П3 постановление пленума верховного суда

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" (с изменениями и дополнениями)

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 6 в настоящее постановление внесены изменения

См. текст постановления в предыдущей редакции

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15
«О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»

С изменениями и дополнениями от:

6 февраля 2007 г.

При рассмотрении дел о расторжении брака у судов возникают вопросы, связанные с применением норм Семейного кодекса Российской Федерации, регулирующих прекращение брака, признание его недействительным, а также имущественные отношения супругов (бывших супругов). Учитывая это, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения правильного и единообразного разрешения дел данной категории постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. При принятии искового заявления о расторжении брака судье необходимо учитывать, что согласно ст.17 СК РФ муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение одного года после рождения ребенка. Это положение распространяется и на случаи, когда ребенок родился мертвым или умер до достижения им возраста одного года. При отсутствии согласия жены на рассмотрение дела о расторжении брака судья отказывает в принятии искового заявления, а если оно было принято, суд прекращает производство по делу ( п. 1 ч. 1 ст. 134 , абзац 2 ст. 220 ГПК РФ). Указанные определения не являются препятствием к повторному обращению в суд с иском о расторжении брака, если впоследствии отпали обстоятельства, перечисленные в ст.17 СК РФ.

2. Расторжение брака по взаимному согласию супругов, не имеющих общих несовершеннолетних детей, в силу п.1 ст.19 СК РФ производится в органах записи актов гражданского состояния независимо от наличия либо отсутствия между супругами спора о разделе имущества, являющегося их общей совместной собственностью, о выплате средств на содержание нетрудоспособного нуждающегося супруга. Исключение составляют случаи, когда один из супругов, несмотря на отсутствие у него возражений, уклоняется от расторжения брака, например отказывается подать совместное заявление о расторжении брака либо отдельное заявление в случае, когда он не имеет возможности лично явиться в орган записи актов гражданского состояния для подачи совместного заявления ( п.2 ст.21 СК РФ, ст.33 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. «Об актах гражданского состояния»).

3. Предусмотренный п.2 ст.19 СК РФ порядок расторжения брака в органах записи актов гражданского состояния с лицами, признанными недееспособными вследствие психического расстройства, не распространяется на случаи расторжения брака с лицами, ограниченными в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. Расторжение брака по искам, предъявленным к указанным лицам, а также по искам этих лиц производится в общем порядке.

4. Дела о расторжении брака с лицами, осужденными к лишению свободы, рассматриваются, в случае подведомственности этих дел суду, с соблюдением общих правил о подсудности. Если исковое заявление о расторжении брака с лицом, осужденным к лишению свободы, принимается судом к производству в соответствии со ст. 28 ГПК РФ, то надлежит исходить из последнего места жительства указанного лица до его осуждения.

5. Иск о расторжении брака с лицом, место проживания которого неизвестно, может быть предъявлен по выбору истца, то есть по последнему известному месту жительства ответчика или по месту нахождения его имущества, а в случае, когда с истцом находятся несовершеннолетние дети или выезд к месту жительства ответчика для него по состоянию здоровья затруднителен, — по месту его жительства ( ч.ч. 1 и 4 ст. 29 ГПК РФ).

6. Учитывая, что в силу п.2 ст.19 СК РФ расторжение брака с лицами, признанными безвестно отсутствующими, независимо от наличия у супругов общих несовершеннолетних детей, производится в органах записи актов гражданского состояния, при обращении с таким иском к лицу, в отношении которого в течение года в месте его жительства отсутствуют сведения о месте его пребывания, судья разъясняет истцу порядок признания граждан безвестно отсутствующими ( ст.42 ГК РФ).

Однако, если супруг не желает обращаться в суд с заявлением о признании другого супруга безвестно отсутствующим, судья не вправе отказать в принятии искового заявления о расторжении брака, а должен рассмотреть иск на общих основаниях.

