Взаимодействие гражданского права с нормами международного права

Понятие гражданского права, взаимодействие с другими отраслями права

Гражданское право (ГП) как отрасль права представляет собой совокупность норм, регулирующих регламентированный круг общественных отношений. Данная отрасль является неотъемлемой частью любой правовой семьи и выступает обязательным атрибутом развития гражданского общества. Чем развитее (ГП) в государстве, тем устойчивее оно в плане своего развития.

Область регулирования охватывает огромный перечнь как имущественных так и неимущественных отношений. Недаром данная отрасль считается самой большой в плане изучения и хороших специалистов в (ГП) очень ценят. (ГП) относится к группе гражданско-правовых отраслей Российского законодательства.

Зарождение и становление отрасли

Даная отрасль права своим появлением обязана Древнему Риму. Именно там она зародилась и получила большое развитие. В ту эпоху оно носило название «цивильного права», оттого и поныне (ГП) иногда именуют цивилистическими. Развитие права продолжалось на протяжении нескольких столетий и достигло столь больших высот, что сейчас в современном мире большинство правовых доктрин и государственных правовых систем в основе своей состоят именно из положений римского законодательства.

После распада и крушения Римской империи произошел процесс рецепции, то есть заимствования норм и положений римского права варварскими европейскими государствами. Именно отсюда и берет свое начало построение Европейского континентального права как единой системы взаимоотношений в обществе.

Такая система прямого заимствования просуществовала практически без изменений на протяжении почти тысячи лет, потом же претерпев трансформацию, превратилось в современное (ГП) как одну из отраслей права в общей совокупности с другими системами.

На видео-понятие гражданского права как отрасли права:

(ГП) имеет несколько значений, но как отрасль права имеет определенные отличительне черты:

  • Как отрасль права она представляет сочетание нескольких сходных норм, направленных на регулирование сходных правоотношений в определенной области;
  • Кодифицированность норм права является существенной чертой отрасли права. Так как (ГП) предстает как объемная отрасль, насчитывающая множество норм и положений, для удобства использования все нормы кодифицированы;
  • Сфера регулирования. Данное право регулирует определенный сходный круг регулируемых общественных отношений – имущественного характера и некоторых неимущественных;
  • Автономия воли и равенство сторон правоотношений. Еще один признак отрасли права характеризующий сущность и внутренние аспекты данной отрасли. При совершении каких-либо актов, регулируемых гражданским законодательством, стороны должны обладать равными правами и автономией воли (свободой совершения действий, то есть отсутствием принуждения).
  • Гражданское законодательство за время своего существования дало становление многим другим ветвям права, и впоследствии на основе именно этого права появился целый вид прав.

    Какие существуют виды объектов гражданского права, можно понять прочитав данную статью.

    Какие существуют виды гражданско правовых способов защиты вещных прав, можно понять из данной статьи.

    Что собой представляет применение исковой давности в гражданском праве, подробно рассказывается в данной статье.

    Взаимодействие с иными смежными отраслями

    (ГП) в своем существовании не замкнуто и представляет собой составную и важную часть законодательства. В процессе осуществления правоотношений субъекты зачастую сталкиваются с пересечением положений (ГП) с другими атрибутами законодательства, что вполне естественно. Важно учитывать отграничения и отличия от других отраслей.

    • Взаимодействие с Конституционным правом возникает при осуществлении правоотношений, затрагивающих фундаментальные права субъектов. Так как данное право содержит в себе основы гражданской отрасли, то и регулирование отношений связанных со свободой собственности, личными правами граждан, непосредственно связано с этой отраслью;
    • Уголовное. Взаимодействие его с (ГП) достаточно поверхностно, так как точек соприкосновения немного. Одной из них является предъявление гражданского иска при производстве уголовного дела;
    • Трудовое, регулирует правоотношения напрямую касающиеся трудовой функции. В части связи с гражданской отраслью взаимодействие происходит чаще всего в процессе отстаивания личных прав неимущественного характера;
    • Процессуальное в гражданском судопроизводстве. Имеет прямую связь, так как именно в процессе гражданского судопроизводства возникают споры, регулируемые процессуальным законодательством.

    Описание понятия (ГП) как отрасли представляется неполным без определения характеристики источников данного права.

