Оценочные признаки уголовного закона

§ 5. Особенности применения оценочных признаков состава преступления

Как уже отмечалось, признаки состава преступления делятся на постоянные и переменные, а последние — на бланкетные и оценочные.

Количество оценочных признаков в действующем законодательстве значительно. Ошибки в применении таких признаков — весьма частое явление. Это обусловлено не только субъективными особенностями правоприменителей, но отчасти и объективными условиями.

Специфика оценочных признаков состава преступления так велика, что заслуживает особого рассмотрения.

Оценочные признаки получают реальное значение лишь в процессе толкования их правоприменителем. Содержание их во многом определяется правосознанием юриста, применяющего закон. Оценочные признаки «мобильны», изменчивы; их содержание максимально приближено к изменяющейся обстановке.

Например, оценочным является признак «причинение значительного ущерба гражданину» при краже (п. «г» ч. 2 ст. 158 УК). Очевидно, что кража, например, кошелька с деньгами в сумме 150 тыс. руб. (в ценах 1997 г.) будет оценена в зависимости от материального положения потерпевшего. Так, для предпринимателя с ежемесячным доходом 5 млн. руб. или для адвоката с доходом 2,5 млн.руб. сумма в 150 тыс. руб. не будет признана значительной. Хищение такой суммы не отразится даже на месячном бюджете этих лиц. Напротив, для пенсионера, проживающего только на пенсию в размере 220 тыс. руб. в месяц, кража кошелька с деньгами в сумме 150 тыс. руб. существенно изменит бюджет не на один месяц. При определении наличия или отсутствия в содеянном данного признака оцениваются не только сумма дохода потерпевшего, но и иные обстоятельства дела. Например, скорее всего суд вынесет различные решения в отношении двух потерпевших, имеющих одинаковый доход: 1) рабочий металлургического завода, получающий заработную плату в размере 800 тыс. руб., холост, иждивенцев не имеет; 2) работница того же завода с такой же оплатой труда, воспитывающая двоих детей-школьников и не получающая алиментных платежей от отца детей.

Итак, содержание оценочных признаков уточняется в зависимости от конкретной ситуации. Отсюда следует сложность в обеспечении единства понимания таких признаков правоприменителем. Не случайно Пленум Верховного Суда РФ (ранее — СССР, РСФСР) уделяет особое внимание рекомендациям по толкованию оценочных признаков в руководящих разъяснениях по отдельным категориям дел.

Нередки принципиальные решения по данному вопросу и в публикуемой прецедентной практике Верховного Суда. Цель таких разъяснений — дать правоприменителю ориентиры в оценке конкретных ситуаций. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» дано толкование квалифицирующего признака убийства — совершение его с особой жестокостью*. Пленум подчеркивает, что понятие особой жестокости необходимо связывать как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, которые свидетельствуют о проявлении виновным особой жестокости. Так, особо жестокий, мучительный для потерпевшего способ совершения убийства налицо, когда перед лишением жизни или в процессе этого к нему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой (наносилось большое количество телесных повреждений, использовался мучительно действующий яд, потерпевшего сожгли заживо, длительно лишали пищи, воды и т.п.). Однако особая жестокость может выразиться не только в способе убийства, но и в иных обстоятельствах преступления. Пленум относит к таким обстоятельствам совершение убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный осознавал, что причиняет им своими действиями особые страдания. При всех проявлениях особой жестокости обязательно осознание виновным этого обстоятельства. Он может желать доставить жертве именно такие страдания, либо, осознавая их, относиться к страданиям жертвы безразлично.

* См.: БВС РФ. 1993. № 2. С. 6—7.

Отметим, что, несмотря на довольно четкие рекомендации по толкованию признака «особая жестокость», у правоприменителя все же остается довольно значительная свобода в оценке каждого конкретного случая. Так, нанесение большого количества телесных повреждений до или в процессе лишения потерпевшего жизни не всегда признается глумлением над жертвой и проявлением особой жестокости виновного.

Например, двое соучастников, получив отказ девушки вступить с ними в половую связь, связали потерпевшую, нанесли ей 11 ножевых ранений в различные части тела. Потерпевшая скончалась в их присутствии спустя два часа от потери крови. Налицо проявление виновными особой жестокости: осознание и желание причинения жертве особых мучений и страданий.

Рассмотрим другой случай. Старослужащий долгое время издевается над молодым солдатом, который физически значительно слабее старослужащего. На следующий день после очередных оскорблений и побоев, решив отомстить обидчику, молодой солдат наносит ножом 8 ранений спящему старослужащему. Экспертизой установлено, что все ранения нанесены в течение короткого промежутка времени (нескольких минут). Они преследовали одну цель — причинение смерти потерпевшему. Цели причинить ему особые страдания виновный не имел. Множественность ранений обусловлена небольшой физической силой субъекта преступления, который не смог первыми ударами причинить смерть жертве. Таким образом, в данном случае нанесение множественных ранений в процессе убийства не было проявлением виновным особой жестокости.

Обобщение судебной практики показывает, что чаще всего суды ошибаются в толковании следующих оценочных признаков: корыстные и хулиганские побуждения, особая жестокость и общеопасный способ убийства (ст. 105 УК), убийство в состоянии аффекта (ст. 107 УК), значительный ущерб гражданину (п. «г» ч. 2 ст. 158, 159, 160 и др.), признаки явности и грубости в составе хулиганства (ст. 213 УК), тяжкие последствия в целом ряде составов.

Несмотря на значительные сложности в применении оценочных признаков состава преступления, законодатель тем не менее не может полностью отказаться от их использования. Такие признаки обеспечивают стабильность уголовного закона при изменяющихся жизненных обстоятельствах. Благодаря оценочным признакам содержание уголовного закона меняется без изменения формулировки закона.

Таким образом, необходимо использовать позитивные свойства оценочных признаков, нейтрализуя по возможности их отрицательные качества.

В целом в истории развития уголовного законодательства прослеживается тенденция конкретизации значения оценочных признаков. На первом этапе судебная практика в решениях по конкретным делам (прецедентам) толкует оценочный признак и вырабатывает примерные ориентиры в оценке преступлений с такими признаками. Подобное толкование не обязательно для других судов, рассматривающих сходные дела, но имеет силу убеждающего примера. На втором этапе Верховный Суд обобщает прецедентные решения отдельных судов и более абстрактно формулирует рекомендации по применению того или иного оценочного признака в руководящем постановлении по определенной категории дел. Такое толкование в соответствии с Законом о Верховном Суде обязательно для нижестоящих судов, рассматривающих дела этой категории. Наконец, на третьем этапе устоявшееся определение оценочного признака закрепляется в уголовном законе, как правило, в примечании к той статье, в которой описан состав преступления с данным оценочным признаком.

Так, Уголовный кодекс РФ 1996 г. в отличие от УК РСФСР 1960 г. активно использует законодательное толкование оценочных признаков состава преступления. Наиболее часто в примечаниях к статьям толкуется крупный и особо крупный ущерб, причиненный преступлением. Кроме того, при реформе уголовного законодательства ряд оценочных понятий был заменен на понятия формально-определенные. Например, в составе хулиганства (ст. 213 УК) теперь нет указания на исключительный цинизм и особую дерзость, а в составе получения взятки (ст. 290 УК) оценочный квалифицирующий признак «совершение преступления лицом, занимающим ответственное должностное положение» заменен на более конкретный признак «совершение преступления лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления».

Итак, оценочные признаки состава преступления сохраняются в уголовном законе для обеспечения гибкости закона. Правоприменитель при квалификации преступлений имеет значительную свободу в применении таких признаков. Это обязывает его с большей ответственностью подходить к толкованию оценочных признаков, обращая особое внимание на публикуемую руководящую и прецедентную практику Верховного Суда РФ.

www.bibliotekar.ru

Оценочные признаки уголовного закона

Главная > Документ

Тема . Оценочные признаки уголовного закона

Понятие оценочного признака состава. Особенности логической структуры оценочных признаков. Общие свойства и отличительные особенности оценочных и бланкетных признаков состава. Виды оценочных признаков: количественные, качественные, смешанного типа.

Предпосылки использования оценочных признаков в уголовном законе и выполняемые ими функции: придание закону необходимой полноты, гибкости, динамизма, необходимость использования в уголовном законе категорий морального, этического, нравственного характера. Положительные и отрицательные свойства оценочных признаков.

