Третейское судопроизводство виды третейских судов

Особенности и виды третейских судов

Третейский суд – суд третьего лица, избранного самими спорящими сторонами, которому они добровольно доверяют вынесение решения по своему делу и заранее обязуются подчиниться этому решению.

Цель третейского разрешения дел – урегулирование возникших правовых конфликтов и обеспечение добровольного исполнения обязательств.

Законодательство о третейских судах для разрешения экономических споров предусматривает два вида третейских судов:

1) третейские суды, создаваемые для разрешения конкретного спора (так называемые третейские суды «ad hoc»);

2) постоянно действующие третейские суды. Разница между ними состоит в том, что при передаче спора на рассмотрение третейского суда, создаваемого для рассмотрения конкретного спора, стороны должны сами подробно определить порядок его формирования и процедуру рассмотрения спора.

Особенности третейских судов:

1) предметом производства является спор или группа споров, по отношению к которым стороны договорились о рассмотрении их специально создаваемым для этого составом (или единолично третейским судьей);

2) порядок назначения третейских судей либо состав суда могут быть согласованы при определении в договоре либо отдельном соглашении условий о рассмотрении спора третейским судом;

3) заключение сторонами соглашения о передаче спора в постоянно действующий третейский суд подразумевает, что стороны поручают данному учреждению решить те организационные вопросы, которые по закону они вправе решить самостоятельно;

4) в случае заключения сторонами соглашения о передаче спора в третейский суд такой спор не может быть предметом рассмотрения в арбитражном суде;

5) гибкость арбитражной процедуры, в том числе предоставление сторонам широких возможностей по самостоятельному выбору арбитров для разрешения спора. Стороны вправе избрать арбитрами любых лиц, обладающих необходимой квалификацией, в том числе иностранцев;

6) третейский суд принимает решение в соответствии с условиями договора и с учетом торговых обычаев, применимых к данному договору;

7) третейские суды, в том числе и постоянно действующие, не могут выдавать приказы и другие исполнительные документы;

8) третейское разбирательство осуществляется на основе принципов законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон.

В остальном процедура аналогична рассмотрению дела в суде первой инстанции и завершается вынесением судебного решения.

В соответствии с ГПК РФ решение третейского суда может быть оспорено сторонами третейского разбирательства путем подачи заявления об отмене решения третейского суда. При этом оговаривается, что оспорены могут быть лишь решения третейского суда, принятые на территории Российской Федерации.

Заявление должно быть подано в тот суд, на территории которого принято оспариваемое решение третейского суда. Для подачи заявления об отмене решения третейского суда установлен 3-месячный срок, исчисляемый со дня получения оспариваемого решения стороной, обратившейся с заявлением.

be5.biz

Новая форма третейских судов

В конце декабря Президент РФ Владимир Путин подписал два закона, закрепляющих положения о реформировании системы третейских судов. Первый заменит действующий Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»; далее – закон об арбитраже). Второй предусматривает внесение изменений в ряд законодательных актов в связи с принятием закона об арбитраже (Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ; далее – Закон № 409-ФЗ). Оба закона вступают в силу с 1 сентября текущего года.

Подготовка реформы cистемы третейских судов длилась на протяжении трех лет – еще в 2012 году глава государства заявил о необходимости определения Правительством РФ комплекса мер по развитию третейского разбирательства (поручение Президента РФ от 22 декабря 2012 г. № Пр-3410), а в 2013 году поручил кабинету министров совместно с ТПП РФ и РСПП разработать непосредственно законопроект о совершенствовании системы третейского судопроизводства (поручение Президента РФ от 27 декабря 2013 г. № Пр-3086). За этот период был подготовлен не один проект закона, направленного на регулирование данной области, и эти проекты активно обсуждались экспертным сообществом. Рассмотрим, каким получился итоговый результат такой продолжительной работы и какие изменения ожидают систему третейских судов в ближайшее время.

Третейские суды превращаются в арбитражные учреждения

Законом об арбитраже вводится ряд новых понятий, а также корректируются уже существующие (ст. 2 закона об арбитраже). Так, понятия «арбитраж» и «третейское разбирательство» указаны в законе как синонимы и подразумевают процесс разрешения спора третейским судом и принятия им решения (арбитражного решения). При этом третейским судом будет называться единоличный арбитр или коллегия арбитров, которые рассматривают конкретное дело, а не постоянно действующий орган, созданный для рассмотрения споров. Надо отметить, что многие эксперты недовольны такими изменениями. «Попытка перейти к использованию исторического термина «арбитраж» и его производных в тексте отдельно взятого закона, то есть изолированно от остальной нормативно-правовой базы, привела только к смешению терминологии и путанице. Так, отныне схожи до степени смешения термины «решение арбитражного суда» и «арбитражное решение», «арбитражный суд» и «арбитраж», по-прежнему относящиеся совершенно к разным областям: области государственного судопроизводства и альтернативного разрешения споров соответственно», – считает член правления некоммерческого партнерства «Национальная третейская палата» Дмитрий Волосов.

С сентября текущего года на смену третейским судам как учреждениям придут постоянно действующие арбитражные учреждения. Именно они будут на постоянной основе осуществлять функции по организационному обеспечению арбитража, в том числе по обеспечению процедур выбора, назначения или отвода арбитров, ведению делопроизводства и распределению арбитражных сборов.

