Приказ мвд рф от 14121999

Проблемы реализации права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа текст автореферата и тема диссертации по праву и юриспруденции 12.00.02 ВАК РФ

АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ

Белявский Дмитрий Сергеевич

ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА СВОБОДУ СОВЕСТИ В СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, НАХОДЯЩИХСЯ В ПРЕДЕЛАХ ЮЖНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА

Специальность 12.00.02 — конституционное право; муниципальное право

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Диссертация выполнена в Ставропольском государственном университете

доктор юридических наук, профессор

Мухачев Игорь Владимирович

доктор юридических наук, Заслуженный юрист РФ Черепанов Виктор Алексеевич

кандидат юридических наук, доцент Кочкаров Руслан Махарович

Кубанский государственный университет

Защита состоится 20 ноября 2004 года в 10 часов на заседании диссертационного совета КМ 212.256.03 по юридическим наукам в Ставропольском государственном университете по адресу: 355009 г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1а, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета.

Автореферат разослан октября 2004 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат юридических наук, доцент

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В процессе проведения реформ перед нашей страной встал целый ряд проблем — экономических, политических и иных, поэтому возникает вопрос о причинах такого состояния. Число этих причин достаточно велико, и одна из них — утрата обществом духовных ориентиров. Радикально-либеральная идеология, определившая настроения политической и юридической элиты в начале—середине 90-х гг. XX вв., входит в противоречие с «консервативно-охранительными» и традиционалистскими тенденциями. В свете сложившейся ситуации, тема диссертационного исследования представляется исключительно актуальной.

Вопрос о свободе совести, казалось бы, однозначно и четко решен в Конституции РФ, в соответствии со ст. 14 которой, Россия — светское государство; церковь отделена от государства; а в соответствии со ст. 28, каждому гарантируется свобода совести, включающая определенный набор прав, наличие которых необходимо для реального осуществления этого принципа, тем не менее положение дел не всегда свидетельствует о том, что свобода совести стала неотъемлемой частью повседневной жизни Российского государства. Учитывая же мульти-конфессиональность нашего общества, это может привести к опасным последствиям.

Довольно неоднозначно воспринят общественностью и представителями науки Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях», принятый Государственной Думой 19 сентября 1997 г., одобренный Советом Федерации 24 сентября 1997 г. На первоначальный вариант этого закона наложил вето Президент РФ, в Федеральном Собрании создавалась согласительная комиссия, даже Сенат США принял по его поводу специальное постановление. Принятый в итоге закон также получил различные оценки исследователей — они будут отражены в работе.

При этом Конституция РФ закрепила и федеративную форму государственно-территориального устройства (ст. 5). Субъекты РФ обладают правом принятия собственного законодательства, и они активно пользовались этим правом, в том числе в рассматриваемой сфере, так что появилась возможность гово-

рить о формировании новой комплексной отрасли российского законодательства — регионального права. В настоящий момент наблюдается новый этап в его развитии — приведение в соответствие с федеральным законодательством на концептуальном уровне. Поэтому значение имеет и то, как соотносится механизм федерального регулирования и защиты прав человека и региональное «право защиты прав человека». Указ Президента РФ от 13 мая 2000 г., учредивший федеральные округа, что, возможно, является первым шагом на пути к укрупнению субъектов РФ, предопределил необходимость исследования соответствующих процессов в рамках нескольких субъектов, находящихся в пределах одного федерального округа. Это позволяет выявлять общие тенденции и закономерности развития в рассматриваемой сфере. Среди других федеральных округов вряд ли еще какой-либо отличает такое же этноконфессиональное разнообразие и уровень интенсивности религиозных чувств, как в Южном федеральном округе. По определению, данному на тематическом заседании Совета Безопасности РФ, обстановка, складывающаяся в связи с деятельностью политических и религиозных экстремистских объединений, в Южном федеральном округе является «самой напряженной».

Все это определило выбор темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы и круг научных источников. Выделение именно регионального аспекта в тематике свободы совести предполагает обращение к работам по самым разным проблемам, прежде всего, по проблемам конституционного права и некоторых смежных отраслей. Различные государственно-правовые проблемы, связанные с реализацией права на свободу совести, затрагивались в работах виднейших отечественных правоведов дореволюционного, советского и современного периодов: Н.М. Коркунова, М.А. Рейснера, С.А. Ава-кьяна, С.С. Алексеева, М.В. Баглая, А.А. Безуглова, А.Б. Венге-рова, Е.И. Козловой, О.Е. Кутафина, В.В. Лазарева, Е.А. Лукаше-

1 Информационно-аналитическая справка к заседанию Межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской Федерации по конституционной безопасности по вопросу: «О противодействии политическому и религиозному экстремизму» // Архив Управления Министерства юстиции РФ по Ставропольскому краю, 2002 г.

вой, В.О. Лучина, И.В. Мухачева, С.А. Солдатова, Б.А Страшу-на, В.Е. Чиркина, Т.Я. Хабриевой, Б.С. Эбзеева и некоторых других.

В значительной мере интердисциплинарный характер исследования проблем свободы совести и правового регулирования деятельности религиозных объединений предопределил внимание к ним не только со стороны юристов, но и философов, и религиоведов, и священнослужителей, таких как — С.А. Бурьянов, В.И. Гараджа, игумен Вениамин (Новик), Ю.А. Дмитриев, диакон А. Кураев, И.А. Куницын, А.С. Ловинюков, О.О. Миронов, М.П. Мчедлов, И.В. Понкин, А.В. Пчелинцев, В.Н. Савельев, А.Е. Себенцов, Ю.А. Розенбаум, Ф.М. Рудинский, В.В. Ря-ховский, СВ. Фомина и др.

В последние годы был защищен ряд диссертаций по проблемам свободы совести и деятельности религиозных объединений, лежащим в плоскости изучения теории и истории государства и права, конституционного права, административного права, уголовного права, в частности — Т.Ю. Архирейской, Ю.В. Бондаренко, М.Ю. Варьяса, И.Н. Вишняковой, Е.А. Му-равской, В.В. Пилявца, И.В. Понкина, Е.И. Романюк, Г.В. Самойлова, СЮ. Симорот, М.С Фокина, Е.М. Шевкопляс.

