Публикуется с разрешения

Верховный суд РФ разъяснил, в каких случаях можно публиковать фото граждан

Подчеркивается, что размещение фотографий в интернете не дает права на свободное использование изображения без получения согласия изображенного лица

МОСКВА, 9 июня. /ТАСС/. Пленум Верховного суда России разъяснил, в каких случаях граждане имеют право на защиту от публикаций своих фотографий.

В подготовленных рекомендациях пленум пояснил, что «обнародование изображения гражданина, в том числе размещение его самим гражданином в интернете, и общедоступность такого изображения не дает иным лицам права на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица».

Исключение составляют лишь случаи, «если гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области), а обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым».

Вместе с тем, отметили на пленуме, «согласие необходимо, если единственной целью обнародования и использования изображения лица является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни либо извлечения прибыли». Не требуется согласия, если публикация происходит для защиты правопорядка и безопасности (например, в связи с розыском граждан, в том числе пропавших без вести, либо являющихся участниками или очевидцами правонарушения).

Медведев: методы защиты персональных данных должны быть достаточными и разумными

Пленум напомнил, что согласия не требуется и при публикации «изображения, полученного при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, в том числе, открытых судебных заседаниях, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях)», но оговорился, что из этого исключены случаи, когда изображение человека на снимке «является основным объектом использования».

В частности, не нужно согласия, если в целом фотоснимок отображает информацию о проведенном публичном мероприятии. При этом внимание не должно привлекаться именно к изображению данного гражданина. Коллективные фотографии, где «граждане очевидно выразили свое согласие на фотосъемку» может обнародовать любой из запечатленных на фото без получения дополнительного согласия от иных изображенных на фотоснимке лиц, «за исключением случаев, если такое изображение содержит информацию о частной жизни указанных лиц», отметил Верховный суд.

Согласие на обнародование и использование изображения гражданина «представляет собой сделку», которая может быть совершена в письменной или устной форме. Поэтому согласие может содержать ряд условий, определяющих порядок и пределы обнародования и использования его изображения. «Если согласие было дано в устной форме либо путем совершения конклюдентных действий, таким согласием охватывается использование изображения в том объеме и в тех целях, которые явствуют из обстановки, в которой оно совершалось», — говорится в постановлении пленума.

Согласие гражданина на использование его изображения может быть отозвано им в любое время, но владелец права на использование изображения может потребовать возмещения причиненных отзывом убытков. После смерти гражданина и при отсутствии пережившего его супруга, детей или родителей, какого-либо согласия для обнародования и использования изображения данного гражданина не требуется.

tass.ru

Публикуется с разрешения владельцев. Интеллектуальная собственность НПФ «Абрис +»

Транскрипт

1 Публикуется с разрешения владельцев. Интеллектуальная собственность НПФ «Абрис +» Наиболее распространенные ошибки в клинической биохимии Довольно часто приходится сталкиваться с ситуациями, когда в ЛПУ переходят с одного метода определения конкретного аналита на другой, например с метода определения белка в моче с сульфосалициловой кислотой на метод с пирогаллоловым красным, При этом возникает вопрос о нормальных значениях данных показателей для интерпретации получаемых лабораторией результатов обследования пациентов. В таких случаях необходимо учитывать два основных условия, обеспечивающих корректную работу КДЛ. Во-первых, используемые контрольные сыворотки и калибраторы (стандарты) должны быть обязательно аттестованы именно тем методом, который в данный момент применяет лаборатория, вовторых, недопустимо сравнивать результаты определения одного и того же аналита разными методами у одного пациента, и уж тем более недопустимо ведение терапии пациента при последовательном применении различных методов для определения одного и того же аналита. Неоднократно нашим специалистам задавался вопрос о различиях в содержании глюкозы в цельной крови и в сыворотке (плазме) крови. В цельной крови уровень глюкозы составляет

90% от содержания в сыворотке (плазме) крови. Серьезной методической ошибкой при определении глюкозы в сыворотке (плазме) является недостаточно быстрое отделение сыворотки (плазмы) от клеток крови, что приводит к занижению уровня глюкозы в исследуемом образце. Кроме того, необходимо вносить в пробирки для забора крови калий фтористый или йодацетат (ингибиторы гликолиза), иначе потери глюкозы в исследуемом образце неизбежны. Также, при использовании жидких антикоагулянтов, например 3,8% раствора цитрата натрия, который обычно используется в соотношении цитрат-кровь 1:9, следует учитывать разведение антикоагулянтом образца. То есть в вышеприведенном примере результат необходимо разделить на 0,9. При сложении всех вышеперечисленных факторов потери могут составлять до 30-40% от реального уровня глюкозы в крови. Следовательно, пациент с реальными 9 ммоль/л натощак (диабет) покажет результат 5,4 ммоль/л, и будет отнесен к вполне здоровым людям. В последнее время широкое распространение получили глюкометры, и часто стал возникать вопрос о соответствии результатов анализов полученных с помощью глюкометра с результатами стандартных лабораторных методов. Ответ один сравните на одних и тех же образцах такие результаты и введите, если это потребуется, поправочный коэффициент. И не забывайте периодически повторять эту процедуру. Часто задается вопрос о возрастных нормах для самых различных аналитов. Вопрос сложный, поскольку ответ на него сильно зависит от географии (образ жизни, приоритеты питания и т.д.) и национального состава (генетика). Но о некоторых вещах хотелось бы сказать. Если вы определяете уровень глюкозы у пациента в возрасте лет и выше, то верхняя граница нормы совсем не 5,5 ммоль/л, а 6,5-6,6 ммоль/л. Аналогичное заблуждение широко распространено в отношении уровня холестерина. Верхняя граница нормы после 50 лет и у мужчин, и у женщин находится в районе 7,2 ммоль/л (280 мг/100 мл), а вовсе не 6,5 ммоль/л (250 мг/100 мл). Для окончательного решения этого вопроса для себя лучше всего пользоваться рекомендациями МинЗдрава РФ и собственными многолетними наблюдениями. При использовании биохимических автоанализаторов для калибровки прибора иногда используют контрольные сыворотки вместо мультикалибраторов в силу дороговизны последних. При этом в прибор вводится среднее значение (Target) контрольной сыворотки по каждому аналиту. Это совершенно недопустимо, так как ошибка калибровки прибора по основной массе аналитов в данном случае может достигать 15-20%. 1

