Пленума верховного суда по 119

Статья 119 УК РФ. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарии к ст. 119 УК РФ

1. Объективная сторона выражается в действии, а именно угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Если высказывается угроза иного характера (например, причинить средней тяжести или легкий вред, уничтожить или повредить имущество, ограбить или совершить надругательство), ответственность по ст. 119 исключается, поскольку содержание угрозы иное.

2. Угроза — способ психического воздействия, направленного на запугивание потерпевшего, чтобы вызвать у него чувство тревоги, беспокойства за свою безопасность, дискомфортное состояние. Способы выражения угрозы вовне могут быть различными (устно, письменно, жестами, явочным порядком или по телефону, непосредственно потерпевшему или через третьих лиц), для квалификации содеянного значения не имеют.

3. Выделяют такие обязательные черты угрозы, как конкретность и реальность. Подчас под конкретностью понимают ясность того, каким образом лицо намерено исполнить угрозу. Такая трактовка весьма спорная: достаточно ясности в том, что виновный угрожает лишением жизни, причинением тяжкого вреда здоровью. Реальность угрозы означает, что существуют достаточные основания опасаться приведения ее в исполнение. Такие основания должны возникнуть у потерпевшего. В этом случае цель угрозы считается достигнутой.

4. Распространенным является мнение, что переносить реальность угрозы целиком в плоскость субъективного ее восприятия потерпевшим неправомерно, надо учитывать все обстоятельства дела (характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, серьезность повода для угрозы, личность угрожающего, наличие предметов, способных причинить серьезный вред, и т.д.).

5. В конкретных случаях угроза может быть произнесенной в запальчивости, когда и сам виновный, и потерпевший не придают ей серьезного значения. Поэтому важно установить, использовал ли виновный угрозу как средство давления на волю потерпевшего с намерением вызвать у него чувство страха, боязни, дискомфорта. При наличии этого угрозу следует считать реальной, даже если сам виновный приводить ее в исполнение не собирался, а лишь запугивал другое лицо.

6. Необходимо доказать, что, во-первых, у потерпевшего действительно существовали основания воспринимать угрозу как реальную, что подтверждает объективно истинность его утверждения о тревоге, дискомфорте и т.д. после ее высказывания виновным. Основанием для такого восприятия могут быть данные о личности угрожавшего, форма выражения угрозы и т.п. Свидетельскими показаниями можно установить ухудшение самочувствия потерпевшего (после угроз тот стал бледным, плохо засыпал, остерегался встреч с угрожавшим, жаловался на чувство страха, нередко вздрагивал и т.д.). Во-вторых, именно на такое восприятие своих угроз потерпевшим виновный рассчитывал. При наличии этих двух условий есть основания говорить о наказуемости поведения.

7. Спорен вопрос, можно ли считать угрозы, описанные в ст. 119, вариантом обнаружения умысла, за которое лишь в порядке исключения законодатель предусмотрел уголовную ответственность. Изложенное выше позволяет сделать вывод, что в статье речь идет не об обнаружении, а о реализации умысла на нарушение психической неприкосновенности личности, ее спокойствия путем запугивания, внушения чувства страха. Налицо деятельность, направленная на конкретный объект и производящая в нем вредные изменения, а не простое озвучивание преступных намерений.

8. Состав сконструирован по типу формального, поэтому преступление считается оконченным в момент выражения угрозы вовне (произнесения, передачи через знакомых потерпевшего и т.д.).

9. Если в угрозе обнаруживается возникшее решение об убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью и виновный помимо заявления о замысле совершает какие-либо действия, направленные на реализацию заявленного намерения, содеянное квалифицируется не по ст. 119, а как приготовление либо покушение на соответствующее преступление (ст. ст. 105, 111 УК).

10. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, выражающимся в том, что лицо намеренно высказывает угрозы, рассчитанные на восприятие их потерпевшим как реальных, устрашающих, вызывающих чувство тревоги, опасности, и желает поступить таким образом.

11. Норма, предусмотренная ст. 119, является общей по отношению к некоторым другим, также устанавливающим ответственность за угрозы. Так, в ст. 296 УК говорится об угрозе в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования. В таком случае в соответствии с правилами квалификации при конкуренции применяется специальная норма (ст. 296 УК).

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать способом совершения другого, более тяжкого преступления (разбоя, вымогательства, угона транспортного средства и т.д.). Согласно правилам квалификации при конкуренции части и целого предпочтение отдается целому, поэтому дополнительной квалификации деяния по ст. 119 УК не требуется.

Иная ситуация имеет место при реальной совокупности преступлений. В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» обращено внимание, что если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования с той, например, целью, чтобы потерпевшая никому не сообщала о случившемся, действия виновного надлежит квалифицировать дополнительно и по ст. 1191.

12. Ответственность за данное преступление дифференцирована (см. коммент. к п. «л» ч. 2 ст. 105).

rulaws.ru

Пленума верховного суда по 119

судебной практики по уголовным делам

об угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Верховным судом Республики Калмыкия в соответствии с планом работы на II полугодие 2009 года проведено изучение судебной практики по уголовным делам об угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Настоящее обобщение подготовлено в целях обеспечения правильного и единообразного применения норм материального закона при рассмотрении судами республики уголовных дел данной категории.

Согласно статистическим данным за период с 2006 по 2009 гг. по ч. 1 ст. 119 УК РФ (в качестве основной статьи) судами республики рассмотрено 779 уголовных дел. Из них в 2006 г. – 140 дел, в 2007 г. – 225 дел, в 2008 г. – 216 дел и в 2009 г. – 198 дел.

Таким образом, за последние три года количество таких дел увеличилось на 41,4 %.

Уголовные дела по ч. 2 ст. 119 УК РФ судами республики не рассматривались.

В 2006 г. по рассмотренным 140 уголовным делам с вынесением обвинительных приговоров окончено 83 дела, прекращено в связи с примирением сторон – 53, по другим основаниям – 2, применены принудительные меры медицинского характера по 2 уголовным делам.

В 2007 г. по рассмотренным 225 уголовным делам с вынесением обвинительных приговоров окончено 103 дела, прекращено в связи с примирением сторон – 117, по другим основаниям – 3, применены принудительные меры медицинского характера по 2 уголовным делам.