Различные аспекты проблемы формирования в Российской Федерации (в том числе в Южном федеральном округе) регионального права исследовались — В.В Гошуляк, В.Т. Кабышевым, В.А. Кряжковым, Э.С Навасардовой, И.В. Мухачевым, В А Черепановым и другими.

Также различные проблемы осуществления права на свободу совести рассматриваются в работах зарубежных авторов — Д. Тро-уэра, Вальера Пола, У. Коула Дарэма-мл., Лорена Б. Хоумера, Питера Джувайлера, Джереми Т. Ганна, К. Янды, Дж. М. Берри, Дж. Голдмана, Дж. Старка и др.

При всем том, следует отметить, что, несмотря на большой интерес и ценность, которую представляют работы вышеперечисленных авторов, проблемы реализации права на свободу именно в субъектах РФ исследованы не совсем полно. Как правило, в соответствующих работах рассматриваются лишь федеральный уровень правового регулирования этих отношений и возникающие в связи с этим практические проблемы, а уровень субъектов РФ изучается гораздо реже. Также в литературе

недостаточно исследуются проблемы реализации права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, а в тех случаях, когда они все-таки затрагиваются, речь идет лишь о некоторых элементах этого важнейшего конституционного права. Такое положение требует комплексного изучения указанных проблем.

Источниковедческую базу исследования составили международно-правовые акты о правах человека; решения Европейского Суда по правам человека; действующее законодательство РФ и ее субъектов, находящихся в пределах Южного федерального округа; нормативно-правовые акты дореволюционного и советского периода; правоприменительная практика в сфере реализации свободы совести; конституции и иные нормативно-правовые акты некоторых зарубежных государств; различные справочные материалы; работы отечественных и зарубежных авторов, посвященные рассматриваемой проблематике.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью диссертации является выявление проблем реализации права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, и определение путей их решения.

В соответствии с этой целью, определяются задачи исследования:

— исследовать становление, развитие и реализацию концепции свободы совести;

— рассмотреть понятие права на свободу совести и систему составляющих его правомочий;

— выявить особенности реализации права на свободу совести на федеральном и региональном уровнях в некоторых зарубежных федеративных государствах;

— рассмотреть общие вопросы определения содержания права на свободу совести по российскому законодательству;

— изучить конституционные правомочия, составляющие право на свободу совести, и их конкретизацию в федеральном законодательстве и законодательстве субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа;

— изучить легальные правомочия, составляющие право на свободу совести, и их закрепление в федеральном законо-

дательстве и законодательстве субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа;

— определить место конституционного права на свободу совести в системе обеспечения социального гомеостазиса и исследовать гарантии социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа;

— рассмотреть возможности оптимизации международно-правового сотрудничества по обеспечению социальной исполнимости права на свободу совести;

— наметить направления совершенствования деятельности органов государственной власти и местного самоуправления по обеспечению социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа.

— исследовать проблему ответственности за воспрепятствование осуществлению и злоупотребление правом на свободу совести.

Объект диссертационного исследования — правоотношения, складывающиеся в области реализации конституционного права на свободу совести.

Предмет диссертационного исследования — проблемы реализации права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа.

Теоретическую и методологическую основу настоящей работы составили различные методы научного познания. Среди них, прежде всего, общенаучные — диалектический, исторический, системно-структурный, функциональный, логический, герменевтический; а также специальные — технико-юридический, сравнительно-правовой (диахронный и синхронный), толкования норм права (например, грамматический) и некоторые другие. Применение теории социального гомеостазиса к изучению феномена реализации права на свободу совести также послужило решению задач исследования. В работе намечены некоторые пути применения разработанного Ж. Деррида метода деконструкции к юридическим текстам.

Научная новизна исследования состоит в том, что на монографическом уровне в нем делается одна из первых попыток комп-

лексно изучить проблемы реализации права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа; анализируется система нормативно-правовых актов указанных субъектов РФ в части, касающейся закрепления и гарантирования права на свободу совести, а также практика их реализации. В работе предлагается авторское определение понятия права на свободу совести, оригинальная классификация составляющих его правомочий, рассмотрение практики их осуществления на федеральном и региональном уровне (прежде всего в упомянутых субъектах РФ), формулируются предложения по совершенствованию федерального законодательства и законодательства субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, оптимизации международного сотрудничества и деятельности органов государственной власти и местного самоуправления в данной сфере.

1. Конституционная свобода совести — одно из условий полноценного человеческого существования и ее стабильная реализация является одним из факторов устойчивого общественного развития. Во избежание возможных противоречий при разграничении понятий «право» и «свобода» следует использовать термин «право на свободу совести».

2. Правовой аспект свободы совести необходимо понимать в двух смыслах — субъективном и объективном. В первом смысле — это возможность индивида самостоятельно определять свои мировоззренческие позиции, делать духовный выбор. Во втором смысле — это право на свободу совести — неотъемлемое право каждого человека, закрепляющее возможность осуществления духовного выбора, признаваемое и гарантируемое государством.

3. Праву на свободу совести присуща определенная структура. Оно состоит из двух групп правомочий — конституционных, непосредственно закрепленных в Конституции РФ и легальных («законных»), закрепленных в федеральном законодательстве и законодательстве субъектов РФ. К первой группе относятся: право исповедовать любую религию (в индивидуальной и коллективной формах), право не исповедовать никакой религии, право менять религиозные убеждения, право на распространение ре-

лигиозных убеждений, право на распространение иных (нерелигиозных) убеждений, равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии. Ко второй группе относятся: право совершения религиозных обрядов, право на религиозную благотворительную деятельность, право на религиозное образование, право на религиозную культурно-просветительскую деятельность, имущественные права религиозных объединений.

4. В работе дается авторская периодизация реализации свободы совести в России, в соответствии с которой выделяется четыре периода и одиннадцать этапов.

5. Необходимо толкование Конституционным Судом РФ ст. 14 Конституции РФ, закрепляющей светский характер Российского государства, которое дало бы возможность единообразно применять данное положение. Это явилось бы еще одной существенной гарантией права на свободу совести.

