Закон и принцип разница

Принципы права и нормы права в теории государства

Вопрос о том, являются ли принципы права правовыми нормами и если да, то в какой степени они обладают признаком нормативности, относится к числу дискуссионных и решается в теории государства и права неоднозначно.

С одной стороны, поскольку принципы права, как мы уже убедились, либо прямо закреплены в правовых нормах, либо из норм выводятся, логично сделать вывод об их неразрывной связи с нормами права, неотделимости их друг от друга. Ученые признают, что принципы права, выражая его закономерности, «представляют собой наиболее общие нормы, которые действуют во всей сфере правового регулирования и распространяются на всех субъектов. Эти нормы либо прямо сформулированы в законе, либо выводятся из общего смысла законов». Получая законодательное закрепление, принципы права из идей превращаются в нормы, становятся способными осуществлять регулятивное воздействие на общественные отношения. Принципы права объективируются, как бы «живут» в правовых нормах, выступают частью правовой материи, а раз так, следовательно, принципы права обладают признаком нормативности.

Причем, какое-то время принципы права как регуляторы присутствуют в праве неявно, не будучи теоретически осознаны и как бы растворяясь во множестве норм — как законодательных, так и обычных. Однако по мере развития права и роста правосознания принципы вычленяются из правовой материи в качестве определенных юридических идей, а с развитием юридической техники могут закрепляться в законе в виде отдельных правовых предписаний. Получив подобное признание, они обретают относительную самостоятельность и начинают служить своего рода барометром при применении текущего законодательства.

Таким образом, содержание и сам перечень принципов права есть результат общественного и правового развития. Именно так в процессе становления общества, государства и права формировались идеи справедливости, гуманизма, неотвратимости, законности, виновности. На ранних этапах развития человеческого общества эти идеи нельзя было признать принципами права, так как действующее законодательство основывалось совсем на других принципах — принципе сословного неравенства, принципе ответственности без вины или ответственности за чужую вину. Например, по знаменитому Воинскому уставу Петра I от 30 марта 1716 года наказание и его применение характеризовались отсутствием индивидуализации и личной ответственности (когда вместе с преступником или вместо него наказывались его родственники). Отсутствовало формальное равенство перед законом (для представителей разных сословий предусматривалась разная ответственность за одно и то же преступление: для дворянина и крестьянина, офицера и солдата). Воинским уставом дворяне освобождались от пыток (если речь шла не о государственных преступлениях). Наказания кнутом, плетьми и батогами для дворян отменили с 1754 года, что было еще раз подтверждено в Жалованной грамоте 1785 года. В 1801 году телесные наказания для дворян были окончательно запрещены.

На содержание правовых принципов оказывают влияние, в первую очередь, господствующие в обществе представления (идеи) о праве, сущности права, правах человека, роли государства и т.д. Принципы права изначально складываются в умах ученых, в результате эволюции научных воззрений, отражаются в законопроектах и таким образом предлагаются на роль правовых принципов. После этого они обсуждаются, и окончательно решается вопрос, признать их таковыми или нет. И только потом принципы права постепенно находят свое воплощение в тех или иных формах, обретают жизнь, реализуются в действующем законодательстве, приобретают государственно-властный характер.

Имеющиеся различия в закреплении принципов в объективном праве во многом обусловлены особенностями юридической техники. При изучении истории законодательства мы видим, что сначала появились нормы-правила поведения. Первые юридические памятники почти не знали норм-принципов, которые появились лишь позднее, с развитием законодательной техники. Таким образом, получается, что чем выше уровень законодательной техники, тем большее число принципов права закрепляется прямо в особых нормах-принципах. Кроме того, при создании правового акта в ряде случаев, возможно, более целесообразно формулировать принцип не в виде общей нормы, а через совокупность более конкретных норм-правил поведения.

Некоторые принципы вообще не представляется возможным охватить одной нормой, поскольку для того, чтобы изложить их суть, необходимо перечислить целый ряд самостоятельных правил-требований. В качестве примера можно привести принцип законности, который складывается из нескольких правил. Первое правило: Конституция РФ имеет высшую юридическую силу. Второе правило: законы и иные правовые акты не должны противоречить Конституции РФ. Третье правило: Конституция РФ, федеральные конституционные законы и федеральные законы имеют прямое действие на всей территории Федерации. Четвертое правило: федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам. И, наконец, пятое правило: субъекты правотворчества и реализации права, все граждане и должностные лица обязаны соблюдать Конституцию РФ, законы и основанные на законах правовые акты. В юридической литературе отмечается, что законность представляет собой определенную «совокупность многообразных, но одноплановых требований, связанных с отношением к законам и проведением их в жизнь: а) требования точно и неуклонно соблюдать законы всеми, кому они адресованы; б) требования соблюдать иерархию законов и иных нормативных актов; в) требования того, чтобы никто не мог отменить закон, кроме органа, который его издал (непререкаемость закона). Это — главные требования, составляющие содержание законности».

Федерализм как политический правовой принцип также имеет свои принципы. К ним обычно относят государственный суверенитет РФ, единство системы государственной власти в РФ, равноправие субъектов РФ, равноправие и самоопределение народов РФ, разграничение предметов ведения между Федерацией и ее субъектами, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектов.

Другие принципы могут закрепляться в законе как в одной, так и в другой форме. Например, принцип справедливости как таковой сформулирован в ст. 6 Уголовного кодекса РФ:

«1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».

