Фсб следственный комитет

Депутат: Бундестагу не предоставляют никаких доказательств причастности России к отравлению Скрипалей

Самый злостный алиментщик России задолжал детям 118 млн рублей

Областной центр после небольшой паузы снова может оказаться во власти осадков.

5 причин женской измены

Древний женский скелет с черной меткой, найденный на Украине, шокировал археологов

Глава российского государства Владимир Путин в День Военно-Морского флота России 29 июля примет участие в мероприятиях в Санкт-Петербурге, которые состоятся по случаю праздника.

Известный эксперт в области астрологии Василиса Володина озвучила прогноз на август 2018 года для знаков Зодиака.

В деле Скрипалей появились новые детали

Посол Украины в США Валерий Чалый поблагодарил главу Госдепа Майка Помпео за принятие в США декларации по Крыму.

В Иркутске пьяный водитель сбил девять сотрудников полиции

мы в социальных сетях

воскресенье, 29 Июл

суббота, 28 Июл

Сетевое издание «Южный Федеральный»

Учредитель – Федоренко М.А.

Редактор – Тарасенко Н.Н.

Телефон: +7 988 995 15 41

Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77-57993 от 28.04.2014

Контент сайта соответствует возрастному ограничению 18+

Все права на материалы, опубликованные на сайте u-f.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Использование материалов, опубликованных на сайте u-f.ru, допускается только с письменного разрешения редакции портала и с обязательной прямой открытой для индексирования гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован.

При цитировании и копировании материалов «ЮФ» активная ссылка на портал обязательна

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов портала.

u-f.ru

Фсб следственный комитет

Письмо из больницы

Арестованный по делу о теракте в петербургском метро Акрам Азимов 15 апреля был вывезен из больницы в Оше сотрудниками Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Киргизии. Это следует из письма, подписанного главврачом частной клиники «Хосият» Зиной Каримовой и лечащим врачом Санжарбеком Тохташевым. Документ есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердил РБК отец подозреваемого Ахрал Азимов, у которого также есть копия письма, и дежурный врач клиники «Хосият».

В письме говорится, что 13 апреля около 12:20 Акрам Азимов обратился в клинику с жалобами на затрудненное носовое дыхание, слабость и головные боли. Пациент был госпитализирован, и медики поставили ему диагноз «двухсторонний острый гнойный гайморит». 15 апреля Азимову сделали операцию и в тот же день около 15:35 его забрали трое сотрудников ГКНБ. Через несколько часов Азимова привезли на процедуры, после чего снова забрали.

«Нам сотрудниками ГКНБ не предоставлено никаких документов, кроме удостоверения личности», — говорится в письме. Поскольку спустя два дня Азимова так и не вернули, больной был выписан, а его история болезни закрыта. «Ему необходимо продлить дальнейшее лечение в стационарных условиях», — отмечают Тохташев и Каримова.

«Да, он вывезен ГКНБ, потом его не вернули. Фамилию не назвали, угрожали врачу, говорили: хочешь, и тебя заберем? Потом пришла его мать, и ей сказали, что [Азимов] куда-то ушел, мы не знаем, где он», — рассказал РБК дежурный врач клиники «Хосият», ответивший на звонок корреспондента.

Федеральная служба безопасности сообщала о задержании Азимова 19 апреля на территории Новой Москвы. Телеканал RT опубликовал оперативную съемку его задержания, в ходе которого у него обнаружили гранату РГД-5. Азимов был схвачен на территории поселения Московское, уточнил на заседании Басманного суда по мере пресечения подозреваемому следователь Андрей Жигулин.

«Устроили спектакль»

О том, что Азимов на самом деле был вывезен из ошской больницы, рассказали ранее его родные. «Его увезли прямо из больницы 15 апреля и устроили здесь спектакль, как будто его в Подмосковье задержали», — сказал корреспонденту РБК перед судебным заседанием отец подозреваемого Ахрал Азимов. Он также показал РБК фотографию посадочного талона сына на рейс авиакомпании S7, которым Азимов 27 марта вылетел из аэропорта Домодедово в Ош. Обратно в Россию он после этого своим ходом не возвращался, уточнил Азимов-старший. ​

О пропаже Акрама Азимова после госпитализации и допроса в ГКНБ «Интерфаксу» рассказывали его брат Билал и мать Вазира. Последняя уточнила, что у Азимова при госпитализации не было при себе паспорта и денег на билет, самостоятельно вылететь в Москву он не мог.

«Все вопросы — в Следственный комитет России и в ФСБ. Не звоните нам по этому вопросу», — сказал РБК официальный представитель ГКНБ Рахат Сулайманов. РБК направил запросы в СКР и ФСБ.

Спецслужбы ряда постсоветских стран активно сотрудничают с ФСБ в вопросах «неофициального» обмена задержанными, рассказала РБК адвокат Анна Ставицкая. По ее словам, фактически речь зачастую идет о похищении. «В моей практике было несколько случаев, когда человека задерживали на территории России, решался вопрос об его экстрадиции, например в Узбекистан или Таджикистан, а Европейский суд запрещал выдачу. Люди выходили на свободу, их сразу же похищали и с помощью наших спецслужб везли на территорию этих иностранных государств. А здесь обратная ситуация», — рассказала юрист.

По ее словам, действия силовиков незаконны, но их причины понятны: «Если наши правоохранительные органы понимали, что человек находится на территории иностранного государства, должны были быть запущены соответствующие механизмы. Генеральная прокуратура должна была направить в Киргизию запрос о выдаче этого человека, предоставив все документы. Киргизия бы решила этот вопрос спустя длительный промежуток времени, к тому же потом это решение можно было бы обжаловать в суде. Эта процедура может занять полгода. Зачем бумажки друг другу пересылать, когда можно просто приехать, забрать и увезти?» — пояснила Ставицкая.

Дело о теракте

​Азимов стал десятым фигурантом уголовного дела о теракте в метро Санкт-Петербурга. По версии следствия, он «занимался фальсификацией документов членов международной террористической организации», чтобы они могли беспрепятственно въехать в Россию, а также «лично получил денежные средства на территории Турецкой Республики от активного участника международной террористической организации», говорилось в постановлении судьи Елены Ленской.