6. Нормы федерального законодательства, регулирующие реализацию права на свободу совести небезупречны и нуждаются в совершенствовании, конкретные способы которого предлагаются в диссертационной работе. Прежде всего, это касается положений абзацев третьего и четвертого пункта 3 ст. 27 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», устанавливающих ограничения прав некоторых религиозных организаций, и которые необходимо исключить из данного Закона.

7. Нецелесообразно принятие нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации (в том числе находящихся в пределах Южного федерального округа) в сфере реализации права на свободу совести, которые достигают соответствия федеральному законодательству путем дублирования норм последнего в большей части своего объема. Возникающие проблемы необходимо решать через дополнительное гарантирование и защиту права на свободу совести. Так, правомерным и целесообразным было бы принятие в субъектах Российской Федерации (в том числе находящихся в пределах Южного федерального округа) законов о порядке и условиях передачи собственности субъектов РФ религиозным организациям и установлении каких-либо льгот имущественного характера для религиозных объединений на условиях, определяемых субъек-

том РФ (соискателем разработан проект Закона Ставропольского края «О порядке и условиях передачи имущественных объектов государственной (краевой) собственности религиозным организациям и организациям, ими созданным, в Ставропольском крае»).

8. В настоящее время в нормативно-правовых актах субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, реализация правомочий свободы совести достаточно серьезно ограничена, причем зачастую эти ограничения не предусматриваются федеральным законодательством, а следовательно, неконституционны и незаконны. Тем не менее, федеральная власть не должна во всех случаях просто в одностороннем порядке требовать приведения регионального закона в соответствие с федеральным законодательством (что, безусловно, должно быть сделано), а предусмотреть на своем уровне комплекс профилактических мер, которые достигали бы тех же целей — например, относительно обучения граждан РФ в образовательных учреждениях, созданных религиозными объединениями за рубежом.

9. Полномочия по определению порядка уведомления гражданами, образовавшими религиозную группу с намерением в дальнейшем преобразовать ее в религиозную организацию, о ее создании и начале деятельности органов местного самоуправления следует передать субъектам Российской Федерации. До внесения соответствующих поправок в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» субъекты Российской Федерации, находящиеся в пределах Южного федерального округа, по праву опережающего регулирования могут принять свои законы по этому вопросу.

10. Преподавание религиоведческих, религиозно-культурологических (в частности, основ православной культуры) и собственно религиозных дисциплин на факультативной основе, вне рамок образовательной программы в государственных и муниципальных образовательных учреждениях международно-правовым обязательствам России, букве ее Конституции и федерального законодательства не противоречит (причем имеются определенные возможности и для регулирования субъектов РФ в связи с наличием в государственном образовательном стандарте регионального компонента).

11. Для дополнительного гарантирования права на свободу совести в тех субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, в которых еще не учреждены конституционные (уставные) суды, должности Уполномоченных по правам человека и по правам ребенка — их следует учредить, а в тех, где они созданы — активизировать их работу в направлении охраны права на свободу совести.

13. В целях защиты права на свободу совести как на федеральном, так и на региональном уровнях необходимо приведение норм об административной и уголовной ответственности в этой сфере в соответствие с конституционно-правовым пониманием права на свободу совести. Субъекты Российской Федерации, находящиеся в пределах Южного федерального округа, могут принять законы об административной ответственности в данной сфере, однако в рамках, заданных федеральным законодательством (установить ответственность за воспрепятствование осуществлению органами юстиции их контрольных функций в отношении религиозных организаций; за торговлю спиртными напитками и табачными изделиями вблизи объектов религиозного почитания и т.д.).

Теоретическая и практическая значимость исследования выражается в выводах и предложениях, сделанных на его основе и направленных на совершенствование системы нормативно-правовых актов Федерации и субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, закрепляющих и гарантирующих право на свободу совести и практики их реализации. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в последующих научных работах по конституционному (государственному) праву, в учебном процессе — при преподавании конституционного права России и зарубежных стран, а также различных специальных курсов, посвященных проблемам реализации прав человека.

Апробация результатов исследования. Основополагающие тео -ретические наработки и предложения, имеющиеся в диссер-

тации, отражены в опубликованных автором научных работах. Результаты работы внедрялись соискателем в учебный процесс при преподавании дисциплины «Конституционное (государственное) право России» на юридическом факультете Ставропольского государственного университета. Выводы и предложения исследования сообщались на международных, региональных, межвузовских и вузовских научно-практических конференциях, заседаниях кафедры государственного и международного права Ставропольского государственного университета. Многие выводы и рекомендации, сформулированные в диссертационном исследовании, были использованы при составлении проекта Закона Ставропольского края «О порядке и условиях передачи имущественных объектов государственной (краевой) собственности религиозным организациям и организациям, ими созданным, в Ставропольском крае».

Структура и объем диссертации. Структура работы предопределена целью и задачами исследования. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, состоящих из десяти параграфов, заключения, списка источников и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее научной разработанности, круг использованных источников, указывается источниковедческая база, определяются цели и задачи исследования, его объект и предмет, теоретическая и методологическая основа, обосновывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения о результатах их апробации и структуре работы.

Глава первая — «Историко-теоретический аспект проблем реализации права на свободу совести» — посвящена анализу становления и развития концепции свободы совести и ее реализации, права на свободу совести как понятия и системы составляющих его правомочий, особенностей реализации права на свободу совести на федеральном и региональном уровнях в некоторых зарубежных федеративных государствах.

В первом, параграфе — «Становление и развитие концепции свободы совести и ее реализация» — рассматривается становле-

ние концепции свободы совести как таковой; в истории реализации свободы совести в России выделяются периоды: дореволюционный (до 1917 г.), советский (1917-1990 гг.), переходный (1990-1997 гг.) и современный (с 1997 г. по настоящее время), и этапы: 1) до 1917 г. — дореволюционный; 2) октябрь 1917 г. — начало 1918 г. — переходный послереволюционный этап; 3) 1918—1923 гг. — начало государственной репрессивной политики по отношению к конфессиям; 4) 1 июля 1923 г. (патриаршее послание о поддержке Советской власти) — 1928 г. — ослабление государственный репрессий, идеологическое противостояние; 5) 1928—19411г. — новое усиление государственной репрессивной политики в отношении конфессий; 6) 1941 — конец 40-х гг., начало 50-х — временное примирение церкви и государства; 7) 1953-1964 гг. — очередная антирелигиозная кампания, проведенная по указанию Н.С. Хрущева; 8) 1964-1985 гг. — постепенное прекращение антирелигиозной кампании, нормализация отношений между конфессиями и государством; 9) 1985—1990 гг. — осознание на государственном уровне необходимости подлинного осуществления свободы совести, соответствующее изменение советского законодательства о свободе совести и религиозных объединениях; 10) 1991-1997 гг. — переходный постсоветский этап реализации свободы совести; 11) с 1997 г. (26 сентября — новый Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях») — современный этап.