2 При использовании мультикалибраторов для настройки автоанализаторов довольно часто отмечается следующая ситуация: при первой настройке в прибор вводятся паспортные данные мультикалибратора определенной серии (лота, Lot No). Пока все правильно. Однако с течением времени мультикалибратор расходуется и наступает момент, когда лаборатория закупает следующую партию мультикабратора тот же производитель, тот же номер по каталогу, но другая серия. В этом случае необходимо перепрограммировать прибор в соответствии с паспортом мультикалибратора новой серии. Если этого не сделано (а именно о таких ситуация идет речь) прибор будет работать неправильно и полученные результаты будут некорректными. При работе с автоанализаторами иногда возникает следующая ситуация: по какому-то из определяемых аналитов прибор начинает показывать нулевые значения, из чего делается вывод о неработоспособности набора реагентов. При этом на вопрос, проверяли ли Вы работу набора реагентов на другом оборудовании (полуавтомат, ФЭК), или хотя бы смотрели ли на глаз, развивается ли окраска в пробирке при смешивании рабочего реагента и контрольной сыворотки или исследуемого образца, часто следует ответ «нет». Если окраска не развивается, либо не работает набор реагентов, либо допущена ошибка при приготовлении рабочего реагента (например в буфер забыли добавить раствор ферментов). Если окраска развивается в пробирке, а автоанализатор все равно дает нули, то проблема в анализаторе. Если, при условии правильного приготовления рабочего реагента, окраска не развивается в пробирке не работает набор. Наиболее сложна диагностика причины возникновения таких «неприятностей» при длине волны 340 нм, так как при данной длине волны визуально видимой окраски не развивается (кинетические набора для АЛТ, АСТ, гексокиназная глюкоза). В этом случае возможна диагностика ситуации только с применением другого оборудования (например ФЭКа). Одной из наиболее распространенных методических ошибок является полное или частичное игнорирование постановки контроля на реактивы для пробы (так называемый «контроль цветности пробы») в таких методах как трансаминазы по Райтману-Френкелю, общий и прямой билирубин (независимо от используемого в наборе метода), щелочная фосфатаза по «конечной точке». Особенно часто эта ошибка распространена при работе на автоанализаторах при исследовании концентрации общего и прямого билирубина. В вышеперечисленных методах постановка контроля на реактивы для пробы совершенно необходима для каждого исследуемого образца. В противном случае получение ложноположительных результатов неизбежно. В контексте обсуждения данного вопроса, позвольте обратить Ваше внимание на создание на фирме «ООО НПФ АБРИС+» наборов реагентов для определения общего и прямого билирубина, при постановке которых необходимость в контроле реактивов для пробы отсутствует. Данные наборы выгодно отличает малое время анализа (не более 6 минут для общего билирубина и 4 минут для прямого билирубина) и отсутствие каких-либо ограничений при постановке данных методик на автоанализаторах. Во многих лабораториях для дезинфекции фотометрических кювет и многоразовых пробирок применяются различные растворы, содержащие перекись водорода. Недостаточно тщательное ополаскивание после применения таких растворов приводит в получению ложнозавышенных результатов при проведении методик основанных на пероксидазной реакции (метод Триндера). В их число входят наборы, предназначенные для определения концентрации общего холестерина, ЛПВП-холестерина, ЛПНП-холестерина, триглицеридов, глюкозооксиданый метод определения глюкозы, мочевой кислоты, молочной кислоты. При подготовке к выполнению данных методик необходимо быть уверенным в чистоте кювет и пробирок от остатков перекиси водорода. Пробирки, особенно пластиковые, лучше вообще использовать одноразовые, не моя их для повторного использования. Это, к сожалению, весьма распространенная практика, а пластик (в отличие от стекла) имеет довольно высокую пористость, и отмыть его от дезинфицирующего или моющего раствора полностью практически невозможно. Распространенной ошибкой является определение глюкозы в моче глюкозооксидазным методом. Дело в том, что кетоновые тела и ацетоновые тела, содержащиеся в моче при ряде патологий, попав в реакционную смесь глюкозооксидазного метода, дают красную окраску. В 2