    1. Нормы Конституционного законодательства. Данный акт, регулирует фундаментальные основы различных правоотношений, в том числе и гражданского законодательства во многих областях применения. Именно поэтому положения (ГП) так тесно связаны с конституционными нормами;
    2. Федеральное законодательство. Процесс регулирования и изменения (ГП) следуя положениям Конституции находится в ведении федеральной власти и именно федеральное законодательство выступает основным источником закрепленных на законодательном уровне основополагающих постулатов (ГП) как одной из отраслей;
    3. Иные нормативные акты федерального значения. К таковым можно отнести, постановления Правительства, указы президента России;
    4. Нормативные акты, действие которых осуществлялось до принятия современного законодательства, сила которых не утрачена в связи с принятием новых актов. К таким относятся прежде всего акты времен СССР. С развитием отрасли (ГП) таких актов с каждым годом становится все меньше;
    5. Положения международного права. В случае принятия, подписания или ратификации международных конвенций, актов, соглашений, содержащих нормы (ГП), данные положения принимают вид внутреннего законодательства;
    6. Обычаи гражданского законодательства. Данная отрасль является одной из немногих, где сохранились и имеют широкое применение обычаи делового оборота. Эти явления представляют собой укоренившиеся в течение многих лет правила поведения при ведении деятельности в рамках гражданских правоотношений и имеют силу законодательного акта.

    Чем является метод гражданского права, можно понять из данной статьи.

    Возможно вам будет интересно узнать, что собой представляет и сколько это разумный срок в гражданском праве.

    Как происходит восстановление сроков исковой давности в гражданском праве, можно понять из содержания в данной статье.

    Возможно так же будет интересно узнать больше про методом гражданского процессуального права.

    Отрасль (ГП) многогранна по объему и применению и является одной из основополагающих отраслей отечественного законодательства.

    ruleconsult.ru

    § 2. Некоторые вопросы взаимодействия гражданского права с другими отраслями права

    Сопоставление гражданского права с другими отраслями показывает, что оно по предмету и методу регулирования входит в регулятивную (а не в охранительную) подсистему права, относится к числу материальных (а не процессуальных) отраслей, образует вместе с некоторыми другими отраслями группу, характеризующуюся дозволительным регулированием.

    Отмеченное свидетельствует о том, что гражданское право соотносится с иными отраслями неодинаково, находится с ними в многоаспектных и разнородных связях.

    В теории отмечено, что право обладает определенными системообразующими связями: структурными, генетическими, субординации, координации и управления, из которых три последние являются функциональными, вытекающими из функциональной дифференциации норм . Подобные связи существуют, однако, не только на уровне норм, но также на уровне отраслей, в частности, они характеризуют взаимодействие гражданского права с другими отраслями.

    См.: Черданцев А.Ф. Основные проблемы теории толкования советского права: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Свердловск, 1972. С. 14 – 15.

    С государственным (точнее, с конституционным) правом гражданское находится в субординационной связи, ибо первое закрепляет основы регулируемых гражданским правом отношений, устанавливает основные правовые принципы и общие положения правосубъектности, развиваемые и конкретизируемые гражданским правом.

    С уголовным правом рассматриваемая отрасль находится в функциональной связи, выражающейся в том, что первое присущими ему юридическими средствами охраняет отношения собственности, регулируемые вторым.

    Функциональная связь с гражданско-процессуальным правом состоит в том, что регулируемый им процесс есть “форма жизни закона”, сопряженная с государственным принуждением реализации гражданского права. Таким образом, как и уголовное, гражданско-процессуальное право находится (хотя и в иной плоскости) с гражданским правом в связи обслуживания последнего. Поэтому гражданское право предопределяет важные черты регулирования гражданско-процессуального права, а также существование ряда составов преступления в уголовном праве.

    С иными отраслями гражданское право состоит в координационных связях, дополняемых также связями иного порядка. Координационные связи гражданского права с административным, финансовым, трудовым, земельным, семейным правом выражаются не столько в разграничении сфер их действия, сколько в активном взаимодействии перечисленных отраслей, создающих единую цепь регулирования. Активное взаимодействие включает в себя согласование регулирующего воздействия перечисленных отраслей, устранение противоречий между ними, обеспечение эффективности совокупного действия, взаиморазвитие и взаимодополнение регулирования, влияние регулирующих свойств одной отрасли на другие.

    С административно-правовым гражданско-правовое регулирование имеет еще и связи субординации, ибо административно-правовые акты ввиду особенностей метода данной отрасли обладают большей силой, являются обязательными к исполнению при совершении гражданско-правовых актов.

    Наличие генетических связей гражданского, семейного, трудового, земельного права лежит в основе такого вида взаимодействия, как возможность применения (в предусмотренных законом случаях) правил одной отрасли при регулировании предмета другой. Такое взаимопроникновение элементов регулирования возможно лишь при однотипности методов регулирования.

    Совершенствование межотраслевых связей является одной из главных задач развития права, так как оно регулирует общественные отношения также определенной системой правовых норм, т.е. их взаимным расположением, соотношением и связью . Особенно острой является необходимость совершенствования межотраслевого взаимодействия в регулировании сферы экономики, где это взаимодействие является наиболее сложным.