Деньги он передал своему брату Аброру Азимову, который проходит по тому же делу (ФСБ называла его вероятным организатором теракта). Именно Аброр Азимов перевел средства смертнику Акбарджону Джалилову «для подготовки террористического акта», говорится в материалах дела. На допросе в СКР Акрам Азимов «пояснил, что он и его брат совершили действия, которые способствовали взрыву», уточнил следователь Жигулин. Сам подозреваемый и его адвокат Ольга Кисиева уточнили, что он не признает свою причастность к взрыву, однако подтверждает совершение неких действий, которые следствие связывает с терактом.

Теракт в петербургском метро произошел 3 апреля. По версии следствия, террорист Акбарджон Джалилов совершил самоподрыв в поезде, который следовал от станции «Сенная площадь» до станции «Технологический институт». В результате теракта погибли 16 человек, включая смертника, более 60 пострадали. После теракта все станции петербургского метро были закрыты, и силовики обнаружили еще одно, более мощное взрывное устройство на станции «Площадь Восстания». Бомбы такого типа характерны скорее для ближневосточных исламистов, чем для северокавказского бандподполья, рассказывали РБК эксперты, изучившие фото устройства.

СКР и ФСБ проверяют на причастность к теракту идеолога запрещенного в России «Исламского государства» Ислама Атабиева по прозвищу Абу Джихад, который с 2011 года находится в Сирии и известен среди русскоязычных и кавказских боевиков из-за пропагандистских роликов в интернете, рассказал ранее РБК источник в Национальном антитеррористическом комитете и подтвердил собеседник, знакомый с ходом расследования.

www.rbc.ru

Правда УрФО

Алекперов стал беднее на 4 млрд

«Дочки» «Россетей» пошли на торги с ФСБ

«Газпром» скрыл проект выбросов в Тюмени

Кобылкин оставил сотни трупов в ЯНАО

Партнеры «Россетей» надеются только на ФСБ. От энергетиков хотят ответов по «домашним заданиям»

С изменениями ФЗ сомнительные сделки госкомпаний станут более рискованными

Многомиллиардный сектор закупок крупных госкомпаний стремительно перестраивается под давлением измененных правил регулирования и пристальным вниманием спецслужб. На данный момент аудиторы Счетной палаты констатируют колоссальные перекосы в реализации 223-ФЗ, а по оценкам аналитиков, дыры в законодательстве могут позволить управленцам повсеместно использовать «свои подряды», вероятно, получая существенные незаконные дивиденды от распределения госсредств. Инсайдеры между тем указывают, что масштабные пертурбации уже происходят и на энергорынке УрФО, где, по суждениям подрядчиков, «говорить о нормальной конкуренции и вовсе не приходится», Чтобы сохранить кормушку, инвестпрограмма сетевых компаний может быть разбита на блоки, которые потом оформят рамочными соглашениями. В них эксперты и усматривают «обширное поле для возможной коррупции». Впрочем, с изменениями в закупочном законодательстве «нечистоплотные сделки», полагают наблюдатели, станут более очевидными, а значит – рискованными, хотя представители бизнеса «уже возлагают надежды только на ФСБ и дальнейшую разработку темы откатов – так называемых «домашних заданий», по примеру «МРСК Северо-Запада». В «дочках» «Россетей», как выясняется, могут заметно нервничать.

Крупные госзаказчики, представленные в Уральском федеральном округе, уже в ближайшие месяцы столкнутся с серьезными сложностями в выстраивании своей закупочной деятельности. К таким выводам приходят участники рынка, говоря об изменениях в 223-ФЗ, которые должны хотя бы видимо ужесточить регулирование сектора с 1 июля текущего года. На энергорынке, полагают наблюдатели, проблемы могут ожидать менеджмент МЭСов Урала и Западной Сибири, «МРСК Урала», «Тюменьэнерго».

Тем более что после вскрытой в «МРСК Северо-Запада» истории с откатами и дальнейшими арестами топ-менеджеров «ко всем сетям может быть приковано особое внимание конторы».

Уточним, реальная работа заказчиков в рамках 223-ФЗ не раз вызывала критику на федеральном уровне, в том числе от представителей Счетной палаты РФ. Так, выступая на всероссийском форуме «ГОСЗАКАЗ – ЗА честные закупки», аудитор Максим Рохмистров указал на целый перечень перекосов в действующей системе.

«Я всегда, когда слушаю достижения наших применителей 223-ФЗ – они рассказывают, как у них все эффективно, какие у них высококонкурентные процедуры , какие они все ответственные и честные, думаю, как здорово. Откуда только берутся такие цифры? Среднее количество заявок на лот – 1,75. Это конкуренция? Конкуренция – это когда хотя бы двое между собой соревнуются. Следующее – относительная экономия в процентах. По 44-ФЗ мы имеем экономию 6,7%, по 223-ФЗ – 1,32%. Доля неконкурентных закупок – 96,4%! Крайне низкий уровень доверия у граждан к процедурам, которые осуществляются по 223-ФЗ, а ведь на пустом месте сомнения не рождаются. Минфин декларировал свои изменения, которые приняли, но приведет ли это к желаемому результату? Мне кажется, что эти изменения к этому не приведут», – заключил аудитор Счетной палаты РФ Максим Рохмистров.

Эксперты в сфере госзакупок, опрошенные «Правдой УрФО», также предлагают не переоценивать результаты от изменений федерального закона, указывая на возможные лазейки, к которым они, в частности, относят рамочные соглашения. По мнению собеседников, госкомпании зачастую уже активно пользуются предоставленными им законом возможностями.

Согласно данным электронной торговой площадки B2B-Center, например, ОАО «МРСК Урала» (контролируется ПАО «Россети») предлагает потенциальным партнерам поучаствовать в целом перечне конкурсов на право заключения рамочных соглашений. В частности, в процедурах предлагается определить поставщиков «прочих приборов», «пунктов коммерческого учета», «средств маркирования и ревизии» для обеспечения производственных программ сетевой компании.

Говоря об одном из таких конкурсов, собеседники указывают, что фактически происходит «узаконенное» ограничение круга поставщиков, которое может быть «особо выгодно при привлечении своих, подконтрольных подрядчиков».