7. Исковое заявление о расторжении брака должно отвечать требованиям ст.ст. 131 , 132 ГПК РФ. В нем, в частности, указывается, когда и где зарегистрирован брак; имеются ли общие дети, их возраст; достигнуто ли супругами соглашение об их содержании и воспитании; при отсутствии взаимного согласия на расторжение брака — мотивы расторжения брака; имеются ли другие требования, которые могут быть рассмотрены одновременно с иском о расторжении брака. К заявлению прилагаются: свидетельство о заключении брака, копии свидетельств о рождении детей, документы о заработке и иных источниках доходов супругов (если заявлено требование о взыскании алиментов) и другие необходимые документы.

8. Приняв заявление о расторжении брака, судья по каждому делу обязан провести подготовку к судебному разбирательству в порядке, предусмотренном главой 14 ГПК РФ.

9. При отложении разбирательства дела о расторжении брака и взыскании алиментов на детей в связи с назначением срока для примирения супругов следует выяснять, участвует ли ответчик в содержании детей. Если суд установит, что ответчик не выполняет эту обязанность, он вправе в соответствии со ст.108 СК РФ вынести постановление о временном взыскании с ответчика алиментов до окончательного рассмотрения дела о расторжении брака и взыскании алиментов.

10. По делам о расторжении брака в случаях, когда один из супругов не согласен на прекращение брака, суд в соответствии с п.2 ст.22 СК РФ вправе отложить разбирательство дела, назначив супругам срок для примирения в пределах трех месяцев. В зависимости от обстоятельств дела суд вправе по просьбе супруга или по собственной инициативе откладывать разбирательство дела несколько раз с тем, однако, чтобы в общей сложности период времени, предоставляемый супругам для примирения, не превышал установленный законом трехмесячный срок.

Срок, назначенный для примирения, может быть сокращен, если об этом просят стороны, а причины, указанные ими, будут признаны судом уважительными. В этих случаях должно быть вынесено мотивированное определение.

Определение суда об отложении разбирательства дела для примирения супругов не может быть обжаловано в апелляционном и кассационном порядке, так как оно не исключает возможности дальнейшего движения дела ( п. 2 ч. 1 ст. 371 ГПК РФ).

Если после истечения назначенного судом срока примирение супругов не состоялось и хотя бы один из них настаивает на прекращении брака, суд расторгает брак.

11. В случае, когда при расторжении брака в судебном порядке будет установлено, что супруги не достигли соглашения о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке и размере средств, подлежащих выплате на содержание детей и (или) нетрудоспособного нуждающегося супруга, а также о разделе общего имущества супругов либо будет установлено, что такое соглашение достигнуто, но оно нарушает интересы детей или одного из супругов, суд разрешает указанные вопросы по существу одновременно с требованием о расторжении брака.

Одновременно с иском о расторжении брака может быть рассмотрено и требование о признании брачного договора недействительным полностью или в части, поскольку такие требования связаны между собой ( ст. 151 ГПК РФ). Суд вправе в этом же производстве рассмотреть и встречный иск ответчика о признании брака недействительным ( ст. 138 ГПК РФ).

12. Решая вопрос о возможности рассмотрения в бракоразводном процессе требования о разделе общего имущества супругов, необходимо иметь в виду, что в случаях, когда раздел имущества затрагивает интересы третьих лиц (например, когда имущество является собственностью крестьянского (фермерского) хозяйства либо собственностью жилищно-строительного или другого кооператива, член которого еще полностью не внес свой паевой взнос, в связи с чем не приобрел право собственности на соответствующее имущество, выделенное ему кооперативом в пользование, и т.п.), суду в соответствии с п.3 ст.24 СК РФ необходимо обсудить вопрос о выделении этого требования в отдельное производство.

Правило, предусмотренное п.3 ст.24 СК РФ, о недопустимости раздела имущества супругов в бракоразводном процессе, если спор о нем затрагивает права третьих лиц, не распространяется на случаи раздела вкладов, внесенных супругами в кредитные организации за счет общих доходов, независимо от того, на имя кого из супругов внесены денежные средства, поскольку при разделе таких вкладов права банков либо иных кредитных организаций не затрагиваются.

