Постановление конституционного суда рф 8

Постановление Конституционного Суда РФ о параллельном импорте

Юридическая компания «Пепеляев Групп» сообщает о результатах рассмотрения Конституционным Судом РФ дела по жалобе ООО «ПАГ» о проверке конституционности положений п. 4 ст. 1252, ст. 1487 и п. 1, 2 и 4 ст. 1515 ГК РФ

В Постановлении от 13 февраля 2018 г. № 8-П Конституционный суд оценил конституционность положений Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) применительно к запрету ввоза в Россию товаров, маркированных товарным знаком, без согласия правообладателя.

Основные выводы Постановления можно свести к следующим положениям.

Во-первых, запрет параллельного импорта признан соответствующим Конституции РФ. Полномочие по выбору режима исчерпания исключительного права принадлежит законодателю, режим может быть также установлен международным соглашением. Поскольку в настоящий момент законодатель выбрал региональный принцип исчерпания (т.е. свободный ввоз товаров из стран ЕАЭС при условии законного введения маркированных товаров в оборот в таких странах) и национальный принцип исчерпания (для иных стран), то запрет правообладателя третьим лицам ввозить маркированную продукцию признан соответствующим российскому законодательству. Соответственно нормы ст. 1252, 1487, 1515 ГК РФ признаны конституционными.

Во-вторых, параллельно импортированная продукция является контрафактной продукцией. При этом ее следует отличать от такого вида контрафактных товаров как поддельная продукция (на которую нанесен товарный знак без согласия правообладателя).

Соответственно, в-третьих, не предполагается применение при ввозе на территорию РФ параллельно импортированной продукции таких же по размеру (тяжести последствий) мер гражданско-правовой ответственности, как при ввозе поддельного товара, если по обстоятельствам конкретного дела это не влечет для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от введения в оборот поддельного товара. Такая мера ответственности как изъятие и уничтожение продукции вообще не должна применяться к параллельно импортированным товарам, кроме случаев их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. При этом законодатель вправе установить иные меры ответственности за параллельный импорт, которые будут мягче, чем меры ответственности, установленные за ввоз и введение в оборот иных контрафактных товаров.

В-четвертых, в случае выявленной судом недобросовестности правообладателя суд вправе отказать в применении мер ответственности за нарушение исключительного права, выразившееся во ввозе маркированной товарным знаком продукции без согласия правообладателя.

В качестве критериев недобросовестности Конституционный суд назвал следующие обстоятельства:

  • правообладатель ограничивает ввоз на внутренний рынок РФ конкретных товаров или реализует ценовую политику, состоящую в завышении цен на российском рынке по сравнению с другими рынками в большей степени, чем это характерно для обычной экономической деятельности и для удовлетворения разумного экономического интереса правообладателя;
  • российский потребитель ограничивается в доступе к соответствующим товарам, прежде всего тем, наличие которых на внутреннем рынке является жизненно важной необходимостью (например, отдельные категории лекарственных средств, оборудование для жизнеобеспечения населения);
  • недопуск правообладателем ввоза выпущенного с его согласия за рубежом товара ведет к созданию угрозы для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья граждан, охраны природы и культурных ценностей, других публично значимых и конституционно защищаемых интересов;
  • ограничение ввоза товаров как результат следования правообладателя товарного знака режиму санкций против России, ее хозяйствующих субъектов
  • О чем подумать, что сделать

    Несмотря на признание Конституционным Судом РФ законным национального и регионального принципа исчерпание исключительного права, полагаем, что участники рынка могут столкнуться с определенными трудностями в связи с тем, что судам предстоит выработать более детальные критерии недобросовестности правообладателей, а законодатель может отказаться от выбора мер ответственности параллельных импортеров либо выбрать меры, которые сделают запрет параллельного ввоза фактически нереализуемым.

    Принятое Постановление, по-видимому, сильнее всего повлияет на официальных дистрибьюторов правообладателей в России.

    Кроме того, принятие Постановления, вероятнее всего, повлечет за собой изменение подходов при рассмотрении Федеральной антимонопольной службой (ФАС России) дел о злоупотреблении доминирующим положением со стороны правообладателей (доминирующих субъектов), в частности, в форме экономически или технологически необоснованного отказа либо уклонения от заключения договора с отдельными покупателями.