К слову сказать, само определение принципа справедливости только в УК и содержится. По мнению специалистов, оно не совсем удачное, поскольку справедливость в ст. 6, по сути дела, сводится к соответствию наказания характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Между тем, принцип справедливости выражается не только в справедливости наказания, но и в справедливости установления самой уголовно-правовой обязанности. Он должен пронизывать всю уголовно-правовую систему в любых ее функциональных проявлениях. Принцип справедливости — идея, основополагающее начало, закрепленное в системе норм, предусматривающих юридическую ответственность, заключающееся в равенстве, уважении и защите прав и свобод человека, соответствии правовых норм моральным, категориям разумности и добросовестности, учете иерархии личных, общественных и государственных интересов. Справедлив закон, который отвечает требованию социальной обоснованности криминализации деяний и пенализации преступлений. Не отвечающий этим требованиям закон обречен на бездействие как не отражающий правосознания общества и не защищающий его интересов. Социально обоснован закон, который эффективен, то есть выполняет охранительные и предупредительные задачи, а также достигает целей наказания — исправление виновного в преступлении лица и предупреждение совершения преступлений другими гражданами. Неэффективен такой закон, который ввиду его конструктивных недостатков не применяется либо редко применяется к реально существующей преступности. Справедлив закон криминологически обоснованный, то есть нацеленный на сокращение преступности исходя из ее уровня, динамики, структуры и прогноза. Несправедливо пробельное уголовное законодательство, то есть не криминализировавшее действительно общественно опасные деяния. Чаще всего, такая пробельность касается преступлений небольшой тяжести, которые располагаются на границе преступлений и непреступных правонарушений, что создает объективные трудности в их размежевании. Пробельность может создаваться и вследствие запоздалых законодательных решений о противостоянии новым формам преступности. Например, длительная и массовая невыплата заработной платы населению — относительно новое антисоциальное явление. Очевидно, что принятие закона о криминализации таких невыплат в крупных размерах без уважительных причин должно быть оперативным.

В то же время принцип справедливости выражается в целом ряде вполне самостоятельных правил: о равной юридической ответственности равных субъектов права, о равных возможностях сторон представлять доказательства в обоснование своих требований, о равном возмещении сторонами судебных расходов в гражданском процессе, о равном разделе имущества супругов при расторжении брака и т.д.

Если брать только уголовно-правовую сферу, то в науке уголовного права высказывается мысль о том, что принцип справедливости, будучи принципом нормативного регулирования в целом, воплощается не в одном, а во всей системе уголовно-правовых принципов и определяет меру соотношения между ними. В свою очередь, каждый принцип уголовного права выражает отдельные стороны и функции принципа справедливости и направляет законодательную и правоприменительную практику на их реализацию. Такое значение принципа справедливости вполне соответствует ходу исторического развития. Понятие «справедливость» появилось значительно раньше, чем такие понятия как «индивидуализация», «законность», «виновность деяния». В ходе общественного развития они отделились от справедливости, обособились в самостоятельные принципы уголовного права, но не потеряли своей связи с принципом справедливости.

В общей теории государства и права принято выделять особую разновидность правовых норм — нормы-принципы, которые определяются учеными как «законодательные предписания, выражающие и закрепляющие принципы права. Регулирующая роль принципов права неразрывно связана с их законодательным закреплением. Она тем значительнее, чем полнее и последовательнее принципы права выражены в законодательстве. Принцип права, закрепленный в законодательном предписании, становится нормой-принципом» (В.К. Бабаев).

С другой стороны, хотя принципы права и объективируются в правовых нормах, было бы неправильно отождествлять их с обычными, конкретными правовыми предписаниями. Тем самым умалялось бы их значение как отправных, базовых, исходных положений, выражающих сущность права, определяющих его содержание и общий характер правового регулирования общественных отношений. Принципы права — наиболее общие правила поведения, выражающие закономерности права, его природу и социальное назначение, которые отличаются от других правовых норм своей фундаментальностью и степенью обобщения, обладают значительной устойчивостью и стабильностью, фиксируясь преимущественно в конституциях либо важнейших законах. В литературе высказывается суждение о том, что, в отличие от других норм, «нормы-принципы не содержат явно выраженных элементов норм права, они являются результатом нормативных обобщений, выражают социальное содержание всех норм права данной группы» (С.А. Комаров).

В свое время Л.С. Явич четко разграничивал нормы — принципы права и рядовые правовые нормы, используя для этого следующие критерии: особая императивность и безусловность принципов права; концентрированное выражение ими важнейших устоев данного общества; то, что принципы вносят единообразие во всю систему правовых норм, придают глубокое единство правовому регулированию общественных отношений; то, что они могут оказывать и самостоятельное воздействие на общественные отношения; то, что принципы права играют огромную роль в самом общем закреплении этих отношении.