Структура оценки: предмет, субъект, характер и основание. Стандарт оценочного признака. Способы установления и закрепления стандартов:

а) логический анализ закона, количественный метод закрепления стандарта оценочного признака в законе, использование в законе примерных перечней, метод сопоставления санкций;

б) анализ руководящих постановлений высших судебных инстанций по отдельным категориям уголовных дел;

в) прецеденты толкования закона высшими судебными инстанциями оценочных признаков по конкретным уголовным делам;

г) анализ обзоров судебной практики;

д) неофициальное толкование закона руководителями высших органов правосудия;

е) доктринальное толкование закона.

Роль профессионального правосознания в применении оценочных признаков закона.

Типичные ошибки в применении оценочных признаков уголовного закона. Статьи Общей части УК, ошибки в применении которых связаны с оценочными понятиями. Статьи Особенной части УК, ошибки в применении которых наиболее часто связаны с оценочными признаками.

Список литературы

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Бюл. Верхов. Суда РФ. 1999. № 3.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании» // Сб. постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1961-1993. М.: Юрид. лит., 1994.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 2 марта 1989 г. «О практике применения судами законодательства по делам, связанным с пожарами» // Бюл. Верхов. Суда СССР. 1989. № 3.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1986 г. «О практике применения судами уголовного законодательства, направленного на охрану безопасных условий труда и безопасности горных, строительных и иных работ» // Бюл. Верхов. Суда СССР. 1987. № 1.

Питецкий В.В. Оценочные признаки уголовного закона (сущность, функции, перспективы использования в законодательстве). Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1993.

Питецкий В.В. Применение оценочных признаков уголовного закона. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1995.

Какие из перечисленных понятий и выражений можно отнести к числу оценочных: насилие; насилие, опасное для жизни или здоровья; невменяемость; наркотические вещества; сильнодействующие вещества; строительные работы; состояние опьянения; тяжкий вред здоровью; неприличная форма унижения чести и достоинства.

Каким методом Вы руководствовались бы при уяснении содержания следующих оценочных признаков:

а) тяжкие последствия в составах, предусмотренных ч.3 ст. 126; ч.2 ст. 128; ст. 218; ч.2 ст. 216 УК РФ;

б) крупный ущерб, предусмотренный в ч.2 ст. 169; ч.2 ст. 176; ст. 183; ст. 180 УК РФ?

Таксист Хаустов обманным путем заманил в машину 12-летнего мальчика и увез в неизвестном направлении. Соседи, видевшие это, запомнили номер машины и сообщили об этом матери мальчика. Последняя обратилась в милицию, которая быстро установила, что Хаустов увез мальчика к себе на дачу, ударом ножа убил его, а труп разрубил на куски. Через некоторое время на дачу прибыла милиция с матерью мальчика. Последняя, увидев представшую перед ней картину, потеряла сознание. На следствии Хаустов показал, что убил мальчика для того, чтобы кормить его мясом трех немецких овчарок, охранявших его дачу.

Органами следствия действия Хаустова были квалифицированы по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ. Правильно ли квалифицировано данное преступление?

Николаев во время распития спиртных напитков со своей сожительницей Спириной затеял с ней ссору, во время которой ударил ее кулаком в лицо. Присутствовавший при этом 12-летний сын Спириной ушел в другую комнату. Затем Николаев схватил со стола кухонный нож и нанес им удар Спириной в спину под лопатку, от чего она на месте скончалась. После нанесения ножевого удара Николаев услышал крик сына Спириной, который из другой комнаты наблюдал за случившимся.

На допросе Николаев показал, что во время удара ножом не знал, был ли сын Спириной очевидцем убийства, и не думал об этом. Действия Николаева были квалифицированы по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ. Адвокат ходатайствовал о переквалификации его преступления по ч.1 ст. 105 УК РФ.

Дайте оценку позициям следователя и адвоката.

Зыков занимался вымогательством денег у хозяев частных павильонов. Владелец одного из них, Мамедов, отказался платить ему деньги, в связи с чем Зыков убил его двумя выстрелами из пистолета в голову, а труп привязал к столбу за ноги вниз головой в районе торговых павильонов. Прежде чем труп был снят, его в таком состоянии увидели не менее 30 прохожих. Одна из пожилых женщин от увиденного потеряла сознание.

На следствии Зыков пояснил, что подвесил труп в таком положении для того, чтобы владельцы торговых павильонов «сделали правильные выводы». Содеянное Зыковым органами следствия было квалифицировано, в частности, как убийство с особой жестокостью. Адвокат Зыкова просил исключить данный квалифицирующий признак. Он указал в жалобе на то, что ни одного из способов особой жестокости убийства, указанных в п.8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г., в данном случае нет.

Подлежит ли жалоба адвоката удовлетворению?

6. Иванов, находясь в нетрезвом состоянии, заснул в постели с непогашенной сигаретой, в результате чего в квартире возник пожар. Прибывшие пожарные быстро потушили его, однако, будучи занятыми тушением этого пожара, опоздали на пожар в другом доме. В результате этого во время пожара там погибли двое несовершеннолетних детей, а дом полностью сгорел. Расценив это как «иные тяжкие последствия», следователь квалифицировал действия Иванова по ч.2 ст. 219 УК РФ. При этом он учел показания командира пожарной команды, который утверждал, что если бы не тушение пожара в квартире Иванова, то погибших детей можно было спасти.

Правильно ли следователь квалифицировал действия Иванова?

gigabaza.ru

Признаки состава преступления делятся на постоянные и переменные, а последние — на бланкетные и оценочные.

Количество оценочных признаков в действующем законодательстве значительно. Ошибки в применении таких признаков — весьма частое явление. Это обусловлено не только субъективными особенностями правоприменителей, но отчасти и объективными условия- ми [1].

Оценочные признаки получают реальное значение лишь в процессе толкования их правоприменителем. Содержание их во многом определяется правосознанием юриста, применяющего закон. Оценочные признаки , изменчивы, не имеют точно определенных границ; их содержание максимально приближено к изменяющейся обстановке.

Оценочные признаки состава преступления являются составной частью объективной стороны состава преступления.

Квалифицировать преступление по объективной стороне означает установить тождество между внешней стороной общественно опасного деяния, т.е. актом поведения человека, совершенным в объективном мире, и объективной стороной соответствующего состава преступления. Решающее значение в данном процессе имеет характеристика общественно опасного, уголовно-противоправного деяния, которое причиняет вред охраняемым интересам либо угрожает причинением такого вреда.

Исходя из теории состава преступления, при анализе преступного поведения вначале мы должны установить наличие обязательных признаков объективной стороны. Эти признаки в большей степени соответствуют преступлениям с материальным составом, для которых моментом окончания считается наступление вредных последствий, выделяемых в диспозиции.

Иные составы преступлений сформулированы законодателем как формальные, в которых обязательным признаком объективной стороны является лишь общественно опасное деяние. Преступление с таким составом считается оконченным в момент совершения самого деяния. Практически в каждом преступлении требуется устанавливать факультативные признаки объективной стороны преступления: место, время, способы, обстоятельства совершения преступления. Когда эти факультативные признаки указаны в диспозиции статьи Особенной части УК РФ, тогда они признаются обязательными и их необходимо выявлять и доказывать при оценке совершенного деяния.

Само деяние содержит в себе существенную информацию для лица, осуществляющего его квалификацию. Во-первых, определяется, не является ли деяние малозначительным, не обусловлено ли оно обстоятельством, исключающим его преступность. Во-вторых, поскольку характеристика и признаки деяния неодинаково изложены в диспозициях статей Особенной части УК РФ, при квалификации общественно опасных деяний, признаки которых выражены в описательных диспозициях, требуется простое сопоставление законодательной конструкции с признаками фактически совершенного деяния; если же законодатель использует бланкетную диспозицию, то для правильной квалификации совершенного преступления необходимо обратиться к иным нормативным актам, где закреплены те или иные правила и ограничения, нарушение и невыполнение которых является составной частью объективной стороны [2]. В большинстве случаев общественно опасное деяние совершается путем действия, но возможно и преступное бездействие. Если действие — это внешний акт активного поведения человека, к которым относят не только телодвижения, но и словесную, письменную форму, то бездействие представляет собой пассивную форму поведения, т.е. невыполнение определенных действий.

Вредные последствия, которые наступают в результате совершения преступного деяния, также являются важнейшим признаком объективной стороны. Во-первых, они выступают как бы связующим звеном между объектом посягательства и объективной стороной. Во-вторых, их отражение в диспозиции статьи Особенной части УК РФ позволяет определить данный состав преступления как материальный. Это в свою очередь существенно влияет на квалификацию: отсутствие вредных последствий при их законодательном закреплении исключает квалификацию деяния как оконченное преступление, а в ряде случаев вообще исключает преступность деяния. В теории вредные последствия делятся на материальные и нематериальные. К материальным последствиям относят имущественный вред и физический, причиняемый личности. Для более точной квалификации в законе выделяется несколько видов имущественного ущерба (например, ст. 158, 167, 168 Ук РФ предусматривают причинение значительного ущерба и ущерб в крупном размере, ст. 198 предусматривает причинение ущерба в особо крупном размере). В свою очередь степень тяжести физического вреда является критерием разграничения многих преступлений (в ст. 111-116 УК РФ выделяется тяжкий вред здоровью, вред средней тяжести, легкий вред и побои).