    Для минимизации вероятности возникновения трудностей, рекомендуем:

    • пересмотреть политику компаний ввиду критериев недобросовестности, установленных Конституционным судом, в частности, не использовать запрет на параллельный импорт для поддержания на российском рынке необоснованно более высоких цен на товар по сравнению с рынками в других странах;
    • тщательно прорабатывать основания отказа в заключении договоров с покупателями, в частности, учитывать обстоятельства, которые могут свидетельствовать о недобросовестности правообладателя согласно Постановлению, для минимизации признания такого отказа как необоснованного и его квалификации как нарушения антимонопольного законодательства;
    • тщательно формировать позицию применительно к запрету ввоза продукции без согласия правообладателей, чтобы избежать негативных последствий (признание недобросовестным поведения правообладателя, возмещение судебных расходов импортера, потеря дальнейшей возможности запрета);
    • в случае предъявления требования об уничтожении выбирать ситуации, в которых импортируемые товары могут не отвечать установленным правилам относительно жизни и здоровья потребителей, защиты безопасности, охраны природы и др.
    • Помощь консультантов

      Специалисты компании «Пепеляев Групп» готовы оказать необходимую юридическую поддержку по всем вопросам, связанным с выработкой стратегии в отношении параллельного импорта в новых условиях, представлением интересов в суде, таможенных органах и органах антимонопольной службы.

      www.pgplaw.ru

      Конституционный Суд Российской Федерации о Конституционных (Уставных) судах субъектов Российской Федерации

      Постановления Конституционного Суда Российской Федерации

      «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» в связи с запросами Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) и Совета Республики Государственного Совета — Хасэ Республики Адыгея»

      «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 15 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года «О статусе судей в Российской Федерации», статьи 2 Федерального закона от 21 июня 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и части первой статьи 7 Федерального закона от 10 января 1996 года «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации» в связи с жалобами ряда граждан — судей и судей в отставке»

      «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации»

      «По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с жалобами граждан Р.И.Мухаметшина и А.В.Барбаша»

      «По делу о проверке конституционности Закона Кабардино-Балкарской Республики от 18 мая 1993 года «О статусе судей в Кабардино-Балкарской Республике» и постановления Верховного Совета Кабардино-Балкарской Республики от 22 июля 1993 года «О порядке и сроках проведения выборов судей Кабардино-Балкарской Республики»

      Определения Конституционного Суда Российской Федерации

      «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Карпенко Юрия Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 1, подпунктов 3, 4 и 5 пункта 2, пунктов 8, 9 и 12 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга»

      «По запросу Конституционного Суда Республики Карелия о проверке конституционности положения абзаца шестого пункта 1 статьи 4 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»

      «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Половцева Игоря Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 50 и 79 Устава Санкт-Петербурга, статей 15, 18, 20, 29, 30 и 37 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга», а также отдельными положениями Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» и Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»

      «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданки Кулешовой Людмилы Васильевны на нарушение ее конституционных прав положениями законов Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга», от 2 июня 2005 года «О внесении изменений и дополнений в Устав Санкт-Петербурга», от 12 июля 2005 года «О внесении изменений и дополнений в Устав Санкт-Петербурга» и от 29 сентября 2005 года «Об официальном толковании положений пунктов 1, 3, 4 статьи 17 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга»

      «По запросу Санкт-Петербургского городского суда о проверке конституционности отдельных положений Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации»

      «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голубка Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктом 3 пункта 1 статьи 58 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга»

      «По жалобе гражданки Сухачевой Валентины Васильевны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 8 статьи 15 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и подпунктов 11 и 13 пункта 2 статьи 17 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации»

      «По запросу Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности положений статьи 6.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», части третьей статьи 2 и статьи 3 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»

      «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Половцева Игоря Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 79 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга»

      Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 г. № 428-О
      «По запросу Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан о проверке конституционности положений пункта 3 статьи 6 и пунктов 6 и 7 статьи 6.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»

      «По запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»

      «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Санкт-Петербургского городского суда о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 16 Устава Санкт-Петербурга»

      «По запросу Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан о толковании ряда положений статей 5, 11, 71, 72, 73, 76, 77 и 78 Конституции Российской Федерации»

      «По ходатайству Президента Республики Башкортостан об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2001 года по ходатайству полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия — Алания и Республики Татарстан»

      367000, г.Махачкала, пл. Ленина, 2
      e-mail: ksrd@ksrd.ru
      телефон/факс: +7 (8722) 67-20-69