При этом не стоит забывать, что принципы права — это все-таки нормы права, они обладают способностью оказывать регулятивное воздействие на общественные отношения. Между тем, анализ нормативно-правовых актов и, прежде всего, Конституции РФ показывает, что законодатель воспринимает понятия «принципы» и «нормы» как одноуровневые и соединяет их союзом «и». Есть нормы, а есть принципы. Таким образом, с его точки зрения, принципы существуют параллельно, наравне с нормами. Например, в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ содержится известное положение о том, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». Оно воспроизводится и получает свое развитие в том или ином виде во многих нормативно-правовых актах (в ч. 2 ст. 1 Уголовного кодекса РФ, в ч. 3 ст. 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в ч. 3 ст. 3 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, в ч. 2 ст. 1.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в п. 1 ст. 7 Гражданского кодекса РФ, в ч. 3 ст. 401 Гражданского процессуального кодекса РФ, в ч. 1 ст. 10 Трудового кодекса РФ, в п. 5 ст. 2 Градостроительного кодекса РФ, в ст. 4 Водного кодекса РФ, в ст. 3 Лесного кодекса РФ, в п. 2 ст. 79 и п. 2 ст. 91 Воздушного кодекса РФ, в ст. 8 Таможенного кодекса РФ). На мой взгляд, приведенное положение ч. 4 ст. 15 Конституции РФ нуждается в соответствующей корректировке. Это касается и других нормативно-правовых актов.

Вслед за законодателем некоторые ученые также разграничивают принципы и нормы. Например, М.Н. Марченко пишет о том, что «отдельные виды нормативно-правовых договоров (например, договор об образовании федерации) могут содержать в себе и в действительности содержат не только нормы, но и принципы права». И.Ю. Козлихин использует выражение «право как идея и система принципов и норм».

Полагаю, что принципы права обладают признаком нормативности, являются нормами права. Вместе с тем, по своему характеру они отличаются от рядовых правовых предписаний. Следует согласиться с теми авторами, которые подчеркивают обособленность принципов права и относят их к специализированным правовым нормам общего характера (С.С. Алексеев).

Хотелось бы обратить внимание еще на один аспект обсуждаемой проблемы. Достаточно распространенной является такая точка зрения, когда так называемые «исходные правовые нормы», к которым относят и нормы-принципы, отграничивают от норм — правил поведения (норм непосредственного регулирования человеческого поведения) (М.И. Байтин, В.К. Бабаев и др.). Так, М.И. Байтин полагает, что функциональная роль норм-принципов и норм — правил поведения в механизме правового регулирования неодинакова. Исходные (отправные, учредительные) нормы не являются непосредственно регулятивными, поскольку сами не закрепляют прав и обязанностей субъектов. Они устанавливают (учреждают) общие начала, исходные положения и направления правового регулирования, участвуют в нем опосредованно, действуя в системной связи и единстве с нормами — правилами поведения, детализируются и реализуются через них. По мнению А.В. Полякова, нормы-принципы (декларативные нормы) вообще нельзя отнести к правовым нормам, поскольку они не определяют непосредственно права и обязанности субъектов. Их можно назвать когнитивными правилами законодательства, выполняющими функции правовых гипотез. Правовые нормы направлены на волю субъекта, давая ему основания для действий, и возникают как поведенческие нормы. Когнитивные правила имеют интеллектуальную направленность. Их необходимо принять к сведению для того, чтобы в дальнейшем ориентировать на них свои поведенческие акты. Таким образом, они являются тем означающим, которое, при наличии определенных жизненных обстоятельств, должен учитывать каждый субъект, определяющий круг своих полномочий и обязанностей. В то же время некоторые из них при соответствующей интерпретации могут получить непосредственно правовое значение. Л.А. Морозова указывает на то, что исходные (отправные, первичные, учредительные) правовые нормы определяют цели, задачи, принципы и направления регулирования, закрепляют правовые категории и понятия. Этим нормам присуща высокая абстрактность, они дают основы для правового регулирования, конкретизируются и получают развитие в нормах-правилах поведения. Норм-принципов больше всего в Конституции РФ. Например, большинство установлений главы 1 Конституции РФ «Основы конституционного строя» относится именно к таким нормам. Исходные нормы занимают высшую ступень в иерархии нормативных установлений. О.Э. Лейст пишет о том, что «нормы-принципы, дефинитивные и иные нормы представляют собой нормативные предписания высокого уровня обобщения, вынесенные за скобки многих правовых норм-правил поведения, но обретающие действенность и юридическую силу лишь в составе каждой из них». М.Л. Давыдова вслед за Н.Н. Вопленко относит принципы права к одной из разновидностей нормативно-правовых предписаний и в качестве одной из их особенностей упоминает об опосредованной форме реализации через конкретные правовые нормы.

На мой взгляд, веских оснований для подобного разграничения норм-принципов и норм-правил поведения нет.

