Тактика участие в суде

§ 3. УЧАСТИЕ АДВОКАТА В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Адвокат приглашается в суд первой инстанции обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия обвиняемого. С этой целью указанные лица

заключают с адвокатом соглашение на ведение дела.

В том случае, если обвиняемый или его представители не заключили соглашение с защитником, а по закону участие его обязательно либо обвиняемый ходатайствует о предоставлении ему защитника, то суд обязан обеспечить участие адвоката в судебном заседании. В этих целях суд заблаговременно направляет в адвокатское образование требование о выделении защитника по уголовному делу в порядке ст. 51 УПК.

После получения ордера на ведение дела в суде адвокат приступает к подготовке защиты. На стадии подготовки судебного заседания (предания обвиняемого суду) работа адвокат зависит от того, когда он вступил в уголовный процесс.

Если адвокат принял на себя защиту до назначения судебного заседания, то он:

1) знакомится с материалами уголовного дела;

2) встречается с обвиняемым для обсуждения ходатайств, которые надлежит подать судье на этой стадии процесса;

3) заявляет судье ходатайство (при наличии оснований) о проведении предварительного слушания с целью:

— исключения из материалов уголовного дела недопустимых доказательств;

— решения вопроса об особом порядке судебного разбирательства;

— о прекращении уголовного дела или уголовного преследования;

— о приостановлении производства по уголовному делу;

— о возвращении дела прокурору;

4) готовится и участвует в предварительном слушании, обосновывая заявленные им и обвиняемым ходатайства.

Если же адвокат вступил в уголовное дело после назначения судебного заседания, то он приступает к подготовке к судебному заседанию.

Подготовка защиты в судебном заседании — процесс творческий и зависит от многих обстоятельств, в том числе: от личности адвоката, характера уголовного дела, от участия адвоката на предварительном расследовании и т.п. Однако во всех случаях работа адвоката по подготовке к процессу включает:

— изучение материалов дела;

— составление адвокатского производства;

— общение с подсудимым до судебного заседания;

— предварительное формирование фактической и правовой позиции по делу;

— подготовку письменных ходатайств;

— истребование и получение новых доказательств;

— подготовку альтернативных заключений специалистов;

— разработку тактики ведения защиты в судебном заседании.

lawbook.online

Глава 9. Участие адвоката в суде присяжных

С принятием нового УПК РФ установлено правило, в соответствии с которым при рассмотрении дела в суде с участием присяжных заседателей участие адвоката является обязательным.

В этом случае основными положениями действия адвоката являются: 1.

Разъяснение подзащитному его права на рассмотрение дела с участием суда присяжных

Адвокат должен разъяснить своему подзащитному особенности такого разбирательства, а также пояснить все преимущества для него при рассмотрении его дела судом присяжных. Но при этом адвокат ни в коем случае не должен навязывать своему клиенту своей точки зрения на данный вопрос. Кроме того, он должен разъяснить подзащитному, что в случае отказа подзащитного от рассмотрения его дела в суде присяжных, в дальнейшем он лишается право на изменение своей позиции и не может уже настаивать на рассмотрении его дела с участием присяжных. 2.

Участие адвоката в формировании коллегии присяжных

Коллегия присяжных (иногда ее называют скамья присяжных) состоит из 12 основных и двух запасных присяжных. Адвокат должен знать основные требования, предъявляемые к кандидату присяжного. Формирование состава присяжных для рассмотрения конкретного уголовного дела осуществляется путем самоотводов и отводов, которые заявляются кандидатам на роль присяжных. Отводы могут мотивированными и немотивированными. 3.

Участие адвоката в судебном разбирательстве.

Участие адвоката в судебном разбирательстве можно условно разделить на следующие фазы: 3.1.

Участие адвоката в предварительном заседании. 3.2.

Исключение из доказательственной базы тех доказательств, которые были получены с нарушением требований допустимости. 3.3.

Доказывание обстоятельств, оправдывающих подзащитного либо дающих основания смягчения наказания ему. 3.4.

Обращение о снисхождении для подсудимого. 4.

Участие адвоката в прениях сторон

В судебных прениях адвокат выступает в судебных прениях перед присяжными. В этом случае его выступление должно быть максимально понятно и доступно для коллегии присяжных. Адвокат должен помнить, что присяжные — это «судьи одного дня», поэтому крайне важно привлечь их внимание к тем обстоятельствах, которые, по мнению защиты, имеют самое большое значение для данного дела. 5.

Участие адвоката в формировании вопросов, которые подлежат рассмотрению коллегией присяжных

Вопросы, которые ставятся перед присяжными, можно разделить на две группы: основные и дополнительные. Основные вопросы: 1.

Доказано ли, что соответствующее деяние имело место? 2.

Доказано ли, что деяние совершил подсудимый? 3.

Виновен ли подсудимый в совершении данного преступления? Дополнительный вопрос ставится после второго и может быть сформулирован следующим образом:

Имеются ли обстоятельства, исключающие уголовную ответственность?

Иногда после третьего вопроса может быть поставлен вопрос о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения или особого снисхождения. 6. Контроль со стороны адвоката за напутственным словом судьи 7.

Участие адвоката в судопроизводстве после оглашения вердикта присяжных

После того, как был оглашен вердикт присяжных, уголовное судопроизводство продолжается, но уже без присяжных. В этот период адвокат должен был готов к выступлению по вопросам квалификации инкриминируемого его подзащитному деяния, назначения наказания и другие вопросы.

Обжалование приговора, вынесенного с участие присяжных заседателей, производится по общим правилам уголовного судопроизводства в кассационном порядке.

lib.sale

Тактика участие в суде

Особенности участия государственного обвинителя в судебном разбирательстве уголовных дел по новому УПК РФ[1]

Задачи государственного обвинителя в судебных стадиях уголов­ного процесса, стратегия и тактика его участия в подготовительной части судебного разбирательства и в судебном следствии в значи­тельной степени зависят от того, какие принципы лежат в основе современного судопроизводства, а также от того, каким является процессуальное положение данного участника уголовного процесса.

Характер судебного разбирательства коренным образом изменен закреплением в ст. 15 УПК РФ принципа состязательности сторон в уголовном процессе. Данная норма последовательно реализует состязательность как общий принцип организации и осуществления судопроизводства, предусмотренный ч. 3 ст. 123 Конституции РФ.

Под состязательностью новый закон понимает отделение друг от друга функций обвинения, защиты и разрешения дела, которые не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Данный принцип предусматривает равенство сторон перед судом и полностью освобождает последнего от выпол­нения функций обвинительного характера.

Государственный обвинитель является участником процесса со стороны обвинения и его процессуальное положение, комплекс прав и обязанностей в уголовном судопроизводстве позволяют ему в полной мере осуществлять функцию уголовного преследования.

Процессуальное положение государственного обвинителя как стороны в процессе предоставляет ему определенные преимущества при решении задач уголовного преследования, но в то же время накладывает на него особую ответственность за результаты его деятельности в ходе судебного разбирательства, и в частности при принятии решений об отказе или продолжении уголовного преследо­вания.

В соответствии с ч. 1 ст. 246 УПК РФ поддержание государ­ственного обвинения является обязательным по делам публичного и частно-публичного обвинения. Таким образом, по новому уголовно-процессуальному закону государственный обвинитель всегда может лично контролировать не только ход, но и результат судебного разбирательства путем непосредственного и активного в нем участия. По концепции УПК РСФСР, прокурор осуществлял функцию над­зора за законностью принятых судом решений, принимая участие лишь в части рассмотренных судом уголовных дел. При рассмотре­нии судом остальных уголовных дел публичного и частно-публич­ного обвинения он не оказывал непосредственного влияния на ход судебного следствия, поскольку не участвовал в нем.

Новый УПК (ч. 7 ст. 246 УПК РФ) предусматривает право государ­ственного обвинителя на полный или частичный мотивированный отказ от обвинения в случае, если, с его точки зрения, оно не нашло своего подтверждения. Данный отказ влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в части. При этом суд связан позицией государственного обвинителя. Данное положение закона в полной мере соответствует принципу состязательности уголовного процесса.

Таким образом, УПК РФ предоставляет государственному обвини­телю большую самостоятельность в решении судьбы обвинения и уголовного дела в целом, поскольку не предусматривает, в отличие от УПК РСФСР, право на опротестование вышестоящим прокуро­ром решения суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения иначе как при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств.