      © Конституционный Суд Республики Дагестан 2010-2013

      При использовании материалов ссылка на официальный сайт Конституционого Суда Республики Дагестан обязательна!

      www.ksrd.ru

      Конституционный Суд РФ призвал разграничивать ответственность в случае параллельного импорта и реализации контрафактной продукции

      Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ положения пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1 и 2 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ, поскольку по конституционно-правовому смыслу этих положений:

      закрепленный федеральным законодателем в рамках предоставленной ему дискреции национальный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак применяется во взаимосвязи с регулированием принципа исчерпания прав международными договорами, участником которых является Российская Федерация, в том числе пунктом 16 приложения N 26 к Договору о Евразийском экономическом союзе;

      не исключается правомочие суда отказать полностью или частично в применении последствий ввоза на территорию РФ без согласия правообладателя товарного знака конкретной партии товара, на котором товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия и который законно выпущен в оборот за пределами РФ, в тех случаях, когда в силу недобросовестности поведения правообладателя товарного знака применение по его требованию таких последствий может создать угрозу для жизни и здоровья граждан, иных публично значимых интересов; при этом следование правообладателя товарного знака режиму санкций против Российской Федерации, ее хозяйствующих субъектов, установленных каким-либо государством вне надлежащей международно-правовой процедуры и в противоречии с многосторонними международными договорами, участником которых является Российская Федерация, выразившееся в занятой правообладателем позиции в отношении российского рынка, может само по себе рассматриваться как недобросовестное поведение;

      не предполагается применение при ввозе на территорию РФ без согласия правообладателя товарного знака партии товара, на котором товарный знак размещен правообладателем или с его согласия, таких же по размеру (тяжести последствий) мер гражданско-правовой ответственности, как при ввозе поддельного (на котором товарный знак размещен не правообладателем и не с его согласия) товара, если по обстоятельствам конкретного дела это не влечет для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от введения в оборот поддельного товара;

      товары, на которых товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, ввезенные на территорию РФ без согласия правообладателя, могут быть изъяты из оборота и уничтожены в порядке применения последствий нарушения исключительного права на товарный знак лишь в случае их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

      Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

      Пункт 1 статьи 1515 ГК РФ определяет в качестве контрафактных товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. При этом согласно пункту 2 той же статьи правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. Во взаимосвязи со статьями 1252, 1484 и 1487 ГК РФ названные законоположения позволяют относить к контрафактным как поддельную продукцию, так и товар, снабженный законным товарным знаком, но импортированный в Россию без согласия правообладателя.

      Этим, однако, не предопределяется возможность применения одинаковых мер гражданско-правовой ответственности к импортеру, ввозящему на территорию России поддельные или недоброкачественные товары, и к импортеру, не получившему на ввоз в Россию товара, ранее на законных основаниях выпущенного в оборот в другой стране, согласия правообладателя товарного знака. При ввозе поддельных товаров, маркированных товарным знаком, правообладатель этого товарного знака не только несет убытки в виде упущенной выгоды, которую он мог бы получить от ввоза законно выпущенных товаров, но и претерпевает серьезные репутационные риски, связанные с несоответствием товара ожидаемым характеристикам и требованиям потребителей. Очевидна и разница в степени угрозы для законного оборота, степени общественной опасности использования потребителями товаров, контрафактных в силу поддельного происхождения, и товаров, признаваемых таковыми исключительно в силу их ввоза в страну неуполномоченным импортером.

      Соответственно, поскольку подпункт 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ прямо предписывает суду определять размер компенсации, на выплату которой вправе рассчитывать обладатель исключительного права на товарный знак, по собственному усмотрению исходя из характера правонарушения, предполагается, что ее конкретный размер должен устанавливаться с учетом того, что при параллельном импорте понесенные правообладателем убытки по общему правилу не столь велики, как при ввозе поддельных товаров, маркированных принадлежащим ему товарным знаком.

      Во всяком случае, при применении положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1 и 2 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ отсутствуют конституционно-правовые основания для назначения таких мер ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак, как изъятие из оборота и уничтожение товаров, ранее введенных правообладателем в гражданский оборот на территории другого государства и ввезенных на территорию России без его согласия (параллельный импорт), — в отличие от последствий ввоза поддельных товаров, изъятие и уничтожение которых может не производиться лишь в порядке исключения (если введение таких товаров в оборот продиктовано необходимостью защиты общественно значимых интересов). Это означает, что товары, ввезенные на территорию России в порядке параллельного импорта, могут быть изъяты из оборота и уничтожены лишь в случае установления их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей, что, однако, не исключает применение иных последствий нарушения исключительного права на товарный знак.