Во-первых, как справедливо замечает та же Л.А. Морозова, многие принципы права закреплены в Конституции РФ, которая имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ). Следовательно, любое из содержащихся в Конституции правовых предписаний обладает прямым действием и может оказывать непосредственное регулятивное воздействие на общественные отношения. Б.С. Эбзеев особо акцентирует внимание на том, что конституционные нормы, «независимо от выполняемых социальных, политических и иных функций, равно как и от занимаемого в системе Конституции места, — начиная от преамбулы и завершая заключительными статьями, — все они обладают регулирующим значением и носят действующий характер». Другое дело, что законоположения Конституции неодинаковы с точки зрения их конкретности. Одни из них характеризуются точным и ясным определением в букве закона прав, обязанностей, ответственности субъектов правоотношения, которым адресована норма, и представляют собой конкретные правила поведения, дозволения или запреты. Такие законоположения, которые в литературе часто обозначают в качестве принципов права, содержатся, например, в ч. 2 ст. 4 Конституции РФ («Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации» — принцип верховенства закона), в ч. 1 ст. 19 («Все равны перед законом и судом» принцип равенства), в ч. 1 ст. 49 («Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» — принцип презумпции невиновности). Перечисленные принципы носят конкретный нормативный характер и могут применяться непосредственно. Но есть и такие принципы, которые, хотя и сформулированы в Конституции РФ, но работают на практике лишь с учетом конкретных юридических норм, например, принцип народовластия (ст. 3), принцип разделения властей (ст. 10), принцип федерализма (ст. 5) и др Одним словом, принцип непосредственного действия конституционных норм не исключает того, что некоторые из них нуждаются в развитии текущим законодательством, в разработке правил и процедур, упорядочивающих их реализацию. В то же время все субъекты права обязаны соблюдать и применять нормы Конституции вне зависимости от того, получили ли они конкретизацию в иных правовых нормах. Это особенно важно подчеркнуть потому, что в недавнем прошлом у нас это не предусматривалось и не практиковалось. Конституции советского периода применялись только путем их разъяснения и детализации в иных нормативно-правовых актах. Ясно, что это существенно ограничивало их действие, принижало их значение и роль в качестве основного закона, обладающего верховенством. М.С. Студеникина предлагает оценивать Конституцию в качестве источника права в полном объеме. По ее мнению, вряд ли можно согласиться с утверждением некоторых авторов о том, что отдельные положения Конституции не могут быть признаны нормами права, поскольку не содержат в себе правил поведения. Действительно, поведенческий характер ряда содержащихся в Конституции положений скрыт. Примером, в первую очередь, могут служить нормы-принципы и нормы-дефиниции. Их нормативность особая. Конституция интегрирует общественные отношения и одновременно укрупняет права и обязанности, трансформируя их в обобщенные оценки поведения применительно к отдельным видам субъектов. Такие предписания создают определенные юридические рамки развития общественных отношений, выступают в качестве ориентиров для организации всего правового регулирования и правоприменительной деятельности. Поэтому лишать поведенческого характера даже часть конституционных норм означало бы неоправданно снижать регулятивный потенциал Конституции как юридического документа. Е.И. Козлова указывает на то, что среди конституционно-правовых норм «значительно больше, чем в других отраслях, общерегулятивных норм. Это нормы-принципы, нормы-дефиниции, нормы-задачи. Они рассчитаны на всех правоприменяющих субъектов, независимо от вида правоотношений, участниками которых эти субъекты являются».

Во-вторых, возможность использования в ряде случаев института аналогии права (п. 2 ст. 6 Гражданского кодекса РФ, ст. 5 Семейного кодекса РФ, ч. 4 ст. 1 Гражданского процессуального кодекса РФ, ч. 6 ст. 13 Арбитражного процессуального кодекса РФ) также указывает на то, что принципы могут регулировать общественные отношения непосредственно, без того, чтобы прибегать к каким-то иным, более конкретным нормам-правилам поведения, вообще в отсутствие последних как таковых.

В-третьих, как известно, право выступает одним из регуляторов общественных отношений. В этом состоит его главное социальное предназначение. Логично предположить, что даже при неоднородности правовой материи перед любой из ее частичек будет стоять та же социальная задача, что и перед целым — обеспечивать урегулирование общественных отношений.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что принципы права носят нормативный характер и представляют собой наиболее общие правила поведения, которые отличаются от обычных правовых норм своей фундаментальностью, степенью обобщения (абстракции), стабильностью и устойчивостью, значимостью для всего процесса правового регулирования общественных отношений.

Понятие «принципы права» относится к объективно-субъективным категориям и может быть охарактеризовано двояко, в единстве двух его сторон.

С одной стороны, принципы права отражают объективные закономерности общественного развития. Это значит, что каждая система общественных отношений регулируется не произвольно, а в соответствии с объективными требованиями, которые отражаются в системе права и составляют ее сущность. Характер принципов той или иной правовой системы нельзя определять в отрыве от социально-экономических условий, структуры и содержания государственной власти, принципов построения и функционирования всей политической системы. Принципы права имеют исторический характер или отображают результаты рационального, научного осмысления закономерностей развития объективной действительности.

Принципы права отражают объективные свойства права, и в этом проявляется объективный характер самих принципов, их зависимость не от произвольного усмотрения законодателя, а от внешних условий, от конкретных жизненных реалий. С.С. Алексеев высказывает мысль о том, что «правовые идеи изначально пребывают в юридической материи, выраженной в законах, судебных решениях, иных юридических реалиях. Именно там, непосредственно в правовой материи, они «растворены», «спрятаны», являются неотъемлемыми, органическими элементами самого позитивного права. Причем, независимо от того, поняты ли они именно как «идеи» правоведами-практиками, наукой, выделяются ли они в качестве известных духовных, интеллектуальных начал, закреплены ли в текстах законов в виде норм-принципов». Роль законодателя в данном случае сводится к тому, чтобы уловить эти идеи, насквозь пронизывающие содержание права, как бы растворенные в нем, перевести их на доступный юридический язык, придать им законодательную форму.