Важно, что арбитражные учреждения будут образовываться только при НКО, причем не при всех – не допускается их создание при государственных и муниципальных учреждениях, госкорпорациях, государственных компаниях, политических партиях, религиозных организациях, а также адвокатских образованиях, адвокатских и нотариальных палатах (ч. 2 ст. 44 закона об арбитраже). Сторонники этого новшества отмечают, что данное положение было утверждено, чтобы не допускать образования так называемых «карманных» третейских судов – третейских судов, аффилированных с одним из участников разбирательства (коммерческой организацией). «Существующий «легкомысленный» подход к созданию третейского суда, который считается образованным после того, как юридическое лицо приняло решение о его организации, утвердило положение о нем и список третейских судей, – привел к тому, что вместо объективного, независимого и беспристрастного судебного разбирательства все, кто хотел, образовали свои «карманные» суды, которые априори выносят решение в пользу конкретной стороны. Этим очень любили грешить банки, составляя кредитный договор с кабальными условиями и дикими процентами и определяя подсудность спора в «карманном» третейском суде, решение которого обязательно и обжалованию не подлежит», – подчеркивает управляющий партнер Группы юридических и аудиторских компаний «СБП» Кира Гин-Барисявичене.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Высшие суды оценивают объективность решений «карманных» третейских судов по-разному. ВАС РФ считал решения аффилированных третейских судов необъективными и отказывал в выдаче исполнительных листов на их принудительное исполнение. ВС РФ и КС РФ, напротив, полагали и полагают, что сам по себе факт учреждения третейского суда при организации, являющейся стороной спора, не может быть основанием для отмены его решений.

Вероятно, чтобы предотвратить возникновение подобных сомнений в независимости арбитражных учреждений, которые будут созданы по новым правилам, в законе об арбитраже закреплено положение о недопустимости конфликта интересов при осуществлении деятельности этими учреждениями (ст. 46 закона об арбитраже). Так, определено, что конфликт интересов имеет место, например, когда арбитражное учреждение осуществляет администрирование арбитража, одной из сторон которого является НКО, при которой это учреждение создано, либо учредитель или участник такой организации (за исключением НКО с числом участников более 100). Однако никаких конкретных последствий рассмотрения дела при наличии конфликта интересов закон об арбитраже не устанавливает. Более того, он содержит оговорку о том, что арбитражный суд не может отменить арбитражное решение или отказать в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение только на основании того, что имел место конфликт интересов (ч. 4 ст. 46 закона об арбитраже).

Ряд экспертов, которые выступали против принятия закона об арбитраже в таком виде, в котором он был принят, считают, что документ ставит арбитражные учреждения в другую зависимость – зависимость от государства, поскольку для их создания НКО нужно будет получать разрешение Правительства РФ на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (ч. 1 ст. 44 закона об арбитраже). Нужно отметить, что главная роль в принятии решения о возможности создания арбитражного учреждения при конкретной НКО отведена Совету по совершенствованию третейского разбирательства, который будет создан при Минюсте России. Именно на основании его положительной рекомендации правительство будет предоставлять НКО право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. В состав данного Совета войдут представители органов государственной власти, общероссийских объединений предпринимателей, торгово-промышленных палат, а также юридического, научного и предпринимательского сообщества и иные лица (ч. 5 ст. 44 закона об арбитраже). При этом лица, замещающие государственные должности, и госслужащие не могут составлять более 1/3 состава совета. Важно, что отказ в предоставлении НКО права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения может быть обжалован в суд (ч. 10 ст. 44 закона об арбитраже).

Требования к НКО, при которой создается арбитражное учреждение

Какие документы НКО должна будет предоставить для решения вопроса о возможности создания арбитражного учреждения, предстоит определить Минюсту России. Однако общие требования, которым должна соответствовать НКО, уже установлены (ч. 8 ст. 44 закона об арбитраже). Так, будет проверяться, достоверна ли представленная информация об организации, при которой создается постоянно действующее арбитражное учреждение, ее учредителях и участниках, позволяет ли ее репутация и характер ее деятельности с учетом состава ее учредителей обеспечить высокий уровень организации деятельности арбитражного учреждения.

Дмитрий Волосов, член правления некоммерческого партнерства «Национальная третейская палата», эксперт Юридического сервиса 48Prav.ru:

«Самым регрессивным элементом нового закона представляется встроенный в его текст механизм государственного регулирования создания третейских судов. Данное явление уже получило наименование «огосударствления» третейского разбирательства. Благодаря проведенной реформе третейское разбирательство, изначально появившееся как институт гражданского общества и один из цивилизованных внегосударственных способов разрешения споров, фактически становится подконтрольно государству. Достаточно ознакомиться с положением п. 4 ч. 8 ст. 44 закона об арбитраже, который не только предусматривает оценку при выдаче разрешения на осуществление третейского разбирательства такого качественного понятия, как репутация НКО, но и заставляет претендента доказывать, что его деятельность будет – в будущем времени (!) – развивать третейское разбирательство. Представляется незаконной и сама процедура получения некоего разрешения, являющегося квазилицензией на осуществление определенного вида деятельности, наличие которой законодательство о лицензировании не предусматривает в принципе».

Кроме того, на соответствие требованиям закона об арбитраже будут проверяться утвержденные НКО правила постоянно действующего арбитражного учреждения (уставы, положения, регламенты, содержащие в том числе правила арбитража) и рекомендованный список арбитров. Указанными правилами должны быть определены, в частности, виды споров, которые администрирует арбитражное учреждение, требования к арбитрам, порядок ведения арбитража, а также фиксированный размер любых видов арбитражных сборов или правила их определения (ч. 4 ст. 45 закона об арбитраже). В рекомендованный список арбитров необходимо будет включить не менее 30 человек, причем треть или более этих арбитров должны иметь ученую степень и как минимум половина – опыт разрешения гражданско-правовых споров в качестве третейских судей или судей государственных судов в течение не менее 10 лет, предшествовавших дате включения в рекомендованный список арбитров (ч. 3 ст. 47 закона об арбитраже). При этом один человек не может быть включен в рекомендованные списки арбитров более трех постоянно действующих арбитражных учреждений, а перед включением в список определенного кандидата учреждение должно получить его письменное согласие.