В 2008 г. по рассмотренным 216 уголовным делам с вынесением обвинительных приговоров окончено 119 дел, прекращено в связи с примирением сторон – 90, по другим основаниям – 5, применены принудительные меры медицинского характера по 2 уголовным делам.

В 2009 г. по рассмотренным 198 уголовным делам с вынесением обвинительных приговоров окончено 135 дел, прекращено в связи с примирением сторон – 59, по другим основаниям – 3, применены принудительные меры медицинского характера по 1 уголовному делу.

Согласно обобщенным данным судами республики из 779 рассмотренных уголовных дел с вынесением обвинительных приговоров рассмотрено 440 дел (56,5%), прекращено в связи с примирением сторон – 319 (40,9%), прекращено по другим основаниям – 13 (1,7%), по 7 уголовным делам применены принудительные меры медицинского характера (0,9%).

Практика назначения наказания за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 119 УК РФ, характеризуется следующими показателями. За рассматриваемый период всего осуждено 440 лиц, из них к реальному лишению свободы – 33 (7,5%), условно к лишению свободы – 384 (87,3%), к штрафу – 17 (3,9%), к обязательным работам – 2 (0,4%), освобождено от наказания – 4 (0,9%).

Санкция ч. 1 ст. 119 УК РФ предусматривает наказание в виде обязательных работ, ограничения свободы, ареста и лишения свободы. Однако нормы уголовного закона об ограничении свободы введены в действие с 10 января 2010 года, об обязательных работах с 11 мая 2010 года, а арест еще не применяется. Этим объясняется значительная доля осужденных к лишению свободы (с реальным отбыванием наказания и условно) – 94,8%.

В числе осужденных к реальному лишению свободы на срок до 1 года осуждено 26 лиц, от 1 до 3 лет – 7 лиц. Все осужденные к реальному лишению свободы были ранее судимы.

Несмотря на то, что санкция ч. 1 ст. 119 УК РФ не предусматривает наказание в виде штрафа, суды при назначении данного вида наказания в отношении 17 осужденных применяли положения ст. 64 УК РФ, позволяющей назначение более мягкого вида наказания, чем предусмотрено санкцией статьи при наличии по делу исключительных обстоятельств.

В силу ч. 1 ст. 31 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 119 УК РФ, отнесены к подсудности мировых судей. В ходе проведенного обобщения изучено 130 приговоров, а также использована апелляционная и кассационная практика. В надзорном порядке уголовные дела данной категории не пересматривались.

За анализируемый период в апелляционном порядке обжаловано 29 обвинительных приговоров (3,7 % от общего количества судебных решений). По результатам рассмотрения судами апелляционной инстанции отменены 2 обвинительных приговора мирровых судей, 1 из них с оправданием подсудимого и 1 с прекращением уголовного дела в связи с примирением сторон; изменено 10 приговоров без изменения квалификации со снижением наказания.

В кассационном порядке обжаловано 10 судебных решений судов апелляционной инстанции (35,7 %), из них 1 приговор отменен с прекращением уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, 1 приговор изменен без изменения квалификации со снижением наказания.

Низкий уровень обжалования судебных решений по ст. 119 УК РФ связан, прежде всего с тем, что они совершаются на бытовой почве, угрозы убийством в большинстве случаев адресованы близким родственникам и иным лицам, связанным с виновным брачно-семейными отношениями.

Уголовные дела, связанные с угрозой причинением тяжкого вреда здоровью человека судами республики не рассматривались.

Изучение судебной практики показало, что суды в основном правильно применяют уголовный закон при рассмотрении данной категории дел, понимая под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью совершение активных умышленных действий, выражающихся в психическом воздействии на потерпевшего, если имелись основания опасаться этой угрозы .

Угроза убийством связана с намерением виновного вызвать у потерпевшего чувство страха, тревоги, беспокойство за свою жизнь, здоровье или безопасность своих близких.

Способы выражения угрозы могут быть разными: словесно, письменно, жестами, в большинстве случаев словесная угроза подкрепляется демонстрацией оружия.

Из содержания ст. 119 УК РФ следует, что не всякая угроза убийством является уголовно наказуемым деянием, обязательным признаком такой угрозы является ее реальность . В установлении именно этого признака объективной стороны преступления заключается сложность квалификации данного преступления.

Для признания угрозы реальной необходимо установить, что виновный совершил такие действия, которые давали потерпевшему основания опасаться ее осуществления, и что поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим объективно свидетельствовали о реальности угрозы. Реальность угрозы устанавливается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела.

Так, например, Элистинским городским судом Н. обоснованно признан виновным в числе других преступлений по ч. 1 ст. 119 УК РФ в угрозе убийством Х. Согласно приговору он, желая запугать потерпевшую и принудить ее забрать из милиции заявление о привлечении его знакомого к уголовной ответственности, приставил к животу, а затем к виску потерпевшей обрез ружья, высказывая словесно в ее адрес угрозы убийством. Судом установлено, что между потерпевшей и ранее неоднократно судимым Н. сложились неприязненные отношения, осужденный за день до преступления преследовал потерпевшую на машине, звонил, требуя забрать заявление из милиции. Осужденный угрожал убийством потерпевшей в вечернее время суток, демонстрируя огнестрельное оружие, в связи с чем у потерпевшей Х. имелись реальные основания опасаться этой угрозы.

При оценке реальности угрозы убийством суд должен учитывать обстановку, в которой она была выражена, ее субъективное восприятие потерпевшим и характер действий виновного.

К примеру, учитывая характер взаимоотношений между обвиняемой и потерпевшей, обстановку и способ выражения угрозы, Элистинский городской суд обоснованно оправдал К. по обвинению в угрозе убийством.

Приговором мирового судьи Элистинского судебного участка № 2 К. осуждена по ч. 1 ст. 116 и ч. 1 ст. 119 УК РФ. По результатам апелляционного рассмотрения Элистинский городской суд отменил приговор мирового судьи и оправдал ее по ч. 1 ст. 119 УК РФ в связи с отсутствием в действиях состава преступления.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что на бытовой почве между К. и ее приемной матерью П. произошла ссора, в ходе которой К. взяла алюминиевый кофейный чайник, стала размахивать им над головой П. и высказала в ее адрес угрозу убийством. Этим же чайником она нанесла четыре удара по руке и спине потерпевшей, причинив ей телесные повреждения в виде кровоподтеков, не расценивающиеся как вред здоровью.