С другой стороны, поскольку принципы права и закрепляющие их формально-юридические источники являются результатом сознательно-волевой деятельности, правотворчества, то в этом плане они субъективны. Для того чтобы быть реально действующими нормативно-правовыми предписаниями, а не благими пожеланиями и лозунгами, принципы права должны достаточно полно, правильно и всесторонне отражать существующую действительность и основные закономерности развития общества. Таким образом, принципы права есть продукт общественного правосознания, в них воплощаются представления людей об идеальном праве, о правовом государстве, которые находят свое выражение в различных учениях, теориях, концепциях, юридической доктрине. Субъективная составляющая принципов права проявляется в том, что в них заложены и субъективные взгляды людей на право, субъективное восприятие правовой реальности учеными и законодателями.

Анализ литературы показывает, что некоторые авторы склонны неоправданно игнорировать ту или иную сторону принципов права, при этом придавая преувеличенное значение другой стороне. Например, B.C. Нерсесянц утверждает, что принципы права (общие начала и смысл права) разрабатываются и обосновываются в юридической теории, в доктрине позитивного права. Ряд доктринальных положений об общих началах, смысле и принципах права получил закрепление в самом законодательстве (в соответствующих частях и разделах нормативно-правовых актов). По его мнению, допущение аналогии права по существу означает признание юридической доктрины источником действующего права (в сфере использования аналогии права). С.Г. Дробязко высказывает суждение о том, что «правовые принципы вырабатываются людьми сознательно на основе объективно обусловленных потребностей развития общества по пути прогресса».

Однако более обоснованной, на мой взгляд, представляется позиция тех авторов, которые рассматривают принципы права с учетом как единства, так и особенностей обеих сторон, с позиций сложившегося в юридической и философской науках общего представления об объективном и субъективном в праве (М.И. Байтин).

Довольно часто принципы права неправомерно отождествляют с его признаками (свойствами, качествами). Так, И. Сабо понимает принципы как определенные, основополагающие черты содержания права, общие и необходимые его особенности. В.К. Бабаев к общим и особенным (специфическим) признакам права относит то, что право выражает идеи справедливости и свободы. Л.А. Морозова, перечисляя особенности права как нормативного регулятора, также упоминает о том, что «право в целом выражает идеи справедливости, свободы и равноправия людей – извечные идеалы, к которым стремится человечество», то есть, по сути, ведет речь о тех принципах, которые должны лежать в основе права. А.В. Васильев подразумевает под принципами права «его наиболее характерные черты и свойства, определяющие право как определенное социальное явление среди других социальных явлений». Далеко не бесспорно утверждение В.И. Леушина о том, что «ученые практически единодушны в общей характеристике правовых принципов, отмечая, что это не результат субъективного усмотрения законодателей, а объективно присущие праву качества ». Соглашаясь с О.И. Цыбулевской в том, что принципы права отражают закономерности общественного развития, потребности данного общества, государства, и что в этом состоит их социальная обусловленность, зависимость от реальных жизненных условий, хочется возразить против ее утверждения о том, что принципы — объективные свойства права. Думается, что это ошибочная точка зрения. Как отмечает В.И. Шепелев, «принципы права находятся в некотором соотношении с его признаками, но имеют разное юридическое измерение».

Признаки права отражают его свойства и в своей совокупности составляют тот необходимый набор внешних атрибутов, характерных черт, который позволяет сформулировать понятие права и тем самым отграничивать право от других социальных явлений и, в частности, от других регуляторов общественных отношений. В теории государства и права признакам права уделяется существенное внимание. Специалисты выделяют такие признаки как волевой характер права, общезначимость, общеобязательность, обеспеченность государственным принуждением, установление и санкционирование со стороны государства, формальная определенность, нормативность, системность, иерархичность правовых норм, их дифференцированное внутреннее строение, процедурность, предоставительно-обязывающий характер, функциональность и др. По наличию или отсутствию определяющих признаков можно судить о существовании явления в целом.

Если признаки права «выражают его качество, т.е. то, что отличает его от всех других общественных явлений», характеризуют его с внешней стороны как специфическую систему регулирования общественных отношений, то принципы, в зависимости от своего назначения, либо отражают содержательную, сущностную сторону права, показывают направленность правового регулирования (принципы юридического равенства, гуманизма и справедливости, приоритета естественных прав и свобод личности), либо демонстрируют, как организована, структурирована правовая материя, то есть раскрывают функциональную сторону права как социального явления (принципы сочетания стимулов и ограничений, прав и обязанностей).

superinf.ru

Закон и принцип разница

Руководствуйтесь Божьими принципами

«[Иегова] научает тебя полезному» (ИСАИЯ 48:17).

1. Как Создатель руководит людьми?

УЧЕНЫЕ, стремящиеся раскрыть тайны Вселенной, не перестают поражаться, какая колоссальная энергия содержится в окружающем нас мире. Наше Солнце — звезда средней величины — каждую секунду излучает столько же энергии, сколько высвобождается при взрыве «100 миллиардов водородных бомб». Чтобы держать под контролем такие внушительные небесные тела, Создатель использует свою великую силу (Иов 38:32; Исаия 40:26). А какой способ избрал Творец, чтобы руководить нами, людьми, наделенными свободой воли, чувством нравственности, разумом и способностью постигать духовное? Он с любовью предоставил нам для руководства свои совершенные законы и возвышенные принципы, а также дал нам совесть, которая может быть очень чуткой (2 Царств 22:31; Римлянам 2:14, 15).

2, 3. Какое послушание радует Бога?