3 итоге в моче определяется не содержание глюкозы, а сумма кетоновых тел, ацетоновых тел и глюкозы. Для определения глюкозы в моче следует использовать референтный гексокиназый метод. Да, он дороже, но им определяется только глюкоза. По наборам с уреазно-фенолгипохлоритным методом довольно часто встречаются рекламации о потемнении фенол-нитропруссидного реагента. Причиной потемнения является фотолиз. В инструкции написано хранить в темноте. В практике часто это выглядит так утром достали флакон с этим реагентом из коробки, поставили на стол, и до конца рабочего дня, когда лаборант убирает рабочее место, реагент стоит на свету. После двух-трех таких сессий реагент можно выкидывать. Достали из темноты, внесли в пробирки и сразу убрали в темноту, и не будет никаких проблем. Аналогичная ситуация наблюдается при использовании кинетических методов для определения трансаминаз. Рабочий реагент стабилен до 14 суток при непрерывном хранении в холодильнике. Если он 6-8 часов стоял на рабочем столе, то через два дня он выйдет из строя. Рекомендации те же, сразу после использования убрать рабочий реагент в холодильник. При определении активности ЛДГ наиболее часто встречаются следующие ошибки: — рабочий реагент стабилен не более одного рабочего дня в холодильнике: если он весь день стоит на столе, то во второй половине дня он уже неработоспособен. — при определении активности ЛДГ в контрольных сыворотках часто путают метод с использованием пирувата и метод с использованием лактата в качестве субстратов. По выявляемой активности эти методы существенно отличаются друг от друга. — в состав наборов для кинетического определения трансаминаз входит ЛДГ (в весьма значительных количествах). Если не поменять наконечник автоматической пипетки после работы с этими наборами и «залезть» им в набор для определения ЛДГ набор можно сразу выкинуть. После работы с любым набором наконечник с пипетки должен быть сразу удален и больше никогда не использоваться (отмыть наконечники невозможно). Основная ошибка при определении активности щелочной фосфатазы это непонимание (или незнание) того факта, что активность этого фермента сильно зависит от буфера. Сравнивать между собой данные, полученные на АМР-буфере, ДЭА-буфере или глициновом буфере нельзя ни в исследуемых образцах, ни в контрольных сыворотках. Кроме того, при использовании метода определения щелочной фосфатазы по «конечной точке» иногда делается вывод о неработоспособности набора на основании того, что лаборант практически не видит развивающейся желтой окраски, особенно в области нормальных значений (и, не измерив пробы на приборе, прекращает анализ). Чувствительность фотоэлемента при длине волны 405 нм существенно превышает чувствительность человеческого глаза. Следует также отметить необходимость обязательной постановки контроля на реактивы для пробы для каждого исследуемого образца. Все вышесказанное относится также к методу определения активности ГГТФ «по конечной точка». Одной из основных ошибок при анализе трансаминаз по Райтман-Френкель является использование для приготовления рабочего раствора едкого натрия дистиллированной воды, насыщенной углекислым газом. В этом случае часто получают пробы с монотонно высокими оптическими плотностями. Постановка контроля на реактивы для пробы совершенно необходима для каждого исследуемого образца. Дело в том, что 2,4-динитрофенилгидра-зон, получаемый как конечный окрашенный продукт данного метода, имеет максимум поглощения в той же области, в которой его имеет сыворотка крови человека. То есть поглощение при 540 нм, измеряемое при постановке реакции по Райтману-Френкелю, представляет собой сумму поглощений 2,4- динитрофенилгидразона (специфическая оптическая плотность) и сыворотки крови данного конкретного пациента (неспецифическая оптическая плотность). И, если на всех пациентов ставится единичный контроль на реактивы для пробы или он не ставится вообще, то полученные результаты будут некорректными. Каждая партия (серия) наборов для определения трансаминаз по Райтману-Френкелю имеет индивидуальные, не всегда тождественные характеристики по оптической плотности калибратора. Это обусловлено тем, что на данный показатель оказывает влияние достаточно большое количество факторов (микропримеси в рабочем растворе щелочи, партия 2,4- динитро-фенилгидразина и т.д). При ежедневной постановке калибратора все эти влияния становятся несущественными. А вот постановка калибровочной кривой (один раз в месяц или 3

4 раз в год) совершенно недопустима в связи с вышеизложенным, что, кстати, отмечается и в рекомендациях МинЗдрава РФ. Иногда приходится сталкиваться с тем, что при использовании наборов для кинетического анализа активности ферментов в ЛПУ произвольно, по собственному усмотрению или по сторонним некомпетентным рекомендациям, меняют величину фактора, который вводится в прибор для окончательного расчета активности фермента. Обычно это происходит в случае недовыявления в мультикалибраторах или контрольных сыворотках паспортных значений и имеет своей целью скорректировать это недовыявление. Но эта ситуация (недовыявление) определяется либо неработоспособностью набора реагентов, либо плохим качеством контрольных материалов. И произвольная коррекция фактора обеспечит Вам в 100 случаях из 100 получение некорректных результатов. Основные ошибки при определении активности амилазы: Основной, причем грубейшей, ошибкой при определении активности альфа-амилазы является загрязнение исследуемых проб и реагентики амилазой слюны. Работать можно только в маске (ватно-марлевой повязке). Одной из часто встречающихся ошибок при определении амилазы по Каравею является сравнение между собой результатов полученных с использованием наборов реагентов различных производителей они никогда не будут идентичны. Вся проблема заключается в том, что крахмал по Литнер никогда не бывает единообразным от партии к партии даже в руках одного и того же лаборанта. Поэтому следует выбрать конкретного поставщика и все равно помнить, что метод по Каравею является полуколичественным. При проведении ферментативного анализа мочевины (уреазноглутаматдегидрогеназный метод) и креатинина (креатинииминогидролазныйглутаматдегидрогеназный метод) основным источником ошибок является загрязнение атмосферы рабочего помещения аммиаком. Дело в том, что в обеих случаях конечным продуктом гидролиза определяемых аналитов является аммиак, количество которого и определяется в глутаматдегидро-геназной реакции. А так как количество определяемого в кювете аммиака составляет моль, то даже незначительное загрязнение аммиаком атмосферы приводит к получению ложнозавышенных результатов. Основные ошибки при определении концентрации ионов железа и ОЖСС. — загрязнение многоразовой посуды ионами железа, в частности при ополаскивании посуды водой из «железных» дистилляторов типа ОП-2, ОП-10. Как следствие получение ложнозавышенных результатов; — использование в анализе вместо сыворотки цитратной, оксалатной или ЭДТА-плазмы крови. Данные антикоагулянты взаимодействуют с ионами железа и способствуют занижению полученных данных. — отдельно для ОЖСС загрязнение супернатанта осадком основного карбоната магния (в итоге получение ложнозавышенных результатов). Кальций и магний. — использование в анализе вместо сыворотки цитратной, оксалатной или ЭДТА-плазмы крови. Данные антикоагулянты взаимодействуют с ионами щелочноземельных металлов, что в итоге способствует занижению полученных данных. — плохо вымытая многоразовая посуда. Использовать одноразовую посуду. Фосфор. Основной источник ошибок многоразовая посуда, особенно вымытая с использованием обычных моющих средств (стиральных порошков), которые на 90% состоят из технического тринатрий фосфата. Использовать одноразовую посуду. Калий. Нестрогое соблюдение времени инкубации при анализе на полуавтоматах ошибка даже на10 секунд в любую сторону исключает корректное получение результатов анализа. Это замечание касается не только анализа калия тетерафенилборатным методом, но и всех псевдокинетических и турбидиметрических методов. 4