      Следовательно, суды, в том числе специализированный Суд по интеллектуальным правам, рассматривающие в порядке обжалования решений арбитражных судов нижестоящих инстанций дела, связанные с взысканием по искам правообладателей (представляющих их лиц) предусмотренной подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ компенсации, управомочены — исходя из выявленного в настоящем постановлении конституционно-правового смысла указанного законоположения — не допускать применения данной меры гражданско-правовой ответственности без учета характера совершенного правонарушения, т.е. в случае ввоза на территорию России без согласия правообладателя товарного знака продукции, на которой товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, не допускать взыскания такой же по размеру компенсации, как при ввозе (реализации) поддельной продукции, если это не повлекло для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от использования товарного знака на поддельной продукции.

      Данный подход, основанный на правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем постановлении, применим и к другим последствиям незаконного использования товарного знака (изъятию товара из оборота и его уничтожению без какой бы то ни было компенсации). При этом федеральный законодатель не лишен возможности внести в действующее законодательство изменения, направленные на дифференциацию размера ответственности за незаконное использование товарного знака в зависимости от характера допущенного нарушения исключительного права на товарный знак.

      www.consultant.ru

      Законодательная база Российской Федерации

      Бесплатная консультация
      Федеральное законодательство

    • Главная
    • ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 20.05.97 N 8-П «ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТОВ 4 И 6 СТАТЬИ 242 И СТАТЬИ 280 ТАМОЖЕННОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ НОВГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА»
      • Документ в электронном виде ФАПСИ, НТЦ «Система»
      • «Собрание законодательства РФ», 26.05.97, N 21, ст. 2542,
      • «Российская газета», N 104, 29.05.97,
      • «Вестник Конституционного Суда РФ», N 4, 1997

      ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 20.05.97 N 8-П «ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТОВ 4 И 6 СТАТЬИ 242 И СТАТЬИ 280 ТАМОЖЕННОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ НОВГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА»

      Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Н.В. Витрука, судей Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

      с участием представителя стороны, обратившейся с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации, — председателя Новгородского областного суда В.Э. Недвецкого, и представителей Федерального Собрания Российской Федерации — доктора юридических наук С.В. Запольского и кандидата юридических наук И.Н. Шумского,

      руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями второй и третьей статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 102, 104 и 86 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

      рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности пунктов 4 и 6 статьи 242 и статьи 280 Таможенного кодекса Российской Федерации.

      Поводом к рассмотрению дела явился запрос Новгородского областного суда о проверке конституционности указанных норм Таможенного кодекса Российской Федерации. По мнению заявителя, эти нормы, допускающие конфискацию таможенными органами товаров и транспортных средств за нарушение таможенных правил, противоречат статье 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

      Заслушав сообщение судьи-докладчика О.И. Тиунова, объяснения представителя стороны, обратившейся с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации, представителей Федерального Собрания Российской Федерации; выступления приглашенных в заседание представителей: от Верховного Суда Российской Федерации Т.И. Еременко, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации — В.А. Морозова, от Государственного таможенного комитета Российской Федерации — В.А. Максимцева; исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

      1. Постановлением начальника Новгородской таможни от 30 марта 1995 года гражданин А.В. Андреев за нарушение таможенных правил, выразившееся в пользовании недекларированной автомашиной ВАЗ-2109, был подвергнут штрафу с конфискацией автомашины как непосредственного объекта правонарушения на основании статьи 280 Таможенного кодекса Российской Федерации. По жалобе А.В. Андреева Новгородский городской суд решением от 16 февраля 1996 года отменил постановление начальника Новгородской таможни в части конфискации автомашины. На это решение прокурором Новгородской области был принесен протест в Новгородский областной суд.

      Новгородский областной суд, придя к выводу, что примененные в деле А.В. Андреева нормы Таможенного кодекса Российской Федерации в части, касающейся права таможенных органов применять в административном порядке конфискацию товаров и транспортных средств, являющихся непосредственными объектами правонарушений, не соответствуют статье 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации, обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке их конституционности.

      Данный запрос, как отвечающий требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», следует признать допустимым.