Если же третьи лица предоставили супругам денежные средства и последние внесли их на свое имя в кредитные организации, третьи лица вправе предъявить иск о возврате соответствующих сумм по нормам ГК РФ , который подлежит рассмотрению в отдельном производстве. В таком же порядке могут быть разрешены требования членов крестьянского (фермерского) хозяйства и других лиц к супругам — членам крестьянского (фермерского) хозяйства.

Вклады, внесенные супругами за счет общего имущества на имя их несовершеннолетних детей, в силу п.5 ст.38 СК РФ считаются принадлежащими детям и не должны учитываться при разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов.

13. В случае, когда одновременно с иском о расторжении брака заявлено требование о взыскании алиментов на детей, однако другая сторона оспаривает запись об отце или матери ребенка в актовой записи о рождении, суду следует обсудить вопрос о выделении указанных требований из дела о расторжении брака для их совместного рассмотрения в отдельном производстве ( ст. 151 ГПК РФ).

14. Если при рассмотрении дела о расторжении брака и разделе имущества супругов (в случаях, когда они полностью не выплатили пай за предоставленные кооперативом в пользование квартиру, дачу, гараж, другое строение или помещение) одна из сторон просит определить, на какую долю паенакопления она имеет право, не ставя при этом вопроса о разделе пая, суд вправе рассмотреть такое требование, не выделяя его в отдельное производство, при условии, что отсутствуют другие лица, имеющие право на паенакопления, поскольку этот спор не затрагивает прав кооперативов.

15. Общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу ( п.п.1 и 2 ст.34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст.ст.128 , 129 , п.п.1 и 2 ст.213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст.ст.38 , 39 СК РФ и ст.254 ГК РФ. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела.

Если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п.3 ст.42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

В состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц. При разделе имущества учитываются также общие долги супругов ( п.3 ст.39 СК РФ) и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи.

Не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши ( ст.36 СК РФ).

16. Учитывая, что в соответствии с п.1 ст.34 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Если после фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства супруги совместно имущество не приобретали, суд в соответствии с п.4 ст.38 СК РФ может произвести раздел лишь того имущества, которое являлось их общей совместной собственностью ко времени прекращения ведения общего хозяйства.

17. При разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, суд в соответствии с п.2 ст.39 СК РФ может в отдельных случаях отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей и (или) заслуживающие внимания интересы одного из супругов. Под заслуживающими внимания интересами одного из супругов следует, в частности, понимать не только случаи, когда супруг без уважительных причин не получал доходов либо расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи, но и случаи, когда один из супругов по состоянию здоровья или по иным не зависящим от него обстоятельствам лишен возможности получать доход от трудовой деятельности.

Суд обязан привести в решении мотивы отступления от начала равенства долей супругов в их общем имуществе.

18. Поскольку в соответствии с действовавшим до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. законодательством незарегистрированный брак имел те же правовые последствия, что и зарегистрированный, на имущество, приобретенное совместно лицами, состоявшими в семейных отношениях без регистрации брака, до вступления в силу Указа распространяется режим общей совместной собственности супругов. Исходя из п.6 ст.169 СК РФ при разрешении спора о разделе такого имущества необходимо руководствоваться правилами, установленными ст.ст.34 — 37 СК РФ.

19. Течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут ( п.7 ст.38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права ( п.1 ст.200 ГК РФ).

20. Решение суда о расторжении брака должно быть законным и основанным на доказательствах, всесторонне проверенных в судебном заседании.

В мотивировочной части решения в случае, когда один из супругов возражал против расторжения брака, указываются установленные судом причины разлада между супругами, доказательства о невозможности сохранения семьи.