docplayer.ru

Случай из практики МАК (публикуется с разрешения клиентки)

На консультацию записалась клиентка, Елена, 35 лет. Остро нуждается в разрешении конкретного вопроса, надеется за 2-3 сеанса прояснить ситуацию. Запрос – «разобраться» с деньгами.

Основной вопрос, волновавший ее – какое количество денег для нее будет оптимальным? Стоит ли ей «рвать» спину в «добывании» денег на семью, или довольствоваться той суммой, которую она получает на данный момент.

Прояснив и конкретизировав запрос, предложила поработать с метафорическими картами (МАК).

В первую нашу встречу мы проработали нужное количество денег (наиболее комфортная сумма), использовав расклад В.А.Голобородовой, у которой я обучалась работе с МАК. Его я здесь приводить не буду, при желании – его можно без труда найти. Мы выяснили, что Елене, для обеспечения комфорта себе и своей семьи (мама и 2 детей), необходимо получать не менее 100 тысяч, а это почти в два раза больше ее нынешней зарплаты.

На основании полученных данных, в ходе предыдущей сессии, получился интересный расклад, в котором клиентка получает ответы на свои вопросы –

  1. Какой мне надо быть, чтобы получать 100т.р?
  2. Какой мне НЕ НАДО быть, чтобы они (деньги) приходили?
  3. Куда идти, чтобы получать такую сумму?
  4. Что же мне делать, чтобы деньги «пришли»?
  5. Как преодолевать трудности (сложности)?
  6. В чем черпать вдохновение, если станет совсем невмоготу?

Использовали колоды «Про тебя», «Пути-дороги», «ОН», «СОРЕ». Работали в закрытую, то есть, Елена, не глядя на карту, доставала ее из колоды.

Для первого, второго и 6 вопроса использовали колоду «Про тебя». 3 – «Пути-дороги», 4 – «ОН», 5 – «СОРЕ». Вскрывали по одной карте.

1 карту клиентка прокомментировала таким образом: ей не нужно бояться «взлететь»/летать одной, но ничего зазорного нет, если первый полет сделаешь при помощи/с помощью мужчины; быть ответственной за свой «полёт» — это не плохо (сейчас есть страх не справиться с управлением полета – тема для дальнейшей проработки – прим. мое)

2 карта – ей нужно быть/стать взрослой, повзрослеть, это значит, что ей не нужно ждать, пока кто-то «полечит» ее, пожалеет, окажет помощь «в залечивании» детских страхов, травм и переживаний (страх сепарации? Ответственности? Прим. Мое), то есть, сейчас в этом уверенности нет.

3 карта – знак начала новой жизни, несмотря на «бетонные проблемы у нее над головой», ей нужно «пробить» себе дорогу, отвоевав у бывшего мужа право жить так и там, где хочется ей, а не всем остальным (мама, свекровь). Найти постоянное место, пристанище (живет сейчас у мамы, своего жилья нет)

4 карта – про привычную, старую жизнь, за которую цепляюсь; знак, что нужно не цепляться за старую опору – она прямая и «не живая», холодная, идеально гладкая — не за что ухватиться; нужно рискнуть и отцепиться.

5 – не бояться показаться некомпетентной в каком либо вопросе (на новой работе), брать время на раздумье, на «тайм аут».

6 – не бояться возможности оставаться одной, самостоятельно, вдумчиво, в одиночестве «зализать» раны. (страх остаться одной, быть брошенной – прим.)

Обе сессии были буквально пронизаны страхами Елены, всплывающими в ходе работы с картами. Но цель наших встреч была про другое, она достигнута, а продолжит ли Елена работу над своими страхами – время покажет, но что-то мне подсказывает — да!

www.b17.ru

На главную страницу

Путешествие дилетанта / Amateur’s travel

Публикуется с разрешения автора, имена изменены.

Через два года я уже способен об этом говорить, и то под замком. Приятель мой, а может быть и друг — двадцать лет знакомства за спиной, а сколько совместных пьянок, походов, дальних поездок и общего фольклора — при очередном созвоне сообщил мне, что недавно по просьбе сверху санкционировал пытки. То есть, конечно, не пытки, было сказано «специальные меры» или «ну, ты понимаешь», — короче говоря, я понял.