К нематериальным последствиям относят: вред, причиняемый интересам личности; вред, причиняемый в сфере деятельности государственных, негосударственных и общественных организаций. Для характеристики вредных последствий законодатель использует оценочные признаки (например, ст. 126-128, 131 и др. УК РФ называют ). Как правило, смысл и содержание признаков разъясняет Пленум Верховного Суда РФ в своих постановлениях. Например, в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ иными тяжкими последствиями при изнасиловании признаются смерть и самоубийство потерпевшей, душевная болезнь, последовавшие в результате изнасилования [3].

Для квалификации преступлений имеют значение и такие факультативные признаки объективной стороны, как время, место, способ, обстановка совершения преступления. При составлении уголовно-процессуальных документов, в которых отражается результат квалификации, обозначение некоторых факультативных признаков является обязательным, так как они входят в предмет доказывания. Но с уголовно-правовой точки зрения данные признаки имеют несколько значений. Во-первых, если факультативный признак включен законодателем в диспозицию статьи Особенной части УК РФ, то он является обязательным признаком данного состава преступления. Его отсутствие в совершенном общественно опасном деянии исключает возможность привлечения к уголовной ответственности по данной статье. Во-вторых, если эти признаки образуют квалифицированный состав преступления, то их отсутствие в деянии не исключает уголовной ответственности, но означает, что в содеянном содержится не квалифицированный, а простой состав преступления. В-третьих, если данные признаки не указаны в статье закона, они не влияют на квалификацию, но могут признаваться обстоятельствами, отягчающими ответственность.

Место совершения преступления — это определенная территория, на которой имело место событие преступления. Прежде всего место совершения преступления определяет, какой уголовный закон должен быть применен. Если преступное действие начиналось на территории одного государства, а последствия наступили на территории другого государства, то возникает вопрос: закон какого государства должен быть применен в данном случае ?

Место совершения преступления может быть включено в качестве конструктивного признака состава преступления, эти признаки являются необходимым условием применения статьи.

Место совершения преступления может рассматриваться законодателем как квалифицирующее обстоятельство, свидетельствующее о большей общественной опасности деяния. Так, порча земли, совершенная в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации, влечет повышенную ответственность по сравнению с порчей земли в иных местах.

Обстановка совершения преступления предполагает те объективные условия, при которых произошло преступление. Эти условия могут иметь большое общественное значение и потому существенно влиять на характер совершенного деяния. Например, публичное совершение клеветы и публичное совершение оскорбления являются квалифицирующими обстоятельствами, влекущими повышенную ответственность [4].

Способ совершения преступления — эта та форма, в которой выразились общественно опасные действия, те приемы и методы, которые использовал преступник для совершения преступления. По способу совершения преступления законодатель разграничивает некоторые однородные преступления. Так, кражей является тайное хищение чужого имущества (ст.159 УК), а грабежом — открытое хищение имущества (ст. 161 УК). Нередко применение определенного способа свидетельствует о повышенной опасности совершенного преступления. Поэтому в ряде случаев закон рассматривает способ совершения преступления в качестве признака квалифицированного состава. Например, п. ч. 2 ст. 105 УК предусматривает убийство, совершенное с особой жестокостью , а в п. той же статьи — убийство, совершенное общеопасным способом, т.е. опасным для жизни многих людей. Если общеопасный способ как способ, объективно создающий опасность не для одного, а для нескольких или многих людей, не вызывает трудностей в определении, то понятие носит оценочный характер.

Особая жестокость, садизм, издевательство и мучения для потерпевшего в случаях, когда эти признаки не указаны в статьях Особенной части УК РФ, не влияют на квалификацию преступления, но всегда рассматриваются как обстоятельства, отягчающие ответственность.

Надо сказать, что выяснению всех фактических обстоятельств преступления должно сопутствовать определение конкретной вины субъекта в совершенном им общественно опасном деянии. Только установление всех без исключения признаков объективной стороны преступления и их всесторонний тщательный анализ позволяют правильно осуществить задачи правосудия.

  1. Иванов Н. Об унификации оценочных признаков уголовного закона. // Российская юстиция. — 1996. — © 4. — С. 51.
  2. Кадников Н.Г. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования. М., 2003. — С. 25.
  3. БВС РФ, 1992. — © 7.
  4. Гонтарь И.Я. Преступление и состав преступления как явление и понятие в уголовном праве. Владивосток, 1997. — С. 213.

e-lib.gasu.ru

Оценочные признаки в Уголовном законе Кобзева Елена Васильевна

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Кобзева Елена Васильевна. Оценочные признаки в Уголовном законе : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.08.- Саратов, 2002.- 318 с.: ил. РГБ ОД, 61 03-12/108-9

Содержание к диссертации

Глава I. Оценочные признаки в уголовном законодательстве России и в современном зарубежном уголовном законодательстве: история и современное состояние

1. Подход к проблеме оценочных признаков. Состояние разработанности проблемы в уголовно-правовой науке

2. Анализ использования оценочных признаков в уголовном законодательстве России

3. Использование оценочных признаков в уголовном законодательстве ряда зарубежных государств

Глава II. Теория оценочных признаков Уголовного закона 103

1. Понятие, содержание, характерные черты и виды оценочных признаков Уголовного закона .

2. Причины законодательного употребления оценочных признаков Уголовного закона и их функции в механизме уголовно-правового регулирования

Глава III. Принципы формирования и толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки

1. Понятие и система принципов формирования и толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки

2. Принципы формирования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки

3. Принципы толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки 250

Приложения № 1-8 297-318

Введение к работе

Актуальность исследования. Одним из обязательных условий проведения в жизнь современной российской уголовной политики является незыблемость ее основополагающих начал — принципов законности, равенства, справедливости, гуманизма. Огромное влияние на качество соблюдения этих принципов оказывает употребление в уголовном законодательстве оценочных признаков. Исторически сложившись, оно представляет собой самостоятельный прием техники изложения уголовно-правового материала, при помощи которого, по нашим подсчетам, получили выражение нормы 56,44 % статей УК РФ 1996 года. Именно с его реализацией связано огромное количество проблем, возникающих как в практической, так и в научной сферах юридической деятельности. Законодательное закрепление оценочных признаков не может быть оценено однозначно: с одной стороны, оно обеспечивает гибкость уголовно-правового регулирования, позволяя применять соответствующие уголовно-правовые нормы с учетом конкретных условий места и времени, с другой -сопряжено с угрозой разнообразного и (или) противоречивого толкования и применения «оценочных» уголовно-правовых предписаний, нескончаемых и бесплодных споров, как в теории, так и на практике, и, в конечном итоге, нарушения основополагающих начал Уголовного кодекса РФ. Кроме того, употребление оценочных признаков таит в себе большую опасность негативного воздействия на результат осуществленной криминализации, так как их уголовно-правовое истолкование может сделать границы криминализации аморфными, расплывчатыми, когда вопрос о преступности (непреступности) деяния фактически будет решаться лицом, применяющим уголовно-правовую норму.

Результаты проведенного нами социологического исследования показали, что 55,04 % из числа опрошенных практических работников 1 испытывают затруднения в применении уголовно-правовых норм,

Всего было опрошено 258 человек.

4 содержащих оценочные признаки, 12,79 % из них полагают, что оценочные признаки не вносят в процесс уголовного правоприменения никаких особенностей и, наконец, 26,74 % считают, что оценочные признаки облегчают правоприменительную деятельность. При этом 68,11 % из числа последней группы респондентов составляют следователи органов внутренних дел, которые, как свидетельствуют изученные нами материалы, признавая подсудимых виновными в совершении преступлений по признакам, являющимся оценочными, не обосновывают вывод о наличии последних в фактических обстоятельствах дела.

В настоящее время проблема законодательного использования оценочных признаков является одной из наиболее острых и дискуссионных и в науке уголовного права. Обращение к ней имеется практически в каждом значительном теоретическом исследовании, а на страницах юридических периодических изданий активно обсуждаются такие ее аспекты, как разумность, целесообразность и масштаб применения оценочных признаков при конструировании уголовно-правовых норм. На сложность обозначенной проблемы указывают и результаты экспертного опроса научных деятелей, которые продемонстрировали отсутствие среди респондентов однозначного подхода к пониманию сущности оценочных признаков и тенденциям их применения в уголовном законодательстве.