Во втором параграфе — «Право на свободу совести: понятие и система составляющих его правомочий» — конституционное право на свободу совести рассматривается с точки зрения теории прав человека.

Конституционная свобода совести составляет одно из условий полноценного человеческого существования, и ее стабильная реализация является одним из факторов устойчивого общественного развития. Во избежание возможных противоречий при разграничении понятий «право» и «свобода» следует использовать термин «право на свободу совести». Правовой аспект свободы совести необходимо понимать в двух смыслах — субъективном и объективном. В первом смысле — это возможность индивида самостоятельно определять свои мировоззренческие позиции, делать духовный выбор. Во втором смысле — это право на свободу совести — неотъемлемое право каждого человека,

закрепляющее возможность осуществления духовного выбора, признаваемое и гарантируемое государством.

Праву на свободу совести присуща определенная структура. Оно состоит из одиннадцати правомочий.

В третьем параграфе — «Особенности реализации права на свободу совести на федеральном и региональном уровнях в некоторых зарубежных федеративных государствах» — выявляется специфика реализации неотъемлемого права каждого человека на свободу совести в федеративном государстве на примере некоторых зарубежных стран (Индии, Германии, Австрии, США, Бразилии и др.).

Практика реализации свободы совести в федеративных государствах складывается отнюдь не однонаправлено и не однозначно. Большинство государств ведут достаточно активную политику в духовной сфере и в той или иной мере взаимодействуют с религиозными объединениями. Даже в такой стране, которая взяла курс на возведение «стены» между конфессиональными объединениями и государством, как США, данный процесс носит противоречивый характер, и, что представляется важным, в разные исторические моменты Верховный Суд США зачастую противоположным образом толковал одни и те же положения Первой Поправки к Конституции. Это говорит о том, что никакого раз и навсегда данного толкования понятия «светскости» не существует. Однако сами по себе такие попытки заслуживают внимания, и этот опыт следовало бы перенять, в частности, многие вопросы в практике реализации свободы совести в России можно было бы прояснить, если бы Конституционный Суд РФ дал толкование ст. 14 федеральной Конституции, закрепляющей светский характер российского государства.

Еще одна проблема здесь — это отличие конфессиональной политики субъектов Федерации, действия которых могут по-разному соотноситься с федеральным законодательством. Эта проблема свойственна даже такому государству, как США.

Глава вторая — «Содержание права на свободу совести по федеральному законодательству и законодательству субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа» — посвящена изучению общих вопросов определения содержания права на свободу совести по российскому законо-

дательству и проблемам закрепления и реализации отдельных правомочий, составляющих право на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа.

В первом параграфе — «Общие вопросы определения содержания права на свободу совести по российскому законодательству» — рассматриваются общие проблемы определения содержания права на свободу совести по федеральному законодательству и законодательству субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа.

С точки зрения анализа российского законодательства, соискателем предлагается классификация правомочий, составляющих право на свободу совести, на конституционные, непосредственно закрепленные в Конституции Российской Федерации, и легальные («законные»), закрепленные в текущем российском законодательстве (федеральном и субъектов).

К первой группе следует отнести такие правомочия свободы совести, как право исповедовать любую религию (в индивидуальной и коллективной формах), право не исповедовать никакой религии, право менять религиозные убеждения, право на распространение религиозных убеждений, право на распространение иных (нерелигиозных) убеждений, равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии. В остальном конституционное право на свободу совести конкретизируется через правомочия второй группы — право совершения религиозных обрядов, право на религиозную благотворительную деятельность, право на религиозное образование, право на религиозную культурно-просветительскую деятельность, имущественные права религиозных объединений.

Проблему содержания права на свободу совести следует рассматривать с учетом того факта, что существуют определенные формы реализации закрепляющих данное право конституционных норм — соблюдение, исполнение, использование и применение. Конкретизацию конституционных норм в законодательстве следует понимать как способ реализации этих норм.2

2 См., например: Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. — С. 79-108; Ген НЛ. Специфика конституционных норм и особенности их реализации // Журнал российского права. — 2001. — 11.

Во втором параграфе — «Конституционные правомочия, составляющие право на свободу совести, и их конкретизация в федеральном законодательстве и законодательстве субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа»— рассматривается конкретизация конституционных правомочий свободы совести в федеральном законодательстве и законодательстве субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа. То или иное решение проблем, связанных с осуществлением конституционных правомочий, требует от принимающего решение придерживаться не только каких-либо правовых, но и философских позиций. Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» небезупречен в отношении соответствия международно-правовым обязательствам России и ее весьма либеральной Конституции (хотя напрямую Конституционным Судом РФ это и не признано). При последовательно либеральной точке зрения государству должно быть абсолютно безразлично, религиозные объединения каких конфессий действуют на его территории (может быть даже таких, в вероучениях которых содержится резко отрицательное отношение к историческому прошлому и традиционной духовности в данной стране — вплоть до требования вооруженной борьбы). Однако нельзя в жертву своеобразно истолкованным принципам (например, приоритета прав человека или светского характера государства) принести само существование данного общества и государства.

Ограничительные меры по реализации конституционных правомочий, которые были приняты в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, часто были продиктованы стремлением предотвратить или решить уже существующие серьезнейшие проблемы, при вялой реакции либо вовсе отсутствии таковой со стороны федеральной власти. Безусловно, нормативно-правовые акты субъектов РФ ЮФО в сфере осуществления свободы вероисповедания должны быть приведены в соответствие с федеральным законодательством, точно так же, как и последнее — в соответствие с уже принятыми на себя Россией международно-правовыми обязательствами. Однако в дальнейшем следует учесть, что радикально-либеральный подход не способен обеспечить в совре-

менных условиях стабильность и устойчивое развитие социальной системы.