Стоит обратить внимание и на то, как будут называться вновь создаваемые арбитражные учреждения. Запрещается использовать в их наименованиях словосочетания «арбитражный суд» и «третейский суд», если в результате такого использования полное наименование учреждения будет сходным до степени смешения с наименованиями судов РФ или сможет ввести участников гражданского оборота в заблуждение относительно правовой природы и полномочий данного учреждения (например, под запрет попадет, скорее всего, такое название, как «Арбитражное учреждение Московской области»). При этом в наименовании учреждения обязательно должно указываться полное или сокращенное наименование НКО, при которой оно создано (ч. 21 ст. 44 закона об арбитраже).

Виталий Матюнин, юрист юридической компании «Лемчик, Крупский и Партнеры. Структурный и налоговый консалтинг»:

«Ужесточение требований к созданию третейского суда, и, как следствие, увеличение себестоимости и времени его создания должно привести к уходу недобросовестных участников из данной сферы. Соответственно, практика, когда третейский суд не находится по своему юридическому адресу и когда единственный сотрудник суда – председатель, он же секретарь и единственный судья, не имеющий даже юридического образования, принимает решения по широкому кругу вопросов, исчерпает себя.

Хотелось бы также обратить внимание на наличие в новом законодательстве ответственности, вплоть до прекращения деятельности арбитражного учреждения по решению компетентного суда и по предписанию Минюста России (ч. 1, ч. 3-4 ст. 48 закона об арбитраже). Мы видим, к чему привело ранее отсутствие контроля за третейскими судами со стороны государства – к полной дискредитации данного института, концепция которого имеет признание в мировой практике. Остается надеяться, что возможность принудительного прекращения деятельности арбитражного учреждения не будет использоваться для подавления его независимости при принятии решений».

Арбитражные учреждения и государственные суды

Закон об арбитраже, по мнению его разработчиков, должен упорядочить процедуру создания арбитражных учреждений и осуществления ими деятельности, что приведет к повышению авторитета и привлекательности третейского разбирательства, а это в свою очередь позволит снизить нагрузку на государственные суды. С этой же целью, надо полагать, Законом № 409-ФЗ предусмотрена возможность передачи на рассмотрение третейским судам, администрируемым постоянно действующими арбитражными учреждениями, ряда корпоративных споров – ст. 225.1 АПК РФ дополнена соответствующей ч. 2 (п. 9 ст. 9 Закона № 409-ФЗ). «Признание большей части корпоративных споров арбитрабельными соответствует мировой практике и действительно позволяет надеяться, что участники правоотношений будут чаще обращаться именно в арбитраж, а не в государственный суд», – полагает Татьяна Терещенко, руководитель аналитического направления адвокатского бюро «Прайм Эдвайс Санкт-Петербург». А вот юрист юридической компании «Лемчик, Крупский и Партнеры. Структурный и налоговый консалтинг» Виталий Матюнин считает, что никакой разгрузки государственных судов не произойдет. «На данный момент какая-либо единая достоверная статистическая база по количеству рассмотренных дел третейскими судами отсутствует. Однако считаю, что третейские суды в принципе не способны разгрузить государственные суды из-за недостаточной развитости данного института. После проведенной реформы, полагаю, количество рассмотренных третейскими судами дел будет еще меньше в связи с тем, что серьезное повышение требований к их формированию приведет к уходу с рынка не только недобросовестных участников, но и представителей небольших третейских судов», – подчеркивает он.

В то же время в законе об арбитраже предусмотрено, что государственные суды будут не только рассматривать дела об оспаривании арбитражных решений и о выдаче исполнительных листов на принудительное их исполнение, но и по заявлению лица, участвующего в третейском разбирательстве, выполнять функции содействия в отношении третейского суда – например, разрешать вопросы, связанные с назначением, отводом или прекращением полномочий третейского судьи (ст. 6 закона об арбитраже; гл. 30 АПК РФ дополнена соответствующим §3, ГПК РФ – гл. 47.1). «Один из минусов закона об арбитраже – некоторая странность в избрании арбитров. Так, если два арбитра не могут определиться с третьим, теперь можно обратиться за помощью в компетентный суд (п. 1 ч. 3 ст. 11 закона об арбитраже). Не вполне ясно, для чего привлекать именно суд и насколько это затянет процедуру, ведь к третейским судам часто прибегают именно за быстрым разрешением спора. Более того, функция по избранию арбитров представляется скорее административной, но никак не правоприменительной, которую призван исполнять суд», – отмечает Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и Партнеры».

Кроме того, в рамках арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением, третейский суд или сторона с его согласия может обратиться в суд с запросом об оказании содействия в получении доказательств (ст. 30 закона об арбитраже). Эксперты считают, что это, во-первых, не может не отразиться на независимости третейского суда, а, во-вторых, станет дополнительной нагрузкой для государственных судов.

Будут ли ликвидированы действующие третейские суды с 1 сентября?

C момента вступления в силу закона об арбитраже нормы Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» будут применяться только к тем третейским разбирательствам, которые были начаты и не завершены к этому моменту (ч. 7 ст. 52 закона об арбитраже). Однако оспаривание и приведение в исполнение арбитражных решений по этим спорам будет осуществляться уже по новым правилам.

Также в законе об арбитраже прямо прописано, что с 1 сентября текущего года постоянно действующие арбитражные учреждения создаются исключительно в установленном им порядке (ч. 11 ст. 52 закона об арбитраже). При этом определено, что порядок выдачи разрешений о предоставлении права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения и порядок подготовки соответствующей рекомендации Советом по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте России должны быть установлены правительством в течение трех месяцев со дня вступления в силу закона об арбитраже. В этот же срок кабинету министров необходимо определить и порядок депонирования в Минюсте России правил постоянно действующего арбитражного учреждения. Депонирование этих правил является обязательным условием допуска к администрированию споров арбитражными учреждениями, получившими разрешение Правительства РФ на осуществление третейского разбирательства (ч. 14 ст. 44 закона об арбитраже).