Оценивая действия К., суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что осужденная, испытывая неприязненные отношения к П., умышленно нанесла ей побои. Словесные угрозы убийством были высказаны ею в ходе ссоры, при этом не носили конкретный и реальный характер, и свидетельствовали лишь об умысле подсудимой на причинение телесных повреждений. То, что в момент словесной угрозы убийством в руках у К. находился алюминиевый кофейный чайник, не свидетельствует о том, что у потерпевшей имелись реальные основания опасаться осуществления этой угрозы.

Судебная коллегия согласилась с таким выводом суда апелляционной инстанции, признав приговор городского суда законным и обоснованным.

Также нельзя признать реальной угрозу убийством, адресованную Ч. своей жене. За эти действия он осужден приговором мирового судьи Элистинского судебного участка № 6. Вывод о виновности Чебакова суд мотивировал тем, что он находился в сильном алкогольном опьянении, был агрессивен, демонстрировал газовый ключ, нанес им удар по плечу потерпевшей. Однако способ выражения угрозы не свидетельствует о том, что у потерпевшей имелись реальные основания опасаться данной угрозы.

При рассмотрении дел об угрозе убийством судам следует учитывать, что ее субъективное восприятие потерпевшим является недостаточным для квалификации преступления и подлежит оценке наряду с иными обстоятельствами, имеющими значение для дела.

Так, Яшалтинским районным судом Х. признан виновным в том, что в состоянии алкогольного опьянения днем пришел на работу к своей супруге Х.Т. во врачебную амбулаторию, где в кабинете медсестры высказал недовольство ее поведением, приставил к лицу нож, на ее возмущение потребовал, чтобы она замолчала, и рукой, в которой была зажата рукоятка ножа, ударил потерпевшую по голове, причинив ушибленную рану головы, ссадину и закрытую черепно-мозговую травму в виде сотрясения головного мозга.

Признавая Х. виновным по ч. 1 ст. 119 УК РФ, суд сослался на показания потерпевшей о том, что она восприняла действия мужа как угрозу убийством, потому что он пришел к ней на работу с ножом, был агрессивен.

Вместе с тем, суд не учел, что Х. пришел к жене на работу днем в рабочее время примерно в 15 часов, находился с ней в кабинете в присутствии посторонних людей, словесных угроз убийством не высказывал, ударил жену рукояткой ножа по голове.

Однако этим обстоятельствам, имеющим важное значение для правильной квалификации преступления, суд надлежащую оценку в приговоре не дал, тем самым фактически не обосновал вывод о виновности Х.

Угроза убийством совершается только с прямым умыслом, когда виновный выражает угрозу и желает, чтобы она была воспринята потерпевшим как реальная.

Судебная коллегия отменила обвинительный приговор апелляционной инстанции Ики-Бурульского районного суда в отношении несовершеннолетнего Г.

Судом установлено, что 15 сентября 2008 года примерно в 7 часов в п. Шерет Ики-Бурульского района возле дома Г. между Г. Ю. и У. на почве ранее сложившихся личных неприязненных отношений возникла ссора, переросшая в драку. В этот момент к ним подбежал несовершеннолетний сын Г. Ю. – Г.К., который, находясь примерно в метре от У., демонстрируя нож, высказал в его адрес угрозу убийством.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ, характеризуется только прямым умыслом, когда виновный осознает, что своими действиями выражает угрозу убийством потерпевшему и желает, чтобы эта угроза была воспринята потерпевшим как реальная.

Однако в материалах дела отсутствовали доказательства, подтверждающие наличие у Г.К. прямого умысла на угрозу убийством У. и о наличии у последнего оснований опасаться этой угрозы.

В судебном заседании несовершеннолетний Г.К. пояснил, что 15 сентября 2008 года проснулся рано утром от крика людей, в окно он увидел отца, толкающегося с У. и двух женщин. Он решил, что отца избивают, взял нож и выбежал на улицу разнять дерущихся, при этом близко к ним не приближался.

Потерпевший У. в судебном заседании пояснил, что между ним и Г. Ю. на почве личной неприязни произошла ссора, переросшая в драку. В ходе нее к ним подбежал сын Г.К., который стал размахивать ножом и кричать «зарежу». Он стал отходить, так как испугался ножа.

Таким образом, установленные по делу обстоятельства свидетельствуют о том, что Г.К. хотел лишь предотвратить конфликт, при этом не предпринимал мер, чтобы выраженная им угроза была воспринята потерпевшим реально. Кроме того, учитывая несовершеннолетний возраст обвиняемого и обстановку, в которой была выражена угроза, у потерпевшего не имелось реальных оснований ее опасаться.

Учитывая изложенное, судебная коллегия отменила вынесенные в отношении Г. судебные решения и прекратила уголовное дело в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

По смыслу закона угроза убийством должна быть адресована конкретному лицу. Потерпевшим может выступать любое лицо, вне зависимости от возраста, состояния здоровья и иных обстоятельств.

В частности, мировой судья Городовиковского судебного участка обоснованно признал Ш. виновным в угрозе убийством дочери своей сожительницы — несовершеннолетней К. Он высказывал угрозы убийством, приставив нож к телу потерпевшей, в связи с чем, учитывая алкогольное опьянение осужденного, его агрессивное состояние, несовершеннолетняя К. реально восприняла угрозу и опасалась ее осуществления.

В практике судов республики имеются случаи, когда одно и то же лицо неоднократно высказывает угрозы убийством потерпевшему. При этом, по мнению коллегии, действия виновного каждый раз образуют состав нового преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ, поскольку оно носит формальный характер, считается оконченным с момента выражения угрозы, направлено на порождение у потерпевшего страха, стресса, беспокойства, совершается с целью подавления и подчинения потерпевшего воле виновного.