Резолютивная часть решения об удовлетворении иска о расторжении брака должна содержать выводы суда по всем требованиям сторон, в том числе и соединенным для совместного рассмотрения. В этой части решения указываются также сведения, необходимые для государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния (дата регистрации брака, номер актовой записи, наименование органа, зарегистрировавшего брак). Фамилии супругов записываются в решении в соответствии со свидетельством о браке, а в случае изменения фамилии при вступлении в брак во вводной части решения необходимо указывать и добрачную фамилию.

Учитывая, что размер пошлины за государственную регистрацию расторжения брака, произведенного в судебном порядке, установлен подп. 2 п. 1 ст. 333.26 Налогового кодекса РФ, при вынесении решения суд не определяет, с кого из супругов и в каком размере подлежит взысканию государственная пошлина за регистрацию расторжения брака в органе записи актов гражданского состояния.

21. В соответствии с п.1 ст.25 СК РФ брак, расторгнутый в судебном порядке, считается прекращенным со дня вступления решения суда в законную силу. Указанное положение в силу п.3 ст.169 СК РФ не распространяется на случаи, когда брак расторгнут в судебном порядке до 1 мая 1996 г., то есть до дня введения в действие ст.25 СК РФ. Брак, расторгнутый в органах записи актов гражданского состояния, считается прекращенным со дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния независимо от того, когда был расторгнут брак — до 1 мая 1996 г. либо после этой даты.

22. При принятии искового заявления о признании брака недействительным судье необходимо выяснять, по какому основанию оспаривается действительность брака ( п.1 ст.27 СК РФ) и относится ли истец к категории лиц, которые в силу п.1 ст.28 СК РФ вправе возбуждать вопрос о признании брака недействительным именно по этому основанию. Если заявитель не относится к таким лицам, судья отказывает ему в принятии искового заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

23. Перечень оснований для признания брака недействительным, содержащийся в п.1 ст.27 СК РФ, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. К таким основаниям относятся: нарушение установленных законом условий заключения брака ( ст.ст.12 , 13 СК РФ); наличие при заключении брака обстоятельств, препятствующих его заключению ( ст.14 СК РФ); сокрытие одним из лиц, вступающих в брак, от другого лица наличия у него венерической болезни или ВИЧ-инфекции ( п.3 ст.15 СК РФ); фиктивность брака ( п.1 ст.27 СК РФ).

Учитывая это, нарушение установленных законом требований к порядку заключения брака (например, регистрация брака до истечения месячного срока со дня подачи заявления в орган записи актов гражданского состояния, если этот срок не был сокращен в порядке, предусмотренном п.1 ст.11 СК РФ) не может явиться основанием для признания брака недействительным.

24. В соответствии с п.4 ст.29 СК РФ супруги после расторжения брака (как в судебном порядке, так и в органах записи актов гражданского состояния) не вправе ставить вопрос о признании этого брака недействительным, за исключением случаев, когда действительность брака оспаривается по мотивам наличия между супругами запрещенной законом степени родства либо состояния одного из них на время регистрации брака в другом нерасторгнутом браке.

Если в указанных выше случаях брак расторгнут в судебном порядке, то иск о признании такого брака недействительным может быть рассмотрен судом при условии отмены решения о расторжении брака, поскольку, принимая такое решение, суд исходил из факта действительности заключенного брака. Согласно ч. 2 ст. 209 ГПК РФ факты и правоотношения, установленные таким решением, не могут быть оспорены теми же сторонами в другом процессе.

Если же брак расторгнут в органах записи актов гражданского состояния, а впоследствии предъявлены требования об аннулировании записи о расторжении брака и о признании его недействительным, суд вправе рассмотреть эти требования в одном производстве ( ст. 151 ГПК РФ).

www.garant.ru

Проблемные аспекты постановления пленума верховного суда «о судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)»

Бикеев Игорь, кандидат юридических наук, доцент.

Никитин Сергей, старший преподаватель.

10 июня 2008 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» (далее — Постановление). О необходимости разъяснения соответствующих положений закона говорилось давно, поскольку обилие в ст. ст. 35 и 210 УК оценочных формулировок порождает множество вариантов толкования закона, существенно затрудняя применение данных норм.