    См.: Васильев Ю.С., Евтеев М.Н. Кодификация и систематизация законодательства // Советское государство и право. 1971. N 9. С. 17.

    narodirossii.ru

    Взаимодействие международного и внутреннего права государств

    И.В. ВОРОНЦОВА,

    кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права

    В условиях роста роли межгосударственных отношений и их усложнения все большее значение приобретает международное право, являющееся необходимым инструментом управления противоречивым и вместе с тем единым миром эпохи глобализации[1]. Сегодня есть все основания предполагать, что в ближайшие десятилетия международное право будет мощно развиваться. В этой связи верно отметил в своей работе О.Н. Хлестов: «В ХХI в. будет продолжаться внедрение международного права во внутреннюю жизнь государств для регулирования отношений в пределах страны, что будет иметь позитивное значение, особенно для держав, где идет процесс демократизации и создания правового государства. Этому процессу необходимо уделять особое внимание, всячески совершенствуя способы и методы применения международно-правовых норм во внутренней жизни государств»[2].

    Действительно, сегодня, в эпоху глобализации, взаимодействие международного и внутреннего права имеет большое значение и взаимоотношения этих правовых систем невозможно изучать в отрыве от процесса глобализации.

    Понятие «глобальный» определяется как «охватывающий весь земной шар; всемирный всесторонний, взятый в целом, общий, масштабный, полный, универсальный»[3]. В последнее десятилетие в правовой литературе проблемам глобализации и права уделяется очень большое внимание как на конференциях[4], так и в работах отдельных ученых[5].

    Процессы глобализации, приобретающие все большее ускорение в последние годы, безусловно, оказывают сильное воздействие на функционирование государств, на их базовые институты[6].

    Выделяют до трех десятков наиболее значимых глобальных проблем, в числе которых нарушение прав и свобод человека[7]. Глобальность проявляется в том, что эта проблема особенная и достижение лучших результатов при ее решении возможно только путем совместных усилий государств.

    В настоящее время правовая система Российской Федерации имеет определенные недостатки. Российское законодательство и практика его применения слишком медленно приводятся в соответствие с европейскими стандартами.

    В первую очередь это относится к отраслевому законодательству. Так, процедура пересмотра решений по гражданским делам в порядке надзора стала предметом острых дискуссий как на национальном уровне, так и на международном. С момента принятия ГПК РФ нормы о производстве в суде надзорной инстанции стали предметом критики отечественных ученых[8].

    Международные конвенции — это всегда продукт объединенных стараний нескольких государств, направленный на решение или предупреждение отдельных проблем. Так, согласно ст. 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Конвенция) Европейский суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из договаривающихся сторон их прав, признанных в Конвенции или в Протоколах к ней. Далее в п. 1 ст. 35 в качестве условия приемлемости жалобы указано, что Европейский суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, и в течение 6 месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу. В свете данного положения Конвенции российскими юристами обсуждались сомнительные предположения относительно понятия «исчерпание внутренних средств правовой защиты».

    Логическим завершением многообразия мнений относительно поставленного вопроса явилось решение Европейского суда по жалобе «Людмила Францевна Тумилович против Российской Федерации»[9]. Заявительница с момента нарушения своих прав последовательно подавала жалобы в различные инстанции российских судов общей юрисдикции: районный суд первой инстанции, краевой суд второй инстанции, а также обратилась с шестью жалобами к различным должностным лицам в порядке надзора. Итогом ее действий стала жалоба в Конституционный суд РФ, после чего она обратилась в Европейский суд. Таким образом, были исчерпаны действительно все внутригосударственные средства правовой защиты, что видимо, должно было соответствовать требованиям Конвенции. Однако Европейский суд, рассмотрев жалобу заявительницы на предмет ее приемлемости, в своем решении указал, что поданные жалобы, направленные на пересмотр судебных актов в порядке надзора, образуют чрезвычайное средство правовой защиты, использование которого зависит от дискреционных полномочий соответствующих должностных лиц суда и прокуратуры, и, следовательно, не образуют эффективного средства правовой защиты в смысле п. 1 ст. 35 Конвенции.

    В решении по вопросу приемлемости жалобы «Галина Питкевич против Российской Федерации» Европейский суд указал на неэффективность такого средства судебной защиты, как пересмотр дела в порядке надзора по смыслу п. 1 ст. 35 Конвенции[10]. Аналогичное мнение было высказано в постановлении по делу «Рябых против Российской Федерации»[11].

    Такого мнения Европейский суд придерживался в период действия ГПК РСФСР. Однако позиция Европейского суда не особенно изменилась после принятия ГПК РФ. Проанализировав после введения в действие ГПК РФ нормы, относящиеся к процедуре надзорного производства, Европейский суд пришел к выводу, что, однажды начавшись, эта процедура может длиться неопределенно долго. Следовательно, если бы надзорное производство считалось средством правовой защиты, подлежащим исчерпанию, то создавшаяся в связи с этим неопределенность сделала бы бесполезным правило о 6 месяцах[12].