Нельзя не отметить и «пробельность» правового регулирования в сфере осуществления права не исповедовать никакой религии и права распространения иных (нерелигиозных) убеждений. Субъекты Российской Федерации в ситуации отсутствия федерального закона, регулирующего деятельность объединений, созданных по признаку отношения к религии, но не религиозных, могли бы принять, по праву опережающего регулирования, законы о защите и гарантиях прав таких объединений.

В третьем параграфе — «Легальные правомочия, составляющие право на свободу совести, и их закрепление в федеральном законодательстве и законодательстве субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа» — рассматриваются правомочия свободы совести, закрепленные в федеральном законодательстве и законодательстве субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа.

В настоящее время в нормативно-правовых актах субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, реализация этих правомочий достаточно серьезно ограничена, причем эти ограничения не предусмотрены федеральным законодательством, и следовательно, неконституционны и незаконны. Небезупречен и Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», который также нуждается в совершенствовании (особенно это касается положений абзацев третьего и четвертого ,п. 3, ст. 27). Тем не менее, федеральная власть не должна во всех случаях в одностороннем порядке требовать приведения закона субъекта РФ в соответствие с федеральным законодательством (хотя это и должно быть сделано), а предусмотреть на своем уровне комплекс профилактических мер, которые достигали бы тех же целей — например, относительно обучения граждан РФ в религиозных образовательных учреждениях, созданных за рубежом.

Глава третья — «Проблемы обеспечения социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа» — посвящена анализу проблем социальной исполнимости

конституционного права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, с точки зрения теории социального гомеос-тазиса.

В параграфе первом — «Место конституционного права на свободу совести в системе обеспечения социального гомеостазиса. Гарантии социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа» — рассматривается место конституционного права на свободу совести в системе обеспечения социального гомеостазиса и гарантии социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа. Обеспечение гомеостазиса при реализации права на свободу совести предполагает учет интересов всех субъектов общественной жизни, преемственность традиций в духовной жизни российского общества; одновременно и восприимчивость к новым идеям й этой сфере, и сохранение религиозной и культурной самобытности.

Гарантирование рассматриваемого конституционного права исключительно важно, поскольку в конституционных нормах формулируются определенные социальные явления, существование которых в общественной жизни призвано обеспечить социальную исполнимость, реальность конституционных правомочий. Например, необходимо в тех субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, где они еще не введены, учредить конституционные (уставные) суды, должности Уполномоченного по правам человека и Уполномоченного по правам ребенка, а в тех субъектах, где они уже есть — активизировать их деятельность в направлении защиты права на свободу совести.

Во втором параграфе — «Оптимизация международно-правового сотрудничества по обеспечению социальной исполнимости права на свободу совести» — рассматриваются возможности улучшения международно-правового сотрудничества по обеспечению стабильной реализации права на свободу совести.

Направления сотрудничества — обмен информацией о деятельности созданных по признаку отношения к религии групп между государствами, уменьшение количества административ-

ных барьеров перед паломниками и т.д. Органам государственной власти РФ, в связи со взятыми ею на себя международно-правовыми обязательствами, следует в правоприменительной деятельности, в сфере осуществления свободы совести, обязательно учитывать соответствующие прецеденты Европейского Суда по правам человека, а также законодательно урегулировать вопрос о соотношении его решений с решениями российского Конституционного Суда.

В третьем параграфе — «Совершенствование деятельности органов государственной власти и местного самоуправления по обеспечению социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа» — намечаются способы совершенствования деятельности органов публичной власти по обеспечению социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа. Это — федеральное законодательное закрепление роли традиционных конфессий; передача полномочий по определению порядка уведомления гражданами, образовавшими религиозную группу с намерением в дальнейшем преобразовать ее в религиозную организацию, о ее создании и начале деятельности органов местного самоуправления субъектам Российской Федерации; создание системы мониторинга осуществления права на свободу совести и разработка основ новой правовой науки, изучающей социальную исполнимость конституционно-правовых норм.

В четвертом параграфе — «Ответственность за воспрепятствование осуществлению и злоупотребление правом на свободу совести» — рассматриваются различные проблемы привлечения к ответственности за воспрепятствование осуществлению и злоупотребление правом на свободу совести по законодательству Российской Федерации и ее субъектов, находящихся в пределах Южного федерального округа.

В данной сфере необходимо приведение норм об административной и уголовной ответственности в соответствие с конституционно-правовым пониманием права на свободу совести (например, ст. 148 УК РФ сужено трактует свободу совести — как свободу вероисповедания). Также существование некоторых введенных субъектами РФ, находящимися в пределах Южного

федерального округа, запретов следует подкрепить введением административной ответственности — например, за торговлю спиртными напитками и табачными изделиями вблизи объектов религиозного почитания.

В заключение подводятся итоги диссертационного исследования, обобщаются основные выводы и приводятся практические рекомендации по исследуемой теме.

Диссертацию завершает библиографический список использованной литературы и приложения.

Основные положения диссертации отражены в следующих научных публикациях:

1. Белявский Д.С. Некоторые проблемы правового регулирования в сфере свободы совести // Проблемы совершенствования Российского законодательства: Материалы 45-й научно-методической конференции «Университетская наука — региону (апрель, 2000)». — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000. — 0,3 п.л.

2. Белявский Д.С. Государственный контроль за деятельностью религиозных объединений и судебная реформа: краткий обзор исторических и современных проблем // Судебная система России: история и современность: Материалы Региональной научной конференции (25-26 сентября 2001). — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. — 0,4 пл .

3. Белявский Д.С. Юридико-технические проблемы на примере законодательства о религиозных объединениях // Правовая система России: история и современность: Материалы 47-й Региональной научно-методической конференции «Университетская наука — региону» (19 апреля 2002 г.) Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. — 0,2 п.л.

4. Белявский Д.С. О гарантиях устойчивости и реализации правового состояния религиозных организаций в России // История и теория государственно-правового развития России: Материалы научно-практической конференции (20 сентября 2002 г., Ставрополь). — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. — 0,2 п.л.