«С победителями (их может быть несколько) заключаются рамочные соглашения, потом заказчик приглашает на свои запросы цен поставщиков. То есть законно ограничивается круг подрядчиков. Рамочные соглашения имеют примерный общий объем и продолжительный срок действия договора. Рамку можно расторговать, подразумевая больший объем работы, чем по факту реализовать с не своим подрядчиком», – делится рассуждениями собеседник издания.

В качестве одного из вариантов ограничений эксперты называют конкурсы, «когда в рамку могут попасть только те, компании, которые ранее выигрывали подобные поставки, указывая, что аналогичные процедуры, вероятно, есть и у МРСК.

Другой источник указывает: различные рамочные соглашения можно отнести к «неконкурентным» процедурам, на которые обращали внимание аудиторы Счетной палаты. «Нельзя проводить рамку без согласованных в техзадании существенных условий договора. Это приводит к тому, что участники не могут правильно подготовить свои ценовые предложения и подать заявки на торги», – заключает аналитик, добавляя, что далее может быть реализован вполне понятный рынку сценарий.

«Если сторонние участники подадут заявку, их либо не допустят до торгов, либо признают проигравшими, а со своим победителем потом, вероятно, подпишут договор с убыточными ценами, и впоследствии допсоглашением увеличат объем заказа и цены почти в два раза. И ничего им за это не будет. Такой пробел в законе. Сейчас ни правоохранительные органы, ни УФАС не контролируют закупки по 223-ФЗ».

Собеседник издания среди подрядчиков энергокомпаний и вовсе выдвигает версию, что «было принято решение разделить всю инвестиционную программу на блоки: закупка материалов и оборудования, ПИР (проектно-изыскательные работы), СМР (строительно-монтажные работы), выполнение услуг, по которым будут расторгованы так называемые рамочные договоры, куда, вероятно, могут войти исключительно «свои подрядчики».

«Действие таких договоров – от 3-5 лет. После расторговки алгоритм работы будет следующий: все конкурсы, имеющие большой финансовый интерес, будут просто распределяться среди своих подрядчиков внутри рамочных договоров, остальной неликвид будет выкидываться в открытые торги для остальных», – описывает один из возможных сценариев развития событий инсайдер, указывая, «что такая схема могла бы позволить ответвленным лицам усидеть у госкормушки».

Еще один собеседник считает, что раньше «рамки» использовались в основном в единичных случаях – для срочных работ, при авариях, например. Теперь, с ужесточением регулирования, по его мнению, можно ожидать резкого роста их числа.

Согласно данным B2B-Center, ОАО «МРСК Урала» сейчас на площадке торгует 74 лота, в 17 из них отсутствует цена контракта. В архиве площадки числится более 18 тысяч процедур – в 818 из них цена не указана. Поучаствовать в конкурсах на заключение рамочных соглашений предлагает потенциальным подрядчикам и АО «Тюменьэнерго» (контролируется ПАО «Россети»). По сведениям B2B-Center, на данный момент актуально 9 лотов компании, в которых цена не указана совсем, в архиве таких процедур зафиксировано 1022.

Добавим, что бесценовые процедуры дочек «Россетей» уже приводили к конфликтам с участниками конкурсов и ФАС. В частности, с жалобой в ведомство на действия «МРСК Урала» обращалось ООО «ПФК «ЭнергоТехнологии», и антимонопольщики признали претензии организации обоснованными. Речь шла об одноэтапном конкурсе на право заключения рамочных соглашений на выполнение проектно-изыскательских работ по электросетевым объектам. Арбитражный суд Свердловской области, анализируя позиции сторон конфликта, указал, что от участников конкурса требовалось обеспечение в размере 1,5 миллиона рублей, при этом начальная максимальная цена контракта отсутствовала, что в суде сочли нарушением. В итоге «МРСК Урала» на данный момент уже в трех инстанциях не смогла отстоять обоснованность своих действий – в апреле «дочка» «Россетей» подала жалобу в Верховный суд РФ.

Судится УФАС с сетевой компанией и по другим рамочным торгам. Например, по претензиям ООО «ТД «Бетокам» к одноэтапному конкурсу на право заключения рамочных договоров на поставку сетевого железобетона для обеспечения производственных программ филиалов ОАО «МРСК Урала» и АО «ЕЭСК» в 2018-2020 годах. Первая инстанция встала на сторону энергетиков, теперь антимонопольщики пытаются обжаловать решение в апелляции.

Отметим, что в целом закупочная деятельность «МРСК Урала» стабильно генерирует разнообразные конфликты. Так, «Правда УрФО» сообщала о невозврате обеспечения участникам процедур, что стало поводом для обращений предпринимателей в Минэнерго РФ, прокуратуру, правительство РФ, Минэкономразвития РФ. К прочему, менеджмент «МРСК Урала» подозревали в привлечении, вероятно, «близких подрядных организаций».

«Дело даже не в рамках или отдельных процедурах, система закупок настроена так, чтобы в ней работали, наверное, только свои. Причем менеджеры в этой системе, судя по всему, могут быть материально замотивированы. Число неконкурентных процедур об этом четко говорит. Вступление изменений 223-ФЗ просто повысит риски. Теперь написать регламент таким образом, чтобы под него попадали только свои, станет сложнее. Главное, это будет слишком заметно, а значит, рискованно», – обрисовывает свое видение перспектив в секторе собеседник издания, вспоминая про недавний арест генерального директора ПАО «МРСК Северо-Запада» Александра Летягина по делу об откатах, которые, по информации СМИ, энергетики называли «домашним заданием».

Согласно официальному сообщению следственного комитата, уголовное дело о коммерческом подкупе возбуждено по материалам ФСБ в отношении генерального директора ПАО «МРСК Северо-Запада» и его заместителя, директора филиала «Комиэнерго» и его зама, а также главы ООО «Механизированная колонна №24», коммерческого директора ООО «ТюменьСвязь». По версии следствия, фигуранты, действуя группой лиц по предварительному сговору, получали от представителей коммерческих организаций в качестве подкупа денежные средства за оказание содействия, беспрепятственную приемку и оплату работ по договорам подряда, заключенным между организациями и ПАО «МРСК Северо-Запада».