До этого эпизода я слушал его не вполне трезвую речь рассеянно, поэтому не уловил, как его карьера от административно -руководящих должностей в компании повернулась так, что он стал там маленьким силовиком. Но факт-фактом — не люмпен, не мент, а человек, вместе со мной закончивший МИФИ, защитивший диплом на отлично, сообщил мне в порядке трепотни (или это была форма пьяной исповеди?), со смешком, что вот проворовались там крупно какие-то типы в бухгалтерии и надо было разобраться, не вынося наружу, и получить признательные показания. Ну и сверху приказали — не очень конкретно, но понятно. А он приказал дальше — уже конкретнее (была приведена пара подробностей). И вот, все удачно, показания получены, конечно, приятного мало, да еще тащиться пришлось в ебеня, это ж филиал, не Москва, но что делать.

— Коля, — сказал я. — Коля, ты охуел? Ты ебнулся, Коля? Ты сам понимаешь, что ты мне рассказал.

На мою дальнейшую сбивчивую речь (здесь и далее много мата, но без него никак) мне было приведено три аргумента.

1) У меня ипотека
2) Тебе бы приказали, ты бы так же поступил
3) Раз признались, значит виноваты

Последний довод из обоймы тов. Вышинского поверг меня в окончательный шок. Человек не издевался, человек говорил убежденно.

— Вот ты бы, — говорит, — если б тебе ствол к голове приставили, сознался бы, скажем, в убийстве? Я бы — нет.

— А если тебе прикажут твою мать, Коля, вот так допросить, ты тоже согласишься?
— Мать — нет, — было сказано мрачно.

«Этот довод не главный, но зато вы его поймете», как говорил Румата, поэтому я сказал:

— Коля, ты понимаешь, что тебя рано или поздно посадят?

— Может. И похуй, — мне было сказано так же мрачно и так же твердо. — Значит посадят.

Несколько месяцев после этого для меня были отравлены и мысли постоянно возвращались к этому разговору. Конечно, как минимум, надо было внятно разорвать отношения. Жестко высказать человеку, с которым я сто раз спал в одной палатке, который несколько раз дотаскивал меня, пьяного, до дома, что, мол, ты стал палачом, Коля, поэтому между нами нет ничего общего и т.п. Но я физически не способен произнести подобную речь и с тех пор просто малодушно скидываю его звонки. Сначала он звонил, потом перестал. Слышал, что с той работы его вскоре вышибли. Что вроде опять запил. Черт с ним.

Но с тех пор вопросов про тридцатые у меня больше нет. У меня на глазах товарищ Ежов пророс из дипломированног о физика во вполне благополучное время. Просто на ипотеке, приказе сверху и путинской атмосфере безнаказанности силовиков. Какие после этого могут быть вопросы про тридцатые? У меня уже никаких. Да и про новые-десятые вопросов осталось не так много.

m.facebook.com

Публикуется с любезного разрешения автора. © Игорь Хлопов 123… — Непрерывный позитив

Тема не прописана

« previous entry | next entry »
июн. 14, 2009 | 06:48 pm

Публикуется с любезного разрешения автора.
© Игорь Хлопов

123
Уверен, что знаковый статус МГИМО получил не благодаря уровню преподавателей или учеников, а тому, что во времена глубокого Советского Союза институт был единственным окном для прорыва за границу. К тому самому, чего не было здесь. Инстинктивно люди возвели на пьедестал то, что давало свободу. Пусть и ограниченную территорией посольства. Хотя, с другой стороны, вполне возможно, что я излишне романтизирую среднестатистического советского гражданина, и квартирный вопрос уже испортил его к тому моменту в достаточной степени, чтобы ценить не свободу, а факт наличия видеомагнитофона.
**
Подъезд – всегда самое надежное пристанище для торчка. подъезд укроет тебя от жары днем и от холода зимой. поможет спрятать в распределительных щитках, темных углах и батареях тару, спрячет тебя от мусоров, родителей или приятелей, встречи с которыми необходимо избежать. подъезд даст тебе побелку, которую можно досыпать в чек, откроет тебе почтовый ящик, через который можно передать медленный или мусорный ящик, в который можно скинуть ненужный тебе баян. предоставит тебе ступеньку, на которой можно сидеть во время бесконечного ожидания. подъезд это твой главный друг, если ты — наркоман. подбери код к домофону, и у тебя есть всё.
**
Как я это понимаю, уехать на той самой восьмерке помогли 3 вещи. Порядок произвольный. Это были: я сам, моя семья и литература. И еще может быть Бог… так что можно сказать вещи и Бог, если это действительно был Он.
**
Отсутствие всякой информации о любых признаках наркотического опьянения тоже потворствовало употреблению. Никто не знал даже элементарного – что у человека от героина зрачки узкие как игольное ушко, он теряет в весе, постоянно чешется, не любит воду (не знаю почему, но то, что это так – непреложный факт) и постоянно залипает, то есть его глаза смыкаются, как будто он не спал несколько дней и готов вырубится прямо сейчас.