В течение года со дня, когда Правительство РФ примет соответствующие акты, существующие третейские суды должны будут получить правительственное разрешение на осуществление деятельности по администрированию арбитража, то есть ориентировочно – до 1 декабря 2017 года (если брать максимальный срок, предоставленный Правительству РФ для утверждения порядков). Поэтому при невыполнении этого условия и по прошествии указанного срока их деятельность будет признаваться незаконной (ч. 13 ст. 52 закона об арбитраже). А вот как создать новое арбитражное учреждение, например, в сентябре текущего года, пока не совсем понятно, поскольку неясно, будет Правительство РФ выдавать разрешения и до утверждения порядка их выдачи или нет.

Только двум учреждениям не нужно будет получать соответствующее разрешение Правительства РФ – Международному коммерческому арбитражному суду при ТПП РФ (МКАС) и Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ (МАК) (ч. 1 ст. 44 закона об арбитраже). Тем не менее другие требования закона об арбитраже МКАС и МАК обязаны будут исполнить. В частности, до 1 февраля 2017 года они должны утвердить, разместить на своем сайте и депонировать правила постоянно действующего арбитражного учреждения, соответствующие требованиям закона об арбитраже. Кстати, ряд экспертов отрицательно оценивает введение единых правил для арбитража внутренних споров и международного коммерческого арбитража – согласно закону об арбитраже постоянно действующие арбитражные учреждения смогут администрировать и последний вид арбитража (п. 1 ч. 18 ст. 44 закона об арбитраже). «Если создание и функционирование третейских судов всегда входило во внутреннюю компетенцию государства, то вопросы международного коммерческого арбитража были предметом международно-правового регулирования. Россия участвует в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже и Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Образцом для регулирования деятельности международного коммерческого арбитража в России был Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже. Законодательство на основе данного типового закона принято в общей сложности в 67 государствах. Вряд ли международный коммерческий арбитраж в России нуждался в реформе», – отмечает д. ю. н., директор департамента судебной практики и юридического сопровождения юридической фирмы «Лигал Студио» Валентина Талимончик.

Таким образом, можно говорить о том, что несмотря на длительную подготовку реформы третейского разбирательства закон об арбитраже и Закон № 409-ФЗ подвергаются довольно серьезной критике со стороны экспертного сообщества. Новая стадия обсуждения законов начнется, вероятно, после того, как правительство утвердит порядок выдачи разрешений на осуществление арбитража, а Минюст России определит, как будут проверяться НКО, претендующие на создание арбитражных учреждений.

www.garant.ru

Третейский суд – понятие

Третейский суд представляет собой распространенный в мировой судебной практике судебный институт для разрешения споров между сторонами путем арбитража. В современном судопроизводстве понятие третейского суда прежде всего связано с основной задачей арбитража — разрешением споров среди как юридических, так и для физических лиц.

Виды третейского арбитража

В международной практике можно выделить два основных вида третейского арбитража. Арбитраж в рамках специального третейского разбирательства, в которых арбитры назначаются сторонами спора без надзирающего органа или учреждения. И институциональные арбитражные разбирательства — те, в которых арбитры назначаются (действуют) под руководством профессиональных третейских органов, обеспечивающих арбитражные услуги. Например, в Российской Федерации, таким судебным органом является Федеральный Арбитражный третейский Суд Города Москвы – постоянно действующий арбитражное учреждение с обширной судебной практикой рассмотрения споров в разных областях экономической деятельности.

Третейский суд – понятие широко используемое в современном российском судопроизводстве и основанное на законах Российской федерации. Прежде всего это Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации. В совокупности с положениями Гражданского и Арбитражного процессуальных кодексов Российской Федерации и рядом других законов и постановлений, они составляют правовые основы работы третейского суда.

Третейский суд является полностью нейтральным институтом судопроизводства и гарантирует конфиденциальность арбитража.

Арбитраж третейского суда

Для разрешение возможных будущих споров, возникающих по договору, договаривающиеся стороны включают арбитражную оговорку (третейская оговорка) в соответствующий договор. Существующий спор может быть передан в третейский суд посредством соглашения между сторонами. При этом, любая из сторон спора не может в одностороннем порядке отказаться от арбитража, а решение третейского суда является окончательным.

В международной правовой практике понятие третейского суда, профессиональный третейский арбитраж, является устоявшимся и широко используемым средством для прекращения споров. В отличие от судебного разбирательства в обычном суде, стороны могут до заключения договора выбрать в качестве арбитра авторитетный и профессиональный третейский суд, удовлетворяющий все стороны процесса. А затем, в случае возникновения спора и подачи иска в третейский суд, принять участие в слушании, на котором обе стороны могут представить доказательства и свидетельские показания.

Процедура арбитража в третейском суде имеет много преимуществ по сравнению с судебным разбирательством. Пожалуй, самым большим, является эффективность. Для всех сторон спора арбитраж в третейском суде проще, дешевле и быстрее. Судебный процесс обладает большую гибкостью, а опыт рассмотрения споров арбитрами третейского суда в конкретной области бизнеса, придает процессу большую профессиональность.