    Помимо этого, в других своих постановлениях Европейский суд не раз отмечал, что «единственными средствами правовой защиты, которые согласно положениям статьи 26 Конвенции должны быть исчерпаны, являются те, которые доступны лицу, достаточны и относятся к предполагаемым нарушениям… Кроме того, заявитель, который воспользовался средством защиты, способным исправить положение, вызвавшее предполагаемое нарушение, непосредственно, а не только косвенно, не обязан прибегать к другим доступным ему средствам защиты, эффективность которых сомнительна»[13].

    В контексте сказанного следует также отметить, что под влиянием европейских стандартов процессуальное законодательство пришлось реформировать не только Российской Федерации. Процессуальная реформа в последние годы состоялась в Великобритании, Италии, Португалии и т. д.[14] Отмечается отсутствие существенных изменений в защите прав граждан судебными органами, а также несовершенство судебной практики. Нарушение прав человека, выражающееся в несоблюдении правовых норм в гражданском судопроизводстве, говорит о недостатках механизма судебной защиты. Эта проблема требует для своего решения международного сотрудничества. Как совершенно верно заметил И.И. Лукашук, нормальное функционирование национальных правовых систем зависит от взаимодействия с международным правом. Углубление взаимодействия международного и внутригосударственного права носит характер объективной закономерности, которая отражает общую закономерность — углубление взаимодействия национального общества с мировым сообществом. В связи с этим совершенно оправданна оптимизация роли таких инструментов управления, как государство, международные организации, а особое значение приобретает взаимодействие международного и внутреннего права государств[15].

    Б.Л. Зимненко обратил внимание, что в настоящее время в доктрине, касающейся связи международного и внутригосударственного права, отсутствует единодушие применительно к наименованию этой связи и используется различная терминология[16]: «соотношение»[17], «взаимодействие»[18], «взаимосвязь»[19]. Не останавливаясь на отличиях, на наш взгляд, однородных понятий, поддержим позицию Р.А. Мюллерсона, который приравнивает содержание категорий «взаимодействие» и «соотношение».

    В рамках исследуемой проблемы следует отметить, что в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века вопрос реализации норм международного права в рамках правовой системы государства заметно актуализировался. Это вызвано в первую очередь тем, что в целом ряде государств нормы международного права были провозглашены частью правовой системы государств в своих законах.

    Так, в ФРГ только общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права. Они имеют приоритет перед законами и непосредственно порождают права и обязанности для проживающих на территории федерации лиц[20].

    Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства. Заключение международных договоров, противоречащих Конституции, не допускается (ст. 8 Конституции Республики Беларусь). Из этого конституционного положения можно сделать вывод о том, что лишь общепризнанные принципы международного права подлежат непосредственному применению без издания относительно них соответствующего акта.

    Большинство конституций иностранных государств содержат положения о международных нормах, при этом они в основном устанавливают примат международного права по отношению к внутреннему праву, но не закрепляют преимущества по отношению к основным законам[21]. Иначе говоря, признавая примат международного права над национальным законом, многие государства тем не менее не распространяют это верховенство на положения своих конституций[22]. Такого подхода придерживаются большинство стран, включая Россию. Таким образом, следует поддержать логический вывод М.Н. Марченко, что сложившаяся практика через объявление в конституциях и других законодательных актах ряда государств общепризнанных принципов и норм международного права, а также через провозглашение международных договоров, заключенных государством, составной частью национальной правовой системы, является в настоящее время довольно распространенной как в высокоразвитых странах традиционной, «старой» демократии, так и во вновь образованных на территории бывшего СССР государствах — «новых демократиях»[23].

    Включение общепризнанных принципов и норм международного права в правовую систему Российской Федерации направлено на более тесное взаимодействие национальной и международной правовых систем. Следует согласиться с высказанным в науке мнением относительно проявления тенденции динамичного соотношения национального и международного права как в масштабных взаимовлияниях названных правовых систем, так и во все большем «проникновении» международных принципов и норм в национальные правовые системы[24]. При этом, как указывает Л.В. Лазарев, с одной стороны, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России используются как один из критериев оценки Конституционным судом РФ оспариваемых правоположений, с другой стороны, своими решениями, выраженными в них правовыми позициями, опирающимися на эти международные правовые принципы и нормы, КС РФ содействует их реальному включению в российскую правовую систему, в практику правотворчества и правоприменения, формированию уважения к ним и пониманию необходимости добросовестного выполнения международных обязательств страны[25].

    В связи со сказанным совершенно оправданным и закономерным является возникновение вопроса об эффективности норм международного права. Детальному изучению обозначенной проблемы, а именно различным критериям и показателям эффективности норм международного права, посвятил свою работу Л.Х. Мингазов[26]. Мы же исследуем лишь некоторые вопросы этой глубокой проблемы.