      2. Предметом запроса являются нормы пунктов 4 и 6 статьи 242 и статьи 280 Таможенного кодекса Российской Федерации, предусматривающие право таможенных органов осуществлять наряду с другими видами взысканий конфискацию товаров и транспортных средств в качестве объектов нарушения таможенных правил.

      Конфискация указанного имущества осуществляется таможенными органами в целях защиты экономической безопасности Российской Федерации, а также прав граждан. Обеспечение экономической безопасности как одной из основ суверенитета Российской Федерации предполагает создание определенного правового режима, направленного в том числе на пресечение противоправных посягательств на экономические интересы государства. Возникающие при этом отношения между органами государства, с одной стороны, и юридическими и физическими лицами — с другой, имеют публично-правовой характер. Им обусловлен иной, в отличие от частноправовой сферы, порядок отношений между государством и лицами, допустившими нарушение установленных законом правил. Этот порядок, в частности, предполагает закрепление в Таможенном кодексе Российской Федерации составов правонарушений и соответствующих санкций в отношении нарушителей, в том числе конфискацию товаров и транспортных средств у лиц, допустивших нарушение таможенных правил.

      3. По мнению заявителя, предоставление таможенным органам права конфисковывать имущество (товары и транспортные средства) в административном порядке у лиц, привлекаемых к ответственности за нарушение таможенных правил, посягает на право частной собственности и противоречит положению части 3 статьи 35 Конституции Российской Федерации, согласно которому «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда».

      Это положение необходимо рассматривать в системной связи с нормой части 1 статьи 35 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой право частной собственности охраняется законом. Данная конституционная норма распространяется на отношения част ной собственности независимо от того, в какой сфере — публично- или частноправовой — они имеют место.

      Конституционное положение о том, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, касается частных собственников — физических и юридических лиц и принадлежащего им имущества, если оно не изъято из оборота. Лишение лица принадлежащего ему имущества в виде конфискации есть принудительное прекращение права собственности. По смыслу приведенного положения части 3 статьи 35 Конституции Российской Федерации, конфискация имущества может быть применена к указанным частным собственникам — физическим и юридическим лицам лишь после того, как суд вынесет соответствующее решение. Статья 35 Конституции Российской Федерации, закрепляя гарантии охраны частной собственности законом и возможности лишения имущества не иначе как по решению суда, распространяет их как на сферу гражданско-правовых отношений, так и на отношения государства и личности в публично-правовой сфере.

      Акт суда является итогом решения вопроса о лишении лица его имущества. До вынесения судебного решения государственные органы могут осуществлять установленные законом меры административно-правового характера (изъятие, конфискация и т. д.). Если лицо не согласно с изъятием имущества в виде административного решения о конфискации, оно имеет возможность оспорить его правильность в суде. Возможность обжалования в суд решений и действий органов государственной власти и их должностных лиц есть общая гарантия, вытекающая из статьи 46 (часть 2) Конституции Российской Федерации. Для лиц, нарушивших таможенное законодательство и в отношении которых компетентные государственные органы применяют санкции за совершенное правонарушение, право на использование конституционной гарантии защиты частной собственности посредством суда сохраняется, но эта.защита будет иметь место на основе последующего судебного контроля.

      4. Одним из видов прекращения права собственности на имущество по основаниям, предусмотренным законом, является конфискация, т. е. безвозмездное изъятие имущества с обращением его в доход государства как санкция за совершение преступления или иного правонарушения (подпункт 6 пункта 2 статьи 235, пункт 1 статьи 243 Гражданского кодекса Российской Федерации). При этом изъятие имущества и принятие компетентными органами решения о его конфискации само по себе не является прекращением права собственности. Оно прекращается в результате реального исполнения такого решения и факта перехода имущества в собственность государства.

      В случае таможенного правонарушения конфискация применяется к имуществу, использование которого носит противоправный характер и нарушает публичные интересы. В этом смысле конфискация как способ защиты публичных интересов выступает в качестве санкции за противоправное деяние, субъектами которого согласно статье 380 Таможенного кодекса Российской Федерации являются не только собственники имущества, но и иные лица.