На наш взгляд, особая дискуссионность проблемы законодательного использования оценочных признаков связана со спецификой уголовно-правовой отрасли, ее наибольшей репрессивностью, «жесткостью», нацеленностью на максимальную регламентацию регулируемых общественных отношений.

Особенности уголовно-правового толкования оценочных признаков с давних пор занимали умы великих российских ученых. Уже в трудах Н.С. Таганцева, П.И. Люблинского, Я.М. Фойницкого, Н.А. Неклюдова, СВ. Познышева и других выдающихся научных деятелей, посвященных основным теоретическим вопросам уголовного права, встречаются

5 рекомендации по конкретизации оценочных признаков, а зачастую, и критика законодателя относительно их использования в Уголовном законе. Однако впервые проблема законодательного употребления оценочных признаков как самостоятельная уголовно-правовая проблема, судя по литературе, начала обсуждаться в конце 60-х — начале 70-х годов XX века. К числу основоположников ее исследования можно отнести В.Н. Кудрявцева, Я.М. Брайнина, М.И. Ковалева, А.В. Наумова, Е.А. Фролова, Н.Ф. Кузнецову, взгляды которых на протяжении многих лет сохраняют истинную научную ценность.

Вместе с тем, труды указанных авторов в основном были посвящены либо изучению других уголовно-правовых институтов, либо акцентировали внимание на каком-либо одном аспекте проблемы законодательного использования оценочных признаков, обусловливая необходимость осуществления ее целостного научного осмысления. Заметным событием в уголовно-правовой науке, поэтому, стал выход в свет монографических работ В.В. Питецкого «Оценочные понятия в советском уголовном праве» (1979 г.) и С. Д. Шапченко «Оценочные признаки в составах конкретных преступлений» (1988 г.), посвященных теоретическому анализу рассматриваемой разновидности уголовно-правовых понятий.

Однако данные фундаментальные исследования выполнены на базе уголовного законодательства, ныне утратившего силу, а в современной уголовно-правовой науке, к сожалению, отсутствуют источники, выражающие комплексный подход не только к формированию, но и к интерпретации уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки. Теоретическое рассмотрение законодательного употребления оценочных признаков проводится либо в форме публикаций в периодических изданиях, либо попутно в тесной связи с иной, заявленной в работе, проблемой. Поэтому, с нашей точки зрения, представляется совершенно необходимым создание концептуальной линии, определяющей и законодательную, и правоприменительную политику, связанную с использованием оценочных

признаков. Сказанное объясняет научное и практическое значение выбранной диссертантом проблемы и предопределяет особую актуальность всестороннего и глубокого ее исследования, основывающегося на базе действующего Уголовного кодекса РФ.

Цель диссертационной работы состоит в выработке и комплексном исследовании научно обоснованной теории оценочных признаков Уголовного закона: их содержания, значения, принципов формирования и толкования уголовно-правовых норм, их закрепляющих.

Содержание указанной цели определяет следующие задачи диссертационной работы:

изучить историю и выявить тенденции развития российского
уголовного законодательства относительно использования в нем оценочных
признаков;

проанализировать практику использования оценочных признаков в современном уголовном законодательстве ряда зарубежных государств;

провести экспертный опрос ученых в области уголовного права по различным аспектам проблемы законодательного использования оценочных признаков;

провести ряд самостоятельных социологических исследований в форме опросов практических работников по проблемам применения уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки, а также толкования отдельных оценочных признаков;

— изучить опубликованную практику толкования и применения
оценочных признаков высшими судебными органами;

изучить имеющиеся в теории уголовного и других отраслей права работы, посвященные проблеме законодательного использования оценочных признаков;

определить понятие и виды оценочных признаков Уголовного закона;

— установить причины законодательного использования оценочных
признаков;

— выявить функции оценочных признаков в механизме уголовно-
правового регулирования;

— разработать систему основополагающих требований, направленных
на ограничение возможности принятия произвольного решения как при
формировании, так и при толковании уголовно-правовых норм, содержащих
оценочные признаки.

Объектом исследования выступают оценочные признаки, используемые в уголовном законодательстве для выражения правовых предписаний, их содержание и практическое значение.

Предмет исследования составляют:

нормы действующего и ранее действовавшего уголовного законодательства России и зарубежных государств, сущность которых выражена при помощи оценочных признаков;

— теоретические работы по проблеме законодательного использования
оценочных признаков;

экспертные опросы по пониманию и использованию оценочных признаков;

опубликованная и размещенная в электронной правовой базе «Гарант» практика высших судебных органов, связанная с толкованием и применением норм, содержащих оценочные признаки;

обвинительные заключения по уголовным делам, находившимся в производстве органов предварительного следствия системы МВД г. Саратова в период с 1 января по 1 марта 2002 года и возбужденным по признаку причинения значительного ущерба в процессе совершения краж чужого имущества (п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ).

Методологическая и теоретическая основы исследования.

Методологической основой исследования является система философских знаний, определяющая основные требования к научным концепциям, к сущности и сфере применения различных методов познания. В целях обеспечения достоверности и теоретико-практической

8
обоснованности диссертационной работы использовались общенаучные
(анализ, синтез, системный и структурный подходы и др.) и частно-научные
(формально-юридический, конкретно-социологический, системно-

структурный, историко-правовой, сравнительно-исторический,

сравнительно-правовой, формально-логический, логико-семантический) исследовательские методы.

Теоретическую базу исследования составляют труды ученых в области общей теории права, уголовного и других отраслей права (административного и трудового), логики: А.Д. Антонова, Е.А. Астрахан, М.И. Бару, ЯМ. Брайнина, А.С. Горелика, Ю.В. Грачевой, В.Е. Жеребкина, СВ. Землюкова, Н.Г. Иванова, В.В. Игнатенко, Е.В. Ильюк, Т.В. Кашаниной, С.Г. Келиной, Т.В. Кленовой, М.И. Ковалева, В.М. Когана, М.Б. Костровой, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, Т.А. Лесниевски-Костаревой, Н.А. Лопашенко, А.В. Мадьяровой, А.А. Малиновского, В.П. Махоткина, Б.А. Миренского, СИ. Мурзакова, А.В. Наумова, Н.И. Панова, К.К. Панько, А.С. Пиголкина, В.В. Питецкого, А.Н. Попова, И.А. Семенова, Г.Т. Ткешелиадзе, А.В. Черданцева, СД. Шапченко и других авторов.

При написании работы использован значительный массив исторических памятников российского уголовного законодательства.

Изучены праворазъяснительные постановления Пленума Верховного Суда РФ, как действующие, так и утратившие силу.

Нормативную базу исследования составляют: Конституция РФ, действующее уголовное законодательство России и ряда зарубежных государств (Австрии, Англии, Болгарии, Германии, Голландии, Дании, Испании, Китая, Латвии, Польши, США, Украины, Франции, Швейцарии), другие законодательные и ведомственные нормативные акты России.

Эмпирической базой работы являются результаты проведенных автором в 2001-2002 гг. конкретных социологических исследований. Осуществлен экспертный опрос (анкетирование) 128 научных деятелей России и Украины, среди которых 44 доктора юридических наук, 62

9 кандидата юридических наук и 22 начинающих ученых; 258 практических работников (судей, сотрудников прокуратуры, налоговой полиции, следователей органов внутренних дел) Саратовской и Калужской областей, Ставропольского края, Республики Мордовия. Проведено два узкоспециальных опроса, посвященных проблеме использования в УК РФ таких оценочных признаков, как «значительный ущерб» и «насилие», охвативших 130 практических работников Саратовской области. Изучено 50 обвинительных заключений по уголовным делам, находившимся в производстве органов предварительного следствия системы МВД г. Саратова в период с 1 января по 1 марта 2002 года и возбужденным по признаку причинения значительного ущерба в процессе совершения краж чужого имущества (п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ). Проанализирована практика толкования оценочных признаков в постановлениях и определениях Президиума, Судебной и Военной коллегий Верховного Суда РФ, опубликованных в печати и размещенных в электронной правовой базе «Гарант» в период с 1 января 1996 года по настоящее время.

Научная новизна диссертации. Настоящая работа представляет собой первое монографическое исследование, выполненное на базе Уголовного кодекса РФ 1996 года и заключающееся в создании теории оценочных признаков Уголовного закона, включающей в себя понятийный, функциональный и идейно-концептуальный блоки. Впервые на монографическом уровне проведен уголовно-правовой анализ исторических памятников российского уголовного законодательства и современных уголовно-правовых актов ряда зарубежных государств на предмет использования в них оценочных признаков. В диссертации впервые разработана научно обоснованная система принципов формирования и толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки.