    Если при применении общепризнанных принципов и норм международного права суды сталкиваются с множеством проблем, то совершенно очевиден вопрос: нужны ли нашему государству такие нормы? Относительно степени эффективности международного права, а значит, и степени эффективности общепризнанных норм международного права в литературе высказываются различные точки зрения[27].

    Существует точка зрения, согласно которой отрицается какая-либо эффективность норм международного права. «На международной арене предпринимаются попытки отказаться от международного права как системы общеобязательных принципов и норм и перейти к ориентации на другие неправовые, и прежде всего политические, категории и принимать практические решения, в отношении которых определяющим является выбор и достижение определенных целей.»[28]

    В 1961 году Д.И. Фельдман, исследуя критерий эффективности как общепризнанную норму современного международного права, указал на тот факт, что «для буржуазных теоретиков эффективность властвования есть не что иное, как фактическое осуществление власти к моменту признания, вне зависимости от характера ее происхождения и соответствия воле народа»[29].

    В настоящее время следует говорить о трех сложившихся точках зрения на проблему эффективности норм международного права. Согласно мнению одних ученых, международное право — неэффективный инструмент, так как реальное состояние международных отношений не соответствует стандартам международного права. Другая группа авторов утверждает, что международное право слабее, чем внутригосударственное право «демократических» государств. «Из-за того, что члены международного сообщества довольно многочисленны и довольно сильны по сравнению с членами любого национального общества, примеры нарушения международного права воспринимаются весьма обостренно и внушают мысль, что общий стандарт соблюдения права менее высок, чем он есть в действительности.»[30]

    В контексте сказанного нужно заметить, что представители некоторых школ международного права утверждают, что обязанность государств сотрудничать носит факультативный характер. С подобными утверждениями вряд ли можно согласиться. С принятием 26.06.1945 Устава ООН (далее — Устав) принцип сотрудничества занял свое место в ряду других принципов, обязательных для соблюдения согласно современному международному праву. Так, в соответствии с Уставом государства обязаны «осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера», а также «поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры». Обязанность всех государств действовать в соответствии с принципами ООН со всей очевидностью предполагает их обязанность сотрудничать в решении различных международных проблем, поскольку это может оказаться необходимым для поддержания международного мира и безопасности. Обязанность государств сотрудничать друг с другом, естественно, предполагает добросовестное соблюдение государствами норм международного права и Устава. В случае если какое-либо государство пренебрегает своими обязательствами, вытекающими из общепризнанных принципов и норм международного права, то тем самым это государство подрывает основу сотрудничества[31].

    В этой связи заслуживает поддержки мнение представителей третьей точки зрения, которые считают, что международное право оказывает большое влияние на процесс осознания государствами национальных интересов, что оно продолжает сохранять свое значение в качестве средства, воздействующего на взаимодействие государств. По мнению этих ученых, многие государства, как правило, постоянно соблюдают подавляющее большинство норм международного права, а процент нарушений невелик[32].

    В связи со сказанным можно сделать вывод принципиального характера: на сегодняшний день только такие нормы смогут обеспечивать стабильность государства. Без них о взаимодействии правовых систем, а также о сотрудничестве государств говорить не приходится. Поэтому, на наш взгляд, следует продолжать отношения по сближению и взаимодействию национальной и международной правовых систем в первую очередь в связи с тем, что источником российского права являются как общепризнанные международные нормы и международные договоры, так и национальные правовые акты и договоры. Это приводит к неизбежному возникновению вопросов об их юридической силе, о соотношении международного и внутригосударственного права[33]. Думается, что сближение международного и внутригосударственного права по большей части благоприятно скажется на национальном правотворчестве в целом и гражданском процессуальном законодательстве в частности.

    Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Из этого следует, что не только общепризнанные международные нормы и принципы, но и международные договоры России подлежат непосредственному применению в нашем государстве без издания соответствующего акта относительно их имплементации. При этом Конституцией РФ установлен приоритет международного договора над законом России. Из конституционного положения можно сделать вывод, что и общепризнанные нормы и принципы международного права обладают высшей юридической силой по отношению к национальному закону.

    Такое новаторское положение впервые закреплено в конституционной России, и нужно отметить, что оно однозначно устанавливает действие на территории страны наряду с национальным правом норм международного права.

    1 См.: Лукашук И.И. Международное право: наука и практика // Международное публичное и частное право. 2003. № 2 (11). С. 2.

    2 Хлестов О.Н. Прогнозы развития международного права в ХХI веке // Московский журнал международного права. 2001. № 2. С. 31.

    3 Новейший словарь иностранных слов и выражений. — М., 2001. С. 232.