Понятие арбитра третейского суда предполагает не только квалификацию судьи, но и соответствующий опыт. Список судей Федерального Арбитражного третейского суда города Москвы включает в себя не только профессиональных судей, владеющих экономическими и правовыми вопросов, но специалистов-практиков и экспертов, охватывающих весь правовой аспект разрешения споров в различных областях экономики.

rossud.ru

Третейское судопроизводство в Российской Федерации: учебное пособие (А. Н. Балашов, 2008)

В предлагаемом вашему вниманию учебном пособии рассматриваются история возникновения и развития третейских судов в России, их потенциал и сфера деятельности, а также специфика формирования, урегулирования и разрешения споров из гражданских правоотношений в третейских судах Российской Федерации. Также представлен список дополнительной литературы для самостоятельного углубленного изучения проблематики отечественного третейского судопроизводства и тесты для самоконтроля. Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов, судей государственных и третейских судов, адвокатов, руководителей и юристов предприятий и организаций различных форм собственности, предпринимателей и всех интересующихся проблематикой отечественного третейского судопроизводства.

Оглавление

  • Указатель условных сокращений
  • Предисловие
  • Глава 1. Понятие о третейском суде и история его развития в России
  • Глава 2. Классификация и виды третейских судов
  • Глава 3. Соглашение о третейском суде, его содержание и виды
  • Глава 4. Формирование состава третейского суда и требования к кандидатурам третейских судей

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Третейское судопроизводство в Российской Федерации: учебное пособие (А. Н. Балашов, 2008) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Глава 2. Классификация и виды третейских судов

На протяжении длительного времени в России существовали фактически всего лишь два третейских суда – МКАС и МАК, оба при ТПП СССР, а затем РФ. В этой связи необходимости в классификации отечественных третейских судов не возникало.

Происходящие в последнее время в нашей стране коренные преобразования в области политики и экономики обусловили возрождение института третейского судопроизводства, следствием чего стало появление большого и практически не поддающегося учету количества третейских судов. В настоящее время только в системе торгово-промышленных палат РФ функционируют от 60 до 80 ПДТС, корпус третейских судей в которых насчитывает более 1000 специалистов в области третейского судопроизводства. По результатам проводимой редакцией журнала «Третейский суд» (еще не завершенной) переписи, в РФ в настоящее время работают около 450 ПДТС, процесс создания которых все еще продолжается. В результате с большой остротой не только перед теоретиками-процессуалистами, но и перед практическими работниками третейских судов встал вопрос об их классификации.

Необходимость классификации обусловливается не только и не столько научными изысканиями и исследованиями в этом направлении. В первую очередь она вызвана возникающими на практике проблемами при решении вопросов о подведомственности какого-либо конкретного спорного правоотношения тому или иному третейскому суду и имеет крайне важное как научное, так и принципиальное прикладное значение, способствуя единообразному определению компетенции и сферы деятельности третейских судов, а также быстрому и правильному урегулированию спора.

Этому вопросу в отечественной процессуальной литературе уделялось определенное внимание. Рядом авторов (О.В. Бароновым, Е.А. Виноградовой, М.И. Клеандровым, А.В. Тимофеевым, Я.Ф. Фархтдиновым и др.) предпринимались попытки в указанном направлении. Однако в результате положение с классификацией третейских судов осложнилось тем, что разными учеными высказывались различные, нередко весьма противоречивые, предложения относительно критериев классификации лишь по отдельным частным признакам (например, по сроку действия третейских судов, по предметному составу разрешаемых споров, по способу заключения третейского соглашения и т. п.), а также зачастую без учета реального положения дел. Следствием этого явились как отсутствие стройной и целостной системы третейских судов и их общей классификации, так и терминологическая путаница.

В международной практике третейские суды подразделяют только по сроку действия (на третейские суды ad hoc, или разовые, создаваемые сторонами для разрешения одного конкретного спора, и ПДТС) и по сфере деятельности (на внутренние, для разрешения внутриэкономических споров, и внешние, для разрешения внешнеэкономических споров). Какой-либо иной общепринятой классификации не существует.

Однако отдельными авторами третейские суды ad hoc называются «изолированными», а ПДТС подразделяются на суды «широкой» и «специальной» компетенции [45] .

Представляется, что с подобными новациями трудно согласиться, так как на протяжении последних десятилетий существует широко признанная терминология, официально употребляемая в научной и учебной литературе, ООН (Конвенция «О международной гражданской авиации», Чикаго, 7 декабря 1944 г.; Конвенция «О борьбе с дискриминацией в области образования», Париж, 14 декабря 1960 г. и др.), Президиумом ВАС РФ (Информационное письмо Президиума ВАС РФ № 29 от 16 февраля 1998 г.), а также другими авторитетными организациями, которой, несомненно, и следует неукоснительно придерживаться.

Принимая общепринятую в научном и международном сообществах терминологию за основу и подразделяя третейские суды на суды ad hoc и ПДТС, необходимо иметь в виду, что подобная градация представляется для России неполной и требующей определенного дополнения.

Обусловлено это тем, что Указом Президента РФ от 29 октября 1993 г. № 1792 «Об информационных гарантиях для участников избирательной кампании 1993 года» [46] в нашей стране создавался Третейский информационный суд, рассмотревший за неполные два месяца своей деятельности более 150 жалоб и обращений, аналога которому нигде в мире до настоящего времени не было и нет. Идея подобного третейского суда высказывалась еще во времена правления Александра I министром юстиции Н.Н. Новосильцевым, предлагавшим «учредить особый суд по делам печати… споры в этом суде должны были решаться с помощью «посредников» (третейских судей. – Прим. авт.), выбираемых из списка, в который внесены государственные чиновники, имеющие необходимое уважение в обществе» [47] . Данный третейский суд, с одной стороны, являлся постоянно действующим, имеющим свой Регламент, рекомендуемый список судей и другие внешние атрибуты организации. Однако, с другой стороны, он был создан на заранее конкретно определенное время (на период предвыборной агитации и непосредственно выборов Президента РФ – ноябрь-декабрь 1993 г.) для разрешения наиболее сложных споров, вызванных тем, что различные субъекты избирательной кампании 1993 г. не соблюдали требований законодательства, предъявляемых к освещению этой кампании в средствах массовой информации. Кроме того, специфичным являлось и формирование списка третейских судей – они были назначены непосредственно Президентом РФ.