Российская газета. 2008. 18 июня.

Многие идеи, закрепленные в Постановлении, заслуживают поддержки. В том числе разъяснения о квалификации не приведших к образованию преступного сообщества (преступной организации) действий по его созданию (п. 5 Постановления), о некоторых вопросах квалификации общественно опасных деяний по совокупности (п. 10) и ряд других. Однако наиболее интересным представляется рассмотреть отраженные в Постановлении вопросы, которые наверняка вызовут споры среди теоретиков и практиков. По нашему мнению, ряд спорных утверждений Пленума вызван недостаточным учетом разработчиками мнения представителей уголовно-правовой доктрины .

Агапов П.В. Понятие и признаки преступного сообщества (преступной организации) по уголовному праву России: проблемы законодательной регламентации // Государство и право. 2007. N 12. С. 47 — 54; Быков В. Объективная сторона организации преступного сообщества // Законность. 2002. N 10. С. 11 — 14; Галиакбаров Р.Р. Формы соучастия // Энциклопедия уголовного права: Соучастие в преступлении. Т. 6. СПб., 2007. С. 190 — 327; Гаухман Л., Максимов С. Ответственность за организацию преступного сообщества // Законность. 1997. N 2. С. 12 — 18.

  1. Некоторые положения Постановления, на наш взгляд, противоречат строгому толкованию уголовного закона. Так, в п. п. 2 и 4 Постановления говорится, что преступное сообщество (преступная организация) может быть создано и для совершения одного тяжкого или особо тяжкого преступления. Однако из текста ч. 4 ст. 35 и ч. 1 ст. 210 УК следует, что такое объединение создается в целях совершения не одного, а нескольких тяжких или особо тяжких преступлений. Пленум трактует закон по его смыслу, но не букве, хотя и не делает необходимой оговорки.
  2. В п. 8 Постановления сказано, что структурные подразделения преступного сообщества (преступной организации) кроме совершения отдельных преступных деяний могут выполнять иные (в том числе и не относящиеся к этим деяниям) задачи, направленные на обеспечение функционирования этой формы соучастия. В пункте 10 среди разновидностей участия в преступном сообществе (преступной организации) называются «снабжение информацией, ведение документации и т.п.».
  3. Для того чтобы правоприменитель, руководствуясь открытым списком видов участия в структурных подразделениях, не трактовал такое участие слишком широко и не нарушал запрета объективного вменения, при уголовно-правовой квалификации действий указанных лиц особое значение имеет разъяснение, содержащееся в п. 2 Постановления. Здесь указано, в частности, что «под признаком сплоченности преступного сообщества (преступной организации) следует понимать наличие у. участников этого сообщества (организации) единого умысла на совершение тяжких и особо тяжких преступлений, а также осознания ими ОБЩИХ ЦЕЛЕЙ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ТАКОГО ПРЕСТУПНОГО СООБЩЕСТВА И СВОЕЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ К НЕМУ (выделено нами. — И.Б., С.Н.)».

    С учетом данных Пленумом разъяснений, к примеру, уборка помещений после пыток является участием в сообществе, когда уборщик знает, что помогает скрыть следы преступления другим участникам, сознает, что своим поведением содействует деятельности данного преступного объединения, понимает его общие цели функционирования и свою принадлежность к нему. Равно как будет признана участием в преступном сообществе при соблюдении тех же условий и тренировка «бойцов», «солдат» и т.п., если тренер понимает, кого и зачем он натаскивает. В противном случае налицо будет укрывательство преступлений или пособничество в каком-либо ином деянии: убийстве, бандитизме и т.д.