Опрашивались специалисты по научной специальности 12.00.08 — уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право.

10 Отдельными положениями новизны обладают суждения автора о логико-юридических особенностях оценочных признаков. Кроме того, о научной новизне проведенного исследования свидетельствуют и основные положения, выносимые на защиту:

— использование в уголовном законодательстве оценочных
признаков — это исторически сложившийся самостоятельный прием
законодательной техники, вбирающий в себя особенности уголовной
политики конкретной исторической эпохи, которые предопределяют
характер и частоту их непосредственного применения в
соответствующем уголовно-правовом документе;

использование оценочных признаков в уголовном законодательстве государств с континентальной и англо-американской системами права обладает особенностями, которые связаны с различными объемами полномочий законодателя и правоприменителя указанных групп стран по толкованию оценочных признаков;

— создание теории оценочных признаков Уголовного закона
является необходимым вследствие недостаточной степени научной
разработанности проблемы, отсутствия выполненных на базе
действующего уголовного законодательства монографических
исследований, а также значительного количества содержащихся в
Уголовном законе оценочных признаков, требующих выработки
определенных подходов к формированию и толкованию
предусматривающих их уголовно-правовых норм;

теория оценочных признаков Уголовного закона, имея частно-
научный характер, призвана выступать методологической базой для
дальнейшего исследования различных проблем, связанных с
законодательным использованием оценочных признаков, и
представляет собой систему научных положений об оценочных
признаках Уголовного закона, а также создаваемых на их основе

методологических рекомендаций по формированию и толкованию уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки;

системно-структурными компонентами теории оценочных признаков Уголовного закона являются: понятийный блок, функциональный блок и идейно-концептуальный блок. Понятийный блок теории включает понятие, содержание, характерные черты и виды оценочных признаков. Функциональный блок складывается из причин законодательного использования оценочных признаков и их функций в правотворческом и правоприменительном процессах. Идейно-концептуальный блок образуют принципы (основополагающие начала) формирования и толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки;

авторское определение понятия оценочных признаков Уголовного закона, являясь материально-формальным, выражает как внутренние содержательные свойства оценочных признаков, так и особенности внешней реализации этих свойств. Оценочные признаки Уголовного закона — это неконкретизированные в законе или ином нормативно-правовом акте уголовно-правовые понятия, призванные отражать не предмет в его целостности, а свойства или отношения этого предмета, содержание которых устанавливается лицом, применяющим уголовно-правовую норму, на основе конкретных обстоятельств уголовного дела;

видами оценочных признаков Уголовного закона выступают качественные, количественные, совокупные;

причины законодательного употребления оценочных признаков носят объективный и субъективный характер. Объективная причина использования в уголовном законодательстве оценочных признаков заключается в чрезвычайном многообразии социально опасных предметов, свойств и явлений, требующих их учета в качестве таковых и постоянного контроля за протекающими с ними диалектическими

12 процессами. Объективным фактором, обусловливающим частоту законодательного закрепления оценочных признаков, является конкретная историко-политическая эпоха жизни государства. Субъективной причиной употребления оценочных признаков в уголовном законодательстве служит создание особого приема законодательной техники, необходимого для отражения в праве упомянутого выше многообразия явлений и процессов общественной жизни. К числу субъективных причин, влияющих на количественную сторону их законодательного закрепления, можно отнести: особенности развития и состояние уголовно-правовой науки, нарушение законодателем основополагающих требований к процессу формирования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки, обычаи и традиции законодательствования в конкретном государстве;

система функций, по мнению автора, включает собственно оценочную функцию, функции, свойственные оценочным признакам как самостоятельному приему законодательной техники, вспомогательные функции оценочных признаков;

принципы формирования и толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки, являются самостоятельной категорией уголовно-правовых принципов и представляют собой основополагающие законодательные требования к процессам формирования и толкования норм, содержащих оценочные признаки, обусловленные спецификой последних и вытекающие из природы общественного развития, которые ограничивают содержание формирования и толкования указанной разновидности уголовно-правовых норм, выявляют внутренние объективные закономерности этих процессов и направляют их в русло решения как частных, так и общих уголовно-правовых задач;

система принципов формирования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки, складывается из двух основных подгрупп: принципов-гарантов и принципов технического построения;

принципы-гаранты, как часть принципов формирования, обеспечивают законное, справедливое и последовательное использование оценочных признаков для выражения в уголовном законодательстве свойств криминализируемых деяний, а также условий наступления ответственности и уголовно-правовых последствий их совершения. К ним относятся: принцип недопустимости интерпретационного влияния оценочных признаков на результаты проведенной с их использованием криминализации; принцип вынужденно минимального использования оценочных признаков;

принципы технического построения, как часть принципов формирования, направлены на достижение оптимального соотношения «вынужденно необходимых» оценочных понятий с понятиями точного значения и организовывающие техническое построение соответствующих уголовно-правовых норм. Они включают: принцип максимально возможной дефинированности оценочных признаков; принцип предпочтительного использования оценочных признаков в сфере дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности; принцип максимально возможной достаточности признаков, уточняющих и конкретизирующих уголовно-правовое предписание, выраженное с использованием оценочных понятий; принцип предельной выдержанности оценочной лексики;

— система принципов толкования уголовно-правовых норм,
содержащих оценочные признаки, состоит из двух подгрупп, в основу
выделения которых положены признаки субъекта толкования:
принципы аутентического и принципы казуального толкования
«оценочных» норм уголовного законодательства;

принципы аутентического толкования уголовно-правовых
норм, даваемого издавшим закон органом, включают, в свою очередь:
принцип зависимости выбираемого способа нормативного закрепления
результатов конкретизации от вида оценочного признака, а также от
объема и характера уголовно-правовых последствий его применения;
принцип обязательного толкования оценочных признаков, имеющих
одинаковое словесное обозначение, но используемых для выражения
различного смысла уголовно-правовых явлений; принцип вынужденно
минимального использования одних оценочных признаков для
толкования других; принцип обязательного учета предшествующей
практики применения оценочных признаков и наиболее устоявшихся
результатов их доктринальной интерпретации;

принципы казуальной интерпретации, осуществляемой органами и должностными лицами, применяющими «оценочные» уголовно-правовые нормы к конкретным случаям жизни, содержат: принцип недопустимости нарушений закона, связанных с процессами криминализации и декриминализации деяний; принцип всесторонности и полноты осуществляемой конкретизации; принцип обязательной мотивированности решения, связанного с применением «оценочной» нормы; принцип максимально ответственной реализации профессионального правосознания интерпретатора;

предложение о дополнении Общей части УК РФ статьей, объясняющей содержание оценочных признаков, имеющих одинаковое значение для всех закрепляющих их уголовно-правовых предписаний, и Особенной части — статьями, посвященными разъяснению тех оценочных признаков, которые используются в системе уголовного законодательства в различных значениях;

— предложение о принятии постановления Пленума Верховного
Суда РФ, посвященного толкованию всех оценочных признаков
Уголовного закона.

15 Научно-практическая значимость исследования.

Научная значимость исследования заключается в создании теории оценочных признаков Уголовного закона, позволяющей скоординировать усилия ученых и призванной выступать методологической основой в дальнейшей научно-исследовательской разработке проблем, связанных с законодательным использованием оценочных признаков.

В диссертации разработаны предложения, выводы и рекомендации по формированию и толкованию уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки, практическое следование которым позволит повысить эффективность Уголовного закона. Сформулированные в настоящем исследовании положения могут быть использованы:

в законотворческом процессе при дальнейшем совершенствовании действующего уголовного законодательства;

в деятельности сотрудников правоохранительных органов и судов по применению уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки.

Кроме того, отдельные положения работы могут быть внедрены в процесс преподавания курса уголовного права, спецкурсов по квалификации преступлений и по качеству уголовного законодательства для студентов высших учебных заведений, а также специалистов правоохранительной системы, проходящих профессиональную переподготовку.

Апробация результатов исследования. Работа подготовлена и обсуждена на кафедре уголовного и уголовно-исполнительного права Саратовской государственной академии права. Основные положения, выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, отражены автором в 8 научных публикациях, а также используются при осуществлении исследования по гранту, выигранному соискателем в результате конкурса, ежегодно объявляемого Московским исследовательским центром по проблемам организованной преступности и коррупции (образован ИГП РАН и Американским университетом (Вашингтон)).