Конечно, его можно было бы и не учитывать при классификации третейских судов. Однако, несмотря на столь короткий срок существования, Указом Президента РФ от 31 декабря 1993 г. № 2335 «О судебной палате по информационным спорам при Президенте РФ» [48] деятельность этого третейского суда признана конструктивной и предложено использовать полученный положительный опыт в урегулировании информационных споров и впредь. Аналогичные информационные третейские суды создавались в то же время и в субъектах РФ.

Так, постановлением Администрации Саратовской области от 16 мая 1994 г. № 196 «Об информационных гарантиях для участников избирательной кампании 1994 года по выборам в областную Думу» в целях обеспечения гарантий свободных демократических выборов был образован Третейский информационный суд, в состав которого вошли ведущие специалисты из числа профессорско-преподавательского состава саратовских вузов. В соответствии со ст. 1 Положения о Третейском информационном суде в Саратовской области (Приложение 2 к вышеназванному постановлению) «третейский информационный суд образуется с целью разрешения наиболее сложных споров, вызванных несоблюдением редакциями средств массовой информации, журналистами, ведущими, кандидатами, избирательными объединениями и избирательными комиссиями требований законодательства, предъявляемых к освещению избирательной кампании в средствах массовой информации».

В этой связи совершенно не исключается возможность создания в будущем аналогичных третейских судов.

Таким образом, на наш взгляд, по сроку действия третейские суды необходимо подразделять на следующие виды, ad hoc, постоянно действующие и ограниченного срока действия.

М. И. Клеандров совершенно обоснованно вводит в научный оборот деление третейских судов по их законодательному признанию на легитимные и нелегитимные. К последним он относит криминальные третейские суды и указывает, что речь идет не о «наездах» или «криминальных разборках» преступных группировок, а о случаях, когда спорящие стороны (легально хозяйствующие субъекты или добропорядочные граждане) предпочитают обращаться для урегулирования и разрешения конфликтов не в государственные юрисдикционные органы, а к криминальным авторитетам, проводящим разбирательство с выслушиванием сторон, опросом свидетелей, назначением экспертиз и т. п. [49] Он пишет, что «третейские или судебные роли выполняются «ворами» как внутри «воровского» сообщества, так и вовне… В последние годы «воровское» третейство распространилось и среди, казалось бы, некриминализированных лиц, например, хозяйственников» [50] . Им отмечается также, что «не исключены образования криминальных третейских судов межгосударственного уровня» [51] . Необходимость выделения нелегитимных третейских судов в отдельную группу предопределена часто возникающими на практике даже в среде профессиональных юристов спорами относительно отграничения так называемых «бандитских» и «воровских» судов от нормативно признанных третейских судов и определения их места в системе негосударственных процедур урегулирования споров. На наш взгляд, в рамках настоящей работы достаточно лишь отметить сам факт существования и определить место нелегитимных третейских судов в общей классификации, не останавливаясь более подробно на их специфике и не проводя сравнительного анализа с судами легитимными.

На практике большинство ПДТС образуется волевыми распоряжениями руководителей организаций-учредителей и находится на их балансе. В качестве характерного примера можно привести Третейский суд при Министерстве обороны РФ, созданный приказом министра обороны РФ в 1997 г., и ему подобные. Но имеются и ПДТС, хотя формально и существующие при организации, но не только ей не учреждавшиеся, а созданные непосредственно государством, действующие на основании Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже». Такими третейскими судами являются МКАС и МАК при ТПП РФ, положения о которых являются составными частями (Приложения 1 и 2) указанного Закона.

В соответствии с требованиями Закона о третейских судах (п. 2 ст. 3) третейские суды образуются организациями – юридическими лицами или их объединениями и действуют при них. Третейские суды, являясь судами негосударственными, законодателем дистанцируются от органов государственной власти и местного самоуправления, не могут создаваться при них вне зависимости от того, какого уровня (федерального или субъекта Федерации) данный орган.

В нарушение указанного требования в г. Новороссийске Краснодарского края был создан третейский суд в следующей организационно-правовой форме: Государственное Унитарное Предприятие «Третейский суд г. Новороссийска»),

Каких-либо иных ограничений по процедуре организации институциональных третейских судов действующее отечественное законодательство не предусматривает. Таким образом, ПДТС в соответствии с действующим законодательством не могут создаваться и регистрироваться в качестве самостоятельного юридического лица. Однако в современной научной литературе, посвященной вопросам третейских судов и третейского судопроизводства, содержатся обоснованные мнения относительно возможности и целесообразности существования «третейских судов как негосударственных органов со статусом юридических лиц в форме некоммерческих организаций» [52] . На наш взгляд, данная точка зрения не только заслуживает право на существование, но и требует законодательного закрепления, так как только подобным образом (путем предоставления институциональным третейским судам статуса юридических лиц) может быть разрешено большое количество их проблем организационного характера. Кроме того, при подобном подходе третейский суд станет более независимым от стороннего влияния при осуществлении своей правозащитной функции.

Данный аспект также необходимо учитывать при разработке вопросов, связанных с классификацией третейских судов, и подразделять их по способу создания на: созданные организацией-учредителем в качестве своего структурного подразделения, самостоятельные юридические лица и созданные государством в качестве структурного подразделения организации. Хотя в настоящее время к последним и относятся всего два третейских суда (МКАС и МАК), но и они довольно существенно отличаются друг от друга, представляя различные подвиды одного класса. Дело в том, что МКАС может разрешать споры только в том случае, если одной из сторон конфликта является иностранная организация или организация с иностранным капиталом, независимо от предмета спора, а МАК – независимо от субъектного состава сторон, но только споры, отнесенные непосредственно к его компетенции. Таким образом, МКАС следует относить к внешним третейским судам общей юрисдикции, а МАК – к третейским судам специальной юрисдикции.