    4 См., например: Право и права человека в условиях глобализации (материалы научной конференции) / Под ред. Е.А. Лукашевой, Н.В. Колотовой. — М., 2006. С. 220; Правотворчество и формирование системы законодательства РФ в условиях глобализации. Актуальные проблемы (По материалам круглого стола) // Государство и право. 2007. № 4. С. 111—118.

    5 См., например: Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. — М., 2000; Эбзеев Б.С., Айбазов Р.У., Краснорядцев С.Л. Глобализация и государственное единство России. — М., 2006. С. 308; Права человека и процессы глобализации современного мира / Под ред. Е.А. Лукашевой. — М., 2007. С. 464.

    6 См.: Пастухова Н.Б. Национально-государственный суверенитет в контексте глобализации, интеграционных процессов в мире, новых вызовов и угроз // Lex Russica. 2006. № 1. С. 27.

    7 См.: Эбзеев Б.С., Айбазов Р.У., Краснорядцев С.Л. Указ. соч. С. 7.

    8 См. подробнее, например: Балашова И.Н. Порядок возбуждения и рассмотрения гражданских дел в суде надзорной инстанции. — Саратов, 2006; Боннер А.Т. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: проблемы применения. — М., 2005. С. 93—107; Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. — М., 2006; Кострова Н.М. Пересмотр судебных постановлений в порядке надзора по ГПК РФ / Новеллы гражданского процессуального права: мат. науч.-практ. конф. — М., 2004. С. 165—168; Соколова С.В. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора / Там же. С. 178—182; Терехова Л.А. Система пересмотра судебных актов в механизме судебной защиты. — М., 2007. С. 132—151.

    9 Решение от 22.06.1999 по вопросу приемлемости жалобы № 47033/99 «Людмила Францевна Тумилович против Российской Федерации» // Европейский суд по правам человека и Российская Федерация: Постановления и решения, вынесенные до 1 марта 2004 года / Отв. ред. Ю.Ю. Берестнев. — М., 2005. С. 514—518.

    10 См.: Решение от 08.02.2001 по вопросу приемлемости жалобы № 47936/99 «Галина Питкевич против Российской Федерации» // Там же. С. 415—427.

    11 См.: Постановление от 24.07.2003 по делу «Рябых против Российской Федерации» (жалоба № 52854/99) // Там же. С. 67—77.

    12 См. решение от 06.05.2004 по вопросу приемлемости жалобы № 33408/03 «Анатолий Александрович Денисов против России».

    13 Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. — СПб., 2004. С. 850.

    14 См.: Нешатаева Т.Н. Соответствовать требованиям европейских стандартов // Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства: теория и практика: Сб. науч. статей. — Краснодар — СПб., 2004. С. 80.

    15 См.: Лукашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в условиях глобализации // Журнал российского права. 2002. № 3. С. 115.

    16 См.: Зимненко Б.Л. Международное право и правовая система Российской Федерации. — М., 2006. С. 15.

    17 См.: Черниченко С.В. Теория международного права. Т. 1: Современные теоретические проблемы. — М., С. 130; Международное право / Под ред. Ю.М. Колосова, Э.С. Кривчиковой. — М., 2005. С. 21—23; Глебов И.Н. Международное право. — М., 2006. С. 63; Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории. — М., 2002. С. 321.

    18 См.: Лукашук И.И. Международное право. — М., 2005. С. 257; Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. — М., 2001. С. 221; Канашевский В.А. Международные нормы и гражданское законодательство России. — М., 2004. С. 121; Международное право / Под ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунова. — М., 2005. С. 153; Ануфриева Л.П. Указ. соч. С. 321.

    19 См.: Марченко М.Н. Указ. соч. С. 221.

    20 См.: Основной закон Федеративной Республики Германия от 23.05.1949. Ст. 25. — Бонн, 2003.

    21 См.: Конституции зарубежных государств / Сост. В.В. Маклаков. — М., 2006.

    22 См.: Права человека и процессы глобализации современного мира / Под ред. Е.А. Лукашевой. С. 289.

    23 См.: Марченко М.Н. Указ. соч. С. 226—227.

    24 См.: Тихомиров Ю.А. Международно-правовые акты: природа и способы влияния // Журнал российского права. 2002. № 1. С. 101.

    25 См.: Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного суда России. — М., 2003.

    26 См. подробнее: Мингазов Л.Х. Эффективность норм международного права. — Казань, 1990.

    27 См.: Он же. Проблема эффективности в зарубежной доктрине // Московский журнал международного права. 1998. № 2. С. 7.

    28 Решетов Ю.А. К вопросу о мягком праве // Там же. 1999. № 2. С. 26.

    29 Фельдман Д.И. Признание правительств в международном праве. — Казань, 1961. С. 31.

    30 Мингазов Л.Х. Проблема эффективности в зарубежной доктрине. С. 7.