  4. Некоторые недочеты юридической техники, используемой при подготовке документа, затрудняют уяснение смысла отдельных разъяснений Пленума. Например, в п. 2 понятие преступного сообщества (преступной организации) раскрывается с применением термина «структурно оформленная преступная группа». Однако уголовный закон не знает подобной категории, а каждый элемент данной дефиниции требует пояснения.
  5. В практике могут возникнуть вопросы о том, что свидетельствует о завершении «структурного оформления» группы. Письменный договор? Клятва? Иные ритуальные действия? Думается, это не очень удачный оборот, смысл которого, однако, в том, чтобы еще раз подчеркнуть наличие в преступном сообществе (преступной организации) а) всех признаков организованной группы (о чем, собственно, говорится далее в том же пункте) и б) структурных подразделений (п. п. 2, 7 и др. Постановления).

    1. Скорее всего, к редакционным, а не смысловым огрехам нужно отнести указание в п. 2 Постановления на то, что объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп является одним из видов преступного сообщества (преступной организации). Во всех иных случаях Пленум в точном соответствии с законом указал, что такое объединение преступным сообществом (преступной организацией) не является (п. п. 4 — 5, 9 — 11, 13).
    2. В п. 3 Постановления дается понятие такого важного признака преступного сообщества (преступной организации), как сплоченность. Вместе с тем наряду с более или менее ясными критериями для установления соответствующего признака («о сплоченности сообщества свидетельствует планирование преступной деятельности на длительный период. » и т.д.). Пленум использовал недостаточно определенные формулировки, указав, что «для данной формы организованной преступности характерно сочетание в различной совокупности таких признаков, как. «. Попутно отметим, что редакционно неточно в исследуемом контексте словосочетание «форма организованной преступности». Этот оборот допустим в криминологических трудах и публицистике, но не годится для раскрытия признака состава преступления.
    3. Главное же, что благодаря данному разъяснению получается, что о наличии признака сплоченности можно установить из числа названных в Постановлении каких-нибудь двух не столь уж и значимых для вменения соответствующего признака обстоятельств. Например, общую материально-финансовую базу и дисциплину. Практика, однако, эти два критерия справедливо не считает достаточными для признания преступной группы сплоченной. Полагаем, что все перечисленные в Постановлении признаки сплоченности должны быть установлены для квалификации содеянного по ст. 210 УК РФ. Судя по всему, такой подход займут и суды.

    4. Выше мы указали на содержащуюся в определении признака сплоченности субъективную составляющую как на критерий, позволяющий ограничить пределы действия ст. 210 УК РФ для пособников. Вместе с тем сам подход Пленума к решению вопроса о разграничении двух главных признаков преступного сообщества (преступной организации) может вызвать споры.
    5. Еще раз приведем содержащееся в п. 3 разъяснение, согласно которому «под признаком сплоченности преступного сообщества (преступной организации) следует понимать наличие у руководителей (организаторов) и участников этого сообщества (организации) единого умысла на совершение тяжких и особо тяжких преступлений, а также осознания ими общих целей функционирования такого преступного сообщества и своей принадлежности к нему».

      Прежде всего, укажем, что редакционно, на наш взгляд, это не совсем корректная формулировка, поскольку словосочетание «единый умысел» принадлежит учению о множественности преступлений и обозначает один из критериев для разграничения нескольких деяний и единого продолжаемого преступления, им также определяется заранее обдуманный умысел на совершение нескольких деяний, образующих одно сложное преступление.

      Важнее, однако, то, что Пленум раскрыл содержание признака сплоченности путем указания на субъективную составляющую. Однако такие признаки преступного сообщества, как сплоченность и цель, разделены в ч. 4 ст. 35 УК. Из чего можно заключить, что один из них не поглощает другой.

    6. В числе факультативных признаков сплоченности Пленум называет особую структуру сообщества. Правильней, однако, было бы признать наличие руководителей и иных признаков, указанных во втором абзаце п. 3, обязательными признаками сплоченной преступной группы.
    7. Резюмируя соображения, касающиеся этого признака преступного сообщества, можно утверждать, что практика ждет разъяснений оценочных признаков, в данном случае — сплоченности, на основе максимально формализованных критериев. Это может быть количество совершенных преступлений (в том числе неоконченных), длительность периода существования преступного сообщества (преступной организации), его количественный (например, минимум три человека, как рекомендовано ратифицированной Россией Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г.) или структурный состав (например, минимум два структурных подразделения).
    8. СЗ РФ. 2004. N 40. Ст. 3882.