В связи с этим судебная коллегия по результатам рассмотрения дела в кассационном порядке признала обоснованной квалификацию действий осужденного Ю. как совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 119 УК РФ, который 10 июля 2008 года с помощью осколка стекла угрожал убийством А., с которой проживал совместно в незарегистрированном браке, из-за того, что она не впустила его в дом увидеть детей. На следующий день аналогичным способом и по той же причине он вновь угрожал потерпевшей убийством, у которой имелись основания опасаться данной угрозы.

Приговором мирового судьи Элистинского судебного участка № 1 В. осужден по ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Он признан виновным в том, что 14 января 2008 года угрожал убийством своей матери В.Л., 16 января 2008 года причинил ей побои, в этот же день угрожал убийством отцу В.В. и умышленно причинил ему легкий вред здоровью.

Из материалов дела следует и установлено судом, что ранее судимый В. 11 января 2008 года освободился по отбытию наказания из мест лишения свободы, прибыв домой, и, проживая с престарелыми родителями, постоянно употреблял спиртные напитки, в состоянии опьянения был агрессивен, применял в отношении них насилие, с использованием ножа угрожал убийством, держал их в постоянном страхе за свою жизнь.

Учитывая изложенное, у потерпевших имелись реальные основания опасаться выраженных осужденным угроз убийством.

Следует отметить, что при рассмотрении уголовного дела в отношении В. судом приняты все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры для всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела. Из показаний допрошенных в судебном заседании потерпевших – родителей В. Л. и В.В., а также их дочери – свидетеля В.М. судом объективно были установлены обстоятельства преступления, взаимоотношения между потерпевшими и подсудимым, что имеет важное значение при рассмотрении уголовных дел, связанных с угрозой убийством.

Изучение материалов обобщения показало, что более 60 % судебных решений постановлены судами с применением особого порядка судебного разбирательства, без исследования доказательств, тогда как непосредственное исследование доказательств в условиях состязательности уголовного процесса при рассмотрении дел об угрозе убийством являлось необходимым для правильного установления обстоятельств преступления и его квалификации.

Статьями 314-317 УПК РФ регламентированы нормы закона, позволяющие судам рассматривать уголовные дела в особом порядке без проведения судебного разбирательства.

Между тем по смыслу закона в случае, если при изучении дела судом будет установлено, что обвинение, с которым согласился подсудимый, является необоснованным, и не подтверждается собранными по делу доказательствами, суд должен принять решение о прекращении особого порядка и рассмотрении дела в общем порядке судебного разбирательства.

Учитывая изложенное, судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на необходимость тщательной подготовки к рассмотрению каждого конкретного уголовного дела, и при наличии сомнений в обоснованности предъявленного обвинения принять меры к всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела путем непосредственного исследования собранных по делу доказательств.

Анализ приговоров по преступлениям, связанным с угрозой убийством, показал, что их содержание не всегда отвечает требованиям постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре», тексты судебных решений в некоторых случаях составлены небрежно, разными шрифтами, с орфографическими и пунктуационными ошибками, описание преступного деяния в отдельных случаях сводится лишь к указанию времени, места совершения преступления, формальному указанию на совершение подсудимым угрозы убийством в отношении потерпевшего, без описания имеющих значение обстоятельств (цель угрозы, способ ее совершения и др.), зачастую в описательно-мотивировочной части приговора суды фактически не мотивируют выводы о квалификации преступления, ограничившись лишь указанием о доказанности вины подсудимого в совершении преступления. Данные недостатки указывают на необходимость повышения качества приговоров по рассматриваемой категории дел.

В целом по результатам проведенного обобщения следует отметить, что суды Республики Калмыкия правильно разрешают уголовные дела об угрозе убийством, но вместе с тем выявленные ошибки и недостатки указывают на необходимость более глубокого изучения норм материального и процессуального закона, судебной практики, тщательной подготовки к рассмотрению каждого конкретного уголовного дела, ответственному и добросовестному отношению к составлению процессуальных документов.

vs.kalm.sudrf.ru

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы , —
наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —
наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 119 Уголовного Кодекса РФ

Объект угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью составляют общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации естественного права каждого человека на жизнь и здоровье и обеспечивающие безопасность этих социальных благ. При угрозе убийством создается угроза причинения вреда отношениям, обеспечивающим безопасность жизни и реальный вред здоровью потерпевшего; при угрозе причинением тяжкого вреда здоровью последнее, с одной стороны, оказывается поставленным под угрозу, а с другой — претерпевает реальные вредные последствия. Потерпевшим может выступать любое лицо независимо от его возраста, состояния здоровья, способности осознавать смысл и значение угрозы и иных обстоятельств.

Объективная сторона выражается в форме активных информационных действий — угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Состав преступления является формальным; последствия угрозы находятся за его рамками и не влияют на квалификацию. Преступление считается оконченным с момента высказывания или демонстрации угрозы независимо от того, когда она была воспринята потерпевшим.

Угроза представляет собой обнаруженное вовне и рассчитанное на запугивание потерпевшего информационное воздействие на его психику, выражающее субъективную решимость, намерение виновного причинить смерть или тяжкий вред здоровью. Способы осуществления угрозы могут быть различными: словесно, письменно, жестами, с помощью действий и т.д.; угроза может выражаться, в частности, в демонстрации оружия (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»). Общим является передача определенной информации об общественно опасном намерении субъекта.

Обязательным признаком угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Для признания угрозы реальной необходимо установить, что виновный совершил такие действия, которые давали потерпевшему основание опасаться ее осуществления, и что поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим объективно свидетельствовали о реальности угрозы. Реальность угрозы устанавливается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела. Следует учитывать как объективный критерий реальности (способ выражения, интенсивность угрозы, характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, объективная ситуация угрозы, особенности личности виновного и т.д.), так и субъективное восприятие ее потерпевшим как реальной.

По содержанию угроза состоит в выражении намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Ответственность за угрозы иного содержания (например, угрозы уничтожением имущества) в ст. 119 УК РФ не предусмотрена; такие угрозы влекут ответственность только в случае, если выступают способом совершения иного преступления (например, предусмотренного ст. 163 УК РФ). В тех случаях, когда виновный высказывает угрозы применения насилия, носившие неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, характера предметов, которыми он угрожал потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий и т.п. .