В свою очередь расширение прав государственного обвинителя в уголовном процессе предполагает значительную его ответственность в принятии решения об отказе от обвинения, поскольку суд, в силу нового своего процессуального положения в состязательном процессе, не осуществляет уголовное преследование и, соответ­ственно, не имеет процессуальных средств исправить ошибку, допу­щенную государственным обвинителем при принятии указанного решения.

Свою позицию по делу, сформированную в суде первой инстан­ции, государственный обвинитель может отстаивать и в стадии кассационного производства, поскольку именно ему ст. 354 УПК РФ предоставлено право принесения на приговор кассационного пред­ставления. Только государственный обвинитель, соответственно, вправе до начала заседания суда кассационной инстанции отозвать внесенное представление (ч. 3 ст. 359 УПК РФ).

Таким образом, участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве на всех его этапах предполагает высокую степень активности, присущую стороне в уголовном процессе, в условиях изменившейся роли суда, задачей которого является лишь создание сторонам равных условий для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Задачей подготовительной части судебного разбирательства является проверка необходимых условий для его проведения. Именно здесь проверяется круг лиц, необходимый для участия в судебном разбирательстве, обеспечиваются условия для полного, всесторон­него и объективного исследования доказательств, представляемых сторонами, принимается ряд мер организационного порядка для успешного рассмотрения дела.

В подготовительной части судебного разбирательства суд с учетом мнения сторон определяет дальнейшее направление движения дела. Он вправе отложить разбирательство по делу, вернуть его прокурору для пересоставления обвинительного заключения, прекратить или приостановить по нему производство, перейти к судебному следствию.

Следует иметь в виду, что на государственного обвинителя уго­ловно-процессуальным законом не возложена обязанность по обес­печению явки в суд свидетелей со стороны обвинения. У него нет для этого процессуальных средств. Именно суд осуществляет их вызов в соответствии со списком, содержащимся в обвинительном заключении, по правилам, предусмотренным ст. 232 УПК РФ. В случае неявки без уважительной причины вызванных в суд лиц государственный обвинитель вправе просить суд о применении к ним мер процессуального принуждения, предусмотренных главой 14 УПК РФ.

В подготовительной части судебного разбирательства председа­тельствующий выясняет, вручены ли подсудимому и когда именно копии обвинительного заключения, обвинительного акта, постанов­ление об изменении обвинения. При этом судебное разбирательство дела не может быть начато ранее семи суток со дня вручения копии обвинительного заключения, постановления об изменении обвинения.

В соответствие с ч. 4 ст. 231 УПК РФ стороны должны быть извещены о месте и времени судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала. Смысл данной нормы заключается в необ­ходимости представителям сторон надлежащим образом подготовиться к судебному разбирательству. Если государственным обвинителем установлено, что кто-либо из представителей сторон извещен позже, он должен просить суд об отложении дела.

Председательствующий разъясняет сторонам право на мотиви­рованный отвод. Основания для отвода определены законом и не могут быть иными.

Отвод может быть заявлен и рассматривается, как правило, в подготовительной части судебного разбирательства. Заявление более позднего отвода возможно, если основание для отвода стало известно лицу, заявившему такой отвод, на более позднем этапе судебного разбирательства.

Высказывая мнение по заявленному отводу, государственный обвинитель обязан его мотивировать, ориентируя суд на принятие правильного решения, поскольку иное может привести к поста­новлению неправосудного приговора. Определение суда об отводе может быть обжаловано в кассационном порядке, поскольку не входит в перечень не обжалуемых постановлений, содержащихся в ч. 5 ст. 355 УПК РФ. Обжалование судебного решения об отводе не приостанавливает судебного разбирательства (ч. 6 ст. 355 УПК РФ).

Если отвод заявлен одновременно нескольким участникам судеб­ного разбирательства, первым должен быть рассмотрен отвод судье, после чего законный состав суда разрешает отводы остальным участ­никам.

При удовлетворении отвода защитнику или прокурору произ­водится замена этих лиц в судебном разбирательстве. Если замена невозможна без отложения разбирательства по делу, то слушание дела откладывается.

Важным этапом подготовительной части судебного разбира­тельства является заявление и разрешение ходатайств.

Государственный обвинитель должен внимательно изучать заяв­ленные ходатайства и продумывать содержание собственных хода­тайств, поскольку этот процесс позволит ему успешно осуществлять уголовное преследование в суде.

Ходатайство может быть заявлено представителями сторон как в письменной, так и в устной форме. Если оно заявлено в письмен­ной форме, то подлежит оглашению в судебном заседании. Любой из представителей сторон, в т. ч. и государственный обвинитель, вправе просить суд ознакомиться с письменным ходатайством для лучшего уяснения его содержания.

Ходатайства могут касаться вызова новых свидетелей, экспертов, специалистов, истребования вещественных доказательств, доку­ментов и подлежат разрешению непосредственно после их заявления и обсуждения.

Перечень содержащихся в ст. 271 УПК РФ ходатайств не является исчерпывающим. Государственный обвинитель должен быть готов к тому, что защита именно в ходе подготовительной части судебного разбирательства может заявить ходатайство о признании отдельного доказательства недопустимым. Прокурор вправе потребовать копию данного ходатайства, чтобы при необходимости подготовиться к опровержению приведенных доводов.

Разрешение данного ходатайства будет осуществляться по пра­вилам, предусмотренным ст. 235 УПК РФ для предварительного слушания. Для проверки доводов, изложенных в ходатайстве, могут быть допрошены свидетели, истребованы документы, исследованы материалы дела. Основная цель рассмотрения ходатайства о призна­нии доказательства недопустимым состоит в том, чтобы не допустить исследования в ходе судебного следствия доказательств, добытых с нарушением требований УПК РФ, и использования их в процессе доказывания. Именно поэтому сторона вправе неоднократно заявлять аналогичные ходатайства не только в ходе предварительного слуша­ния, но и в подготовительной части судебного разбирательства, а также в процессе судебного следствия.

В подготовительной части судебного разбирательства может быть заявлено ходатайство об избрании, изменении или отмене меры пресечения. Это особенно актуально, когда сторона просит об отложении дела слушанием.

Новый уголовно-процессуальный закон упразднил институт дополнительного расследования, предусмотрев возвращение дела прокурору для пересоставления обвинительного заключения, когда оно составлено с нарушением закона, что в свою очередь препят­ствует принятию судом законного, обоснованного и справедливого решения.

Представляется, что такое решение суда возможно не только в результате предварительного слушания, но и в ходе судебного раз­бирательства. Соответственно, государственный обвинитель вправе при наличии оснований заявить об этом ходатайство. При этом следует иметь в виду, что возвращение дела прокурору для исправ­ления ошибок, допущенных при составлении обвинительного заключе­ния , не может быть завуалированной формой возвращения дела для производства дополнительного расследования.

Если само ходатайство или его цель недостаточно ясны, пред­седательствующий и другие участники судебного разбирательства вправе задать по нему уточняющие вопросы.

По каждому из заявленных ходатайств председательствующий выслушивает мнение представителей сторон. Порядок опроса значе­ния не имеет, важно, чтобы каждый представитель сторон имел бы воз­можность высказать свое мнение по поводу заявленного ходатайства.

Если сторона ходатайствует о допросе свидетеля или специалиста и обеспечила его явку в судебное заседание, суд не вправе отказать в удовлетворении данного ходатайства. Следует обратить внимание, что если этот свидетель или специалист приглашен стороной защиты, он будет допрошен после того, как сторона обвинения представит свои доказательства.

Решение об удовлетворении или отказе в удовлетворении ходатай­ства выносится в форме определения (постановления). В зависимости от характера заявленного ходатайства решение принимается либо в совещательной комнате, либо непосредственно в зале судебного заседания и не может быть обжаловано в кассационном порядке.

Мотивы отказа отражаются в определении (постановлении) суда. Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд разъясняет участнику судебного разбирательства, которому отказано в удовлетворении ходатайства, его право вновь заявить ходатайство на последующих этапах судебного разбирательства. Необоснованное отклонение судом заявленного ходатайства о представлении доказательств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела, может повлечь за собой отмену приговора, если государственный обвинитель убедительно обоснует свою позицию в кассационном представлении.