2 Бога радует добровольное послушание разумных созданий (Притчи 27:11). Вместо того чтобы запрограммировать нас, как роботов, на слепое подчинение, Иегова наделил нас свободой воли, чтобы мы, имея полную информацию, могли выбирать правильный путь (Евреям 5:14).

3 Иисус Христос, в совершенстве отражавший личность своего Отца, сказал ученикам: «Вы мои друзья, если делаете то, что я повелеваю вам. Я уже не называю вас рабами» (Иоанна 15:14, 15). В древности у раба не было другого выбора, как подчиняться приказам своего господина. Дружба же между людьми возникает, когда каждый из них проявляет качества, которые затрагивают сердце другого. Таким же образом мы можем стать друзьями Иеговы (Иакова 2:23). Эта дружба укрепляется взаимной любовью. Иисус показал, что между послушанием Богу и любовью есть связь: «Если кто любит меня, он будет соблюдать слово мое, и Отец мой возлюбит его» (Иоанна 14:23). Поскольку Иегова любит нас и хочет дать нам надежное руководство, он приглашает нас жить по его принципам.

Божьи принципы

4. Какое бы вы дали определение принципу?

4 Что такое принцип? В «Большом толковом словаре» слово «принцип» определяется как «основное, исходное положение какой-л[ибо] теории, учения, науки и т[ому] п[одобного]. Руководящее положение, основное правило, установка для какой-л[ибо] деятельности». Благодаря тщательному исследованию Библии мы узнаём, что наш небесный Отец предоставил принципы, касающиеся самых разных ситуаций и сторон жизни. Ясно, что он заботится о нашем вечном благополучии. Это согласуется со словами мудрого царя Соломона, сказавшего: «Слушай, сын мой, и прими слова мои,— и умножатся тебе лета жизни. Я указываю тебе путь мудрости, веду тебя по стезям прямым» (Притчи 4:10, 11). Ключевые принципы, данные Иеговой, касаются наших взаимоотношений с ним и с ближними, а также нашей религиозной и повседневной жизни (Псалом 1:1). Давайте рассмотрим некоторые из них.

5. Приведите примеры некоторых основных принципов.

5 О наших взаимоотношениях с Иеговой Иисус сказал: «Люби Иегову, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всем разумом твоим» (Матфея 22:37). Кроме того, у нас есть принципы, касающиеся нашего отношения к людям, например «золотое правило»: «Итак, во всем, как хотите, чтобы люди поступали с вами, так и вы поступайте с ними» (Матфея 7:12; Галатам 6:10; Титу 3:2). Относительно нашей религиозной жизни Библия увещает: «Будем внимательны друг к другу, чтобы побуждать к любви и добрым делам, не оставляя наших совместных встреч» (Евреям 10:24, 25). А насчет повседневной жизни Павел написал: «Едите ли вы, или пьете, или другое что делаете, все делайте во славу Бога» (1 Коринфянам 10:31). Но в Слове Бога содержится еще множество других принципов.

6. Чем принципы отличаются от законов?

6 Принципы — это жизненные, основополагающие истины, и мудрые христиане научились любить их. Иегова вдохновил Соломона написать: «Словам моим внимай, и к речам моим приклони ухо твое; да не отходят они от глаз твоих; храни их внутри сердца твоего: потому что они жизнь для того, кто нашел их, и здравие для всего тела его» (Притчи 4:20—22). Чем принципы отличаются от законов? Принципы служат для законов основанием. В отличие от правил и законов, которые обычно конкретны и бывают применимы лишь в какое-либо определенное время или в какой-либо конкретной ситуации, принципы непреходящи (Псалом 118:111). Божьи принципы не устаревают и не отмирают. Боговдохновенные слова пророка Исаии подтверждают это: «Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно» (Исаия 40:8).

Руководствуйтесь принципами в мыслях и делах

7. Как Слово Бога побуждает нас в мыслях и делах руководствоваться принципами?

7 Не раз «слово Бога нашего» побуждает нас в мыслях и делах руководствоваться принципами. Когда Иисуса Христа спросили о сути Закона, он привел две заповеди, одна из которых побуждает нас любить Иегову, а другая призывает любить ближнего (Матфея 22:37—40). Первую заповедь Иисус привел из краткого изложения Моисеева закона. Он цитировал Второзаконие 6:4, 5, где написано: «Господь, Бог наш, Господь един есть; и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всеми силами твоими». Возможно, Иисус также ссылался на Божью заповедь из Левита 19:18. Царь Соломон в последних словах книги Екклесиаст выразительно и лаконично подвел итог множеству законов Бога. Он написал: «Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека; ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо» (Екклесиаст 12:13, 14; Михей 6:8).

8. Почему глубокое понимание основных библейских принципов служит защитой?

8 Если мы хорошо усвоили основные принципы, нам будет легче понимать и применять более конкретные указания. Если же мы не уяснили для себя такие принципы, мы вряд ли сможем мудро разрешать трудности и сохранять свою веру твердой в испытаниях (Эфесянам 4:14). Если Божьи принципы укоренятся в нашем уме и сердце, нам легче будет принимать правильные решения. Применяя принципы разумно, мы будем успешны (Иисус Навин 1:8; Притчи 4:1—9).

9. Почему не всегда легко понимать и применять библейские принципы?