Апробация результатов исследования осуществлена также путем участия диссертанта во Всероссийских научно-практических конференциях: «Актуальные проблемы раскрытия и расследования преступлений в сфере экономики» (Самара, май 2001 года); «Актуальные проблемы права и управления: федеральный и региональный аспекты» (Саранск, ноябрь 2001 года); «Предмет уголовного права и его роль в формировании уголовного законодательства Российской Федерации» (Саратов, апрель 2002 года).

Отдельные результаты диссертационного исследования использовались автором в процессе преподавания курса по уголовному праву (Общая и Особенная части) в Саратовской государственной академии права, Саратовском юридическом институте МВД, Поволжском региональном юридическом институте.

Структура работы определяется целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, включающих 8 параграфов, заключения, библиографии и восьми приложений.

Подход к проблеме оценочных признаков. Состояние разработанности проблемы в уголовно-правовой науке

В российской уголовно-правовой науке на сегодняшний день нет, пожалуй, другой более острой и дискуссионной проблемы, чем проблема законодательного использования оценочных признаков. Обращение к ней имеется почти в каждом значительном теоретическом исследовании, а на страницах юридических периодических изданий активно обсуждаются такие ее аспекты, как разумность, целесообразность и масштаб применения оценочных признаков при конструировании уголовно-правовых норм.

Столь пристальное внимание к обозначенной проблеме объясняется тем, что, имея прямой выход на правоприменительную практику, она приобретает не столько теоретическое, сколько практическое значение.

В юридической практике во все времена существовала коллизия, где с одной стороны выступало идеальное желание законодателя об однозначном понимании создаваемого им права, а с другой — стремление правоприменителя толковать правовую норму в своих интересах. Значительно усложняется, на наш взгляд, такая коллизия, если речь идет об уголовно-правовой норме, содержащей оценочный признак. Формулируя «оценочное» предписание, законодатель, предоставляет, тем самым, правоприменителю право самостоятельного установления его содержания, реально осознавая при этом опасность неоднозначного правопонимания. Правоприменитель же, получая слишком широкие рамки усмотрения, создает своей деятельностью постоянную и реальную угрозу ошибочного применения нормы. При этом ошибки не обязательно могут быть связаны (и, как правило, не связаны) с произволом и злоупотреблениями правоприменителя, а, прежде всего, имеют причиной своего происхождения огромные трудности процесса интерпретации оценочных признаков, всегда сопряженного с вероятностью проявления излишнего субъективизма.

Таким образом, проблема законодательного использования оценочных признаков имеет большое научно-практическое значение, что и предопределяет ее особую актуальность.

Осуществляя подход к проблеме оценочных признаков Уголовного закона, мы исходим из следующего предварительного их понимания: оценочные признаки — это правовые понятия, содержание которых не определяется Уголовным законом, а устанавливается в каждом конкретном случае правосознанием лица, применяющего соответствующую уголовно-правовую норму.

Данная дефиниция является приблизительной, ибо сформулирована без тщательного выяснения и анализа образующих ее содержание признаков, но основные ее элементы являются общепризнанными в науке и подтверждены нами в процессе предварительного исследования.

Особенности уголовно-правового толкования оценочных признаков с давних пор занимали умы великих российских ученых. Отдельные моменты можно увидеть в трудах уже Н.С. Таганцева, ПИ. Люблинского, Я.М. Фойницкого, Н.А. Неклюдова, СВ. Познышева и других выдающихся деятелей в области русского уголовного права1. Однако заинтересованность проблемой использования в уголовном законодательстве оценочных признаков возникла, судя по литературе, в конце 60-х — начале 70-х годов XX века. К числу основоположников в ее исследовании с полным правом можно отнести В.Н. Кудрявцева, Я.М. Брайнина, М.И. Ковалева, А.В. Наумова, Е.А. Фролова, Н.Ф. Кузнецову, взгляды которых на протяжении многих лет сохраняют истинную научную ценность и, думается, будут передаваться из поколения в поколение, неся в себе огромный заряд теоретической энергии.

В.Н. Кудрявцев, разрабатывая теоретические основы квалификации преступлений, большое внимание уделяет особенностям толкования оценочных признаков, содержание которых «в значительной мере определяется правосознанием юриста, применяющего закон, с учетом требований УК и обстоятельств конкретного дела»1. Необходимо отметить, что данное определение является одним из наиболее широко цитируемых в уголовно-правовой науке.

ЯМ. Брайнин писал об оценочных понятиях как понятиях, «не конкретизированных законодателем и уточняемых органом, применяющим закон» . Сформулировав общее правило о необходимости замены оценочных признаков конкретными, он, вместе с тем, отмечал, что процесс такой конкретизации может осуществляться лишь по мере накопления и изучения опыта применения соответствующих уголовно-правовых норм.

М.И. Ковалев указывает, что оценочные элементы — это «постулаты, позволяющие привносить в них разные суждения в зависимости от позиции интерпретатора» . Сконструированная им формула об оптимальном соотношении формального и оценочного — «Чем абстрактнее описаны действия. тем конкретнее должны быть указаны последствия этих действий. И наоборот!» — расценивается большинством ученых как универсальная.

А.В. Наумов впервые на теоретическом уровне проводит классификацию оценочных признаков и устанавливает критерии их конкретизации. С его точки зрения, оценочные понятия представляют собой те признаки состава преступления, которые определяются не законом или иным нормативно-правовым актом, а правосознанием лица, которое применяет соответствующую норму, исходя из конкретных обстоятельств дела»4.

Е.А. Фролов считает, что оценочные понятия могут и должны употребляться при характеристике явлений, «относящихся к нравственно- этической сфере, к сфере явлений, измерение которых несводимо к однозначным определенным критериям, к сфере нематериализованного характера. Во всех этих случаях сохранение оценочных понятий и категорий представляется вполне оправданным и, более того, неизбежным»1.

Огромное значение для исследования лингвистических аспектов проблемы законодательного использования оценочных признаков имеет работа Н.Ф. Кузнецовой «Эффективность уголовно-правовых норм и язык закона»2. В ней освещены основные «языковые» проблемы УК РСФСР 1960 года, а также даны рекомендации по их устранению и предупреждению, в том числе, путем создания терминологических словарей и широкого привлечения к кодификационной работе научных и практических работников.

Определенный вклад в развитие теории оценочных признаков внес и И.М. Гальперин. Сущность оценочных понятий он объяснял, рассматривая их как «внутренний ресурс» закона, необходимый для совершенствования практики его применения в определенных условиях, разумеется, при строгом соблюдении принципа законности3.

Деятельность следующей плеяды ученых, вставших на путь исследования проблемы использования в уголовном законодательстве оценочных признаков, можно условно отнести к 80-м годам XX века. Речь идет о работах таких авторов, как Г.Т. Ткешелиадзе и Н.И. Панов.

Анализ использования оценочных признаков в уголовном законодательстве России

Общеизвестным фактом является то, что исследование проблемы оценочных признаков в русской уголовно-правовой литературе имеет довольно позднее происхождение. Тем не менее, это вовсе не свидетельствует об отсутствии практики их законодательного использования в исторических памятниках русского уголовного права.

Эта практика представляет для нас несомненный интерес, во-первых, с точки зрения познания истории вопроса, а во-вторых, знакомство с ней позволит проследить или объяснить некоторые тенденции в уголовном законодательстве . При этом, выявляя природу оценочных признаков, необходимо, на наш взгляд, соотносить данное уголовно-правовое явление со специфическими чертами и смыслом всего текста юридического документа и предопределившими их особенностями конкретного исторического периода времени.

Наиболее крупным памятником в истории русского права периода начала феодализма является Русская Правда. Данный документ, отражая существовавшие на Руси феодальные отношения, устанавливал феодальные юридические принципы и в области права уголовного.

Если мы обратимся к тексту «Правды Роськой» , то обнаружим, что примерно 30 из 43 статей посвящены регулированию уголовно-правовых отношений (хотя Русская Правда во всех ее редакциях еще не различает уголовных и гражданских правонарушений).

Сложности перевода и смыслового осознания текста, написанного на древнерусском языке, чрезвычайная расплывчатость и аморфность формулировок, выражающих сущность юридических норм, крайне вязкая смесь межотраслевых (в современном их понимании) институтов и другие факторы затруднили не только точность подсчета оценочных признаков в данном правовом документе, но и сам их поиск.

Что же касается тех «оценочных» признаков, которые все-таки были нами найдены в Правде Роськой, то присущий им элемент оценочности (с учетом смысловой нагрузки юридического текста) не представляет интереса для его понимания и исследования в рамках настоящей работы.