———————————
По аналогии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Угроза может быть высказана как непосредственно самому потерпевшему, так и через третьих лиц. Важно, чтобы она была адресована конкретному человеку. Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в отношении неопределенного круга лиц не охватываются ст. 119 УК РФ, но при определенных обстоятельствах могут образовывать состав иного преступления (например, предусмотренного ст. 282 УК РФ).

Угроза может быть разовой или многократной. Неоднократные или систематические угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, адресованные одному человеку и осуществляемые с единым умыслом, не образуют совокупности преступлений и квалифицируются как единое продолжаемое преступление. Если угроза адресована двум или более лицам, содеянное квалифицируется как одно преступление при условии, что такая угроза выражает единое намерение субъекта преступления; в противном случае содеянное оценивается с учетом правил квалификации реальной совокупности преступлений.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме умысла. Лицо, обладая свободой воли, угрожая убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, осознает общественно опасный характер своего деяния. Мотив угрозы (за исключением указанного в ч. 2 ст. 119 УК РФ) не имеет значения для квалификации.

Для правильной уголовно-правовой оценки важно установить цель угрозы, поскольку некоторые из них, изменяя содержание вины, могут указывать на наличие иного состава преступления (например, угроза убийством в целях сломить сопротивление жертвы изнасилования). Квалификации по ст. 119 УК РФ подлежит угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, которая не является элементом объективной стороны иного, более тяжкого преступления (например, изнасилования, разбоя и др.).

Субъект угрозы общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста; лица в возрасте четырнадцати — пятнадцати лет ответственности за данное преступление не несут .

———————————
Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Бочанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5.

Квалифицирующий признак угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 119 УК РФ) идентичен в своем содержании аналогичному признаку убийства.

Если виновный, не ограничиваясь угрозой, совершает иные действия, направленные на создание условий для совершения убийства или причинения тяжкого вреда здоровью либо непосредственно направленные на совершение этих действий, ответственность наступает за приготовление или покушение на преступления, предусмотренные соответствующей частью ст. 105 или ст. 111 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать элементом объективной стороны иного насильственного преступления (например, неправомерного завладения автомобилем без цели хищения с угрозой применения насилия). В этом случае она не требует самостоятельной дополнительной квалификации.

Статья 119 УК РФ содержит общую норму об ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Наряду с ней закон предусмотрел и специальные составы угрозы (например, в ст. ст. 296, 318 УК РФ). Возникающая конкуренция разрешается в соответствии с правилами ч. 3 ст. 17 УК РФ.

Другой комментарий к статье 119 УК РФ

1. Объективная сторона преступления состоит в действиях, представляющих собой психическое насилие и выражающихся в высказывании намерения убить другое лицо или причинить тяжкий вред его здоровью. Угроза может быть выражена устно, письменно, жестами, высказана непосредственно или передана через третьих лиц. В некоторых случаях указанная угроза является способом совершения другого, более тяжкого преступления и квалифицируется по соответствующей статье УК (например, ст. ст. 120, 131, 132, 296).

При угрозе отсутствует умысел на причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, но имеются основания опасаться реализации этой угрозы.

2. Обязательным условием наступления уголовной ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Это означает, что потерпевший должен воспринимать угрозу как намерение виновного через какое-то время реализовать ее.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

ukrf24.ru

Теория всего

a theory of everything

Импринтинг

Вы думате, что вы русский? Родились в СССР и думаете, что вы русский, украинец, белорус? Нет. Это не так.

Вы на самом деле русский, украинец или белорус. Но думате вы, что вы еврей.

Дичь? Неправильное слово. Правильное слово “импринтинг”.

Новорожденный ассоциирует себя с теми чертами лица, которые наблюдает сразу после рождения. Этот природный механизм свойственен большинству живых существ, обладающих зрением.

Новорожденные в СССР несколько первых дней видели мать минимум времени кормления, а большую часть времени видели лица персонала роддома. По странному стечению обстоятельств они были (и остаются до сих пор) по большей части еврейскими. Прием дикий по своей сути и эффективности.

Все детство вы недоумевали, почему живете в окружении неродных людей. Редкие евреи на вашем пути могли делать с вами все что угодно, ведь вы к ним тянулись, а других отталкивали. Да и сейчас могут.

Исправить это вы не сможете – импринтинг одноразовый и на всю жизнь. Понять это сложно, инстинкт оформился, когда вам было еще очень далеко до способности формулировать. С того момента не сохранилось ни слов, ни подробностей. Остались только черты лиц в глубине памяти. Те черты, которые вы считаете своими родными.

With fingers crossed, the old rabbit’s
foot out of the box in the attic,
I will be sacrificing a chicken
in the backyard to Moloch.
(Hillary Clinton Email Archive)

Одной из первых полностью бесплатных клиник города Москвы была Мариинская больница. При больнице был и первый приют для неизлечимых больных.

В 1930-1940 годах на месте приюта было построено здание Центрального театра Красной армии. Здание занимает десять этажей на поверхности и столько же подземных этажей. Театр располагает самой большой в Европе сценической площадкой. Это первое театральное здание, спроектированное и возведенное в Москве после революции. Лучи пятиконечной звезды точно указывают направление на крупные транспортные узлы столицы (Белорусский, Савеловский, Рижский вокзалы, Комсомольская площадь). Пятый луч указывает направление на центральную часть Москвы – говорит нам википедия.

Ну и при чем тут вокзалы – подумал я. И нарисовал прямо поверх гугльмапса линии из центра по лучам здания. Линии прошли мимо вокзалов и попали в кладбища: Ваганьковское, Миусское, Алексеевское и Введенское.

Ну и что такого? Эта Москва куда ни посмотри – сплошное кладбище, сложно в них не попасть. Пожалуй и так. Только вот картинка ниже органично продолжает историю. Ну и что? Ну продолжил линию вправо, нашел еще одно кладбище через реку… Потомак. Упс. Это ведь Пентагон и Мемориал воздушных сил, крематорий на Арлингтонском кладбище, бассейн мемориала Линкольна и мемориальное кладбище Линкольна.

Похоже, что Пентагон строили не по ситуации между пятью шоссе, а по образу и подобию. И что? И что там с пятым лучом этих звезд, кстати?