      1. В п. 8 Постановления указано, что в структурном подразделении преступного сообщества (преступной организации) должен быть руководитель. Мы же полагаем, что у структурного подразделения преступного сообщества руководителя может и не быть. Например, если у сообщества есть транспортное подразделение, функционально обособленное, выполняющее только функцию перевозки к месту преступления членов сообщества, оружия и т.п. Такое подразделение, возможно, никто не возглавляет, а водители подчиняются непосредственно руководителю сообщества. Вместе с тем могут быть все основания для признания его структурным подразделением. Значит, главное, это функциональная обособленность при осознанной включенности членов подразделения в решение общих для преступного сообщества задач и подчинение руководителю (подразделения или сообщества).
      2. В п. 9 Постановления Пленум предлагает определять объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп посредством использования термина «группа». Следует подчеркнуть, что речь здесь идет, как следует из контекста, не о новом виде преступной группы, это всего лишь лингвистический прием.
      3. В п. 10 Постановления в числе прочего разъяснено, что уголовная ответственность за участие в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп наступает, в частности, с момента фактического участия в совещании организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях, как следует из контекста, принятия на себя определенных обязательств и функциональных обязанностей (подыскание жертв преступлений, установление контактов с должностными лицами государственных органов, разработка планов и создание условий совершения преступлений и т.п.). По смыслу данного разъяснения, участие в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп считается оконченным преступлением в том числе, если совершается в форме участия в указанном совещании, перед которым ставились, пусть они и не были достигнуты, названные цели.
      4. Важно подчеркнуть, что содержащееся в п. 12 Постановления требование признавать разовое содействие преступной организации без вхождения в ее состав, в том числе предоставление кредита, продажу оружия, передачу информации о деятельности правоохранительных органов и т.п., пособничеством в деятельности преступного сообщества акцентирует внимание правоприменителя именно на умышленном характере соответствующих действий. Если доказано, что лицо, не зная о создании сообщества, продало его участникам оружие для совершения конкретного преступлении, скажем убийства, то такой продавец понесет ответственность только за пособничество в убийстве (если оно будет совершено; если не будет — по правилам ч. 5 ст. 34 УК РФ) и сбыт оружия.
      5. Разработчики документа оказались в достаточно сложном положении, будучи вынуждены часто использовать весьма громоздкие законодательные дефиниции. Чтобы облегчить восприятие того или иного разъяснения, они порой упрощали текст путем использования лишь части данного в законе понятия преступного сообщества (преступной организации). В то же время по смыслу разъяснений видно, что категории «преступное сообщество (преступная организация)», «преступное сообщество», «преступная организация» Пленум считает тождественными. Дефиниция «преступное сообщество (преступная организация)» использована в восемнадцати пунктах Постановления (п. п. 1 — 2, 4 — 5, 7 — 20), только «преступное сообщество» — в десяти пунктах (п. п. 3 — 4, 6 — 8, 10 — 12, 18 — 19), «преступная организация» — в двух пунктах (п. п. 10, 12).

      Суды же находятся в более сложном положении, поскольку не могут позволить себе подобный юридико-технический прием: Кодекс знает понятие «преступное сообщество (преступная организация)», которое и должно использоваться в процессуальных документах без каких-либо изъятий, сколько бы раз ни приходилось этот термин применять.

      wiselawyer.ru

      Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации

      Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 5 июля 1965 года №29

      Текст Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 5 июля 1965 года №29

      О внесении изменений и дополнений в действующие постановления Пленума Верховного Суда РСФСР

      1. В связи с принятием постановления Пленума Верховного Суда СССР №2 от 9 апреля 1965 года «О судебной практике по делам, связанным с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации автомототранспорта или городского электротранспорта» внести следующие изменения в подпункты «а» и «в» пункта 7 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР №15/2 от 30 марта 1963 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации автомототранспорта или городского электротранспорта»:

      а) Подпункт «а» изложить в следующей редакции:

      «лица, состоящие на постоянной или временной работе в государственных, кооперативных, общественных предприятиях, учреждениях и организациях в качестве водителей автомототранспорта или городского электротранспорта, а также лица, работающие водителями средств автомототранспорта, принадлежащих гражданам на праве личной собственности и эксплуатации транспорта при исполнении служебных обязанностей или при управлении служебным транспортом.