К примеру, если мы обратимся к статьям 2, 3, 5-8, 10 Правды Роськой, то обнаружим закрепление уголовной ответственности за определенные действия виновного лица, носящие характер физического посягательства на потерпевшего. При этом условия такой ответственности, на первый взгляд, излагаются при помощи интересующих нас оценочных признаков. Так, статья 2 Правды Роськой предусматривает в качестве такого условия причинение вреда здоровью потерпевшего и выражает его следующим образом: «Или будеть кровав или синь надъражен. »1. Статья 3 перечисляет орудия нанесения ударов потерпевшему: «Аще ли кто кого ударит батогом, любо жердью, любо пястью, или чашею, или рогом, или тылеснию. ». Статьи 5-7 вновь продолжают линейный ряд норм об ответственности за повреждение здоровья: речь идет об увечьях руки, ноги, пальца. Статья 8 закрепляет ответственность за оскорбление, выразившееся в повреждении усов и бороды. Статья 10 говорит о физическом насилии в виде нанесения побоев потерпевшему: «Аще ли ринеть мужь мужа любо от себе любо к собе. ».

Объединяет указанные статьи Правды Роськой то, что, во-первых, все они направлены на охрану здоровья и чести личности, а во-вторых, условия наступления ответственности за преступления, ими предусмотренные, выражены посредством использования «оценочных», на первый взгляд, признаков, таких как «кровав», «синь надъражен», «ударит», «отпадеть», «усохнеть», «начьнеть храмати», «ринеть» и др.

Однако, по сути, оценочными они не являются, и подтверждением этому служат следующие факторы:

1) Исходя из смысла указанных статей, законодателю представляется безразличной степень опасности наносимых повреждений, травм, увечий для здоровья потерпевшего. Следовательно, определение ее вида и размера не входит в обязанность правоприменителя. Напротив, для него достаточно лишь малейшего «знамения», которое давало бы основания полагать о причинении какого-либо вреда здоровью жертвы (кровавая рана, синяк и т.п.) и привлекать к ответственности преступника.

2) Данное обстоятельство подтверждается еще и тем, что, с точки зрения Правды Роськой, честь и здоровье личности как объекты преступных посягательств очень тесно переплетены. В настоящее время сами преступления против чести и против здоровья, предусмотренные Правдой, зачастую просто невозможно разграничить, не обратившись к санкциям соответствующих статей1. Во время же действия Русской Правды критерием разграничения указанных преступлений служили внешняя форма поведения, в которую обличались насильственные поступки виновного, и средства, с помощью которых они осуществлялись .

Именно поэтому ни для законодателя, ни для правоприменителя не важны ни характер, ни степень опасности вреда, причиняемого потерпевшему, а принципиальна лишь разница в объекте между указанными преступными деяниями. Характерной же чертой оценочных признаков является то, что они предоставляют правоприменяющему органу возможность индивидуального поднормативного регулирования общественных отношений, складывающихся в сфере уголовного права. При этом они предполагают установление в каждом конкретном случае наличия или отсутствия условий для привлечения лица к уголовной ответственности вообще либо же для ее дифференциации (к примеру, охватывается ли содержанием понятия «кровав» реально причиненный потерпевшему вред или нет).

С учетом изложенного, можно сделать вывод о том, что предусмотренные текстом Правды Роськой «оценочные» признаки, по сути, таковыми не являются и служат лишь своеобразным свидетельством несовершенства законодательной техники того периода времени. В частности, на наш взгляд, законодательной технике изложения нормативного материала Правды Роськой свойственно несоблюдение таких требований, как точность, краткость, ясность, устойчивость и др. А обволакивающая указанные «оценочные» признаки смысловая нагрузка позволяет говорить об отсутствии необходимых специфических черт, которыми обладает использование оценочных признаков как прием законодательной техники уголовного права.

Пространная редакция Правды Русьской, «Суд Ярославль Володимерич»1 по своему объему превосходит Краткую редакцию почти в три раза, и примерно 50 из 131 статьи посвящены уголовному праву. Этим фактом, прежде всего, объясняется наличие большого количества обнаруженных в её тексте «оценочных понятий», относящихся к предмету уголовно-правового регулирования.

Понятие, содержание, характерные черты и виды оценочных признаков Уголовного закона

В теории уголовного права не существует единого мнения об определении оценочных признаков Уголовного закона, а их использование в уголовном законодательстве является предметом таких жарких и нескончаемых дискуссий, каких, пожалуй, не встретишь ни в какой другой юридической отрасли. На наш взгляд, это связано:

1) с наибольшей репрессивностью, суровостью уголовного права по сравнению с другими отраслями, его априорной функциональной обусловленностью — решать, подчас трагически, судьбы людей;

2) с требованием четкого и неукоснительного следования Уголовному закону, предписания которого должны быть строги, ясны, точны и недвусмысленны, с чем, в определенной мере, не согласуется использование оценочных понятий.

Осветим некоторые имеющиеся в уголовно-правовой литературе позиции относительно определения интересующей нас разновидности уголовно-правовых понятий.

В.Н. Кудрявцев считает, что оценочными являются признаки, содержание которых «в значительной мере определяется правосознанием юриста, применяющего закон, с учетом требований УК и обстоятельств конкретного дела» .

Я.М. Брайнин называет оценочные понятия понятиями, «не конкретизированными законодателем и уточняемыми органом, применяющим закон» .

М.И. Ковалев указывает, что оценочные элементы — это «постулаты, позволяющие привносить в них разные суждения в зависимости от позиции интерпретатора» .

А.В. Наумов пишет, что это оценочные понятия — это «те признаки состава преступления, которые определяются не законом или иным нормативно-правовым актом, а правосознанием лица, которое применяет соответствующую норму, исходя из конкретных обстоятельств дела»1.

В.В. Питецкий к числу оценочных относит признаки, «которые дают возможность законодателю включать в область правового регулирования большое количество явлений, предметов, состояний, отличающихся различными эмпирическими свойствами, и содержание которых в большинстве случаев устанавливается с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела и в значительной степени определяется правосознанием правоприменителя» .

С.Д. Шапченко определяет оценочные понятия права как «понятия -общие представления, используемые законодателем для непосредственного выражения социальной значимости в праве и вносящие тем самым в правовые нормы оценочный момент, в результате чего применение этих норм предполагает возможность самостоятельной оценки конкретного случая со стороны правоприменителей и осуществлении на ее основе индивидуального поднормативного регулирования общественных отношений» .

Н.Ф. Кузнецова отмечает, что оценочными являются понятия, которые «представлены в диспозициях норм обобщенно и поэтому при квалификации требуют конкретизации в зависимости от места, времени, обстановки и других обстоятельств совершения данного деяния»4.

Н.А. Лопашенко пишет, что «оценочная категория — это категория, которая не определяется в уголовном законе, и в принципе допускает различные варианты ее толкования»1.

Т. А. Лесниевски-Костарева указывает, что оценочные признаки «получают реальное значение лишь в процессе толкования их правоприменителем, позволяют сохранить стабильность закона при динамизме, изменчивости регулируемых законом общественных отношений»2.

Е.В. Ильюк считает, что при недостаточности признаков, уточняющих и конкретизирующих оценочное понятие, «их добавляет орган «толкования» .

М.Г. Стоякин пишет, что оценочными признаками являются те, содержание которых выявляется путем привязки к конкретным социальным ситуациям и применение которых влечет необходимость привлечения дополнительных оснований для юридической квалификации4.

А.А. Малиновский отмечает, что оценочное понятие — это «обобщение явлений и процессов правовой действительности, которое фиксируется в законодательстве посредством указания лишь наиболее общих признаков явления или процесса. Специфичные, частные признаки оценочного понятия в законодательстве отсутствуют и выявляются как посредством толкования правовой нормы, так и путем различного рода разъяснений и уточнений, даваемых судебной практикой и подзаконными актами»5.

Кроме того, с целью более глубокого исследования сущности оценочных признаков и выявления их характерных черт, приведем некоторые определения, даваемые оценочным понятиям представителями других юридических отраслей и областей науки. СИ. Вильнянский называет оценочными понятиями те, которые предоставляют органу, применяющему закон, «возможность свободной оценки фактов с учетом индивидуальных особенностей» . Т.В. Кашанина предлагает следующую их дефиницию: «выраженное в норме права положение (предписание), в котором закрепляются наиболее общие признаки, свойства, качества, связи и отношения разнообразных предметов, явлений. детально не разъясняемое законодателем с тем, чтобы оно конкретизировалось путем оценки в процессе применения права и позволяло осуществлять в пределах зафиксированной в нем общности индивидуальную поднормативную регламентацию общественных отношений» . М.И. Бару пишет, что оценочные понятия — это «особый способ выражения воли законодателем, создающий условия для сближения правосозидательной и правоприменительной практики»3. В. Е. Жеребкин говорит об оценочных понятиях как «неопределяемых в законе, теории или судебной практике терминах правовой науки» . В.В. Игнатенко определяет оценочные понятия следующим образом: это частично или совсем неопределяемые в тексте законов или иных нормативных актов понятия права, конкретизация которых осуществляется правоприменителем в рамках конкретной ситуации на основе некоторой степени усмотрения»5.