    31 См.: Международное право / Под ред. Ю.М. Колосова, Э.С. Кривчиковой. — М., 2005. С. 78—80.

    32 См.: Мингазов Л.Х. Проблема эффективности в зарубежной доктрине. С. 7; Лукашук И.И. Указ. соч. С. 48.

    33 См.: Канашевский В.А. Международное частное право. — М., 2006. С. 44.

    www.sovremennoepravo.ru

    научная статья по теме СООТНОШЕНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И НОРМ РОССИЙСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА. ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ Государство и право. Юридические науки

    Цена:

    Авторы работы:

    Научный журнал:

    Год выхода:

    Текст научной статьи на тему «СООТНОШЕНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И НОРМ РОССИЙСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА. ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ»

    СООТНОШЕНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И НОРМ РОССИЙСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

    Проблемы теории и правоприменения

    Г.В. ШКОБЕНЁВА, соискатель кафедры гражданского права и процесса Мовсковского университета МВД России E-mail: ShkobenevaGV@yandex.ru

    Научная специальность: 12.00.03 — гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

    Аннотация. Статья посвящена закреплению норм международного права в качестве элемента внутригосударственной правовой системы, а также практической реализации и применению норм международного права во взаимодействии с российским правом.

    Автор исследовал соотношение норм международного права и норм российского гражданского права и проанализировал судебную практику судов общей юрисдикции по применению международно-правовых норм.

    The article deals with consolidation of the propositions of international law as an element of the national civil law, as well as the practical realization and administration of international law interactively with Russian civil law.

    The author has explored the correlation of the propositions of international law and of the Russian civil law and analyzed juridical practice of general jurisdiction courts on administration of international law.

    Ключевые слова и словосочетания: международное право, международный договор, Гражданский кодекс Российской Федерации, Европейский Суд по правам человека, судебная практика (international law, international treaty, Civil code of Russian Federation, European Court on human rights, jurisdiction).

    Правовые системы государств и система международного права имеют не только качественные отличия, но и общую основу, правовую природу, принципы права и категории. С этим связана возможность международной унификации права. Одна из форм их сближения — закрепление норм международного права в качестве элемента внутригосударственной правовой системы. В части 4 ст. 15 Конституции РФ впервые закреплено, что общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

    Данное положение кардинальным образом изменяет подход к содержанию правовой системы России, ее структуре, иерархии нормативных правовых актов. Одновременно это позволяет реализовывать и применять нормы международного права во взаимодействии с российским правом. Поэтому вряд ли правильно рассматривать нормы международного

    права в качестве источников российского права (гражданского, семейного и т.д.).

    Из сказанного можно сделать следующие выводы: нормы и источники международного права занимают свое, отличительное, своеобразное положение в правовой системе России. Они функционируют наряду с нормами российского права и должны толковаться и применяться в соответствии с целями и принципами международного права и конкретного международного пакта или международного договора в контексте используемых в них терминов, а не с точки зрения соответствующих ориентиров российского права. На это нацеливает также и Венская конвенция о праве международных договоров (1969).

    Итак, правовая система Российской Федерации состоит из норм российского, международного и иностранного права, действующих в стране с санкции Российского государства1.

    Говоря о формах законодательного закрепления примата международного права по отношению к на-

    циональному праву, нам необходимо отметить, что в каждом случае суверенные государства самостоятельно решают все вопросы, касающиеся как частный, так и общих проблем взаимоотношения своего внутреннего права с международным правом.

    Российская Федерация установила приоритет международного права над внутригосударственным. Далее произошло законодательное закрепление данного аспекта сначала в Конституции РФ, а затем и в других нормативно-правовыгх актах.

    В частности, со ссылкой на Конституцию РФ Гражданский кодекс РФ почти текстуально повторил основное положение ст. 15, п. 4, Основного закона России.

    В статье 7, п. 1, Гражданского кодекса РФ говорится, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с Конституцией РФ составной частью правовой системы Российской Федерации.

    В Гражданском кодексе РФ вслед за Конституцией РФ повторилось положение, в соответствии с которым составными частями правовой системы России объявляются не только «международные договоры Российской Федерации», но и «общепризнанные принципы», а также «нормы международного права».

    Правда, в данном нормативно-правовом акте ничего не говорится о юридической силе международных договоров России по отношению к внутренним законам, как это делается в Конституции РФ, устанавливающей безусловный приоритет международных «договорных» норм перед нормами, содержащимися в законах. И это вполне понятно, если иметь в виду конституционное закрепление данного, общего для всех отраслей права положения.

    Однако гражданское законодательство в решении вопроса о характере соотношения международного договорного права и внутригосударственного российского права пошло дальше конституционного права.

    В развитие конституционных положений, закрепляющих примат международных договорных норм, Гражданский кодекс РФ установил, что международные договоры Российской Федерации к ряду отношений, указанных в самом Кодексе (п. 1—2 ст. 2), применяются непосредственно, «кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта»2.