Правильное разрешение судом вопроса о возможности рас­смотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц является принципиальным, влияющим на полноту, все­сторонность и объективность судебного разбирательства.

Поскольку именно на государственном обвинителе лежит обязан­ность доказывания вины подсудимого, он должен, формулируя мнение о возможности рассмотрения дела в отсутствие кого-либо из участников процесса, определить, имеется ли достаточно доказа­тельств обвинительного характера и возможно ли рассмотреть дело в отсутствие потерпевшего, свидетеля, эксперта.

При неявке кого-либо из участников судебного разбирательства суд выслушивает мнение сторон о возможности разбирательства дела и выносит определение (постановление) об отложении разбира­тельства или о его продолжении, о вызове в следующее судебное заседание не явившихся лиц или об их приводе.

Особенно рельефно принцип состязательности проявляется в ходе судебного следствия. Сторона обвинения представляет доказа­тельства первой. Государственный обвинитель самостоятельно опре­деляет порядок исследования доказательств, и суд не вправе его изменить.

Вопрос о том, являются ли показания подсудимого доказатель­ством со стороны обвинения, следует решать, исходя из того, какой характер носят эти показания. Если показания подсудимого носят оправдательный характер, то они, безусловно, являются доказатель­ством со стороны защиты и ею представляются, поскольку под­судимый относится к участникам процесса со стороны защиты. В том случае, когда подсудимый признает себя виновным в совершении преступления, согласен дать показания в суде, государственный обвинитель вправе продолжить его допрос при представлении доказа­тельств со стороны обвинения, если подсудимый против этого не возражает. В соответствии с ч. 3 ст. 274 УПК РФ с разрешения председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия. При этом на основании ст. 275 УПК РФ первым его допрашивает защитник и иные участники процесса со стороны защиты.

Среди факторов, влияющих на предлагаемый государственным обвинителем порядок исследования доказательств, можно выделить следующие: позиция подсудимого по отношению к предъявленному обвинению, количество подсудимых по делу, их возраст и наличие противоречий в показаниях, вид преступления, объем и сложность уголовного дела, устойчивость позиции потерпевших и свидетелей, качество предварительного расследования, количество и значение добытых следствием доказательств и др.

Эффективность допроса в суде в значительной степени зависит от владения прокурором навыками перекрестного допроса, порядок которого предусмотрен ст. 275, 278, 282 УПК РФ. Суд задает свои вопросы после допроса соответствующих участников процесса сторонами.

Новым уголовно-процессуальным законом несколько ограничена возможность устранения противоречий в показаниях подсудимого. Статья 276 УПК РФ предусматривает возможность оглашения показа­ний подсудимого, данных в ходе предварительного расследования и содержащихся в протоколе допроса, а также воспроизведение их видео- и аудиозаписи только по ходатайству сторон. Для этого необходимо наличие существенных противоречий между показаниями, данными на стадии предварительного расследования и в суде. В том случае, если подсудимый воспользовался своим правом не давать показания, суд не может констатировать наличие противоречий в показаниях, так как они не были даны в суде, а следовательно, не вправе огласить протокол допроса обвиняемого или подозреваемого, содержащий изобличающие показания. Прокурору следует также учитывать, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого и обвиня­емого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозрева­емым, обвиняемым в суде.

Эти положения закона существенно ограничивают возможности стороны обвинения в использовании изобличающих показаний, данных в ходе предварительного расследования в строгом соответ­ствии с требованиями закона.

Представляется целесообразным в законодательном порядке исключить из ч. 1 ст. 75 УПК РФ п. 1. Отказ от участия защитника в проведении допроса, заявленный подозреваемым или обвиняемым по собственной инициативе и удовлетворенный в строгом соответ­ствии со ст. 52 УПК РФ, не должен лишать протокол допроса данного лица доказательственного значения при отсутствии какого-либо нарушения прав подозреваемого или обвиняемого, предусмотрен­ного уголовно-процессуальным законом. Ни одно доказательство не имеет заранее установленной силы, и показания подозреваемого или обвиняемого являются доказательствами, равными по своему значению остальным. Наличие в УПК РФ п. 1 ч. 1 ст. 75 УПК РФ ставит стороны в неравное положение в процессе доказывания и затрудняет установление истины по делу.

Альтернативой решения данной проблемы может стать закреп­ление в УПК РФ обязательного участия защитника при допросе обвиняемого и подозреваемого.

Порядок допроса свидетелей в ходе судебного следствия зависит оттого, по чьему ходатайству они вызваны. Свидетелей, приглашен­ных по инициативе обвинения, первыми допрашивают представи­тели стороны обвинения, и прежде всего государственный обвинитель. Далее следуют вопросы стороны защиты. Необходимо признать, что иногда вопросы защиты могут повторять вопросы государственного обвинителя, а ответы — отличаться и очень существенно. Это зависит от многих факторов, в т. ч. и от умения применять при допросе тактические приемы. Председательствующий вправе снять лишь наводящие вопросы, а также вопросы, не относящиеся к делу. В остальном он обязан предоставить сторонам возможность поставить все имеющиеся у них вопросы, в т. ч. и сходные между собой. Обязанность устранения противоречий в показаниях свидетелей возлагается на государственного обвинителя, однако и судьи вправе задать вопросы, позволяющие устранить противоречия, поскольку именно им впоследствии придется оценивать эти показания.

Новеллой является положение ч. 5 ст. 278 УПК РФ, в соответ­ствии с которой, при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его родственников и близких лиц, суд на основании своего определения (постановления) вправе провести допрос без оглашения подлинных данных о личности свидетеля и в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участ­никами судебного разбирательства. Безусловно, речь идет прежде всего о допросе свидетелей, представляемых стороной обвинения. Именно в их адрес могут быть угрозы со стороны обвиняемого и иных лиц, заинтересованных в исходе дела. Эффективным можно признать американский опыт допроса таких свидетелей, когда судья допрашивает его в отсутствие сторон, после чего оглашает получен­ные показания. Можно рекомендовать предварительную постановку сторонами вопросов, которые и поставит перед таким свидетелем суд.

Новый УПК РФ изменил порядок оглашения показаний свиде­теля, данных при производстве предварительного расследования.

В соответствии со ст. 281 УПК РФ протокол допроса свидетеля и приложения к нему могут быть оглашены лишь при наличии существенных противоречий между показаниями, данными на следствии и в суде. Кроме того, на оглашение показаний требуется согласие обеих сторон.

В практической деятельности в оглашении показаний, данных на следствии, как правило, заинтересован государственный обвини­тель. Защита может быть не заинтересована в даче согласия на оглашение измененных не в ее пользу показаний, уличении лже­свидетеля и т. д., поэтому содержащееся в ч. 1 ст. 281 УПК РФ требование о согласии на это сторон делает невозможным исполь­зование в процессе доказывания части доказательств, полученных в строгом соответствии с требованиями УПК РФ, затрудняет борьбу с лжесвидетельством, а потому подлежит корректировке.

В настоящей статье рассмотрены лишь некоторые проблемы, возникающие у государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства. Состязательный процесс изменил роль прокурора в проведении различного вида осмотров, предъявления для опознания, следственного эксперимента и других судебных действий. Данные проблемы являются предметом самостоятельного исследования и рассмотрения.

В заключение необходимо отметить, что эффективность борьбы с преступностью во многом зависит от совместной работы законо­дателя по совершенствованию нового закона и от профессиональных участников уголовного процесса по его грамотному применению.

[1] Статья подготовлена канд. юрид. наук, доцентом кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета СПбГУ Н. П. Кирилловой.

www.law.edu.ru

  • Главная /
  • Уголовные дела /
  • Тактика и методика защиты в суде
  • / Тактика и методика защиты в суде первой инстанции

Тактика и методика защиты в суде первой инстанции

Специфическим условием деятельности защитника в процессе доказывания на судебном следствии является его осведомленность о всей системе доказательств, представленных стороной обвинения и о доводах обвинения в спорных ситуациях квалификации.

Он должен исходить из того, что судебное следствие проходит в условиях непосредственного исследования доказательств, за исключением особого порядка судебного разбирательства, предусмотренного разделом X УПК РФ, устности, гласности, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 241 УПК РФ, неизменности состава суда и в нем принимают участие как суд, так и представители сторон.