      Имущество, в отношении которого вынесено соответствующее постановление о конфискации, обращается в собственность государства лишь по истечении срока обжалования в вышестоящие таможенные органы или в суд (статья 370 Таможенного кодекса Российской Федерации). Подача жалобы приостанавливает исполнение постановления таможенного органа о наложении взыскания за нарушение таможенных правил, в том числе в виде конфискации (статья 376 Таможенного кодекса Российской Федерации). По смыслу статьи 378 Таможенного кодекса Российской Федерации, в случае подачи жалобы постановление о конфискации имущества может быть исполнено не ранее принятия судом решения об отклонении жалобы и признании вынесенного постановления законным и обоснованным.

      Следовательно, вынесение таможенными органами постановления о конфискации имущества в виде санкции за таможенное правонарушение при наличии гарантии последующего судебного контроля как способа защиты прав собственника не противоречит требованиям Конституции Российской Федерации.

      На основании изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 104 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

      1. Признать пункты 4 и 6 статьи 242 и статью 280 Таможенного кодекса Российской Федерации в части, касающейся права таможенных органов выносить постановление о конфискации имущества как санкции за совершенное правонарушение, при наличии гарантии последующего судебного контроля за законностью и обоснованностью та кого решения соответствующими Конституции Российской Федерации.

      2. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.

      3. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в » Собрании законодательства Российской Федерации» и » Российской газете». Постановление должно быть также опубликовано в » Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

      Конституционный Суд
      Российской Федерации

      На сайте «Zakonbase» представлен ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 20.05.97 N 8-П «ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТОВ 4 И 6 СТАТЬИ 242 И СТАТЬИ 280 ТАМОЖЕННОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ НОВГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА» в самой последней редакции. Соблюдать все требования законодательства просто, если ознакомиться с соответствующими разделами, главами и статьями этого документа за 2014 год. Для поиска нужных законодательных актов на интересующую тему стоит воспользоваться удобной навигацией или расширенным поиском.

      На сайте «Zakonbase» вы найдете ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 20.05.97 N 8-П «ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТОВ 4 И 6 СТАТЬИ 242 И СТАТЬИ 280 ТАМОЖЕННОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ НОВГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА» в свежей и полной версии, в которой внесены все изменения и поправки. Это гарантирует актуальность и достоверность информации.

      При этом скачать ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 20.05.97 N 8-П «ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТОВ 4 И 6 СТАТЬИ 242 И СТАТЬИ 280 ТАМОЖЕННОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ НОВГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА» можно совершенно бесплатно, как полностью, так и отдельными главами.

      zakonbase.ru

      «Параллельный импорт». Какие перемены несет нам Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 8-П/2018?

      13 февраля 2018 года Конституционный Суд Российской Федерации Постановлением № 8-П/2018 запретил применение одинаковых санкций за параллельный импорт и реализацию контрафактной продукции. Событие поистине знаковое для современной России, особенно для всех импортеров товаров. Давайте разберемся подробнее в самой сути вопроса.

      Параллельный импорт стал предметом споров еще в 2011 году, когда Федеральная антимонопольная служба предложила отменить национальный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак, то есть позволить осуществлять параллельный импорт в Российскую Федерацию. Однако, данное предложение нашло ярых противников в лице официальных дистрибьюторов (частных предпринимателей и юридических лиц) – распространителей продукции промышленных производителей в других странах. Их работа заключается в сбыте продукции, которая имеет маркировку товарным знаком правообладателя, на оговоренной территории. Дистрибьютор действует от своего лица или от имени правообладателя. В дополнении к этим функциям он может оказывать иностранному партнеру другие услуги, если это прописано договором.

      В свою очередь, параллельный импорт – ввоз на территорию страны оригинальных товаров, имеющих маркировку товарным знаком с разрешения правообладателя, лицами, не имеющими документированного согласия от правообладателя на их ввоз, который происходит через задействование параллельных, альтернативных каналов, а не через работу с аккредитованным дистрибьютором. Чаще всего правообладатель даже не в курсе существования этих параллельных каналов.

      Во всем мире установлено два главных правила ограничения (исчерпания) исключительных прав правообладателей: международный и национальный.

      Международный принцип исчерпания прав (применяется в Китае) строится на том, что правообладатель, реализовав продукцию в любой стране, больше не может указывать новым собственникам, что делать с этой продукцией дальше. Поэтому новый владелец может перевозить товар через границу, внедрять его в гражданский оборот других стран и совершать любые уместные в его понимании манипуляции.