**
Мальчиком я был именно что «солнечным». Не, то, что я пытаюсь приукрасить действительность, тем более, что те времена 100 лет как прошли, просто стараюсь объективно смотреть на вещи. Любая девчонка в школе была моей, я плотно увлекался спортом и театром. Я смотрел на все широко открытыми глазами, мне казалось, что дальше со мной может происходить только хорошее, несмотря ни на что.
**
Особенно всем по душе пришлась песня (песнь?) гусляра «Соловушка» на стихи Есенина. Интересно, есть ли подмена в христианстве, когда играют гимны на стихи самоубийц? А стихи там действительно хорошие, светлые:
**
мать уже подошла к краю отрицания того факта, что я наркоман. Дошло до того, что деньги нельзя было держать дома. Постулат «never underestimate the power of denial» висел на волоске.
**
**
чтобы полностью осознавать этот бардак, могу сказать, что в тот момент, когда мы с Настей вовсю употребляли героин, меня, вместе с 90 другими процентами учащихся курса вызывали в кабинет, где предложили пойти служить во внешнюю разведку. Что они собирались разведывать, предлагая службу наркоману неизвестно. Середина 90–ых полный бардак.
**
в том случае, когда я из–за родителей не мог слишком долго мутить, Галкин оставался дожидаться один, а потом клал аккуратный маленький конвертик на прутья черной внешней двери. Я, чтобы забрать свой вечерний дозняк, выходил на лестничную площадку под предлогом того, что выношу мусор. Просто сказать, что я иду встречаться с Галкиным было нельзя – мать уже знала от новых дворовых знакомых, что он «бывший» наркоман, и общение с ним мы старались не афишировать, тем более, что уже пришел тот период, когда она стала интересоваться с кем это я разговариваю по телефону.
**
**
Вы заметили, как часто воров в законе сажают в тюрьму из–за наркотиков? Это происходит по двум причинам: им запрещено работать их законами (а их законы это некий абсолют морали «объективность поступка»), и у правоохранительных органов всегда есть возможность «подкинуть» им статью.
**
Алла Ивановна посматривала на все происходящее с недоверием и скептицизмом. Она явно не хотела иметь ничего общего с тем, что происходит. Она была врачом – наркологом и, видимо, знала, что борьба с наркоманией с помощью гипноза, веры в бога, пробуждения в них самых лучших побуждения обречена на провал. Она твердо верила в фармакологию, и это мнение основывалось на многолетнем опыте общения с подобными нам. Она была вынуждена смотреть на все, что происходит, не вмешиваясь, ее полномочия сводились только к выдаче таблеток. Насколько я могу судить, бригада мозгоправов, занимавшихся нами на третьем этаже подписала какое–то соглашение о разделе полномочий, согласно которому Детокс отвечал за таблетки, а они за психологическую подготовку наркоманов к трезвой жизни, так что полномочия Аллы Ивановны сводились к заполнению пластиковых стаканчиков необходимым количеством таблеток. Что именно она туда клала, я не знаю, но мое сознание было настолько непривычно к трезвому образу жизни, ч
то мне казалось, что после принятия таблеток по моему мозгу и восприятию действительности проходит ковшовый экскаватор. Всем остальным обитателям это состояние явно нравилось и они постоянно просили подбавить себе чего–нибудь еще, начиная от простого снотворного, и заканчивая «чем–нибудь на ваш вкус». Алла Ивановна как могла боролась с этими желаниями кайфануть хоть на чем–то и отказывала.
**
Кабинет Аллы Ивановны был последним по коридору, сразу после кабинета мозгоправов и напротив тренажерного зала. Я постучал и вошел, врач сидела над какими–то бумагами. – здравствуйте, Алла Ивановна, — да, Игорь, добрый день. – вы знаете, я к Вам с просьбой. Я как–то не очень хорошо себя чувствую, и хотел бы, чтобы мне давали минимум таблеток. – а что у тебя не так? – я чувствую как будто смотрю на мир сквозь мутное стекло, мое сознание расплывается, мне трудно концентрироваться, я чувствую как будто реальность очень далека от меня и я не могу к ней пробиться. – понятно, хорошо, я буду тебе давать только витамины и таблетки для печени. – спасибо большое. Алла Ивановна встала со стула и подошла ко мне – ну, а как у тебя дела в целом? – нормально, — я пожал плечами, — тебе нравится здесь находится? Есть какие–нибудь жалобы? – нет, других жалоб нет, а находиться здесь никому не нравится, я хочу домой. – и что дальше? Что ты будешь делать? – ну, я совершенно точно не собираюсь в п
ервый же день выпить банку джин–тоника и выкурить плитку гашиша, как многие из здесь присутствующих, — большинство лежавших действительно собирались запихнуть в себя что–нибудь при первой же возможности, я действительно и честно не хотел этого. Никакого смысла в том, чтобы возвращаться в реальность, в которой ты постоянно испытываешь боль, я не видел. Алла Ивановна вздохнула – почему–то мне кажется, что шансы выкарабкаться из этого всего есть только у тебя. Ладно, посмотрим, у тебя есть минута? –она говорила с такой интонацией, будто делала мне одолжение. – я думаю, что пролежу здесь еще несколько недель, так что минута у меня есть. Алла Ивановна снова кивнула и подошла к своему столу. Взяв несколько листов А4, она положила их на пол и озвучила инструкции: — я буду задавать тебе вопросы, а ты постарайся отвечать на них максимально правдиво. После каждого ответа, тебе нужно будет сделать шаг вперед и наступить на следующий лежащий лист, ты понял? – да, я понял, — я встал на н
ачало дорожки из белых листов, — Алла Ивановна встала рядом.!
Я не понимал, что происходит, и мне было трудно сконцентрироваться. – кого ты в этой жизни любишь? – я задумался, — наверное свою семью, свою собаку… — я не знал кого люблю и ответил первое, что пришло в голову. Героин не признает любви иной, кроме любви к самому себе.
**
Шары Андрея с каждым разом становились все меньше.
**