Достаточно короткие сроки судебного следствия обязывают работать в условиях необходимости принятия решений в экстремальных условиях и использовать такие приемы и методы, которые бы позволили наиболее результативно исследовать все доказательства.

Заявить о своей деятельной позиции и намерении активно участвовать в доказывании, защитнику целесообразно еще в ходе подготовительной части судебного заседания путем подачи ходатайств о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов или об исключении доказательств, полученных с нарушением закона.

Последовательно включаясь в процесс доказывания, после изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения (по делам частного обвинения — с изложения заявления частным обвинителем (ч. 1 ст. 273 УПК РФ), и вопроса председательствующего к подсудимому, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным и желает ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению (В суде присяжных защитник высказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению (ч.3 ст. 335 УПК РФ), адвокату целесообразно воспользоваться этим правом и дать оценку всей совокупности собранных по делу доказательств – их достаточности.

В этой связи представляется интересной позиция Л.В. Кречетовой, которая предлагает защитнику в противоположность обвинительному заключению готовить и представлять суду в письменном виде защитительное заключение (защитительные возражения). По её мнению, в нем должны быть отражены вопросы обоснованности обвинительных тезисов в части их достаточности для проведения судебного разбирательства, а также о наличии оснований для прекращения производства по делу либо для возвращения дела прокурору.

По этому поводу представляется необходимым заметить, что по действующему законодательству защитник не ограничен в выборе средств, способов и форм реализации права выразить свое отношение к предъявленному обвинению. При этом, защитнику целесообразно выбрать те из них, которые позволят наиболее эффективно повлиять на объективность исследования обстоятельств уголовного дела и предупредить возможные судебные ошибки.

По нашему мнению, в числе методов способных предопределить объективность исследования обстоятельств уголовного дела, чем предотвратить появление судебных ошибок, может быть именно письменное выражение отношения стороны защиты к предъявленному обвинению, которое целесообразно огласить после изложения обвинения, и заявить ходатайство о приобщении текста к протоколу судебного заседания. Суть этого документа могут составлять защитительные возражения на обвинительное заключение, содержащие в себе обоснованную необходимыми оправдательными доказательствами позицию защиты, противоположную обвинению. В нем целесообразно дать оценку предъявленному обвинению как необоснованному, построенному на недостаточной совокупности собранных по делу доказательств и их недостоверности.

В практической деятельности автор именно так и поступает, однако это порой вызывает недоумение суда и возражения стороны обвинения. Поэтому предлагается внести изменения в ч. 2 ст. 273 УПК РФ, которую изложить в следующей редакции: «Председательствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным и предлагает ему или его защитнику огласить свое отношение к предъявленному обвинению и представить возражения защиты, которые после оглашения приобщаются к материалам уголовного дела».

При обсуждении порядка исследования доказательств сторона защиты располагает достаточно ограниченными возможностями влиять на его изменение. В соответствии с законом первой представляет доказательства сторона обвинения. Однако при согласии подсудимого он может дать показания первым, чем, по нашему мнению, задать тон предстоящему исследованию и в некоторой степени навязать стороне обвинения очередность исследования её доказательств.

Вместе с тем, строгое установление порядка исследования доказательств является весьма условным, поскольку одно и то же доказательство может свидетельствовать как о виновности лица, так и об обратном, оно может одновременно указывать на обстоятельства, требующие квалификации по статье, предусматривающей более мягкое наказание или на смягчающие обстоятельства. Наиболее ярким примером такого доказательства являются показания подсудимого. Поэтому очередность допроса подсудимого может зависеть от конкретных обстоятельств дела, от сложности дела, от ситуации, которая сложилась к моменту судебного следствия. В этом случае требуется умелое (профессиональное) использование защитником своих полномочий.

В литературе на этот счет содержатся различные точки зрения. Так Ю.Ф. Лубшев считает: «Непервоочередной допрос подсудимого, не признающего свою вину, всегда выглядит как работа суда по изобличению преступника иными доказательствами. Чтобы уголовный процесс был действительно состязательным вслед за обвинительным заключением, которое, по сути, является обвинением человека в суде, нужно всегда, во всех случаях, допрашивать этого человека, понять его позицию, доводы, возражения и уж потом смотреть — что говорят о преступлении человека другие доказательства».

Напротив, приводятся точки зрения, в соответствии с которыми подсудимого не следует допрашивать в начале судебного следствия, поскольку при его допросе судом зачастую проявляется обвинительный уклон, задающий вопросы может вести допрос «методом давления, создавая тем самым впечатление, что сомневается в правдивости его показаний. Исследования психологов подтверждают, что примерно у 4/5 судей на уровне подсознания выражено негативное отношение к подсудимому, которое заставляет большинство наших судей априори смотреть на подсудимого как на лицо, совершившее преступление».

После исследования доказательств стороны обвинения по действующему законодательству подлежат исследованию доказательства, представленные стороной защиты. Последовательность представления доказательств защитником может быть определена в зависимости от последовательности обстоятельств, составляющих предмет доказывания, или в зависимости от позиции защиты.

В этом случае, исходя из возможности психологического воздействия на участников процесса, было бы рационально применение такого приема представления защитительных доказательств по силе воздействия на внутреннее убеждение судей, как от слабых — к более убедительным.

Выбирая тактику, защитнику целесообразно учитывать, что среди судебных действий допрос подсудимого, исследование и оценка его показаний занимает одно из важнейших мест при установлении вины подзащитного в совершенном преступлении либо его невиновности. Объясняется это необходимостью установления главного факта уголовного процесса, каким является вопрос о виновности или невиновности подсудимого. Задача защитника при допросе подсудимого состоит в том, чтобы полностью раскрыть позицию защиты по предъявленному обвинению.

Вместе с тем, давать показания — это право подсудимого, а не обязанность, поскольку своими показаниями он защищается от предъявленного обвинения. Приступая к допросу своего подзащитного, защитнику целесообразно считаться с содержанием предъявленного обвинения и отношением подсудимого к нему.

Исходя из этого, показания обвиняемого могут быть использованы как средство защиты, как доказательство невиновности либо как средство установления иных обстоятельств, подлежащих доказыванию и могущих иметь значение для разрешения дела по существу.

При этом целесообразно помнить, что предметом допроса являются обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ) и обстоятельства, необходимые для проверки и оценки доказательств, в том числе и обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, а также обстоятельства, характеризующие личность.

Вопросы целесообразно задавать в определенной логической последовательности: после основного вопроса — дополняющие, уточняющие и напоминающие, без применения наводящих вопросов. Каждый вопрос важно правильно сформулировать и заранее продумать. Целью вопросов является восполнение пробелов, допущенных в ходе свободного рассказа и уточнение показаний допрашиваемого.

От того, насколько правильно поставлен вопрос, зависит правильность ответа, который будет выслушан и занесен в протокол судебного заседания, а в последующем оценен судом. Заранее согласованная и выверенная последовательность вопросов, задаваемых защитником подсудимому, и в подтверждение полученных ответов предъявление имеющихся у защиты доказательств, направлены на то, чтобы убедить суд в обоснованности занятой позиции.

Применяемые защитником в ходе допроса тактические приемы не могут быть направлены на оправдание самого совершения преступления и преуменьшение его общественной опасности, а также дачу подсудимым ложных показаний либо на развитие у него низменных чувств.

Участие защитника в допросе подсудимого определяется той позицией, которую занимает сторона защиты с учетом складывающейся защитительной ситуации в зависимости от того, признает ли подзащитный свою вину полностью, частично либо не признает.

Участие адвоката-защитника в допросе подсудимого целесообразно спланировать заранее, свои вопросы рационально соотносить с обстоятельствами, подлежащими обязательному доказыванию по данному уголовному делу и задавать такие, которые бы указывали на отсутствие в его действиях состава преступления, или на наличие обстоятельств, исключающих преступность деяния, либо на смягчающие ответственность обстоятельства.

Оглашение показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования, а также воспроизведение приложенных к протоколу допроса материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки его показаний могут иметь место по ходатайству сторон в случаях, предусмотренных ст. 276 УПК РФ.