Вопрос о понимании в уголовно-правовой науке сущности оценочных признаков был одним из принципиальных для нас и при проведении социологического исследования. В качестве возможных вариантов ответа ученым были предложены научные определения оценочных признаков, данные СИ. Вильнянским, М.И. Бару, А.В. Наумовым, М.И. Ковалевым, В. Е. Жеребкиным, В. В. Питецким, М.Г. Стоякиным1.

Заметное лидерство среди всех вариантов ответов обнаружили дефиниции В.В. Питецкого (с его определением, как наиболее точно отражающим сущность оценочных признаков, согласились 37 опрошенных, или 30,1 % от всего количества респондентов ) и А.В. Наумова (30 опрошенных, или 24,4 %3). При этом нужно отметить точное замечание, сделанное в анкете профессором Г.Н. Борзенковым, которое, на наш взгляд, обосновывает причины практически одинаковой популярности определений названных авторов. Г.Н. Борзенков указал на различный содержательный характер этих дефиниций: «Из «формальных» определений вполне приемлемо определение А.В. Наумова. Следовало бы уточнить, что, применяя оценочный признак, субъект ориентируется не только на собственное представление, но и на сложившуюся практику правоприменительной деятельности. Из «материальных» определений наиболее полным является определение В.В. Питецкого».

Понятие и система принципов формирования и толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки

Проанализировав в предыдущей главе сущность и значение оценочных признаков российского уголовного закона, мы, тем самым, предопределили необходимость выработки определенных групп требований, которым всегда должен следовать и законодатель, и правоприменитель, «имея дело» с соответствующей разновидностью правовых понятий. Речь идет о формулировании относительно самостоятельных категорий уголовно-правовых принципов — принципов формирования и принципов толкования норм, содержащих оценочные признаки.

Все попытки ученых, изучавших «феномен» оценочных признаков до настоящего времени, строились преимущественно на базе определения теоретических аспектов разработки и применения указанной разновидности уголовно-правовых норм. При этом нужно отметить, что первостепенный интерес для исследователей представляла «техническая сторона» соответствующих областей уголовно-правового регулирования.

Так, если анализировалась правотворческая сфера государственной деятельности, то основное внимание уделялось правилам и тенденциям использования оценочных признаков как одного из приемов законодателъствования (то есть технике уголовного законодательства или технике уголовного правотворчества). Если же изучался интерпретационный этап правореализации, то результатом такого изучения становилась выработка критериев конкретизации оценочных признаков, правил и пределов ее практического осуществления1 (то есть техники уголовно-правового толкования).

Единственным, пожалуй, автором, употребившим применительно к процессу толкования оценочных признаков термин «принципы», является В.В. Питецкий. Но предложенные им принципы, по собственному указанию автора, имеют общую уголовно-правовую природу (принципы обеспечения интересов государства и созданного им правопорядка, учета потребностей государственной уголовной политики, всемерной защиты установленных законом прав и интересов личности, толкования вех сомнений в пользу обвиняемого) и лишь уточняются применительно к процессу интерпретации норм, содержащих оценочные признаки. Что же касается отличительных особенностей данного процесса, то они объединены автором понятием «механизм толкования» и отражают, опять же, техническую сторону проблемы .

Между тем, даже самое глубокое и полное изучение так называемых технических аспектов права не способно, на наш взгляд, решить проблему законодательного использования оценочных признаков в полной мере. Основным препятствием этому служит, по нашему мнению, отсутствие системы принципов, которыми изначально должен руководствоваться и законодатель, и правоприменитель, соблюдая разработанные наукой правила техники формирования и толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки.

Предварительное решение технической стороны любого практического вопроса, каким является и вопрос исследования оценочных признаков Уголовного закона, без обращения к так называемым концептуальным положениям вряд ли можно признать правильным по существу. Вообще, одним из общетеоретических значений понятия «техника» является «совокупность приемов, применяемых в каком-либо деле, мастерстве»1. А значит, ее можно рассматривать лишь как метод, способ выполнения различного рода задач, который, не играя первостепенной роли, в обязательном порядке должен соответствовать намеченной исследователем общей линии поведения.

Так и юридическая техника — независимо от области ее реализации — в наиболее общем виде представляет собой лишь «средство перевода социальных потребностей на язык права» . Однако для того, чтобы это средство оказалось действенным и совершенным, необходимо наполнить его качественным содержанием, сообразуясь при этом с требованиями (принципами) правовой политики и практики.

Аналогичным образом обстоит дело и в нашем случае. Разработка и практическое воплощение созданных учеными правил техники уголовного правотворчества и правотолкования, будут эффективными только тогда, когда они будут соответствовать определенным требованиям уголовно-правовой политики, теории и практики в рассматриваемой нами сфере уголовно-правового регулирования.

Таким образом, в настоящее время особую актуальность приобретает проблема формулирования принципов формирования и принципов толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки, являющихся, на наш взгляд, первоосновой решения различных проблем законодательного использования указанной разновидности правовых понятий, Об этом пишет и М.Б. Кострова, справедливо отмечая, что на эффективность борьбы с преступностью существенное, и скорее всего отрицательное, влияние оказывает оценочная лексика, обусловливающая, тем самым, необходимость поиска концептуальных подходов к ее использованию в УК РФ1.

Первоочередной задачей в разработке принципов формирования и принципов толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки, является доказывание их самостоятельности. Сделать это представляется возможным на основе установления факта обладания этими принципами всеми теми характерными чертами, которые традиционно выделяются в науке в качестве признаков, присущих уголовно-правовым принципам. Необходимо отметить, что, обладая самостоятельным значением по отношению друг к другу, принципы формирования и принципы толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки, в процессе раскрытия их характерных черт будут рассматриваться нами как единое целое. Это предопределяется тем, что их различная функциональная задача — быть руководящими ориентирами процессов правотворчества и правотолкования — не играет роли в обосновании возможности их выделения среди общей системы принципов уголовного права. Такая возможность, в первую очередь, связывается с сущностью оценочных признаков и их неординарной природой, которые и объединяют в данной ситуации указанные группы принципов.

Итак, принципы формирования и толкования уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки, являются, на наш взгляд, самостоятельными категориями уголовно-правовых принципов, так как: 1. Представляют собой основополагающие законодательные требования к процессам формирования и толкования норм, содержащих оценочные признаки, и оказывают, тем самым, непосредственное нормативно-обязывающее воздействие на правотворческую и правоприменительную деятельность. Законодательная природа указанных принципов проявляется в их обусловленности смыслом некоторых уголовно-правовых предписаний (в частности, содержанием отдельных положений принципов законности, равенства, справедливости, гуманизма)1. Поэтому и законодатель, и правоприменитель, «имея дело» с оценочными признаками, в обязательном порядке должны следовать основным идеям принципов формирования и толкования уголовно-правовых норм, их предусматривающих. В противном случае принятые ими решения будут неправомерными.

www.dslib.net

Смотрите так же:

  • Заявление о распределении долей на квартиру Заявление о распределении имущественного вычета Виды имущественных налоговых вычетов, на которые могут претендовать физические лица, перечислены в ст. 220 НК РФ. К ним относятся, в […]
  • Ветпрепарат адвокат ЮснаСуперБио. Контакты. Заказ товара: по телефону - в рабочие дни с 8:00 до 19:00, через форму на сайте - круглосуточно. Все заявки принятые за выходные обрабатываются в первый рабочий […]
  • Транспортный налог в 2018 году таблица Налог на автотранспорт в 2018 году. Ставки транспортного налога Большинство автолюбителей в наше время интересует вопрос не только повышения цен на бензин и стоимости автомобилей, но и […]
  • Ч3 ст 30 п а ч2 ст158 ук рф Адвокат по уголовным делам Адвокат Николай Сабуров Адвокат. Обзор дел, находящихся в производстве адвокатов Уголовное дело по ч.3 ст.30 ч.2 ст.158 УК РФ (кража, то есть тайное хищение […]
  • Статья 168 уголовного кодекса Статья 168. Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности Комментарий к статье 168 Уголовного Кодекса РФ 1. По объективной стороне это преступление отличается от преступления, […]
  • Прекращение производства в суде общей юрисдикции uristinfo.net При применении п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ необходимо помнить, что отсутствие спора между сторонами или отсутствие нарушения прав лица, обратившегося в арбитражный суд, не […]