      В России же с 2002 года действует национальный (территориальный) принцип, когда исключительные права на товарный знак могут быть признаны исчерпанными лишь тогда, когда товар введен в оборот внутри этого государства. И в случае, когда в стране функционирует подход исчерпания права по национальному принципу, импорт товаров, которые уже не раз перепродавались за рубежом, позволителен при наличии разрешения от владельца товарного знака. С момента утверждения этого принципа деятельность некоторых отечественных компаний и предпринимателей оказалась за пределами правового поля. Дистрибьюторов обязали согласовывать с правообладателями импорт, хранение и введение в оборот продукции в формате соглашений (об уступке права либо о выдаче лицензии).

      В свою очередь, контрафактом стали называют не только подделку. Это может быть оригинальная продукция, которая ввозится на территорию страны недостоверно задекларированной. Параллельный импорт получил дополнительные названия: «контрафакт»/«серый импорт». Это акцентирует внимание потребителей на том, что продукция была провезена незаконным путем.

      Часть 4 Гражданского кодекса Российской Федерации дает право арбитражным судам считать, что введение в оборот оригинальных товаров, не предназначенных для продажи в России без согласия правообладателя (параллельный импорт), нарушает его исключительное право на соответствующий товарный знак. Примером приведенного положения является судебное дело №А51-6603/2011 по иску ИП Чудова к Владивостокской таможне. Постановлением от 13 ноября 2012 года № 6813/12 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации при рассмотрении жалобы Владивостокской таможни признал параллельный импорт, то есть ввоз товаров неофициальными дистрибьюторами без согласия правообладателя бренда, незаконным и нарушающим права интеллектуальной собственности. Вместе с тем, имеется и иной прецедент. Так, решением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятым 3 февраля 2009 года, отказано ООО «Порше Руссланд», владеющему лицензией на использование в России товарных знаков Porsche и Cayenne, в конфискации автомобиля Porsche Cayenne S, который был везен компанией «Генезис», не имеющей статуса официального дилера Porsche (дело ВАС-10458/2008). Таким образом, ситуация, связанная с параллельным импортом, в нашей стране весьма неоднозначная. И где ставить запятую во фразе «ввозить нельзя конфисковать», зачастую даже суды не могли определить.

      В этой связи принятие 13 февраля 2018 года Конституционным Судом Российской Федерации Постановления по делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487 и пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой ООО «ПАГ» является грандиозным событием в области защиты прав интеллектуальной собственности.

      Суть вопроса, ставшего предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации, заключалась в следующем. ООО «ПАГ» подписало государственный контракт на поставку в медучреждение партии специальной бумаги марки «Sony» для аппарата УЗИ. Данный товар фирма приобрела у сторонней польской компании и ввезла в Россию. Таможенное оформление груз пройти не успел, так как товар был арестован Арбитражным судом Калининградской области. Своим решением суд удовлетворил исковые требования о защите исключительных прав на товарный знак SONY компании Сони Корпорейшн («Sony Corporation»). ООО «ПАГ» было запрещено осуществлять ввоз, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также хранение с этой целью указанных товаров SONY. Также с фирмы было взыскано 100 000 руб. в качестве компенсации, а товар конфискован. Эти решения были оставлены в силе апелляционной и кассационными судебными инстанциями.

      Заявитель, посчитав что пункты 4 статьи 1252, статья 1487 и пункты 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации нарушают конституционные принципы правовой определённости и справедливости, а также неприкосновенности частной собственности, обратился в Конституционный Суд Российской Федерации, указав, что оспариваемые нормы противоречат статьям ст. 1, 7, 17, 18, 19, 35, 55 Конституции Российской Федерации. Кроме того, в качестве довода в жалобе ООО «ПАГ» приведено, что бумага для «УЗИ-аппаратов» — товар оригинальный, официально произведенный компанией «Сони», следовательно, факт незаконного размещения товарного знака отсутствует. При этом допускается применение одинаковых санкций (изъятие из оборота, уничтожение и взыскание компенсации) как к подделкам, маркированным чужим товарным знаком и проданным без согласия правообладателя, так и к оригинальным товарам, законно введенным в гражданский оборот другой страны правообладателем или его официальным дистрибьютором, но ввезенным в Российскую Федерацию иным импортёром (параллельный импорт).