При допросе свидетелей целесообразно определить очередность, которая бы соответствовала последовательности изложенных подсудимым совершенных и исследуемых по уголовному делу событий, о чем защитнику необходимо заявить ходатайство. При этом в своих показаниях свидетели смогут подтвердить те или иные утверждения обвиняемого.

При допросе свидетелей со стороны обвинения допрос начинает сторона обвинения. В этом случае вопросы защитника должны быть направлены на выявление несоответствия их показаний другим доказательствам по делу, а также на выявление обстоятельств, смягчающих ответственность подсудимого. Для оценки достоверности показаний свидетеля, вопросы должны быть направлены на выявление взаимоотношений свидетеля с подсудимым; на выяснение объективных и субъективных факторов, при которых воспринимался тот или иной факт, на выяснение длительности времени, которое прошло с момента восприятия до момента допроса, на то, с кем из участников судебного разбирательства данный свидетель обсуждал те или иные моменты произошедшего события.

В данной ситуации, в случае выявления противоречий в показаниях свидетелей обвинения между собой, а также в показаниях свидетелей обвинения и в показаниях свидетелей защиты, возможно применение как шахматного, так и перекрестного допроса. Сущность шахматного допроса заключается в том, что защитник для выяснения и сопоставления показаний с ранее данными, задает вопросы об одних и тех же обстоятельствах нескольким лицам. Используя метод шахматного допроса, защитник может поставить под сомнение показания свидетелей со стороны обвинения, тем самым, убедив суд в необходимости устранения противоречий между различными доказательствами путем получения новых, заявив ходатайства об истребовании документов, предметов, вызове новых свидетелей, необходимости назначения экспертизы.

Так как в некоторых случаях шахматный допрос затруднен тем, что допрошенные свидетели удаляются из зала судебного заседания. Защитнику целесообразно заранее предусмотреть возможность шахматного допроса и заявить ходатайство об оставлении в зале судебного заседания уже допрошенных свидетелей, с целью ликвидации противоречий в их показаниях.

При перекрестном допросе одному допрашиваемому лицу поочередно задаются вопросы участниками процесса со стороны обвинения и со стороны защиты.

Однако при проведении перекрестного допроса защитнику необходимо умело использовать его возможности, так как «для людей честных и умелых это средство раскрыть то, что без этого осталось бы недоступным для суда», но такой допрос может превратиться в «то искусство, посредством которого можно заставить человека отречься от всего, что он знает, и назвать себя не своим именем».

Оглашение ранее данных показаний потерпевшего и свидетеля , а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускается в случае их неявки в судебное заседание и лишь с согласия сторон (За исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ ).

Данное положение дает возможность стороне защиты возразить против оглашения показаний потерпевшего или свидетеля и потребовать их явки, если это соответствует избранной линии защиты.

Однако, при оглашении показаний потерпевшего и свидетелей на практике не всегда соблюдаются требования ст. 281 УПК РФ, хотя в законе они чётко сформулированы. На этот счет Конституционный Суд РФ отмечает, что «оглашение судом показаний отсутствующего свидетеля без законных оснований, предусмотренных пунктом 2 части первой статьи 286 УПК РСФСР (281 УПК РФ), а также последующее использование оглашенных показаний свидетельствует о недопустимости такого доказательства и необходимости его исключения при проверке законности и обоснованности вынесенного приговора».

Вместе с тем, к решению этой проблемы вполне применима позиция Европейского Суда по правам человека, в соответствии с которой в основу приговора могут быть положены показания свидетеля или потерпевшего, оглашённые в судебном заседании вопреки возражениям стороны защиты, если обвиняемый имел возможность в ходе предварительного следствия задать вопросы свидетелю или потерпевшему и если предприняты все меры к установлению их места пребывания и к явке в суд. В случае же, если ни обвиняемый, ни его защитник ни на одной из стадий производства по уголовному делу не имели возможности допросить лиц, показания которых использованы в качестве доказательств, то в этом случае суд должен отказать в удовлетворении ходатайства стороны об оглашении показаний указанных лиц в случае их неявки в судебное заседание.

При разрешении ходатайства об оглашении показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего суду необходимо, помимо установления наличия для этого оснований, проверять, соблюдены ли при производстве допроса этого лица нормы уголовно-процессуального закона, определяющие порядок производства допроса, например, разъяснены ли положения ст. 11 УПК РФ. При выявлении нарушений закона защитнику целесообразно ходатайствовать об исключении из числа допустимых протокола допроса и об отказе в удовлетворении ходатайства о его оглашении.

Таким образом, при поступлении ходатайства об оглашении показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего, данных в ходе досудебного производства, суд должен исходить из того, являются ли эти показания допустимыми доказательствами и обеспечено ли право подсудимого допрашивать показывающих против него лиц на предыдущих стадиях уголовного процесса.

Для устранения противоречий между ранее данными показаниями и показаниями указанных лиц, данными в суде, достаточно ходатайства одной стороны с обоснованием, в чем именно показания, данные в суде, противоречат показаниям, данным ранее. Если сторона, заявившая просьбу об оглашении показаний, не сможет указать материалы дела, в которых оно отражено, то это лишает заявление основательности, и суд вправе не оглашать их.

Важным средством обеспечения проведения линии защиты, а также обеспечения суда достаточной совокупностью доказательств для принятия объективного решения, является производство судебной экспертизы (ст. 283 УПК РФ) и допрос эксперта (ст. 282 УПК РФ).

О вызове в судебное заседание эксперта сторона защиты вправе ходатайствовать в подготовительной части судебного заседания (ч. 1 ст. 271 УПК РФ). При этом, из смысла ст. 282 УПК РФ следует, что речь идет об эксперте, проводившем экспертизу в ходе предварительного расследования. Если в ходе ознакомления с материалами уголовного дела защитник придет к выводу, что заключение эксперта, данное на стадии предварительного расследования, нуждается в разъяснении или дополнении, то он может заявить ходатайство о вызове этого эксперта в суд для допроса. Использование защитником этих норм особенно актуально в случаях, когда права стороны защиты были ущемлены при назначении экспертизы. В полной мере компенсировать в этой части не реализованные, как правило, не по своей вине, полномочия, защитник должен в судебном следствии путем активного участия в допросе эксперта при проверке и оценке его заключения, а при наличии оснований заявить отвод эксперту.

При этом перед экспертом не должны ставиться вопросы, которые являются новыми по отношению к тем, на которые он отвечал на стадии предварительного расследования. Если такие вопросы возникают, то должна назначаться дополнительная или повторная экспертиза.

О производстве судебной экспертизы сторона защиты вправе ходатайствовать в любой момент судебного следствия, особенно это должно быть сделано при наличии оснований для обязательного проведения судебной экспертизы, либо назначения повторной или дополнительной судебной экспертизы.

Представляется, что в указанных случаях вопрос о назначении экспертизы может быть решен и в подготовительной части судебного разбирательства.

В последующем, потребность в проведении экспертизы в суде может возникнуть в случаях, когда в ходе судебного следствия возникла необходимость использовать специальные познания для ликвидации неполноты, пробелов в судебном доказывании, либо в деле содержатся противоречивые доказательства, а экспертиза является средством выяснения необходимых вопросов и ликвидации противоречий в доказательствах.

В случае заявления ходатайства о назначении экспертизы, адвокат должен внимательно проанализировать ранее данное экспертом заключение на предмет его полноты и достаточной ясности, установить, не вышел ли эксперт в своем исследовании за пределы своей науки, не содержится ли в его заключении оценка доказательств. Как правило, для этого требуется привлечение специалиста.

Анализ различных точек зрения ряда ученых позволяет выделить вопросы, которые при этом подлежат выяснению:

— имеет ли эксперт квалификацию судебного эксперта;
— наличие экспертных методик для производства данного вида экспертизы, имеются ли конкурирующие методики;
— утверждена ли методика проведения данной экспертизы Российским федеральным центром судебных экспертиз при МЮ РФ;
— не проведена ли экспертиза лицом, подлежащим отводу;
— соблюдены ли права участников процесса при назначении и производстве экспертизы;
— не нарушался ли процессуальный порядок при получении образцов для сравнительного исследования;
— соблюдена ли процессуальная форма заключения эксперта, имеются ли в представленном заключении все необходимые реквизиты;
— относятся ли результаты экспертного исследования к данному уголовному делу;
— соответствуют ли выводы эксперта имеющимся в уголовном деле доказательствам.