Позже в СМИ, со ссылкой на прокуратуру, появилась информация, что действия обвиняемого в коммерческом подкупе гендиректора «МРСК Северо-Запада» могут переквалифицировать в получение взятки.

Отметим, со слов источников издания на энергорынке, после ареста топ-менеджера сетевой компании в Сыктывкаре в ряде зависимых обществ «Россетей» якобы «буквально началась паника». Собеседники предполагают, «что всем ответственным за закупочную деятельность могли быть даны установки зачистить всю неформальную информацию по процедурам, которая может указать на возможные злоупотребления». «Все случилось не у нас, но откатные схемы везде, наверное, одинаковые, а это на грани паники», – говорит энергетик.

Между тем подрядчики энергокомпаний в приватных беседах заявляют о «критической ситуации в секторе». «Бизнес устал от беспредела, который творится в закупках. Говорить о нормальной работе или конкуренции без откровенных проявлений коррупции не приходится. Единственная надежда, похоже, остается на ФСБ и новые уголовные дела, как в Коми», – делает неутешительный вывод предприниматель.

Его коллега по сотрудничеству с «МРСК Урала» высказывает свою позицию куда более категорично. «У нас создается ощущение, после извесных событий, что сейчас генеральный сетей вообще отодвинут от закупок, а всю финансовую власть в компании на себе сосредоточил его зам по инвестициям Антон Дьячков. Причем, как анализируем мы, это смещение центра принятия решений начало постепенно происходить с середины 2016 года. Сегодня, чтобы начать работать с сетями подрядчик должен договариваться именно с этим парнем. С эффективным менеджером. А там все зависит на сколько ты можешь быть убедительным. Готов работать по предложенным правилам — получишь контракт, не согласен с предложением — дорога тебе закрыта, это как лично я могу судить. Схема рамок, по которой предложено работать, как предполагаю, может быть выдуманна как раз Дьячковым, или скопированна в МРСК Юга. А что и как уж там все распределяется потом, я не знаю, хотя после Коми нервозность, наверное, налицо», — рассказывает собственное видение сотрудничества с энергосетевым общество один из подрядчиков.

«Правда УрФО» продолжит следить за развитием событий.

Фото превью: Александр Коряков, «Коммерсантъ», «Новости Крыма»

pravdaurfo.ru

«Уже нет страха»: обвинивший ФСБ в пытках рассказал об эмиграции

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Свидетель по делу задержанных в Санкт-Петербурге антифашистов Илья Капустин покинул Россию и попросил убежище в Финляндии. В январе он обвинил ФСБ в применении к нему пыток электрошокером и зафиксировал оставшиеся на теле следы. Его заявление о пытках, поданное в Следственный комитет, пока не дало никаких результатов.

    По словам Капустина, вечером 25 января недалеко от его дома в Петербурге на него набросились несколько человек в масках. Они затолкнули его в микроавтобус, где на протяжении трех часов били электрошокером, расспрашивая о знакомых и не знакомых ему людях. После этого Капустина отпустили, не предъявив никаких обвинений.

    Капутина допрашивали по делу о создании так называемой террористической группировки «Сеть». Её участников ФСБ подозревает в планировании терактов в период президентских выборов и во время чемпионата мира по футболу. К этому моменту задержаны не менее восьми человек: шесть в Пензе и двое в Санкт-Петербурге.

    О применении пыток ранее заявляли трое из них, однако двое впоследствии отказались от своих слов.

    Илья Капустин находится в Финляндии уже около месяца. В интервью Русской службе Би-би-си он рассказал, почему уехал из России и попытках привлечь к ответственности людей, которые оставили на его теле следы от электрошокера.

    Би-би-си: Какие у вас сейчас ощущения?

    Илья Капустин: Сейчас чувствую себя намного лучше, уже нет страха, как когда я находился в России, такой паранойи. Конечно, то, что со мной произошло, дает о себе знать: я плохо сплю, иногда флешбэки возникают, но в целом все замечательно.

    Би-би-си: Когда вы уехали?

    И.К.: На следующий день как получил визу. Сразу после того как со мной это все случилось, я пошел оформлять визу. Как только оформил визу, 13-го вроде числа [13 февраля], сразу поехал в Финляндию. Мне выдали туристическую визу на полгода пребывания в течение года. Как только приехал в Финляндию, сразу обратился за политубежищем.

    Би-би-си: А решение уехать вы приняли сразу после событий 25 января?

    И.К.: Через несколько дней окончательно принял решение. Сразу же пошел в травму снимать побои, со мной связались журналисты, я им все рассказал, а через несколько дней понял, что хотелось бы уехать, потому что сложно было бы оставаться жить в России.

    Би-би-си: Вы рассказывали, что задерживавшие вас люди были в масках. Как вы думаете, можно ли их как-то опознать? Что они вообще сказали, когда к вам подошли?

    И.К.: Они сказали, что они из спецслужбы. Я их, конечно, когда мы были в машине, не запомнил. Но потом мы приехали в отдел ФСБ, и эти люди меня вводили внутрь здания. Наверняка там есть камеры, которые могли записать этих людей. И плюс уже в отделе тоже были пять человек, и вполне есть основания полагать, что это те же самые люди. И один из них мне намекал, что мне нужно продолжать с ними сотрудничать, иначе будет продолжение пыток. То есть один из них как минимум принимал участие в пытках.

    Но если у кого-то было бы желание найти виновных — конечно, запросто можно найти.

    Би-би-си: Что происходило в машине, что интересовало этих людей?

    И.К.: Мы ездили по городу все время, чтобы меня никто не мог услышать, как я орал. Может, если бы мы стояли на одном месте, это было бы очень шумно.

    Они хотели знать местоположение людей, про которых они спрашивали, про их знакомства, про политическую позицию (и этих людей, и мою). Там два человека, которых я знал — из тех, про кого они спрашивали. С одним я вместе работал раньше, его арестовали сейчас, а еще с одним человеком я вместе жил. Не знаю, почему у них подозрения в отношении этих людей — совершенно не могу представить.