      Что же решил Конституционный Суд Российской Федерации при рассмотрении дела? Прежде всего, суд признал, что закрепленный в Российской Федерации национальный принцип исчерпания исключительных прав, предполагающий запрет на импорт в Россию товаров с размещенными на них товарными знаками без разрешения правообладателей, не противоречит Конституции Российской Федерации. Однако правообладатель может недобросовестно использовать исключительное право на товарный знак и ограничивать ввоз на внутренний рынок России конкретных товаров или реализовывать ценовую политику, состоящую в завышении цен на российском рынке. Особую опасность такие действия могут приобретать в связи с применением каким-либо государством санкций против Российской Федерации. Поэтому, исходя из целей защиты прав граждан и иных публичных интересов, судебный орган конституционного контроля дал конституционно-правовое истолкование оспоренных норм Гражданского кодекса Российской Федерации. Он признал, что в случаях недобросовестного поведения правообладателя товарного знака должны быть использованы гражданско-правовые институты противодействия злоупотреблению правом. Суд может отказать правообладателю в иске полностью или частично, если выполнение его требований может создать угрозу для конституционно значимых ценностей.

      При решении вопроса о размере ответственности импортера суды обязаны учитывать фактические обстоятельства дела. Не допускается применение одинаковой гражданско-правовой ответственности к импортеру, ввозящему оригинальную продукцию без согласия правообладателя, и к импортеру, ввозящему поддельную продукцию. Кроме случаев, когда убытки от ввоза такого товара, сопоставимы с убытками от ввоза поддельной продукции. Федеральный законодатель вправе дифференцировать размер ответственности в зависимости от характера нарушения права правообладателя.

      Уничтожать товары, ввезенные на территорию России в порядке параллельного импорта, можно лишь в случае их ненадлежащего качества или в целях обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

      Учитывая изложенное, необходимо сделать следующие выводы.

    • Во-первых, данное постановление Конституционного Суда Российской Федерации действительно ставит точку в дискуссиях о параллельном импорте. Параллельный импорт имеет право на существование.
    • Во-вторых, ответственность за параллельный импорт все также сохраняется, но суды обязаны не допускать применения мер воздействия без учета характера совершенного нарушения: то есть наказывать одинаково импортера оригинальных товаров и импортера поддельной продукции нельзя.
    • В-третьих, изымать из оборота оригинальные товары надлежащего качества и уничтожать их не допустимо.
    • В-четвертых, федеральный законодатель обязан внести в действующее законодательство изменения, направленные на дифференциацию размера ответственности за незаконное использование товарного знака в зависимости от характера допущенного нарушения.
    • В-пятых, несмотря на то что, правообладатель, по-прежнему прав, и его интересы гарантируются и защищаются законодательством, недобросовестное поведение последнего (завышение цен на продукцию, запрет импорта, а также иные действия, которые могут быть приравнены к злоупотреблению правом) влекут правоту импортера товаров, на которых законным способом нанесен товарный знак, при рассмотрении соответствующего спора в суде.
    • Какой практический совет из всего этого можно дать: бросаться заключать прямые контракты с продавцом товаров, минуя дистрибьюторов, пока не следует. Национальный принцип исчерпания права никто не отменял. Как минимум, необходимо дождаться итогов пересмотра дела по иску Сони Корпорейшн («Sony Corporation») к ООО «ПАГ». А как максимум, посмотреть, что же придумает федеральный законодатель с дифференциацией ответственности.

      www.alta.ru

      Смотрите так же:

      • Золотые правила работы с клиентами Золотые правила работы с клиентами Китай-город 101000, Москва, Лубянский проезд, дом 27/1, стр.1, офис 431 +7 (495) 632-00-96 order@kariatida.com В будни с 10-00 до 19-00 без […]
      • Закон об оперативно розыскной деятельности гарант Статья 13. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ в статью 13 настоящего Федерального закона внесены изменения Статья 13. […]
      • Шпаргалка право интеллектуальной собственности Шпаргалка по праву интеллектуальной собственности. Резепова В.Е. М.: Окей-книга, 2009. — 4 0 с. В пособии представлены ответы по праву интеллектуальной собственности – подотрасли […]
      • Инвентаризация приказ по доу Кузбасский образовательный форум - 2018 С 13 по 16 февраля 2018 года в Кемерово проходило конгрессно-выставочное мероприятие «Кузбасский образовательный форум–2018». В рамках форума […]
      • Госпошлина суд Калькулятор расчета госпошлины Предназначен для расчета суммы государственной пошлины, которую необходимо оплатить при подаче искового или иного заявления в суд общей юрисдикции или […]
      • Пенсии военнослужащих и их семей Закон РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по […]