Как указывалось выше, ПДТС по сфере деятельности принято подразделять на внешние и внутренние. Внешние действуют на основании Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» (например, МКАС при ТПП РФ). Внутренние в настоящее время действуют на основании Закона о третейских судах, и к ним относятся все ПДТС, разрешающие споры между российскими организациями (третейский суд при Союзе юристов; третейский суд при Ассоциации Банков России; третейский суд при ТПП г. Сочи и др.).

Однако и подобная классификация представляется не совсем полной и не соответствующей имеющимся реалиям. На наш взгляд, ее необходимо дополнить с учетом существующих и положительно себя зарекомендовавших межгосударственных (или международных) третейских судов, к которым, например, относятся: Международный суд ООН в г. Гааге; Суд Европейского союза в г. Люксембурге; Экономический суд СНГ в г. Минске и др. Они представляют собой абсолютно обособленную группу третейских судов, призванных урегулировать споры только из межгосударственных отношений, в связи с чем не могут быть отнесены ни к внутренним, ни к внешним третейским судам. Еще в 1990 г. председатель Комитета Верховного Совета СССР по вопросам законодательства, законности и правопорядка Ю.Х. Калмыков отмечал: «Как вы понимаете, они (споры) между республиками и Союзом не исключены, поэтому мы закрепили общее правило о том, что все эти споры должны рассматриваться в порядке третейского разбирательства…» [53] .

Специфика и структурирование межгосударственных и внешних ПДТС не являются предметом подробного исследования в рамках настоящей работы, и в дальнейшем речь будет вестись лишь о классификации внутренних третейских судов.

Законом о третейских судах какая-либо градация внутренних третейских судов по субъектному составу участников спорных правоотношений не предусматривается. Ранее действовавшее Временное положение регламентировало возможность разрешения спорных правоотношений ПДТС только между строго определенными субъектами. Так, из смысла ч. 1 ст. 1 этого нормативного акта следовало, что ПДТС могут разрешать споры только между юридическими лицами и гражданами-предпринимателями, исключая при этом физических лиц. В соответствии с нормами действовавшего до принятия Закона о третейских судах законодательства споры между физическими лицами вообще не могли быть предметом рассмотрения в ПДТС. Этим ограничением существенно нарушались конституционные права граждан и делалось для них трудноосуществимым обращение в негосударственные юрисдикционные органы для урегулирования конфликтных экономических ситуаций. Возможно, именно этим объясняется отмечаемое многими специалистами нежелание граждан обращаться в третейский суд для разрешения спорных правоотношений, а не их негативное отношение в целом к институту третейского судопроизводства либо отсутствие потребности в этом.

Восполняя отмеченный законодательный пробел, стороны экономического конфликта – физические лица вынуждены были брать за основу процедуры урегулирования спора регламент какого-либо ПДТС и на его административно-технической базе (списке рекомендуемых кандидатур третейских судей, помещении, оргтехнике и т. п.) создавать суд ad hoc. Кроме того, на практике многие третейские суды (третейские суды в аграрной сфере в Ростовской, Волгоградской, Нижегородской, Омской и ряде других областей) в силу своей специфики часто сталкивались с необходимостью урегулирования конфликтов, в которых одной из сторон являлись физические лица – не граждане-предприниматели. В этой связи они вынуждены были искать пути устранения данного законодательного пробела, самостоятельно разрабатывать и нормативно закреплять в положениях и регламентах подобную возможность.

С принятием Закона о третейских судах отмеченный нормативный пробел был устранен. В соответствии со ст. 2 этого Закона сторонами третейского судопроизводства могут быть организации – юридические лица, граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а также физические лица – граждане.

Указанные обстоятельства (существующая региональная практика и реальная перспектива законодательного закрепления на федеральном уровне) также необходимо учитывать, в связи с чем ПДТС следует классифицировать еще и по субъектному составу сторон спорных правоотношений на суды, разрешающие споры только между физическими лицами; суды, разрешающие споры между физическими и юридическими лицами; суды, разрешающие споры между юридическими лицами. На наш взгляд, такая классификация целесообразна, так как указанные группы ПДТС будут различно решать в своей повседневной деятельности вопросы, связанные с их взаимоотношениями с компетентными государственными судами (на стадии создания третейского суда; при принятии мер по обеспечению иска; при оспаривании решений; при получении исполнительных листов на принудительное исполнение решений и т. п.).

Наиболее разработанной в процессуальной литературе является классификация ПДТС по предметному составу разрешаемых ими споров. Однако и в данном вопросе нет единства и определенности.

Одни авторы [54] подразделяют их на третейские суды общей юрисдикции, корпоративные третейские суды и специализированные третейские суды.

Третейскими судами общей юрисдикции они называют суды, созданные при организациях или объединениях, компетенция которых не ограничивается какими-либо определенными видами гражданско-правовых отношений и территориальной принадлежностью сторон правового конфликта. В этих третейских судах включение в договоры третейских оговорок не контролируется организацией-учредителем и она не оказывает влияния на хозяйственную деятельность истцов и ответчиков разрешаемого спора. К данному виду третейских судов авторы этой классификации относят, например, третейские суды при ТПП субъектов РФ.