    Би-би-си: А как вы поняли, что здание, в которое вас в итоге доставили, это ФСБ?

    И.К.: Когда меня привозили, я, конечно, не понимал, куда меня привезли. Мне капюшон надели на голову, заставили вниз смотреть. Но когда я уже выходил, я мог рассмотреть обстановку, было понятно, что это Шпалерная улица.

    Би-би-си: Как проходил обыск у вас дома?

    И.К.: [Он длился] часа три-четыре. Наверно, как-то так. Было четыре-пять человек сотрудников плюс два понятых. Не скажу, что они прямо очень-очень все досматривали тщательно и скрупулезно, как преступников досматривают. Так, немножко поверхностно смотрели. Литературу просмотрели. В общем-то, все вещи просмотрели.

    Изъяли технику (два телефона, компьютер). Очень расстроились, когда я им отказал в доступе к технике, отказался пароли вводить, начали все разбрасывать после этого, угрожали, что у меня никогда больше работы не будет в этом городе. Начали агрессивнее себя вести. Гранату пригрозили оставить, а потом с обыском прийти еще раз.

    Би-би-си: Когда после этого Вы решили уехать, не было ли проблем или угроз?

    И.К.: Я постарался сделать так, чтобы предотвратить любую возможность того, чтобы меня, если захотели бы, могли найти. Не пользовался телефоном, ночевал в разных местах, старался максимум себя обезопасить. Не знаю, конечно, хотел ли меня кто-то найти. Но я постарался сделать так, чтобы меня никто не нашел, чтобы я мог беспрепятственно уехать.

    Я жил у сестры с мужем, ее муж постоянно публиковал у себя «ВКонтакте» информацию обо мне и по этому делу — то, что меня касается. И когда я уже уехал, выяснилось, что у него взломали страницу «ВКонтакте» и опубликовали там видео из «Дома-2». Такой какой-то странный юмор. Из-за [Ксении] Собчак — наверно, такой намек. Видимо, хотели показать, что они имеют такую возможность — взломать «Контакт».

    Би-би-си: А уехали один?

    И.К.: Я уехал один, но у меня постоянная связь с близкими людьми по интернету.

    Би-би-си: После того как обратились с заявление в следственный комитет с жалобой на пытки, никто на вас не давил?

    И.К.: Не было [признаков давления]. Просто заявление не приняли к рассмотрению, потому что я не появился в СК по логичным причинам. Я предложил по видео-конференц-связи связаться со следователем, он отказался, тогда же и не приняли к рассмотрению. А то, что против сотрудников отказались возбудить уголовное дело, только на днях стало известно, хотя мы [вместе с сотрудничающим с «Зоной права» адвокатом Дмитрием Герасимовым] приложили все освидетельствования, справку судмедэкспертизы.

    Би-би-си: Планируете вернуться в Россию?

    И.К.: Допускаю, [что когда-то вернусь]. Но пока не планирую точно. В России все-таки тенденции в сторону ужесточения, и небезопасно находиться в России, если ты уже попал в поле зрения ФСБ. Хотя я ничего не совершал, совершенно ничего не планировал, но не чувствую, что я буду себя в безопасности ощущать. Если ФСБ-шникам в случае чего нужен будет козел отпущения, могут просто из таких соображений создать мне какие-нибудь проблемы.

    Би-би-си: Чем планируете заниматься в Финляндии?

    И.К.: Пока я изучаю языки, хотелось бы работать по профилю, кем я работал в России, промышленным альпинистом. Возможно, буду учиться на кого-нибудь — тут все-таки хорошая социалка.

    Би-би-си: А учиться чему? К чему душа лежит?

    И.К.: Возможно, к творческим, художественным специальностям. Художник или скульптор — не могу с уверенностью сказать.

    www.bbc.com

    «Он боится, люди решат, что он поехавший террорист». История антифашиста, обвиненного ФСБ

В феврале и марте по российским городам прокатились акции протеста под общим лозунгом «ФСБ — главный террорист». Левые активисты обвиняют сотрудников спецслужбы в том, что они пытками выбивают из антифашистов в Пензе и Петербурге признания в создании террористической организации «Сеть».

Обвиняемые по делу о создании группировки, по версии спецслужбы, представляли собой законспирированное сообщество анархистов и готовились поднять вооруженный мятеж во время президентских выборов или чемпионата мира по футболу.

Русская служба Би-би-си съездила в Пензу и, поговорив с близкими одного из обвиняемых, попыталась понять, что общего у версии ФСБ с реальностью.

«Мам, это не мое»

Утром 19 октября прошлого года Илья Шакурский, студент пензенского педагогического института, зашел к маме, чтобы вместе позавтракать. Их квартиры в одном из домов спального района Арбеково находятся на одной лестничной клетке — друг напротив друга. Илья рассказал, что у него сильно болит голова и в институт он сегодня не пойдет. Вместо этого Шакурский планировал продолжить поиски своего друга и одногруппника по физико-математическому факультету Егора Зорина.

До Зорина Шакурский не мог дозвониться второй день подряд. В течение дня он сделал несколько звонков знакомым, продолжая попытки найти друга, а в четвертом часу дня, как рассказывает мама Шакурского Елена Богатова, отправился его искать.

В следующий раз сына она увидела уже после восьми вечера, когда его в наручниках привезли на обыск.

Елена Богатова вспоминает, что во время обыска на кухне в квартире Ильи оперативники на её глазах достали из небольшого шкафа в нише под окном баллон. Он с виду напоминал обычный огнетушитель, предположительно (оговаривается вступивший в дело на следующий после обыска день адвокат Михаил Григорян), это было самодельное взрывное устройство. Из-под дивана достали, предположительно, пистолет Макарова с одним магазином.

Экспертиза по тому, что было найдено в квартире, еще не закончена, и до ее завершения защитник не хочет ничего говорить о том, как именно изъятое оказалось в квартире Шакурского. «Я исхожу из той информации, что это не принадлежит Шакурскому», — коротко комментирует Григорян.