9 Понимать и применять библейские принципы труднее, чем следовать своду законов. Нам, как несовершенным людям, возможно, не очень нравится размышлять над принципами, поскольку это требует усилий. Когда нам нужно принимать решение или когда мы сталкиваемся с трудной ситуацией, мы, наверное, предпочли бы иметь какое-нибудь конкретное правило. Иногда мы обращаемся за советом к зрелому христианину, возможно к старейшине собрания, ожидая, что он скажет, как поступить в нашей ситуации. В Библии и основанных на ней изданиях может и не быть подходящего нам конкретного совета, но даже если такой совет и есть, он вряд ли является универсальным, применимым всегда и везде. Вы, наверное, помните, как один человек попросил Иисуса Христа: «Учитель, скажи моему брату, чтобы он разделил со мной наследство». Вместо того чтобы тут же указать, как улаживать споры между братьями, Иисус дал совет, содержащий более общий принцип: «Смотрите, берегитесь всякого рода жадности». Этот совет Иисуса был полезен тогда и остается таким до сего дня (Луки 12:13—15).

10. Как послушание принципам раскрывает наши мотивы?

10 Вы, вероятно, замечали людей, которые повинуются законам неохотно, только из страха наказания. Уважение к принципам защищает от такого настроя. Сама сущность принципов побуждает тех, кто ими руководствуется, повиноваться от сердца. И в самом деле: в большинстве случаев нарушение принципов не влечет за собой немедленного наказания. Благодаря этому открывается, почему мы послушны Иегове и каковы наши мотивы. Рассмотрим пример Иосифа, отвергшего безнравственные предложения жены Потифара. Хотя в то время еще не было письменного Божьего закона о прелюбодеянии и никакого наказания за половые отношения с чужой женой не предусматривалось, Иосиф знал о Божьем принципе, касающемся супружеской верности (Бытие 2:24; 12:18—20). Как видно из его ответа, этот принцип сильно на него влиял: «Как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред Богом?» (Бытие 39:9).

11. К каких областях христиане руководствуются принципами Иеговы?

11 Сегодня христиане руководствуются принципами Иеговы в таких личных вопросах, как выбор друзей, развлечений, музыки и литературы (1 Коринфянам 15:33; Филиппийцам 4:8). Если мы углубляем свои знания и понимание, а также развиваем любовь к Иегове и его нормам, наша совесть — чувство нравственной ответственности — поможет нам применять Божьи принципы в любых ситуациях, даже в вопросах сугубо личного характера. Если мы руководствуемся библейскими принципами, то мы не будем искать «лазеек» в законах Бога или подражать тем, кто пытается проверить, как далеко они могут зайти, не нарушая какого-либо закона. Мы понимаем, что такой образ мыслей безрассуден и пагубен (Иакова 1:22—25).

12. Что является ключом к тому, чтобы следовать Божьим принципам?

12 Зрелые христиане осознают: ключом к тому, чтобы следовать Божьим принципам, будет желание знать, что́ по данному вопросу думает Иегова. Псалмопевец призывал: «Любящие Господа, ненавидьте зло!» (Псалом 96:10). В Притчах 6:16—19 перечисляется то, что Бог считает злом: «Вот шесть, что ненавидит Господь, даже семь, что мерзость душе Его: глаза гордые, язык лживый и руки, проливающие кровь невинную, сердце, кующее злые замыслы, ноги, быстро бегущие к злодейству, лжесвидетель, наговаривающий ложь и сеющий раздор между братьями». Когда нами руководит желание размышлять о точке зрения Иеговы на подобные вещи, следовать принципам Бога становится нашей привычкой (Иеремия 22:16).

Необходимы правильные мотивы

13. К какому образу мыслей поощрял Иисус в Нагорной проповеди?

13 Знание и применение принципов также убережет нас от ловушки показной праведности. Следовать принципам — это не то же самое, что неукоснительно соблюдать правила. Иисус подчеркнул это в Нагорной проповеди (Матфея 5:17—48). Его слушателями были иудеи, которые должны были жить по Моисееву закону. Но в действительности они не имели правильного представления о Законе. Они делали акцент не на дух, а на букву Закона. Также они придавали большое значение своим традициям, ставя их выше учений Бога (Матфея 12:9—12; 15:1—9). Как следствие, люди в целом не были научены думать на основании принципов.

14. Как Иисус помог своим слушателям думать на основании принципов?

14 Иисус включил в Нагорную проповедь нравственные принципы, касающиеся пяти сторон жизни. Он говорил о гневе, о браке и разводе, об обещаниях, о мести, о любви и ненависти. В каждом случае Иисус объяснил пользу принципов. Так он установил для своих последователей более высокие нравственные нормы. Например, говоря о прелюбодеянии, Иисус дал принцип, который уберегает нас не только от неправильного поведения, но и от неправильных мыслей и желаний: «Всякий, кто продолжает смотреть на женщину и разжигается к ней страстью, уже совершил с ней прелюбодеяние в своем сердце» (Матфея 5:28).

15. Как избежать склонности к формализму?

15 Из этого примера видно, что нам никогда нельзя терять из виду цель и суть принципов Иеговы. Мы ни в коем случае не должны пытаться заслужить одобрение Бога показной праведностью. Иисус указал на ошибочность такого мышления, обратив внимание на милосердие и любовь Бога (Матфея 12:7; Луки 6:1—11). Следуя библейским принципам, мы не будем пытаться жить (или требовать, чтобы другие жили) по длинному перечню строгих правил, выходящих за рамки библейских учений. Принципы любви и послушания Богу будут интересовать нас больше, чем показная набожность (Луки 11:42).