У Пентагона по пятому лучу Гуантанамо. А у театра:

«Музей истории ГУЛАГа с благодарностью примет в дар фотографии, мемуары, письма и документы, личные вещи репрессированных и лагерные артефакты».

Зиккурат на красной площади и колумбарий за ним.

Рядом: Малазийский боинг, ТУ-154: Донецк в 2006, Адлер в 2016, АК Сибирь в 2001.

Ядерная геология. Что Путин потерял в Сирии?

Сирийский театр являет нынче красочное представление с мириадами разномастных участников, от насквозь фсбшно-моссадовского ИГИЛ-а до регулярных воинских частей ведущих мировых экономик. В кулуарах бытует мнение, что активность сия обусловлена наличием под водами Средиземного моря, прямо напротив Сирии и Ливана, океана нефти, превосходящего все остальные мировые запасы. Как могло это мнение сформироваться?

Здесь ответом послужит такая технология, которую условно можно назвать «ядерная геология». Применение ядерных зарядов для сейсморазведки не секрет. Десятки их были официально применены для глубинного сейсмического зондирования земной коры и выявления залежей полезных ископаемых. Но интересный нюанс состоит в том, что содержание земной коры можно определять не только на линии взрыв-датчик, но и по всему фронту прохождения волны, которая в силу округлости земного шара огибает его полностью, и даже не один раз. Принцип восстановления объемной картины из нескольких одномерных сигналов сродни принципу используемому в томографии и в любой местной поликлинике можно недорого убедиться в наличии и развитости таких методик. Было бы странно, если бы они не использовались государственными властями для изучения стратегически важных ресурсов.

Они и использовались. Возня вокруг маршрута транспортировки газа с супергигантского газонефтяного месторождения Туркменистана, якобы открытого в 2006 году, началась «немного» заранее — Карабах, Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье (а ныне еще и Крым) — все они находятся на прямой соединяющей источник газа и исторически сложившуюся в СССР точку отгрузки его в Европу. Думаю можно найти еще не один пример того, как возня вокруг месторождения началась до официального открытия.

Развитие вычислительных технологий позволяет чуть ли не на бытовом уровне реализовать любым желающим методы наблюдений. Вопрос только в источнике взрывного воздействия. Именно это побудило приостановить все ядерные испытания — негоже кому попало знать расположение ценных ресурсов.

Для полноты и четкости геологической картины было бы интересно получение сигнала и с «поверхности Мохоровичича» — нижней границы земной коры, скорость распространения сейсмической волны на которой скачкообразно увеличивается. Проекты СССР и США по бурению сверхглубоких скважин для ее достижения совпадали по времени с большим количеством ядерных испытаний, но, якобы, были безуспешны.

Похоже именно в этой «Кольской сверхглубокой» скважине Давид Миронович Губерман, ее директор, и разглядел Сирийский океан нефти. Возможно его коллега сделал аналогичное окрытие и для США в ходе реализации аналогичного проекта.

Тема сия настолько секретна, что почти не упоминается в открытых источниках. Но должен быть открытым вопрос о том, что же побудило Давида Мироновича разглядеть месторождение — наличие нефти, или же желание малого, но склонного к организации масштабных драматических представлений народца, экранизировать главу одной древней книжки.

Blockchain

Не хотите ли послушать про технологию Blockchain, а точнее про ее часть, именуемую Proof-of-work? PoW популярных криптовалют очень сильно напоминает подбор хэшей с целью расшифровки шифропослания. Что это за послание и почему его усиленно пытаются прочесть — вопрос дискутируемый и открытый.

Но, скорее всего, нет никакого конкретного послания. Просто эти мощности используются для расшифровки вообще всего на свете. Похоже, что квантовый компьютер может вычислить не все подряд как его живописуют. А лишь то, что потенциально вычислимо в некой его окрестности. Поэтому в этой окрестности ненавязчиво создаются огромные вычислительные мощности под эгидой криптовалют.

Радиус окрестности скорее всего определяется временем вычисления умноженным на скорость света. А, поскольку ближайший сертифицированный ДЦ галактического совета находится на расстоянии десятков световых лет, руководство местной концессии для ускорения итераций и удовлетворения сиюминутных потребностей и организовало эту суету.

P.S. Если у вас вдруг завалялось немного GTX 1060, 1070 или, на крайняк, 1050 Ti и вы после прочтения этой статьи больше не хотите обслуживать мутные интересы тайных элит, то я готов помочь вам избавиться от них по сходной цене.

Система и наблюдатель

Определим систему, как объект, существование которого не вызывает сомнений.

Наблюдатель системы — объект не являющийся частью наблюдаемой им системы, то есть определяющий свое существование в том числе и через независящие от системы факторы.

Наблюдатель с точки зрения системы является источником хаоса — как управляющих воздействий, так и последствий наблюдательных измерений, не имеющих причинно-следственной связи с системой.

Внутренний наблюдатель — потенциально достижимый для системы объект в отношении которого возможна инверсия каналов наблюдения и управляющего воздействия.

Внешний наблюдатель — даже потенциально недостижимый для системы объект, находящийся за горизонтом событий системы (пространственным и временным).

Гипотеза №1. Всевидящее око

Предположим, что наша вселенная является системой и у нее есть внешний наблюдатель. Тогда наблюдательные измерения могут происходить например с помощью «гравитационного излучения» пронизывающего вселенную со всех сторон извне. Сечение захвата «гравитационного излучения» пропорционально массе объекта, и проекция «тени» от этого захвата на другой объект воспринимается как сила притяжения. Она будет пропорциональна произведению масс объектов и обратно пропорциональна расстоянию между ними, определяющим плотность «тени».

Захват «гравитационного излучения» объектом увеличивает его хаотичность и воспринимается нами как течение времени. Объект непрозрачный для «гравитационного излучения», сечение захвата которого больше геометрического размера, внутри вселенной выглядит как черная дыра.