      Эти лица несут ответственность по ст.211 УК РСФСР и в тех случаях, когда они были временно лишены водительских прав, либо когда преступное нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта было совершено ими при использовании служебного транспорта в своих личных или иных целях»;

      б) Подпункт «в» изложить в следующей редакции:

      «лица, осуществляющие надзор и контроль за соблюдением правил движения и эксплуатации автомототранспорта (например, работники госавтоинспекции, службы регулирования уличного движения), нарушившие эти правила при исполнении служебных обязанностей или при управлении служебным транспортом».

      2. В связи с принятием постановления Пленума Верховного Суда СССР №17 от 22 декабря 1964 года «О судебной практике по делам о хулиганстве» внести изменения в п.5 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР №11/2 от 11 сентября 1962 года «О судебной практике по делам о хулиганстве», изложив его в следующей редакции:

      «Разъяснить судам, что нанесение оскорблений, побоев, легких и менее тяжких телесных повреждений и совершение иных подобных действий на почве личных взаимоотношений между гражданами, если при этом не было допущено умышленного грубого нарушения общественного порядка и явного неуважения к обществу, должно квалифицироваться не по ст.206 УК РСФСР, а по соответствующим статьям УК РСФСР предусматривающим ответственность за эти действия.

      Нанесение оскорблений, побоев, легких и менее тяжких телесных повреждений при хулиганских действиях охватывается ст.206 УК РСФСР и дополнительной квалификации по соответствующим статьям УК РСФСР не требует, за исключением случаев, предусмотренных ч.П ст.191-1 УК РСФСР».

      В четвертом, пятом и шестом абзацах этого пункта слова «92 УК» заменить словами «93 УК».

      4. Внести изменения в п.8 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР №5 от 7 сентября 1961 года «О судебной практике по делам о хищениях социалистической собственности», изложив его в следующей редакции:

      «При рассмотрении дел о мелком хищении суды должны учитывать, кроме стоимости похищенного, количество похищенных предметов в натуре (вес, объем) и значимость их для народного хозяйства, а также направленность умысла виновного на мелкое или значительное хищение и в зависимости от этих обстоятельств в одних случаях квалифицировать хищение по ст.96 УК, а в других — по соответствующим статьям УК РСФСР, предусматривающим ответственность за хищение социалистического имущества или покушение (приготовление) на него».

      xn--b1azaj.xn--p1ai

      Смотрите так же:

      • Пленум по провокации взятки Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (с изменениями и дополнениями) (утратило […]
      • Постановление пленума верховного суда рф 105 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" (с изменениями и дополнениями) Постановление Пленума […]
      • Совместный приказ минюста и минфина Приказ Минюста РФ и Минфина РФ от 5 сентября 2012 г. N 174/122н "Об утверждении порядка расчета вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по […]
      • Сайт академии следственного комитета рф Сайт академии следственного комитета рф Родилась 6 июля 1975 года в поселке Мышкино Ярославской области. В 1997 году закончила исторический факультет Псковского государственного […]
      • Налог на строение дача Налоговики разъяснили, как будет считаться налог на дачные строения ФНС России сообщила, каким образом территориальные налоговые органы должны рассчитывать налог на имущество физлиц в […]
      • Молодая прокурор СМИ: место Воробьева займет самый молодой региональный прокурор ЮФО, 3 марта, РИА ФедералПресс. Прокурор Новгородской области Андрей Кикоть может стать заместителем генерального прокурора […]