«Было видно по его взгляду, — вспоминает обыск Елена Богатова, — у нас довольно-таки близкие отношения. Он на меня глаза вытаращил. Говорит: «Мам, это не мое». Он не такой человек, чтобы обмануть меня. Он там промолчал бы, он просто опустил бы глаза. Но если он так сказал, значит, я в этом уверена».

Image caption Снимок сына Елена Богатова всегда носит с собой

Илья Шакурский стал вторым обвиняемым возбужденного ФСБ дела о террористическом сообществе. Первым был — за день или два до задержания Шакурского — его приятель Егор Зорин. Всё это время, пока друзья искали его по всей Пензе, Зорин был у силовиков.

История с исчезновением и последующим арестом повторилась через три месяца, но уже в Санкт-Петербурге: там 23 января пропал антифашист Виктор Филинков. А уже через день суд заключил его под стражу.

Еще через два дня, 25 января, петербургский антифашист Игорь Шишкин вышел погулять с собакой и был задержан сотрудниками ФСБ. После чего родные не могли узнать о его местонахождении более суток — пока суд не вынес решения об аресте.

И Шишкина, и Филинкова, и задержанных пензенцев обвиняют в участии в террористическом сообществе «Сеть». У группировки, считают сотрудники ФСБ, были подразделения в нескольких городах России.

Якобы в Санкт-Петербурге они носили названия «Марсово поле» и «Иордан-СПб», в Пензе — «5.11», в Москве — «МСК». Оперативники полагают, что была и некая белорусская ячейка, но никаких сведений о предполагаемых участниках или её названии в материалах дела, с которыми удалось ознакомиться Русской службе Би-би-си, нет.

«С целью раскачки народных масс»

В Пензе ФСБ в конце прошлого года в течение месяца задержала пять человек, и еще одного — в Санкт-Петербурге.

Одновременно с Шакурским, тем же вечером 19 октября, пришли к его приятелю Василию Куксову. По словам его жены, вместе с квартирой обыскали и машину, причем замок на автомобиле, когда Куксов и оперативник подошли к нему, был сломан. В машине предположительно нашли пистолет, и Куксов заявляет, что его подбросили.

Спустя неделю оперативники пришли к инструктору по стрельбе и знакомому Шакурского Дмитрию Пчелинцеву. Рано утром 27 октября он вышел из дома и отправился встречать приехавшую бабушку, но вскоре вернулся домой уже с сотрудниками ФСБ.

Сначала, перевернув все в квартире, они изъяли зарегистрированное оружие — два охотничьих карабина и два травматических пистолета. А затем пошли обыскивать сломанный автомобиль с неработающей сигнализацией и вытащили из-под заднего сидения два предмета, похожих на гранаты. Как именно они были обнаружены, Пчелинцев и его жена не видели, писало в январе издание ОВД-Инфо со ссылкой на супругу Ангелину. Сейчас близкие Пчелинцева от общения с журналистами отказываются.

Еще через несколько дней, уже в ноябре, ФСБ задержала в Пензе слесаря-сборщика Андрея Чернова, а в Петербурге — активиста Армана Сагынбаева. Последнего, судя по материалам дела, считают участником и пензенской, и петербургской ячеек. В Петербурге у него при обыске нашли 4 килограмма алюминиевой пудры, хранившиеся в заполненном на треть ведре. Сагынбаев признался, что найденное принадлежат ему.

Следователи утверждают, что «Сеть» якобы ставила себе задачей «насильственное свержение Конституционного строя РФ» с помощью атак на силовиков и органы госвласти.

Так, например, в материалах дела говорится, что из найденных дома у Сагынбаева компонентов предположительно планировалось изготовить бомбы и привести их в действие во время президентских выборов и чемпионата мира по футболу «с целью создания общественного резонанса, раскачки народных масс для дальнейшей дестабилизации политического процесса».

Подготовкой к свержению и атакам обвиняемые, считает ФСБ, якобы занимались во время специальных тренировок в Арбековском лесу под Пензой. Друзья и родственники антифашистов при этом рассказывают, что задержанные какое-то время увлекались страйкболом.

Из имеющихся в деле материалов, следует, что «Сеть» стала межрегиональной в 2016 году, когда к пензенской организации примкнули другие ячейки.

Когда же именно возникла сама пензенская «5.11», в которую якобы входили Пчелинцев, Чернов, Сагынбаев, Шакурский, Зорин, Куксов, — непонятно: в материалах дела речь идет то о 2014-м, то о 2015-м.

Экоактивист из Мокшана

«Да, он абсолютно владеет теорией анархизма, и Кропоткина читал, и Бакунина. Но именно метод прямых действий — это не его было», — рассказывает о четверокурснике Шакурском его адвокат Григорян.

Теорией анархизма, по его словам, молодой человек увлекся в 16-17 лет. Тогда он еще жил не в Пензе, а в Мокшане — небольшом поселке с населением в 11 тысяч жителей в сорока километрах от столицы региона.

Image caption В старших классах Шакурский был активным подростком, он участвовал во множестве всевозможных конкурсов. В школе у него была другая фамилия — Богатов.

В старших классах у Шакурского была своя музыкальная группа. Он вообще очень творческий человек, пишет стихи, «да он, наверное, только не рисовал», перечисляет интересы юноши подруга Арина [имена друзей измены по их просьбе — Русская служба Би-би-си]. «Фестиваль патриотической песни, экология, защита леса… чего только нету», — продолжает адвокат Григорян, показывая папку с грамотами Шакурского.

Среди прочего в ней лежит диск с трехминутным видео о загрязнении реки Мокши, проходящей через поселок. На нем Шакурский рассказывает, как сильно замусорены берега реки и кто сливает в реку отходы.

Конец Youtube сообщения , автор: BBC News — Русская служба

«Звучит, может, ванильно, но он прямо романтик, мне кажется, в душе», — считает его подруга Александра.

Другая знакомая, Лиза, любимым фильмом Шакурского называет картину Мэтта Росса «Капитан Фантастик». Это история о семье, глава которой воспитывает детей в лесу, подальше от мира корпораций и того, что принято считать благами цивилизации.

