный числу минимальных размеров оплаты труда, что затрудняет индексацию и нарушает законные права и интересы взыскателей и детей.

При таких обстоятельствах судебное решение нельзя было признать законным и обоснованным и оно подлежало отмене.

www.garant.ru

Смотрите так же:

  • 504 приказ департамента имущества Важная информация 1. В заявках на закупку с НМЦК: - до 1,0 млн. руб. исключить требование об установлении обеспечения заявки;- от 1млн. руб. до 20 млн. руб. устанавливается размер […]
  • Правила движения все выпуски торрент Полный видеокурс пдд правила дорожного движения 10 ч скачать торрент 2012 Может быть применены для самостоятельного исследования правил дорожного движения. полный видеокурс пдд правила […]
  • Приказ 1840 от 25062018 Приказ Министерства культуры РФ от 5 ноября 2015 г. № 2725 "О внесении изменения в Порядок приемки работ по сохранению объекта культурного наследия и подготовки акта приемки выполненных […]
  • Срок требования по налогам Недоимка по налогам — что это такое и какие последствия? Отправить на почту Недоимка по налогам - это просроченная задолженность юридических и физических лиц по платежам в бюджет. […]
  • Уголовный кодекс статья 45 Статья 45. Освобождение от уголовной ответственности в связи с действенным раскаянием Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, освобождается от уголовной […]
  • Образец реестра в деле Реестр контрактов по 44-ФЗ и 223-ФЗ: полный обзор, правила ведения реестров + необходимые документы Здравствуйте, уважаемый(ая) коллега! В сегодняшней статье речь пойдет о реестре […]