5. Белявский Д.С. Проблемы реализации свободы совести в России и Европе: общее и особенное // Западноевропейская цивилизация и Россия: общее и особенное: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (16-18 октября 2003 г., — СГУ). Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 2003. — 0,25 п.л.

6. Белявский Д.С. Вынужденная миграция и реализация права на свободу совести: кризис либеральной парадигмы // Проблемы беженцев и вынужденных переселенцев на Северном Кавказе: Материалы международной научно-практической конференции (5 декабря 2003 г.). — Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2003. — 0,3 п.л.

7. Белявский Д.С. Некоторые проблемы гарантирования права на свободу совести (на примере субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа) // Проблемы понимания и тенденции развития государства и права в XXI веке: (Сборник научных трудов по материалам 49-й научно-методической конференции «Университетская наука — региону» (Ставрополь, 23 апреля 2004 г.). — Ставропольсервисшкола, 2004. — 0,65 п.л.

Подписано в печать 15.10.2004. Формат 60х84’/1в. Бумага офсетная. Гарнитура «Times». Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,4. Тираж 100 экз. Заказ 622.

Отпечатано с готового оригинал-макета в типографии издательско-полиграфического комплекса СтГАУ «АГРУС», г. Ставрополь, ул. Мира, 302.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Глава 1. Историко-теоретический аспект проблем реализации права на свободу совести.

1. Становление и развитие концепции свободы совести и её реализация,

2. Право на свободу совести: понятие и система составляющих его правомочий.

3. Особенности реализации права на свободу совести на федеральном и региональном уровнях в некоторых зарубежных федеративных государствах.

Глава 2. Содержание права на свободу совести по федеральному законодательству и законодательству субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа.

1. Общие вопросы определения содержания права на свободу совести по российскому законодательству.

2. Конституционные правомочия, составляющие право на свободу совести, и их конкретизация в федеральном законодательстве и законодательстве субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа.

3. Легальные правомочия, составляющие право на свободу совести, и их закрепление в федеральном законодательстве и законодательстве субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа.

Глава 3. Проблемы обеспечения социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа Российской Федерации. 145 1. Место конституционного права на свободу совести в системе обеспечения социального гомеостазиса. Гарантии социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа.

2. Оптимизация международно-правового сотрудничества по обеспечению социальной исполнимости права на свободу совести.

3. Совершенствование деятельности органов государственной власти и местного самоуправления по обеспечению социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской

Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа. 164 4. Ответственность за воспрепятствование осуществлению и злоупотребление правом на свободу совести.

ВВЕДЕНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы. В процессе проведения реформ перед нашей страной встал целый ряд проблем — экономических, политических и иных, поэтому возникает вопрос о причинах такого состояния. Число этих причин достаточно велико, и одна из них — утрата обществом духовных ориентиров. Радикально-либеральная идеология, определившая настроения политической и юридической элиты в начале-середине 90-х гг. XX вв. входит в противоречие с «консервативно-охранительными» и традиционалистскими тенденциями. В свете сложившейся ситуации, тема диссертационного исследования представляется исключительно актуальной.

Несмотря на то, что вопрос о свободе совести, казалось бы, однозначно и четко решен в Конституции РФ, в соответствии со ст. 14 которой Россия — светское государство; церковь отделена от государства; а в соответствии со ст.28 каждому гарантируется свобода совести, включающая определенный набор прав, наличие которых необходимо, для реального осуществления этого принципа, положение дел не всегда свидетельствует о том, что свобода совести стала неотъемлемой частью повседневной жизни Российского государства. Учитывая же мультиконфессиональность нашего общества, это может привести к опасным последствиям.

Довольно неоднозначно воспринят общественностью и представителями науки Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях», принятый Государственной Думой 19 сентября 1997 г., одобренный Советом Федерации 24 сентября 1997 г. На первоначальный вариант этого закона наложил вето Президент РФ, в Федеральном Собрании создавалась согласительная комиссия, даже Сенат США принял по его поводу специальное постановление. Принятый в итоге закон также получил различные оценки исследователей — они будут отражены в работе.

При этом Конституция РФ закрепила и федеративную форму государственно-территориального устройства (ст. 5). Субъекты РФ обладают правом принятия собственного законодательства, и они активно пользовались этим правом, в том числе в рассматриваемой сфере, так что появилась возможность говорить о формировании новой комплексной отрасли российского законодательства — регионального права. В настоящий момент наблюдается новый этап в его развитии — приведение в соответствие с федеральным законодательством на концептуальном уровне. Поэтому значение имеет и то, как соотносится механизм федерального регулирования и защиты прав человека и региональное «право защиты прав человека». Указ Президента РФ от 13 мая 2000 г., учредивший федеральные округа, что, врзможно, является первым шагом на пути к укрупнению субъектов РФ, предопределил необходимость исследования соответствующих процессов в рамках нескольких субъектов, находящихся в пределах одного федерального округа. Это позволяет выявлять более общие тенденции и закономерности развития в рассматриваемой сфере. Среди других федеральных округов вряд ли ещё какой-либо отличает такое же этноконфессио-нальное разнообразие и уровень интенсивности религиозных чувств как в Южном федеральном округе. По определению, данному на тематическом заседании Совета Безопасности РФ, обстановка, складывающаяся в связи с деятельностью политических и религиозных экстремистских объединений, Южном федеральном округе является «самой напряжённой».1

Всё это определило выбор темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы и круг научных источников. Выделение именно регионального аспекта в тематике свободы совести предполагает обращение к работам по самым разным проблемам, прежде всего, по проблемам конституционного права и некоторых смежных отраслей. Различные государственно-правовые проблемы, связанные с реализацией права на свободу совести, затрагивались в работах виднейших отечественных правоведов дореволюционного, советского и современного периодов: Н.М. Коркунова, М.А. Рейснера, С.А. Авакьяна, С.С. Алексеева, М.В. Баглая, A.A. Безуглова,

1 Информационно-аналитическая справка к заседанию Межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской Федерации по конституционной безопасности по вопросу: «О противодействии политическому и религиозному экстремизму». // Архив Управления Министерства юстиции РФ по Ставропольскому краю, 2002 г.