Их образование устроено по платонову «Государству»: занятия физическим трудом и умение добыть дичь сочетаются с чтением по вечерам классической литературы и изучением работ по квантовой физике. В домике детей на дереве висит портрет камбоджийского диктатора Пол Пота, вместо Рождества семья отмечает день рождения лингвиста и философа Ноама Хомского. Слоган фильма: «Он подготовил их ко всему, кроме настоящей жизни».

Антифашист и герой YouTube

В Пензе Шакурский помогал местному центру работы с бездомными животным, организовывал экологические акции, участвовал в пикете памяти адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, убитых в 2009 году неонацистами.

«Вообще-то открыто называть себя антифашистом в Пензе может быть опасно для здоровья. Ну раньше [так было], по крайней мере, сейчас уже вряд ли. [Но националистов] тут довольно-таки много», — говорит Александра.

Она рассказывает, что еще пару лет назад сторонники ультраправых движений активно проявляли себя — пытались нападать на левых активистов, устраивали в городе акции, которые называли «чистые дворы» — «ловили алкашей и предъявляли им».

Примерно в это время, в 2016-м, в сети появился ролик, который сделал Шакурского узнаваемым в субкультурной среде.

«Он зашел в кафе с девушкой, и за ним зашли бонхеды [сторонники ультраправых идей — Русская служба Би-би-си], снимали на камеру, пытались его унизить как-то. Но он им достойно отвечал. Не знаю, зачем они это в интернет выложили. Все поржали, а он за счет этого какую-то популярность приобрел», — недоумевает подруга Шакурского Александра.

Ролик, о котором она говорит, — это видео с длинным названием «Парень, окруженный «нацистами» не побоялся высказать свое мнение! (18+)» и плотным потоком ненормативной лексики — набрал на YouTube к этому моменту около полумиллиона просмотров.

Image caption Друзья и семья Шакурского описывают его как очень общительного и отзывчивого человека

Одному из своих увлечений — музыке — Шакурский обязан знакомству с некоторыми фигурантами дела, говорит адвокат Григорян. Произошло оно, по словам защитника, в пензенском рок-клубе «Доминанта».

Сейчас на странице заведения во «ВКонтакте» говорится, что концертная деятельность по адресу, где находился клуб, прекращена «до лучших времен и мест».

Но несколько лет назад, судя по соцсетям, жизнь там била ключом. «Пришло время дико угорать и слемить под настоящий жестко-качевый музон. » — так анонсировалось одно из мероприятий в 2014 году.

Именно тогда Шакурский, как утверждает его адвокат, якобы начал общаться с кем-то из будущих обвиняемых по делу «Сети».

«Сначала они просто разговаривали на разные темы. Ну, молодежь, сами знаете, любит о политике говорить. И так потихонечку его втянули», — говорит Григорян.

«Все у них есть»

Какими именно доказательствами руководствовалась ФСБ, когда задерживала шестерых предполагаемых участников «5.11», неизвестно. Русская служба Би-би-си связалась с пятью адвокатами, работающими по «пензенскому делу», однако они отказались обсуждать материалы следствия из-за подписки о неразглашении.

Адвокат Шакурского Григорян поясняет, что у него такого обязательства нет. По его мнению, в деле есть серьезная доказательная база: «И любой судья задаст вопрос — а вы зачем коктейль Молотова [на тренировках] кидали?»

На вопрос корреспондента Русской службы Би-би-си: «А у них и видео [доказательства] есть?» — защитник уверенно кивает: «Да все у них есть, видео лекций, тренировок, чего они делали, где они бегали. [Это видео] не с телефона — с камер, это не ФСБ записывала, это сами ребята записывали. Куда потом это видео шло, кому?»- задает риторический вопрос Григорян.

Есть ли в этих роликах что-то противозаконное, неясно. По данным «Медиазоны», во время попавших на видео тренировок в Арбековском лесу их участники пользовались пиротехникой.

Помимо этого, в деле есть признательные показания арестованных, а также, предположительно, оружие, изъятое у них — но всё это оказалось в распоряжении следователей уже после задержания и обысков.

По словам Григоряна, на следственных действиях сотрудники ФСБ показывали объемный «свод» — якобы изъятую у одного из фигурантов методичку, описывающую правила вербовки новых членов группы.

«Поверьте мне, это не двадцатилетние мальчики писали. Я думаю, это разработано где-то в недрах спецслужб — естественно, не наших. А там уж вы додумывайте», — предлагает адвокат.

«Я забыл слово «нет»

Первоначально почти все задержанные дали признательные показания.

Единственным, кто не сознался в участии в террористической организации и воспользовался правом не свидетельствовать против себя, был музыкант Куксов.

Позже двое — Пчелинцев и Шакурский — заявили, что оговорили себя под пытками, а еще один обвиняемый — Андрей Чернов — и вовсе от признательных показаний отказался. Его мать утверждает, что признания он подписал, после того как уже после задержания поговорил с Пчелинцевым, который впоследствии заявил о пытках.

Подробные рассказы от первого лица о пытках были обнародованы, после того как в начале 2018 года у Пчелинцева и Шакурского появились новые адвокаты.

Согласно опросу, который взял у Шакурского присоединившийся к делу в феврале второй адвокат Анатолий Вахтеров, бить молодого человека якобы начали еще во время задержания 19 октября 2017 года. В тот же день его доставили в кабинет, в котором дожидались сотрудники ФСБ.

«Они рассказали о тренировках в лесу и о том, что мы готовились к терактам и нападениям на сотрудников полиции. Я категорически отрицал это … старался объяснить, что мы всего лишь занимались страйкболом для саморазвития. Оперативники не хотели слышать такой ответ, поэтому я начал получать удары по затылку и спине», — говорится в опубликованном «Медиазоной» рассказе Шакурского.

По словам задержанного, впоследствии он часто оказывался именно в этом кабинете.

Правообладатель иллюстрации Фото из личного архива друзей Шакурского Image caption «Один из оперативников, улыбаясь, сказал мне: «Не рассчитывай, что мы будем играть с вами по-честному», — описывал разговор с сотрудниками ФСБ Шакурский

Силовики «говорили полнейший бред о каком-то финансировании из Ирана» и подготовке терактов, а попытки спорить каждый раз заканчивались новыми ударами, описывал допросы Шакурский.