Существенное отклонение от указанных требований, может повлечь признание заключения недопустимым доказательством по делу.

Такие судебные действия, как осмотр вещественных доказательств, оглашение протоколов следственных действий и иных документов , на практике чаще производятся в конце судебного следствия и мало влияют на сформировавшуюся к концу следствия позицию суда по уголовному делу. В связи с этим стороне защиты целесообразно одновременно с допросом подсудимого, потерпевшего, свидетеля или эксперта ходатайствовать об осмотре вещественных доказательств, что существенно расширит возможности для проверки показаний этих лиц. Оглашать документы следует не подряд, а последовательно, по мере изучения обстоятельств дела, к которым они имели отношение, а при необходимости одновременно с допросом соответствующих лиц.

В ходе таких процессуальных действий участникам осмотра могут задаваться вопросы, относящиеся к признакам вещественных доказательств или к обстоятельствам, связанным с ними. Они вправе обращать внимание суда на определенные признаки или обстоятельства, связанные с вещественными доказательствами, и просить об отражении их в протоколе судебного заседания.

Важным нововведением нового уголовно-процессуального закона стало закрепление в ст. 288 УПК РФ возможности проведения следственного эксперимента на этапе судебного следствия. Реализовать избранную стратегическую линию по уголовному делу защите также помогут такие судебные действия, как осмотр местности и помещения (ст. 287 УПК РФ), предъявление для опознания (ст. 289 УПК РФ) и освидетельствования (ст. 290 УПК РФ).

Участие защитника в проверке доказательств , осуществляемой судом, реализуется путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, установления их источников и получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. Причем обвинительные доказательства проверяются им под углом зрения их недостоверности, а оправдательные — достоверности.

Особенность участия защитника в оценке доказательств на судебном следствии, как впрочем и на предварительном, заключается в том, что в законе он не назван в качестве субъекта оценки доказательств и не обладает властными полномочиями, необходимыми для осуществления доказывания, результаты его деятельности по оценке доказательств выражаются в ходатайствах, имеющих целью убедить суд в правильности своей позиции и понудить вынести процессуальное решение в интересах подзащитного.

Кроме того, деятельность защитника носит односторонний характер, поскольку он оценивает доказательства лишь в целях защиты прав и законных интересов подзащитного, но руководствуется, при этом, едиными критериями относимости, допустимости, достоверности и достаточности, установленными в законе.

Под относимостью доказательства понимается связь его содержания с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, а также иными обстоятельствами, имеющими значение для уголовного дела.

Относимость доказательства в юридической литературе рассматривается с двух точек зрения, как определение значимости для дела обстоятельства, которое устанавливается конкретным доказательством и как способность доказательства, своим содержанием, это обстоятельство устанавливать.

Допустимость доказательства — это свойство доказательства, характеризующее его с точки зрения законности источника (вида) фактических данных (сведений, информации), а также способов получения и форм закрепления фактических данных, содержащихся в таком источнике, в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, т.е. управомоченным на то лицом или органом в результате проведения им следственного действия при строгом соблюдении уголовно-процессуального закона, определяющего формы данного следственного действия.

«При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» (Конституция Российской Федерации, ч. 2 ст. 50).

«Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса» (См. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, ст. 74).

В соответствии с частью 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;
2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 16 постановления от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» разъясняет, что «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».

В случае, когда нарушен хотя бы один приведенный критерий допустимости доказательства, защитнику целесообразно заявить ходатайство об его исключении как недопустимого.

В ходатайстве целесообразно указать на доказательство, об исключении которого ходатайствует защитник, основания для исключения доказательства, предусмотренные УПК РФ, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

Отказ в удовлетворении ходатайства не лишает защитника права заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства.

Достоверность доказательств — это соответствие действительности фактических данных, полученных из предусмотренных законом источников.

Для установления достоверности доказательства надо не только познать и оценить его внешние признаки, а целесообразно в каждом отдельном случае глубоко проникнуть в его сущность, познать наиболее важные и существенные признаки, его особенности и значение для дела. В основе такого проникновения в сущность доказательства лежит взаимосвязь между сущностью и явлением.

Оценка достоверности доказательств заключается в том, что:

— изучается лицо, располагающее сведениями (свидетель, потерпевший, эксперт и т.д.), с точки зрения его способности давать правдивые и полные показания (заключения);
— изучается характер и условия обнаружения материального носителя информации (предмет, документ);
— анализируется содержание сведений (последовательность и полнота изложения, наличие противоречий, неточностей, пробелов, обоснованность выводов, основанных на данных науки и т.д.);
— информация, полученная из данного процессуального источника, сопоставляется с информацией, полученной из других процессуальных источников.

Оценка достоверности доказательства включает анализ всего процесса его формирования, а именно: условия восприятия, запечатления, передачи и фиксации сведений о фактах, сообщенных допрошенным лицом; условия появления, сохранения и копирования материальных следов; хода экспертного исследования и правильность его отображения в заключении; происхождение и состояние документов, представленных следователю (суду).

При возникновении сомнений относительно достоверности обвинительного доказательства защитник не должен дать повод стороне обвинения совершить действия, позволяющие ей устранить возникшие сомнения, при заявлении ходатайства защитник не должен способствовать разрешению сомнения в пользу обвинения. При опасении какого-нибудь из указанных исходов, лучше проверку не проводить вообще, а оценку доказательству дать в защитительной речи, где указать на существующие сомнения в достоверности обвинительного доказательства и что они остались не устраненными в ходе судебного следствия, а следовательно, должны толковаться в пользу обвиняемого, как того требует ч. 3 ст. 49 Конституции РФ и ч. 3 ст. 14 УПК РФ.

«По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств и т.д.» (См. п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре»).

Вместе с тем, защитник не вправе предоставлять и использовать заведомо для него недостоверные доказательства, поскольку в соответствии со 2 ст. 303 УК РФ это может повлечь уголовную ответственность.

Использование оправдательных доказательств, в достоверности которых защитник сомневается, допустимо в силу общедозволенного типа регулирования полномочий защитника.

Однако при этом необходима особая осмотрительность, поскольку в процессе проверки на судебном следствии эти доказательства могут изменить свой статус и стать обвинительными, что неблагоприятно скажется на положении подсудимого.

Достаточность доказательств — это определяемая по внутреннему убеждению совокупность относимых, допустимых, достоверных доказательств, необходимых для установления обстоятельств преступления в соответствии с действительностью и вынесения обоснованных решений в процессе рассмотрения уголовного дела.

Достаточность доказательств связана с пределами доказывания и перерастанием версии в достоверное знание.

Пределы доказывания — необходимая и достаточная совокупность доказательств, которая позволяет принять правильное, обоснованное и законное процессуальное решение по делу.

Пределы доказывания зависят от ряда факторов, основными из которых являются: 1) категория преступления и его характер; 2) область фактических обстоятельств, входящих в предмет доказывания по конкретному делу; 3) обстоятельства, имеющие значение по делу, которые подтверждают информацию, обосновывающую важнейшие обстоятельства, подлежащие доказыванию; 4) наличие достаточных и достоверных доказательств, необходимых для установления фактических данных; 5) положительное решение вопроса о допустимости имеющихся доказательств.

По завершении судебного следствия сторона защиты, в соответствии с положениями ч. 1 ст. 291 УПК РФ, может заявить ходатайство о дополнении судебного следствия путем производства любого судебного действия, которое кажется ей необходимым, с приведением обоснования такого ходатайства.

Таким образом, вышеизложенное свидетельствует, что участие защитника в доказывании реализуется, в большей части, путем заявления различного рода ходатайств.

Каждое из них имеет свои особенности, касающиеся как момента заявления, так и порядка его рассмотрения и разрешения, несколько несхожего с порядком на досудебных стадиях уголовного процесса.

Так, при рассмотрении и разрешении ходатайств в судебном заседании выслушивается мнением сторон, решение по ним принимается незамедлительно, а некоторые из них разрешаются в отсутствие сторон, в совещательной комнате с вынесением отдельного процессуального документа. В совещательной комнате разрешаются ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, о прекращении уголовного дела, об избрании, изменении или отмене меры пресечения в отношении подсудимого, о продлении срока содержания его под стражей, об отводах, а также о назначении судебной экспертизы. Все иные решения по ходатайствам подлежат занесению в протокол судебного заседания.