A.Б. Венгерова, Е.И. Козловой, O.E. Кутафина, В.В. Лазарева, Е.А. Лукашевой,

B.О. Лучина, И.В. Мухачёва, С.А. Солдатова, Б.А. Страшуна, В.Е. Чиркина, Т.Я. Хабриевой, Б.С. Эбзеева и некоторых других.

В значительной мере интердисциплинарный характер исследования проблем свободы совести и правового регулирования деятельности религиозных объединений предопределил внимание к ним не только со стороны юристов, и философов, и религиоведов, и священнослужителей, таких как — С.А. Бурьянов, В.И. Гараджа, игумен Вениамин (Новик), Ю.А. Дмитриев, диакон А. Кураев, И.А. Куницын, A.C. Ловинюков, О.О. Миронов, М.П. Мчедлов, И.В. Понкин,

A.B. Пчелинцев, В.Н. Савельев, А.Е. Себенцов, Ю.А. Розенбаум, Ф.М. Рудин-ский, В.В. Ряховский, C.B. Фомина и др.

В последние годы был защищён ряд диссертаций по проблемам свободы совести и деятельности религиозных объединений, лежащим в плоскости изучения теории и истории государства и права, конституционного права, административного права, уголовного права, в частности — Т.Ю. Архирейской, Ю.В. Бондаренко, М.Ю. Варьяса, И.Н. Вишняковой, Е.А. Муравской, В.В. Пилявца, И.В. Понкина, Е.И. Романюк, Г.В. Самойлова, С.Ю. Симорот, М.С. Фокина, Е.М. Шевкопляс.

Различные аспекты проблемы формирования в Российской Федерации (в том числе в Южном федеральном округе) регионального права исследовались —

B.В Гошуляк, В.Т. Кабышевым, В.А. Кряжковым, Э.С. Навасардовой, И.В. Му-хачёвым, В.А. Черепановым и другими.

Также различные проблемы осуществления права на свободу совести рассматриваются в работах зарубежных авторов — Д. Троуэра, Вальера Пола, У. Коула Дарэма-мл., Лорена Б. Хоумера, Питера Джувайлера, Джереми Т. Ганна, К. Янды, Дж. М. Берри, Дж. Голдмана, Дж. Старка и др.

При всём том, следует отметить, что, несмотря на большой интерес и ценность, которую представляют работы вышеперечисленных авторов, проблемы реализации права на свободу (именно в субъектах РФ исследованы не совсем полно. Как правило, в соответствующих работах рассматриваются лишь федеральный уровень правового регулирования этих отношений и возникающие в связи с этим практические проблемы, а уровень субъектов РФ изучается гораздо реже. Также в литературе недостаточно исследуются проблемы реализации права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находя щихся в пределах Южного федерального округа, а в тех случаях, когда они всё-таки затрагиваются, речь идёт лишь о некоторых элементах этого важнейшего конституционного права. Такое положение требует комплексного изучения указанных проблем.

Источниковедческую базу исследования составили международно-правовые акты о правах человека; решения Европейского Суда по правам человека; действующее законодательство РФ и её субъектов, находящихся в пределах Южного федерального округа; нормативно-правовые акты дореволюционного и советского периода; правоприменительная практика в сфере реализации свободы совести; конституции и иные нормативно-правовые акты некоторых зарубежных государств; различные справочные материалы; работы отечественных и зарубежных авторов, посвящённые рассматриваемой проблематике.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью диссертации является выявление проблем реализации права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа и определение путей их решения.

В соответствии с этой целью определяются задачи исследования:

— исследовать становление, развитие и реализацию концепции свободы совести;

— рассмотреть понятие права на свободу совести и систему составляющих его правомочий;

— выявить особенности реализации права на свободу совести на федеральном и региональном уровнях в некоторых зарубежных федеративных государствах;

— рассмотреть общие вопросы определения содержания права на свободу совести по российскому законодательству;

— изучить конституционные правомочия, составляющие право на свободу совести, и их конкретизацию в федеральном законодательстве и законодательстве субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа;

— изучить легальные правомочия, составляющие право на свободу совести, и их закрепление в федеральном законодательстве и законодательстве субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа;

— определить место конституционного права на свободу совести в системе обеспечения социального гомеостазиса и исследовать гарантии социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа;

— рассмотреть возможности оптимизации международно-правового сотрудничества по обеспечению социальной исполнимости права на свободу совести;

— наметить направления совершенствования деятельности органов государственной власти и местного самоуправления по обеспечению социальной исполнимости права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа.

— исследовать проблему ответственности за воспрепятствование осуществлению и злоупотребление правом на свободу совести.

Объект диссертационного исследования — правоотношения, складывающиеся в области реализации конституционного права на свободу совести.

Теоретическую и методологическую основу настоящей работы составили различные методы научного познания. Среди них, прежде всего, общенаучные — диалектический, исторический, системно-структурный, функциональный, логический, герменевтический; а также специальные — техникоюридический, сравнительно-правовбй (диахронный и синхронный), толкования норм права (например, грамматический) и некоторые другие. Применение теории социального гомеостазиса к изучению феномена реализации права на свободу совести также послужило решению задач исследования. В работе намечены некоторые пути применения разработанного Ж. Деррида метода деконструкции к юридическим текстам.

Научная новизна исследования состоит в том, что на монографическом уровне в нём делается одна из первых попыток комплексно изучить проблемы реализации права на свободу совести в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, анализируется система нормативно-правовых актов указанных субъектов РФ в части, касающейся закрепления и гарантирования права на свободу совести, а также практика их реализации. В работе предлагается авторское определение понятия права на свободу совести, оригинальная классификация составляющих его правомочий, рассмотрение практики их осуществления на федеральном и региональном уровне (прежде всего в упомянутых субъектах РФ), формулируются предложения по совершенствованию федерального законодательства и законодательства субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, оптимизации международного сотрудничества и деятельности органов государственной власти и местного самоуправления в данной сфере.

На защиту выносятся следующие основные положения и выводы, сформулированные в диссертационном исследовании:

1. Конституционная свобода совести — одно из условий полноценного человеческого существования и её стабильная реализация является одним из факторов устойчивого общественного развития. Во избежание возможных противоречий при разграничении понятий «право» и «свобода» следует использовать термин «право на свободу совести».