Гипотеза №2. Внутренний наблюдатель

Возможно, что наша вселенная наблюдает за собой сама. Например с помощью пар квантово запутанных частиц разнесенных в пространстве в качестве эталонов. Тогда пространство между ними насыщено вероятностью существования породившего эти частицы процесса, достигающей максимальной плотности на пересечении траекторий этих частиц. Существование этих частиц также означает отсутствие на траекториях объектов достаточно великого сечения захвата, способного поглотить эти частицы. Остальные предположения остаются такими же как и для первой гипотезы, кроме:

Течение времени

Стороннее наблюдение объекта, приближающегося к горизонту событий черной дыры, если определяющим фактором времени во вселенной является «внешний наблюдатель», будет замедляться ровно в два раза — тень от черной дыры перекроет ровно половину возможных траекторий «гравитационного излучения». Если же определяющим фактором является «внутренний наблюдатель», то тень перекроет всю траекторию взаимодействия и течение времени у падающего в черную дыру объекта полностью остановится для взгляда со стороны.

Также не исключена возможность комбинации этих гипотез в той или иной пропорции.

Большой разрыв черной дыры

Эти два числа получены эмпирически из разных наблюдений:

И гравитационный радиус черной дыры с массой наблюдаемой вселенной был бы равен 13.7 миллиардам световых лет.

Гравитационный радиус исчисляется по формуле: rg = 2 * G * m / c 2

G — гравитационная постоянная
c — скорость света в вакууме, тоже фундаментальная физическая постоянная
m — масса вещества в наблюдаемой вселенной, которая тоже постоянна

Но радиус наблюдаемой вселенной увеличивается. Получается, что нам очень повезло наблюдать вселенную в тот краткий миг, когда в нашей окрестности находится ровно столько вещества, сколько нужно для образования черной дыры размером ровно со всю эту окрестность.

Совпадение? Не думаю. Скорее можно предположить, что соотношение G / c 2 меняется со временем, увеличиваясь по мере увеличения радиуса наблюдаемой части вселенной.

Чем нам это грозит? Тем, что в будущем горизонт событий начнет появляться вокруг все более и более легких объектов. Вокруг галактик, звезд, планет, элементарных частиц. Постепенно все они будут исчезать для внешнего наблюдателя превращаясь во все более микроскопические и многочисленные черные дыры. Ситуация напоминает большой разрыв но возникает из других предпосылок и внутри черной дыры.

Спартивная пятиминутка

Существует распространённое мнение, что отец ребенка в древней Спарте должен был отнести новорождённого к старейшинам. Хилых, больных детей сбрасывали со скалы, а крепких оставляли.

Такой вот древний пример практической евгеники, имевшей некоторые результаты. Да, действительно, физические качества во многом определяются генетической наследственностью и поддаются искусственному отбору. Равно как и интеллектуальные.

Если есть обособленная этническая группа, то как она может достичь долговременного интеллектуального превосходства среди других этносов, разделяющих с нею ареал обитания?

Путь номер раз — длительная, многовековая, даже тысячелетняя, селекция этнического состава. Поколение за поколением отбирать для воспроизводства лучших «своих», уничтожая зарвавшихся «чужих». Это эволюционный путь. Нечто подобное наблюдалось на протяжении средних веков.

Путь номер два — революционный. Нужно единовременно уничтожить интеллектуальную элиту в окружающих этносах и второсортных представителей среди «своих». Человеческие потери при этом в разных этносах будут непропорциональны, ибо доля обладающих элитарным интеллектом в любом естественном этносе весьма мала.

Отбора на протяжении пары поколений вполне достаточно. Тогда последующие поколения конформно образуют квази-этнос, пытаясь найти друг в друге органичное дополнение для привычного общественного уклада. Такой путь гораздо изощренней и эффективней тотального геноцида. Осуществлять его должны, конечно же, представители стремящегося к созданию наследуемого превосходства этноса. Осуществлять тайно, располагая как властью, так и образовательной системой, позволяющей произвести классификацию перед помещением в мясорубку.

Нет ли в недавней истории примера такого процесса и не наблюдаем ли мы теперь его последствий?

Тайная информация

Я уже писал про эффекты вызываемые сакрализацией знаний , попробую остановиться подробнее на их практических проявлениях.

В нынешнем правовом поле тайны пока еще бывают двух видов — «личная тайна», хранимая человеком, которой он ни с кем не делится. И «разделяемая тайна» — некое тайное знание, доступное группе людей, «государственная тайна» как частный случай.

Личная тайна может рассматриваться как неотъемлимая часть личности и заслуживает всех привилегий неприкосновенности личности. Но в тот момент, когда она становится потенциально доступной другому человеку, она перестает быть личной тайной. Странно требовать соблюдения какой-либо аккуратности обращения с той информацией, которую человек сам предоставил и в той или иной форме сделал доступной. Но, тем не менее, это повсеместно происходит.

Огораживание доступности разделяемых тайн издревле рождает могущественные тайные общества, в какой-то мере правящие человечеством. Наделение публичной информации атрибутами авторства и ограниченного права на распространение создает огромные индустрии, буквально торгующие энтропией . В результате заурядные свойства человеческой природы, такие как воля к власти и алчность, в ходе эксплатации «разделяемых тайн» приводит к появлению могучих неявных сущностей.

Сейчас наблюдается тенденция, когда огромная мощь государственного аппарата насилия направляется с одной стороны на разрушение института личной тайны:

1. почти повсеместный запрет использования и создания сильных средств шифрования
2. введение ответственности за непредоставление доступа к данным составляющим личную тайну, записанным на частных носителях информации (например в Великобритании)
3. злободневная история с требованием взлома личных данных пользователя смартфона Apple
4. монополизация услуг связи и сбор информации операторами связи
5. деятельность человека все больше обрастает идентификаторами, средствами их отслеживания и хранения истории

С другой стороны происходит ограничение права личности на сбор и анализ информации:

Закон о персональных данных и о праве на забвение наделяет уполномоченные и информированные органы исключительным правом осуществлять различные действия с этими данными. Самого наличия такой возможности, безотносительно ее использования, даже намека на нее, зачастую достаточно для манипуляций. Люди прибегающие к законам и скрывающие уже ставшие доступними свои личные данные добровольно отдают себя во власть тех, кто эксплуатирует эти «цифровые недра». При этом законодательство закрепляет государственную монополию и раздает концесии на эксплуатацию таких средств.