На день рождения мать подарила мне месячный проездной на метро. Естественно, она понимала, что я был причиной продажи такого количества денег. И естественно она могла обвинять меня в воровстве, но этот подарок стал квинтэссенцией наплевательского отношения родителей к моей жизни. Говоря образно, я с самого детства получал на дни рождения только проездные, пока родители были увлечены получением кайфа от жизни. Мой способ в отличие от их оказался незаконным, опасным для жизни и социально неприемлемым. Мать жалела денег, отцу, как и прежде, было все равно. Я даже думаю, что в том, что пропадали деньги, он обвинял ее. Женщинам часто не хватает бифштексов в морозилке и бриллиантов на шее.
**
Я всегда хотел быть не тем, кем хотели меня видеть родители. На все мои увлечения им было наплевать с самого детства. К окончанию школы при выборе дальнейшего жизненного пути я склонялся к лицедейству, и всем казалось, что у меня может получиться. Желанием же родителей было обеспечить себе спокойную старость, в которой они бы имели возможность не тратить на меня деньги, а в оптимальном варианте, получить собственное полное содержание. Они хотели вести в старости тот беззаботный образ жизни, который вели большую часть своей сознательной жизни. Основная идея была проста и понятна – актеры не зарабатывают ничего, юристы зарабатывают много, а значит, я должен был стать юристом – международником.
**
собирались на центре (именно так называется в МГИМО центральный вход), попивая минеральную воду с добавлением сока «Вера».
**
**

**
“Конечный результат употребления мусора — особенно это касается пристрастия к героину, когда наркоману доступны большие дозы, — постоянное подавление затылочных долей и состояние, весьма напоминающее предельную шизофрению: полнейшее отсутствие аффекта, аутизм, практически полное прекращение деятельности мозга. Наркоман может по восемь часов кряду только лишь разглядывать стену. Он осозначт всч, что его окружает, но это всч не имеет эмоциональных коннотаций и,
следовательно, — не интересно. Вспоминать период тяжелой наркомании — это
как прокручивать назад пленку с записью событий, пережитых только передними
долями мозга. Плоские констатации внешних происшествий. «Я сходил в магазин
и купил бурого сахарного песку. Пришел домой и съел полкоробки. Вкатил себе
три грана, и т.д.» Полное отсутствие ностальгии в таких воспоминаниях.
Однако, как только потребление мусора падает ниже нормы, субстанция отказа
затопляет всч тело.”

день за днем и день изо дня. оглядываясь назад ты видишь только серую массу похожих друг на друга дней. видишь последовательность простых действий, никак не очерченных эмоционально. на этом сером фоне вспоминаются только мусора, особо жестокие ломки и особо блаженные облегчения после ломок. все остальное серый поток равнодушия и однообразия.
**
“Моряк засмеялсятрижды. Потом остановился и завис неподвижно, вслушиваясь в себя. Он нащупалнеслышную частоту мусора. Лицо его разгладилось, будто высокие скулы облилжелтый воск. Он выждал полсигареты. Моряк умел выжидать. Но глаза его горели
отвратительным сухим голодом.”

пожирая весь возможный подкожный жир, медленный иссушает твою кожу, делая ее совершенно невосприимчивой к инфекциям. никаких прыщей, только искушенность и обтянутость скул. идеальный череп.
**
Критическая точка соскока — не ранняя фаза обостренной болезни, а
финальный шаг на свободу от мусорной среды… Начинается кошмарная
интерлюдия клеточной паники, жизнь зависает между двумя способамибытия….
**
LAST
Пока я писал все эти буквы, передо мной встал вопрос, который, наверное, должен был встать изначально, но почему–то не встал. Самый простой вопрос из всех, которые можно поставить. «Зачем ты пишешь это?» Я задал себе его и не нашел ответа. Перебрав возможные версии, я был вынужден отбросить их как несостоятельные: я не пытался выговориться, чтобы облегчить себе жизнь, скинув с плеч груз воспоминаний, не пытался упредить кого–то от ошибок, благо это в любом случае бесполезно, и уж если вам суждено в своей жизни колоться героином, то вы от этого не убежите. Я не пытался показать убожество жизни законченного наркомана, не пытался заставить родителей следить за детьми. Нет, это все не то. Наиболее близким ответом мог бы стать девиз У. Берроуза «не поддавайтесь наркоистерии». На том я и остановлюсь, потому что главное заблуждение нашего общества состоит в том, что наркомания это безнадежно. Поверьте мне, вовсе нет, любой наркоман имеет кучу шансов на то, чтобы излечиться. Просто д
ля этого должно придти его время. Время, когда он достаточно устанет от боли, чтобы сказать себе «стоп» раз и навсегда. У 90%, кто каким–либо образом упоминался в повествовании, уже давно нет никакого отношения к этому миру. Чуть ли не у всех есть дети. Остальные 10% мертвы. Думаю дети тех, кто выжил никогда не будут употреблять наркотики, у них будут те, кто им просто и откровенно расскажет о перспективах.

Меня много раз спрашивали «как тебе это удалось?» — любой врач нарколог, если бы ему потребовалось ответить за меня сказал бы «а ему не удалось. Ему и не удастся никогда. Жажда уколоться в нем будет жить вечно. К нам приходили и 50–летние, которые сначала хотели вспомнить молодость, а потом вдруг обнаружили себя сидящими на жесткой системе». Да, нарколог, конечно, прав. Жажда кайфа будет сидеть в наркомане всегда. Нарколог ошибается в другом, — эта самая жажда кайфа была во мне, по моему глубочайшему убеждению всегда – с самого рождения. А героин был самой мощной и самой тяжелой формой жажды. Для меня желание чувствовать себя хорошо, ничего для этого не делая естественно. И вот, на момент, когда я пишу эти строки, я 8 или 9 (не буду считать срок точно, потому что мне, в отличие от нарколога, он не интересен), я ни разу не срывался. Передо мной много раз лежал героин, я ни разу к нему не притрагивался. И сколько бы раз не лежал, думаю такого желания не возникнет. Почему? Для м
еня вполне очевидна связь боль – героин. За те 6 лет, что я провел, употребляя его, я понял, что наслаждение есть оборотная сторона, героина, а не лицевая. И только так. Чем дольше ты его употребляешь, тем дольше ты видишь эту самую лицевую часть, она увеличивается пропорционально тому времени, что ты торчишь. Какой идиот выберет жизнь в постоянной боли? Я, разумеется, не гений, вполне понимаю, что избежать в этой жизни боли совсем не удастся никоим образом, но зачем же увеличивать тот срок, во время которого ты ее испытываешь?