    Речь при этом идет об отношениях, возникающих в аспектах:

    • определения правового положения участников гражданского оборота;

    • определения оснований возникновения и порядка осуществления права собственности и других вещных прав;

    • отношений, касающихся исключительны» прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности);

    • защиты неотчуждаемых прав и свобод человека и других нематериальныгх благ гражданским законодательством, «если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ».

    Закрепление в Гражданском кодексе РФ положения, что международные договоры применяются непосредственно, говорит о том, что это выражение носит условный характер. О непосредственном действии норм международного права нельзя говорить, так как согласно Конституции РФ они обретают качество части правовой системы государства и доступны в составе этой системы, а не помимо нее, и применяются в соответствии с ее целями и принципами. Отсюда следует, что международные нормы применяются, будучи инкорпорированными в правовую систему государства.

    Смысл выражения о непосредственном применении раскрыт в Федеральном законе «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ (в ред. от 01.12.2007 г.). Данный Закон закрепил деление договоров на самоисполнимые и несамоисполнимые.

    К первым относятся те, которые не требуют издания внутренних актов для их применения. Они применяются так, как их сформулировало законодательство.

    Ко вторым относятся договоры, для реализации которых необходимо издание конкретизирующего их правового акта. Поэтому указанные договоры не могут применяться непосредственно.

    Вопрос о применении российскими судами норм международного права все еще является недостаточно урегулированным в нашем законодательстве. Часто национальное законодательство выступает средством дополнения и конкретизации норм международного права.

    В настоящее время в международном праве существует общепризнанный принцип — принцип всеобщего уважения прав человека, согласно которому государства обязаны уважать и соблюдать права человека и основные свободы для всех, без различия расы, пола, языка и религии. Права и свободы человека и гражданина могут предусматриваться не только в национальном законодательстве, но и в нормах международного права, ставших согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью ее правовой системы.

    В пункте 1 ст. 17 Конституции РФ отмечается, что «в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей

    Конституцией». Права и свободы человека и гражданина, предусмотренные нормами международного права и национальным законодательством Российской Федерации, должны не только провозглашаться, но и защищаться, гарантироваться судебной системой государства.

    Решения Европейского Суда по правам человека, например, занимают особое место среди положений международного права, применяемых в Российской Федерации, так как эти решения по делам, затрагивающим Российскую Федерацию, обязательны для исполнения в Российской Федерации.

    Применение международно-правовых обычных норм в судебной и иной практике является наиболее сложным и трудным процессом. Это обусловлено тем, что необходимо выявить наличие обычной нормы. А процесс вышвления связан с исследованием межгосударственной практики применения того или иного правила поведения, резолюций международных конференций, международной судебной практики и т.д.

    Как показало изучение судебной практики в Брянской области, по поставленному вопросу при рассмотрении дел районными судами при необходимости применяются нормы международного права, в частности, по следующим категориям дел:

    • о защите чести, достоинства и деловой репутации;

    • о признании подвергшимися радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне;

    • об оспаривании решений Управления Федеральной миграционной службы России по Брянской области.

    Примером применения наряду с национальным законодательством положений Конвенции о защите прав человека и постановлений Европейского Суда являются судебные акты Дубровского районного суда Брянской области, которым рассмотрены материалы по заявлениям председателя Комитета по делам семьи, охране материнст

    Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

    naukarus.com

    Смотрите так же:

    • Чукотка пенсия Зарплаты врачей в России Врач – весьма востребованная профессия на территории Российской Федерации. Во всём мире представители медицинской отрасли очень ценятся и получают за свой труд […]
    • Лучевая терапия пособие Лучевая терапия - Труфанов Г.Е. - Учебник Год выпуска: 2012 Автор: Г.Е. Труфанов, М.А. Асатурян, Г.М. Жаринов, В.Н. Малаховский Жанр: Лучевая терапия, онкология Качество: Отсканированные […]
    • Проверка гражданства рф иностранным гражданам ФМС проверка паспорта Федеральная миграционная служба в настоящее время является достаточно востребованным органом, функции которого обширны. Изначально служба задумывалась как орган, […]
    • Закон об образовании виды аттестации Закон об образовании РФ. Фундамент обучающей системы государства Новый Федеральный Закон об образовании 273-ФЗ действует с 1 сентября 2013 года. Во всех развитых странах система […]
    • Штрафы гибдд за отсутствие документов Какое наказание за езду без документов: прав, регистрации, страховки? Даже самые ответственные люди в спешке могут забыть что-то важное. Подчас этим важным оказываются документы на […]
    • Сибстрин приказ о зачислении Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет (Сибстрин) www.opr.sibstrin.ru Издания и конференции Услуги по проектированию Образование ФГОС ВПО На […]