2. Правовой аспект свободы совести необходимо понимать в двух смыслах — субъективном и объективном. В первом смысле — это возможность индивида самостоятельно определять свои мировоззренческие позиции, делать духовный выбор. Во втором смысле — это право на свободу совести — неотъемлемое право каждого человека, закрепляющее возможность осуществления духовного выбора, признаваемое и гарантируемое государством.

3. Праву на свободу совести присуща определённая структура. Оно состоит из двух групп правомочий — конституционных, непосредственно закреплённых в Конституции РФ и легальных («законных»), закреплённых в федеральном законодательстве и законодательстве субъектов РФ. К первой группе относятся: право исповедовать любую религию (в индивидуальной и коллективной формах), право не исповедовать никакой религии, право менять религиозные убеждения, право на распространение религиозных убеждений, право на распространение иных (нерелигиозных) убеждений, равенство прав и свобод человека и гражданина независимо Ьт отношения к религии. Ко второй группе относятся: право совершения религиозных обрядов, право на религиозную благотворительную деятельность, право на религиозное образование, право на религиозную культурно-просветительскую деятельность, имущественные права религиозных объединений.

4. В работе даётся авторская периодизация реализации свободы совести в России, в соответствии с которой выделяется четыре периода и одиннадцать этапов.

5. Необходимо толкование Конституционным Судом РФ ст. 14 Конституции РФ, закрепляющей светский характер Российского государства, которое дало бы возможность единообразно применять данное положение. Это явилось бы ещё одной существенной гарантией права на свободу совести.

6. Нормы федерального законодательства, регулирующие реализацию права на свободу совести небезупречны и нуждаются в совершенствовании, конкретные способы которого предлагаются в диссертационной работе. Прежде всего, это касается положений абзацев третьего и четвёртого пункта 3 ст. 27 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», устанавливающих ограничения прав некоторых религиозных организаций, и которые необходимо исключить из данного Закона.

7. Нецелесообразно принятие нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации (в том числе находящихся в пределах Южного федерального округа) в сфере реализации права на свободу совести, которые достигают соответствия федеральному законодательству путём дублирования норм последнего в большей части своего объёма. Возникающие проблемы необходимо решать через дополнительное гарантирование и защиту права на свободу совести. Так, правомерным и целесообразным было бы принятие в субъектах Российской Федерации (в том числе находящихся в пределах Южного федерального округа) законов о порядке и условиях передачи собственности субъектов РФ религиозным организациям и установлении каких-либо льгот имущественного характера для религиозных объединений на условиях, определяемых субъектом РФ (соискателем разработан проекта Закона Ставропольского края «О порядке и условиях передачи имущественных объектов государственной (краевой) собственности религиозным организациям и организациям, ими созданным, в Ставропольском крае»).

8. В настоящее время в нормативно-правовых актах субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа реализация правомочий свободы совести достаточно серьёзно ограничена, причём зачастую эти ограничения не предусматриваются федеральным законодательством, а, следовательно, неконституционны и незаконны. Тем не менее, федеральная власть не должна во всех случаях просто в одностороннем порядке требовать приведения регионального закона в соответствие с федеральным законодательством (что, безусловно, Должно быть сделано), а предусмотреть на своём уровне комплекс профилактических мер, которые достигали бы тех же целей — например, относительно обучения граждан РФ в образовательных учреждениях, созданных религиозными объединениями за рубежом.

10. Преподавание религиоведческих, религиозно-культурологических (в частности, основ православной культуры), и собственно религиозных дисциплин на факультативной основе, вне ¡рамок образовательной программы в государственных и муниципальных образовательных учреждениях международно-правовым обязательствам России, букве её Конституции и федерального законодательства не противоречит (причём имеются определённые возможности и для регулирования субъектов РФ в связи с наличием в государственном образовательном стандарте регионального компонента).

11. Для дополнительного гарантирования права на свободу совести в тех субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, в которых ещё не учреждены конституционные (уставные) суды, должности Уполномоченных по правам человека и по правам ребёнка — их следует учредить, а в тех где они созданы — активизировать их работу в направлении охраны права на свободу совести.

12. Необходимо создать в рамках общеправовой системы мониторинга систему по отслеживанию реализации законодательства о свободе совести, а соответствующий опыт изучать в рамках возможной новой науки о социальной исполнимости конституционно-правовых норм.

13. В целях защиты права на свободу совести как на федеральном, так и на региональном уровнях необходимо приведение норм об административной и уголовной ответственности в этой Автор Белявский, Дмитрий Сергеевич Город Ставрополь Год 2004 Звание кандидата юридических наук КОД ВАК 12.00.02

lawtheses.com

Смотрите так же:

  • Где в москве можно сделать патент Патент на работу для граждан Украины Патент на работу в Москве для граждан Украины. Срок оформления патента в ММЦ Сахарово для украинцев: от 10 до 20 рабочих дней (зависит от загруженности […]
  • Основные критерии и общие правила подведомственности дел судам общей юрисдикции 4. Общие критерии и правила определения подведомственности В качестве критериев отнесения отдельных категорий юридических дел к ведению определенных органов можно выделить: - во-первых, […]
  • Медкнижка приказ 302 Приказ Минздравсоцразвития России №302н от 12 апреля 2011 C 1 января 2012 года приказы №№83, 90, 338 утратили силу. Проведение профосмотров и медосмотров регулируется Приказом […]
  • Дневник по практике юриста в полиции заполненный Дневник производственной (преддипломной) практики в отделе по расследованию преступлений против собственности следственного управления УМВД России по Забайкальскому краю , страница […]
  • Правило эскобара Пабло Эскобар: Босс кокаиновой Наркоимперии Пабло Эскобар (исп. Pablo Emilio Escobar Gaviria, 01.12.1949 — 02.12.1993) — известный мировой террорист, колумбийский наркобарон, заработавший […]
  • Ренессанс банк написать жалобу звонками о какой-то не существующей задолженности, граждане России набрали кредитов аж на триллионы рублей, чем все это закончится для граждан? Однозначно это получилось не по инициативе […]