С введением нового Уголовно-процессуального кодекса РФ, некоторые ходатайства приобрели новые основания для их заявления и разрешения, как, например, ходатайство об оглашении показаний свидетеля и потерпевшего.

При этом закон не ограничивает круга вопросов, которые могут быть предметом заявляемых ходатайств. Весь спектр ходатайств, заявляемых защитником в судебном заседании, можно систематизировать по группам:

— ходатайства, связанные с порядком проведения судебного разбирательства;
— ходатайства, связанные с участием подсудимого;
— ходатайства, связанных с участием потерпевшего, свидетелей, гражданского истца, гражданского ответчика, специалиста и эксперта;
— ходатайства, касающиеся выполнения процессуальных действий и принятия процессуальных решений.

Группа ходатайств, связанных с порядком проведения судебного разбирательства включает в себя ходатайства, касающиеся формы проведения судебного заседания (открытое, закрытое) и порядка исследования доказательств.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает, что разбирательство уголовных дел во всех судах открытое и дает исчерпывающий перечень случаев, при которых допускается проведение закрытого судебного разбирательства.

После определения порядка исследования доказательств и при наличии оснований, стороны могут ходатайствовать о рассмотрении всего дела или его части в закрытом судебном заседании, хотя закон прямо и не закрепил такого права для участников процесса. Такое же ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по делу, когда появятся основания для его заявления.

Оно должно быть основано на объективных данных, в силу которых имеется необходимость рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании.

Об определении порядка исследования доказательств говорилось выше. Однако при возникновении необходимости, «изменение ранее установленной последовательности исследования доказательств по конкретному делу возможно лишь по ходатайству представляющей их стороны».

По мнению автора, защитник в любой момент судебного разбирательства вправе обратиться к суду с ходатайством об изменении ранее предложенного порядка исследования доказательств с указанием причин.

Группа ходатайств, связанных с участием подсудимого в судебном разбирательстве по уголовному делу, включает ходатайство о рассмотрении уголовного дела в отсутствие подсудимого, ходатайство, связанное с согласием подсудимого дать показания первым, ходатайство об изменении порядка допроса подсудимых, ходатайство о допросе подсудимого в отсутствие другого подсудимого, ходатайство об оглашении показаний подсудимого, а также ходатайство, связанное с допросом несовершеннолетнего подсудимого.

Особенностью нового УПК РФ является положение о возможности рассмотрения уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести в отсутствие подсудимого при наличии его ходатайства либо о тяжком и особо тяжком преступлении в случаях, установленных ч. 5 ст. 247 УПК РФ.

Как видим, волеизъявление самого подсудимого, выраженное в виде ходатайства, обязательно и его заявление не может быть вызвано какими-либо объективными или субъективными факторами, в силу которых подсудимый по тем или иным причинам не может принять участие в судебном разбирательстве. Например, когда он не может явиться в силу тяжкого заболевания, отсутствия средств для проезда, опасения за свою жизнь со стороны других соучастников преступления или их родственников и т.д. В подобных случаях суд обязан приостановить дело до выздоровления подсудимого либо принять меры для обеспечения явки подсудимого в судебное заседание или обеспечения его безопасности.

Заявлению указанного ходатайства может предшествовать консультация с защитником, при этом подсудимому целесообразно разъяснить правовые последствия рассмотрения дела в его отсутствие.

Для заявления ходатайств, связанных с допросом подсудимого, закон не требует от защитника конкретных обоснований. Представляется, что исходя из согласованной с подсудимым позиции, защитник сам определяет необходимость и время их подачи.

Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля достаточно четко регламентированы в норме закона (См. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, ст. 280), применение которой не вызывает вопросов.

Как правило, у защитника не возникает трудностей и при заявлении ходатайств, связанных с участием потерпевшего, свидетелей, гражданского истца, гражданского ответчика, специалиста и эксперта.

Вместе с тем, на практике возникают спорные случаи применения ч. 4 ст. 271 УПК РФ, по смыслу которой суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

Например, вследствие признания доказательств недопустимыми, обвинение нередко становится недостаточно доказанным, что порождает необходимость у стороны обвинения изыскивать иные пути доказывания. Наиболее распространённым из них является заявление ходатайств о допросе лиц, явившихся в суд, по обстоятельствам производства тех следственных действий, в которых они принимали участие и которые в последующем были признаны недопустимыми.

В данной ситуации суд не вправе удовлетворить подобное ходатайство, поскольку недопустимо проведение допроса в качестве свидетелей лиц, участвовавших в производстве того или иного следственного действия, если в последующем его результаты признаны недопустимыми доказательствами (Исследование недопустимых доказательств судом с участием присяжных заседателей признано существенным нарушением закона, повлекшим отмену приговора: Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 14 июля 1999 г. См. Бюллетень Верховного Суда РФ № 5. 2000, С. 3).

Группа ходатайств, касающихся выполнения процессуальных действий и принятия процессуальных решений включает ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, об отложении либо приостановлении судебного разбирательства, об исключении доказательств, полученных с нарушением требований закона, о признании обстоятельств, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, об изменении или отмене меры пресечения, об отводах, о решении вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участников уголовного судопроизводства, о проведении судебных действий следственного характера и другие, перечень которых не ограничен.

Защитнику целесообразно подходить к заявлению каждого ходатайства очень взвешенно, тщательно обосновывать его предмет и тактически правильно выбирать момент подачи, чтобы убедить суд в необходимости его удовлетворения. Ибо значение ходатайства проявляется в юридических последствиях его удовлетворения. Не удовлетворенное ходатайство может явиться основанием для обжалования приговора с целью исправления судебной ошибки.

Следующим этапом судебного рассмотрения уголовного дела являются прения сторон и последнее слово подсудимого . Цель участия защитника на данном этапе заключается, в частности, в донесении до суда окончательно сформировавшейся правовой позиций стороны защиты по результатам всех исследованных в судебном заседании доказательств, формулирование и обоснование своей позиции.

Особо надлежит сказать об анализе доказательств в ходе судебных прений в защитительной речи . Именно в защитительной речи стороной защиты дается оценка доказательствам, влияющим на внутреннее убеждение судьи при постановлении приговора.

Закон не определяет ни содержание, ни структуру речи защитника, а лишь указывает, что в ней участник прений не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми.

Анализируя различные точки зрения ученых, автор приходит к выводу, что речь защитника целесообразно базировать на избранной стратегической линии защиты, обстоятельствах уголовного дела и данных судебного следствия. В ней защитник может:

1) оспорить обвинение в целом, настаивать на невиновности подсудимого и его оправдании;
2) оспорить отдельные пункты обвинения (обосновывать необходимость исключения их из обвинения);
3) не оспаривая обвинения по существу, иначе, чем прокурор, освещать и объяснять действия подсудимого;
4) оспорить квалификацию преступления, приводить доводы в пользу переквалификации деяния в соответствии с нормой УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание;
5) приводить смягчающие наказание обстоятельства.

По представлению автора, главная часть защитительной речи может быть посвящена анализу и оценке доказательств. В литературе высказываются различные взгляды на содержание речи защитника и ее структуру, как на дело творческое и индивидуальное, но большинство авторов отмечают, что это должно зависеть от позиции защиты.

При признании подсудимым вины защитнику целесообразно основное внимание уделить доказанности смягчающих обстоятельств и личности своего подзащитного. При этом разумно проанализировать отягчающие обстоятельства и дана оценка их доказанности.

Личность подсудимого необходимо представить в наиболее выгодном свете. Нужно дать социальную оценку личности подзащитного, а не ограничиваться только внешними признаками.

При этом, не используя оценочные суждения, относящиеся к личности потерпевшего, а оперируя доказательствами, свидетельствующими о его неблаговидных поступках, целесообразно дать характеристику его действиям, словам, обещаниям и посулам.

Важно показать, что совершение преступления подзащитным — дело вынужденное, либо внешние обстоятельства спровоцировали преступное поведение подсудимого. Когда речь идет об обстоятельствах, способствующих совершению преступления, защитник в своей речи может указать на них и проанализировать сведения о фактах, которые о них свидетельствуют.