Активно начинает закрепляться ограничения средств поиска и анализа формально общедоступной информации. Закон о праве на забвение выделяет поисковики как класс программ и ущемляет их доступ к произвольной информации. Тем самым ущемляется отнюдь не право поисковиков, как безликих машин, а скорее право пользователей поисковых систем на доступ к информации. Качественный анализ информации становится доступен только владельцам полных банков данных и средств индексации и это разделение законодательно закрепляется. Человеку навязывается возможность доступа к информации только с помощью «хороших программ», таких как браузеры, но при этом ограничивается возможность использования эффективных средств поиска и анализа, таких как поисковые системы.

Формируется кастовость в плане информированности, и скорее даже не формируется, а лишь законодательно закрепляется в публичном правовом поле, ибо те же самые принципы веками эксплуатировались, например, церковью.

Естественное право на «личную тайну» размывается и взамен формируется огромная «разделяемая тайна», использование которой доступно лишь избранным. Избранным, якобы, демократическим путем. Но уместна ли демократия в личных вопросах?

Торговля энтропией

Есть две широко распространенных научных теории физического устройства вселенной — общая теория относительности и квантовая механика. Обе они по отдельности непротиворечивы, и подтверждены научно. Но возможность их объединения не обозначилась ни разу за всю долгую их историю. Получается мы имеем дело с двумя разными мировоззрениями в области физики.

А если не только физики? Если представления человека помещают его в соответствующий им мир? Непротиворечивый, научно обоснованный, но обусловленный мировоззрением. Посмотрим как формируются миры в зависимости от признания или отрицания возможности квантования вероятности.

Если вероятность квантуется, то количество вариантов будущего конечно. И есть смысл желать наступления каких-либо из них в ушерб другим, вытесняемым в область невроятного. Однажды в будущем прогресс позволит создать технологию для влияния на прошлое и в этот момент начнется конкуриренция за наступление такого момента, повышение его вероятности (или ненаступление). В жизни человека с таким мировоззрением существуют непреодолимые сверхестественные силы, внешние по отношению к нему — «боги». Миры с квантующейся вероятностью детерменированы и безжизнены — жизнь в них наступает лишь как реакция на «божественные» вмешательства.

Если вероятность не квантуется, то вариантам будущего нет смысла конкурировать даже при наличии такой возможности — все возможно и так. Нет даже смысла создавать такую возможность или ее предотвращать. Миры с неквантующейся вероятностью не имеют основы для проявлений упорядоченной жизни, там царит хаос, нуждающийся во внешних источниках порядка для того, чтобы хоть на чем-то обозначаться.

Допустим у нас есть две группы людей — верующие в «богов» и живущие в порядке, но в глубине души жаждующие хаоса для того, чтобы почувствовать себя живыми. И неверующие ни во что, но нуждающиеся во внешних источниках порядка для продолжения жизнедеятельности. Эти две группы никогда не смогут понять друг-друга. Они могут говорить на одном языке, о одних и тех же вещах, но никогда не поймут точки зрения человека из другой группы.

Можно ли делать на этом бизнес? Нужно выращивать и воспитывать разных людей, радикально склонных к одному из мировоззрений. Людей работящих и людей творческих, не способных понять друг-друга. Нужно дозировать предоставляемый ими друг-другу хаос и порядок, изымая излишки, чтобы жаждующие не пресыщались. Нужно держать работников в стойле, а творцов в голоде. И нужно, чтобы они не перемешивались и не изолировались, иначе остановится бизнес.

P.S. Кстати, «торговля энтропией» это вторая всеобъясняющая теория, наряду с «мнимой природой власти». Обе они непротиворечивы, более-менее эмпиричны и не содержат ни малейшего намека на возможность объединения комфортно дополняют друг-друга.

Образование как бизнес

«Большой бизнес требует больших жертв, но идиотов, согласных погибнуть за чужой бизнес, всегда найти очень трудно. Для решения вопроса приходится задействовать самые высокие материи.» Б. А. Березовский

Спецура зачастую объясняет творимый ею беспредел образовательными целями. Не просто так уголовку завели и в тюрьму посадили, а чтобы чему-то научить. Отчасти это так. Для примера достаточно, чтобы далеко не ходить, взглянуть на карту Омска:

Вокруг омского УФСБ расположились и педунивер, и институт повышения квалификации учителей, и школа для «своих». «Своих» учат для продолжения службы, учителей готовят для выращивания послушных и трудолюбивых граждан.

Но это не единственная и не главная организация, ведущая образовательную деятельность. Головное управление ФРС США также занимается, в основном, образовательной деятельностью. Достаточно красноречиво об этом говорит список наиболее аффилированных организаций:

Заметно не то что преобладание вузов, в этом списке вообще одни вузы (кроме армии сша). Эмиссия ликвидности это не основная деятельность ФРС, это лишь технический момент. Основная деятельность — организация мировоззрения, способствующего изъятию денежной массы.

В колониальных концессиях эта задача отдана на откуп спецслужбам. Спецслужбы абсорбируют денежную массу, а населению дают образование.

rospravosudie.com

Смотрите так же:

  • Приказы ответственных лиц по охране труда Приказ по охране труда Составление приказа по охране труда – часть процесса организации безопасного производственного процесса. Это распорядительный документ, который, как правило, пишется […]
  • Что делать с решением суда на алименты Исполнительный лист на алименты: особенности получения Исполнительный лист – это официальный документ. Он выдается судом на основании вынесенного им решения, приговора, другого судебного […]
  • Собственные полномочия субъекта Единоличный исполнительный орган юридического лица: функции и полномочия Устав ООО, образец которого считается типовым для всех организаций, содержит ключевые положения, касающиеся […]
  • Налог на капитальный ремонт жилья 2018 москва официальный сайт Плата за капитальный ремонт многоквартирного дома в 2018 году Налог, целью которого, по словам чиновников, стала оплата капремонта жилых зданий, является очередной регулярной пошлиной. […]
  • Ст 583 закона n 212-фз Ст 583 закона n 212-фз Лицам, имеющим право как на ежемесячное пособие по уходу за ребенком, так и на пособие по безработице, предоставляется право выбора получения пособия по одному из […]
  • На сколько будет повышена пенсия с 1 апреля 2018 Стоимость индивидуального пенсионного коэффициента Понятие индивидуального пенсионного коэффициента (ИПК) появилось в связи с проведением очередного этапа реформирования системы […]