Корпоративными третейскими судами, по их мнению, являются суды, образуемые для урегулирования экономических споров, ограниченных сферой или видом деятельности корпорации (банковская, страховая, оценочная) либо составом участников (например, только между фирмами – членами ассоциации). Организация-учредитель подобного третейского суда оказывает организационное, методическое, управленческое и т. п. воздействие на деятельность сторон разрешаемых правовых отношений. Целью создания подобных третейских судов является более квалифицированная защита прав участников корпоративных договорных отношений. Примером корпоративного третейского суда может служить Третейский суд при Ассоциации российских банков.

Специализированные третейские суды создаются исключительно для разрешения споров в какой-либо одной отрасли экономики, сфере жизнедеятельности и т. п. В качестве примера данного вида третейских судов авторами рассматриваемой классификации приводятся суды при ЮгАгроФонде (г. Ростов н/Д), целью и задачей деятельности которых является оказание содействия в проведении земельной реформы и защита интересов сельских жителей при получении земельных паев.

С подобной классификацией можно было бы и согласиться, однако, как нам представляется, она является логически незавершенной. Сами ее авторы, раскрывая содержание корпоративных третейских судов, указывают два их подвида: ограниченные сферой или видом деятельности корпорации и ограниченные составом участников. Однако в дальнейшем на этом внимание больше не акцентируется, какая-либо оценка указанных подвидов не предпринимается и в классификацию они не включаются.

Другие авторы [55] применяют несколько иной подход и разграничивают ПДТС по «.. способу заключения соглашения о передаче споров на их рассмотрение…» на суды открытого и закрытого типа; третейские суды открытого типа, в свою очередь, подразделяют по объему компетенции – на суды общей и специальной компетенции.

По их мнению, к третейским судам открытого типа общей компетенции относятся третейские суды, разрешающие любые споры, которые могут быть предметом третейского разбирательства по действующему законодательству (например, третейские суды при ТПП). Третейские суды открытого типа специальной компетенции (например, Третейский суд в аграрной сфере Ростовской области и ряд аналогичных, сами названия которых указывают на их предметную подведомственность) вправе принимать к рассмотрению только споры, отнесенные учредителем к его компетенции. Третейские суды закрытого типа (например, Третейский суд Банковской ассоциации Татарстана) рассматривают споры только между заранее определенным кругом юридических лиц.

Критерий и структурные составляющие приведенной классификации не соответствуют друг другу. Указываемые ее авторами виды третейских судов не имеют фактически никакого отличия друг от друга по способу заключения сторонами соглашений о третейском суде. Кроме того, необходимо отметить, что градация третейских судов по способу заключения третейских соглашений является надуманной, так как законодательством (п. 1 ст. 7 Закона о третейских судах) он предусматривается исключительно в письменной форме.

Обе приведенные классификации (как по предметному составу разрешаемых споров, так и по способу заключения третейского соглашения) страдают определенной неполнотой, и их отличие друг от друга носит скорее терминологический, чем принципиальный характер.

Представляется, что классифицировать третейские суды следует по критерию предметного состава разрешаемых споров на суды общей юрисдикции (в которых разрешаются любые споры, отнесенные законодательством к компетенции третейских судов), специальной юрисдикции (разрешающие споры по каким-либо заранее определенным категориям дел) и корпоративные. Последние, в свою очередь, подразделять по субъектному составу сторон разрешаемых споров на корпоративные третейские суды открытого типа (в которых любые лица могут урегулировать споры с корпорацией – учредителем третейского суда по вопросам, связанным с ее деятельностью) и корпоративные третейские суды закрытого типа (в которых могут урегулироваться любые экономические споры только между членами корпорации – учредителя третейского суда).

К третейским судам общей юрисдикции следует отнести третейские суды при ТПП субъектов РФ и им подобные. Третейскими судами специальной юрисдикции являются, например, третейские суды в аграрной сфере при уже упоминавшемся ЮгАгроФонде, а также при ВолгАгроФонде (Волгоградская область), созданные для разрешения споров исключительно из земельных правоотношений. Типичным корпоративным третейским судом открытого типа может быть назван третейский суд при Ассоциации российских банков, разрешающий споры, вытекающие из банковской деятельности или связанные с ней, как самих банков, так и иных кредитных учреждений, клиентов банков, а также любых других предприятий и организаций. Корпоративным же третейским судом закрытого типа можно назвать третейский суд при Министерстве обороны РФ, разрешающий в соответствии с Регламентом спорные правоотношения только между организациями, входящими в состав названного министерства.

В результате схематично виды третейских судов могут быть представлены следующим образом (рис. 1).

kartaslov.ru

Смотрите так же:

  • Возврат ваты Как вернуть TAX FREE или VAT, за покупки в Польше. Для начала, давайте разберемся, что же такое Tax Free или на польском языке VAT (Value Added Tax). Когда вы покупаете что-то в Польше или […]
  • Приказы ответственных лиц по охране труда Приказ по охране труда Составление приказа по охране труда – часть процесса организации безопасного производственного процесса. Это распорядительный документ, который, как правило, пишется […]
  • Собственные полномочия субъекта Единоличный исполнительный орган юридического лица: функции и полномочия Устав ООО, образец которого считается типовым для всех организаций, содержит ключевые положения, касающиеся […]
  • Что делать с решением суда на алименты Исполнительный лист на алименты: особенности получения Исполнительный лист – это официальный документ. Он выдается судом на основании вынесенного им решения, приговора, другого судебного […]
  • Ст 583 закона n 212-фз Ст 583 закона n 212-фз Лицам, имеющим право как на ежемесячное пособие по уходу за ребенком, так и на пособие по безработице, предоставляется право выбора получения пособия по одному из […]
  • Налог на капитальный ремонт жилья 2018 москва официальный сайт Плата за капитальный ремонт многоквартирного дома в 2018 году Налог, целью которого, по словам чиновников, стала оплата капремонта жилых зданий, является очередной регулярной пошлиной. […]