Но этот аргумент не главный. Мой организм помнит о нем на клеточном уровне, но приказы всегда исходили не от твоего тела, а от твоего духа. И вот этот самый дух нашел совсем иные источники кайфа, источники наслаждения. Вполне социально приемлемые и не укорачивающие жизнь. Самую большую услугу, сам того не зная, мне оказал Штанга. Начав заниматься железом, качая его каждый день, день ото дня, я получал ту самую мышечную радость, которой называется вброс в мозг эндорфинов, получаемый после физических упражнений. Прекратив колоться, я перерастал получать кайф из внешних источников, занятия же в тренажерном зале, пусть и не в таких количествах, которые возможны, после хорошего укола, приносили организму то самое химическое соединение, которого не хватало. Но это не было самым главным – через три – четыре месяца упорных тренировок, я увидел реальные результаты в зеркале. Прибавив n–ное количество килограмм, я стал все больше напоминать уверенного в себе человека. Трудно быть не ув
еренным в себе, нарастив такое количества мяса (настоящего мяса). Трудно бояться встречи с кем–либо, будучи готовым противостоять насилию. Все героиновые наркоманы при встрече с грубой, физической силой, а то и с просто реальной угрозой ее применения, убегут, и это я могу вам гарантировать. В основе любой героиновой зависимости лежит слабость, порок воли, неуверенность в себе. Когда ты с каждым упражнением становишься дальше от слабости внутри, ты перестаешь бояться. И это неземной кайф, которого ты до этого никогда не испытывал, когда ты всего боялся. Тренажерный зал стал первым кирпичиком, из которого выстроилась моя замена героину. Уже через полгода на этом – первом кирпичике можно было строить другую жизнь. Тогда же отец нашел мне низкооплачиваемую работу по юридической профессии. Спустя год после выхода я снял

Я всегда воспринимал литературу сквозь призму плохого учителя в школе и творчества Максима Горького. Каково же было мое удивление, когда я открыл свою первую книгу Чарльза Буковски, который бывал так пьян, что не мог открыть дверь. Потом первую книгу Шарля Бодлера, который чувствовал себя богом, съедая кусок гашиша. Потом первую книгу Уильяма Берроуза, который валялся в потной койке на третью ночь ломки. Передо мной был совершенно другой мир. Мир людей, пишущих о реальном, о том, что существует, о том что действительно есть. Мире, полном того, о чем я раньше не знал. Мире о том, который я знал, но, о котором, думал нельзя писать – мире алкоголя, женщин, наркотиков, ужаса, боли, страданий, изысканий. И это было началом. Я увидел тысячу жизней, которые можно прожить. Полных всего. Полных чего–то помимо зависания на лестничной клетке в ожидании барыги. Все они ждали меня: Гамсун и Фанте, Сартр и Хаксли, Селин и Керуак, Рембо и Верлен, Достоевский и Эллис. Книга за книгой мои нов
ые знакомые заставляли меня проживать чью–то еще жизнь, и все эти жизни были тем, что я каждый раз видел за окном. Эта литература отражала реальность и была этим безумно хороша! Сидя в схемной квартире, частенько голодая и не имея денег, чтобы добраться до работы, я жил вместе с героями книг, понимал их и радовался, что я такой не один, что существовали тысячи таких же ребят как я. В этом было очень много романтики. Вокруг меня плясали стены, я был жив, и это, безусловно, был кайф! Отличный от героинового, другой, живой и гораздо более многообразный.

И третий кайф – the last, but not the least – женщины. О них я напишу вам в следующий раз.

3ve3do4et.livejournal.com

Смотрите так же:

  • Нотариус батайск бурляева Нотариусы Батайск Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Антонова […]
  • Приказ о таможенных органов Постановление Правительства РФ от 30 декабря 2011 г. N 1228 "О порядке и размерах выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений сотрудникам органов внутренних дел […]
  • Нотариус в наро-фоминске сахно Нотариус Сахно В.А. Адрес: 143300, г. Наро-Фоминск, Свободы пл., д. 9 Телефон: +7 (49634) 38112 Нотариус оказывает все услуги в городе Наро-Фоминск, относящиеся к нотариальной […]
  • Возврат обеспечения контракта при одностороннем расторжении Возврат обеспечения контракта при одностороннем расторжении 15. При заключении контракта в случаях, предусмотренных пунктами 4, 15 и 28 части 1 статьи 93 настоящего Федерального закона, […]
  • Опубликование уголовного закона это Опубликование уголовного закона это Законы Ману — древнеиндийский сборник предписаний религиозного, морально-нравственного и общественного долга (дхармы), называемый также "закон ариев" […]
  • Если лицо не вписано в осаго Как возмещается ущерб, если виновник ДТП не вписан в полис ОСАГО? Договор ОСАГО можно заключить в отношении как ограниченного, так и неограниченного круга лиц (п. 2 ст. 15 Закона от […]