Если событие преступления имело место и его совершил подзащитный , но фактические обстоятельства дела, подтвержденные доказательствами, свидетельствуют о необходимости переквалификации деяния на статью УК, предусматривающую менее тяжкое преступление, основное внимание в речи защитника целесообразно уделить анализу доказательств, положенных в основу обвинения и их опровержению с помощью доказательств, исследованных в процессе судебного следствия.

В этом случае защитнику целесообразно не только поставить под сомнение доводы обвинения, но и привести свои. В юридической литературе в советское время указывалось на то, что «прокурор в позитивной форме должен доказать обвинение, т.е. должен доказать, что утверждаемые им факты были в действительности. Положение защитника иное. Согласно презумпции невиновности подсудимый считается невиновным, пока не доказана его виновность, поэтому защитник в основу своей речи может положить опровержение доводов обвинителя, он может настаивать на том, что обвинитель не доказал своих утверждений». Но подобная позиция должна быть обоснованной «. Адвокат, выступая с речью в суде, доказывает выдвигаемые им положения. Если он отстаивает позицию о недоказанности обвинения, в защитительной речи приводятся обоснования данного тезиса, т.е. указывается, почему подсудимый не может быть признан виновным, в чем заключается противоречивость, недостоверность и сомнительность доказательств обвинения, чем это подтверждается». Предпочтительней оказывается речь, которая является результатом активной позиции защитника по делу как участника процесса доказывания, когда он обосновывает свои утверждения доказательствами, проверенными в ходе судебного следствия.

Когда подсудимый не признает вину и суду необходимо вынести оправдательный приговор, в литературе указывается, что в зависимости от версии по делу, высказанной стороной обвинения и стороной защиты, возможно два варианта анализа и оценки доказательств. При первом варианте, вначале опровергаются доводы стороны обвинения, а затем дается анализ и оценка доказательств, указывающих на смягчающие обстоятельства и обстоятельства, оправдывающие подсудимого. При втором варианте , вначале излагаются и анализируются доказательства защиты, а затем опровергаются доводы обвинения.

При выборе последовательности изложения целесообразно учитывать, что в большей степени запоминается информация, изложенная в начале или в конце выступления. Следовательно, в зависимости от ситуации необходимо вначале излагать менее важные, а в конце более важные аргументы либо наоборот.

Анализ наиболее успешных защитительных речей показывает, что защитнику целесообразно придерживаться некоторых правил:

1. Последовательность анализа и оценки доказательств, исследованных в ходе судебного следствия, должна избираться в зависимости от позиции защиты.
2. При анализе доказательств необходимо не только обоснованно опровергнуть или поставить под сомнение доводы обвинения, но и аргументировать позицию защиты, изложить содержание доказательств, свидетельствующих о невиновности подсудимого или о наличии смягчающих обстоятельствах.
3. При анализе личности подзащитного необходимо обращать внимание на такие его характеристики, которые указывают на случайность данного поведения лица, являющегося предметом судебного разбирательства, если подсудимый признает виновность. Если защитник настаивает на оправдании подсудимого, то анализ личности необходим с целью демонстрации невозможности совершения преступления именно этим лицом.
4. Если анализ доказательств предполагает большой массив цифровой или иной документальной информации для обоснования доводов, то это можно изложить письменно и предложить суду дополнительно к устной речи.
5. Повторение основного тезиса защиты повышает убедительность позиции.
6. Структура анализа доказательств должна быть заранее продумана.
7. Нужно учитывать, что перед профессиональным судьей необходимо избегать эмоциональной (пафосной) оценки фактов. Именно обоснование своих выводов доказательствами будет сильной стороной речи. Только факты, доказательства и их анализ, а также логика изложения могут воздействовать на суд при принятии им решений.

Кроме прений сторон, закон предоставляет сторонам обвинения и защиты право на реплику , что является важным дополнительным элементом, способствующим отстаиванию ими своей линии защиты. С репликой может выступить только тот участник процесса со стороны защиты, который участвовал в прениях сторон, она может быть сделана только относительно сказанного в речах других участников уголовного процесса (п. 36 ст. 5 УПК РФ) и должна касаться только тех обстоятельств, которые были высказаны в прениях другими участниками процесса.

Следующим, после прений сторон, самостоятельным этапом судебного разбирательства по уголовному делу, является последнее слово подсудимого . Последнее слово подсудимого — это не только способ изложения им своего отношения к обстоятельствам рассматриваемого уголовного дела, но также и способ открытия новых обстоятельств, имеющих значение для дела, или новых доказательств, что может повлечь возобновление судебного следствия.

Закон наделяет подсудимого правом выступить с последним словом независимо от того, участвовал ли он в судебных прениях или нет. Последнее слово подсудимого представляет собой важное и самостоятельное средство защиты от обвинения, а также от возможного несправедливого его наказания. Непредставление подсудимому последнего слова является нарушением права подсудимого на защиту и влечет безусловную отмену приговора суда. Так, фактическим непредставлением подсудимому возможности выступить с последним словом признается отказ в удовлетворении ходатайства подсудимого отложить судебное разбирательство для подготовки своего выступления.

Часть 7 ст. 292 УПК РФ предусматривает положение, согласно которому по окончании прений, но до удаления суда в совещательную комнату, их участники вправе представить суду в письменном виде предлагаемые формулировки решений по вопросам, указанным в п. 1 — 6 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, которые могут быть включены в приговор суда: 1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; 2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый; 3) является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации оно предусмотрено; 4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления; 5) подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление; 6) имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание.

Итак, сторона защиты может предложить суду свое видение обстоятельств уголовного дела, основанное на исследованных в суде доказательствах, которое подлежит обязательному рассмотрению судом в совещательной комнате. Этот достаточно эффективный способ защиты, рекомендуется для использования стороной защиты.

Однако, при изучении 200 уголовных дел в ходе данного исследования установлено, что по 55 делам стороной защиты этот способ не использован. Такой же показатель подтвердили и опрошенные адвокаты. Здесь, по мнению автора, кроется резерв средств защитника для предупреждения судебных ошибок.

Подводя итог вышесказанному, можно выделить следующие формы участия защитника в процессе доказывания в суде первой инстанции:

1. Выражение отношения к предъявленному обвинению посредством дачи оценки всей совокупности собранных по делу доказательств и их достаточности для постановления законного, обоснованного и справедливого приговора.
2. Участие в определении судом порядка исследования доказательств.
3. Участие в производстве следственных действий.
4. Участие в исследовании доказательств, представленных стороной обвинения в процессе производства судебных действий.
5. Участие в представлении, проверке и оценке доказательств защиты.
6. Заявление различного рода ходатайств.
7. Участие в прениях сторон и представление суду формулировок по вопросам, подлежащим разрешению в приговоре.

www.advocat-rus.ru

Смотрите так же:

  • Понятие и признаки представительства в суде Понятие и признаки представительства в суде Понятие и признаки судебного представительства Представительство в судах общей юрисдикции регулируется в основном гл. 5 ГПК, гл. 10 ГК и ФЗ РФ […]
  • Приказ о назначении ответственного за безопасную эксплуатацию техники Примерная форма приказа о назначении лица, ответственного за безопасную эксплуатацию и техническое состояние транспортных средств (подготовлено экспертами компании "Гарант") Приказо […]
  • Общественное обсуждение законопроектов закон Какой смысл выносить законы на общественное обсуждение? Пожалуй, наиболее яркое событие в общественной жизни последнего времени — это онлайн-дискуссия ректора «Вышки» Ярослава Кузьминова […]
  • Пребывание в ялте А вас, ДНР, я попрошу остаться В редакцию «Примечаний» обратился гражданин Донецкой народной республики, недавно прибывший в Крым. Он попросил уточнить, правда ли, что в 2017 году статус […]
  • Проверить штрафы гибдд воронеж официальный сайт Проверить штрафы ГИБДД в Воронеже Ни один человек по собственной воле не захочет расставаться с деньгами, особенно когда дело касается штрафов. Но так уж случилось, что за нарушения правил […]
  • Как бабушке оформить опеку над внуком Как бабушке оформить опекунство над ребенком, родители которого умерли? Добрый день. Есть ребенок десяти лет. Мама умерла, отца тоже давно нет в живых. Как оформляется опекунство на […]