Польза от применения принципов

16. Приведите примеры принципов, лежащих в основе некоторых законов Библии.

16 Нам, стремящимся повиноваться Иегове, важно понимать, что его законы опираются на некоторые основные принципы. Например, мы знаем, что христиане должны избегать идолопоклонства, сексуальной безнравственности и неправильного употребления крови (Деяния 15:28, 29). Но что лежит в основе христианской позиции по этим вопросам? Иегова — Бог ревнитель, требующий исключительной преданности; мы должны быть верными спутнику жизни; Иегова — Жизнедатель (Бытие 2:24; Исход 20:5; Псалом 35:10). Понимая такие принципы, легче следовать основанным на них законам.

17. Какую мы ощущаем пользу, когда понимаем и применяем библейские принципы?

17 Когда мы понимаем и применяем библейские принципы, мы видим, что они идут нам на пользу. Духовные благословения, получаемые народом Бога, часто сопровождаются вполне ощутимой пользой. Например, кто не курит, ведет нравственно чистую жизнь и уважает святость крови, тот избежит разных болезней. Живя в согласии с Божьей истиной, мы, вероятно, улучшим свое экономическое и социальное положение, а также свою семейную жизнь. Такая ощутимая польза доказывает ценность и практичность норм Иеговы. Но она сама по себе не является главной причиной, почему мы следуем Божьим принципам. Истинные христиане подчиняются Иегове, потому что они любят его, потому что он достоин их благоговения и потому что это правильно (Откровение 4:11).

18. Чем нам следует руководствоваться, если мы хотим добиться успеха на христианском пути?

18 Благодаря библейским принципам наша жизнь становится лучше, и уже одно это может привлекать людей к Божьему пути. Но главное же то, что своим образом жизни мы будем чтить Иегову. Мы знаем, что Иегова очень заботливый Бог, который желает нам всего самого наилучшего. Когда мы принимаем решения в согласии с библейскими принципами и видим, как Иегова нас благословляет, мы начинаем чувствовать себя еще ближе к нему. Таким образом мы укрепляем дружеские отношения с нашим небесным Отцом.

Помните ли вы?

• Что такое принцип?

• Чем принципы отличаются от законов?

• Почему полезно в мыслях и делах руководствоваться принципами?

[Рамка на странице 20]

Уилсону, христианину из Ганы, сообщили, что через несколько дней его уволят с работы. В последний рабочий день ему поручили вымыть личный автомобиль управляющего фирмы. Когда Уилсон нашел в машине деньги, его непосредственный начальник сказал ему, что эти деньги послал ему Бог, так как в тот день его должны были уволить. Однако, применив принцип честности, Уилсон вернул деньги управляющему. На управляющего это произвело сильное впечатление, и он не только сразу же предложил Уилсону постоянную работу, но и повысил его в должности (Эфесянам 4:28).

[Рамка на странице 21]

В Албании живет Рукия, которой уже за 60. Из-за семейных разногласий она не разговаривала со своим братом более 17 лет. Она начала изучать Библию со Свидетелями Иеговы и узнала, что истинные христиане должны жить в мире с другими людьми и не затаивать злобы. Она молилась всю ночь и потом с сильно стучащим сердцем отправилась домой к брату. Дверь открыла ее племянница. Увидев Рукию, она очень удивилась и спросила: «Что, кто-то умер? Почему ты пришла?» Рукия сказала, что хочет видеть брата. Она спокойно объяснила, что библейские принципы и знания об Иегове побудили ее помириться с братом. После слез и объятий родные отпраздновали свое примирение (Римлянам 12:17, 18).

[Иллюстрация на странице 23]

«Увидев множество людей, он поднялся на гору; и, когда он сел, к нему подошли его ученики, и он открыл уста и стал учить их» (МАТФЕЯ 5:1, 2).

wol.jw.org

Смотрите так же:

  • Федеральный закон о фсб рф Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ "О федеральной службе безопасности" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ"О федеральной службе […]
  • Маркова тимирязева суд Маркова тимирязева суд Границы судебных участков мировых судей Московского района г.Чебоксары (в ред. Закона ЧР от 24.06.2016 N 49) Судебный участок N 1 мировой судья Воронов Сергей […]
  • Право сварщика на льготную пенсию Как начисляется льготная пенсия для сварщиков в России и их пенсионных возраст Чем отличается льготная пенсия от обычного пенсионного обеспечения? По закону в России мужчины выходят на […]
  • Проводы на пенсию коллеги сценарий Сценарий проводов на пенсию Ведущий: - Уважаемый и бесценный наш (имя юбиляра)! Все присутствующие готовы поздравить Вас со столь знаменательным событием и выходом на отдых, который Вы […]
  • Проги для правило войны Интернет и сеть ⇒ Mozilla Firefox 61.0.1 Mozilla Firefox - один из самых популярных браузеров в мире, отличающийся быстротой работы как во время загрузки веб-страниц, так и при поиске в […]
  • Льготы матери одиночке по ндфл Мать-одиночка: пособия и льготы в 2018 году Матери-одиночки являются слабо защищенной категорией граждан. Поэтому в России предоставляются специальные выплаты и льготы. Конечно, одинокая […]