Пытки током, по его словам, происходили в карцере СИЗО.

«Я почувствовал первый разряд тока, от которого я не мог сдержать стона. Они повторяли эту процедуру, пока я не пообещал говорить то, что они мне скажут. С тех пор я забыл слово «нет » и говорил все, что мне говорили оперативники», — утверждал Шакурский.

Динамо-машина в карцере

В рассказах Пчелинцева и Шакурского о пытках в изоляторе много схожих подробностей.

О том, что силовики добивались признательных показаний с помощью электрошока, Пчелинцев рассказал своему новому адвокату Олегу Зайцеву в начале февраля. Составленный на основании слов обвиняемого опрос публиковала Медиазона.

Пытки электрошокером происходили, как и в случае с Шакурским, в карцере изолятора, утверждал Пчелинцев, где вместе с ним находились шесть или семь человек в масках-балаклавах. По его словам, они приказали ему раздеться, связали руки и примотали ноги скотчем к ножке скамейки. Затем один из мужчин — человек в медицинских перчатках — поставил на стол динамо-машину, прикрепил провода к привязанной ноге и пустил ток, описывал молодой человек.

«Они стали твердить: «Ты лидер». Чтобы они остановили пытки я отвечал: «Да, я лидер». «Вы собирались устраивать террористические акты». Я отвечал: «Да, мы собирались устраивать террористические акты»… В один из моментов я потерял сознание на некоторое время», — описывал методы допроса обвиняемый.

Получат ли свидетельства Пчелинцева и Шакурского какие-либо юридические последствия, непонятно: оба оставили признательные показания в силе. Еще в феврале стало известно о том, что Пчелинцев отказался от своих слов о пытках.

«Апрель, май, июнь, июль — как мне легко! Никаких этих выездов»

Поначалу, говорит адвокат Григорян, ничего противозаконного в лесных тренировках не было: «Даже то, что они ругали власть, — пожалуйста. У нас в телевизоре [ее] ругают!»

В материалах дела, по данным Русской службы Би-би-си, одна из тренировок 2015 года описывается так.

В лагере, разбитом в лесу, собираются несколько мужчин в камуфлированной одежде. Почти у всех закрыты лица. Обращаясь друг к другу, они используют вымышленные имена. Один из них учит принимать правильные стойки при различных положениях стрельбы, используя в качестве оружия обычные палки. Другой рассказывает о том, какие грибы, травы и ягоды в лесу можно есть.

Однако, в 2016-ом, по версии Григоряна, «появились еще люди, начали тренировать их — ножевой бой, стрельба из оружия, как делать схрон, как кидать коктейль Молотова, [появилось] распределение ролей».

По версии ФСБ, внутри группы «5.11» у каждого из участников были определенные функции: тактик, связист, идеолог, медик, сапер-инженер, разведчик, отвечающий за вербовку новых членов.

В признательных показаниях нескольких обвиняемых говорится, что за каждым из предполагаемых членов организации было закреплено вымышленное имя.

В материалах дела упоминается человек, якобы пользовавшийся особенным авторитетом внутри «5.11».

На одной из тренировок этот человек стал акцентировать внимание на необходимости «активных действий» и в перспективе — нападения на полицейские участки, говорится в показаниях.

С этого момента большее внимание на тренировках стало будто бы уделяться навыкам владения огнестрельным оружием, тактике захвата зданий и изготовлению «коктейлей Молотова», следует из материалов дела.

«Нам не вменяют приготовления к какому-либо конкретному преступлению. И слава богу. [Такого, что] мы готовимся, допустим, взрывать офис «Единой России» — этого нет», — говорит Григорян.

Однако призывы к радикальным действиям, по его словам, могли звучать на съезде предполагаемых участников «Сети», который состоялся в Петербурге в начале 2017 года.

Из тех показаний, с которыми удалось ознакомиться Русской службе Би-би-си, следует, что он мог проходить в однокомнатной квартире в многоэтажке. Из Пензы на него якобы приехали Пчелинцев, Шакурский и Зорин.

По изложенной в материалах дела версии, на встрече в петербургской квартире были еще несколько человек, велся протокол съезда. Некоторые из выступавших якобы считали, что взрывы и поджоги в «период массовых оппозиционных акций» должны запустить цепную реакцию среди неназванных «других группировок». Решающий час «Х», по версии ФСБ, мог наступить во время президентских выборов.

Поездка в Санкт-Петербург в начале 2017 года стала для Шакурского переломным моментом, — считает адвокат Григорян. На съезде якобы было выступление Шакурского, которое не понравилось «радикально настроенным гражданам».

«В идеологическом плане он с ними перестал соглашаться, дискутировал, они перестали ему доверять, не приглашали ни на встречи, ни на тренировки, да он и сам не ходил», — излагает свою версию защитник.

Мама Шакурского, которая поддерживает линию защиты Григоряна, подтверждает его слова. Они рассказывает, что считала тренировки в лесу чем-то вроде популярной когда-то игры «Зарница», но все равно волновалась, когда сын уходил на них.

Весной прошлого года, по ее словам, «игры» прекратились. «Апрель, май, июнь, июль — как мне легко! Никаких этих выездов. Я такая спокойная!» — говорит Елена.

Идейные разногласия, по мнению Григоряна, были не единственной причиной испортившихся внутри сообщества отношений. Девушка Шакурского Виктория начала общаться с Пчелинцевым. Незадолго до арестов конфликт вылился в драку.

«Для того, чтобы участвовать в какой-то группе, тем более, как ему вменяют, это террористическая группа с жесткой конспирацией, должны быть исключительно дружеские отношения, основанные на взаимном уважении…, — доказывал в интервью «Медиазоне» адвокат Вахтеров, — А они с Пчелинцевым находились в контрах из-за девушки, они просто дрались между собой, один другому еще и в лицо плюнул. О какой связке может идти речь при таких конфликтах?»

Друзья Шакурского отмечают, что к моменту своего задержания он уже полгода не общался с Пчелинцевым: «Они в некоем конфликте между собой были. Что могут [вместе] сделать люди, которые конфликтуют друг с другом?»

«Что могут шесть человек из пердяевки?»

Версию ФСБ о том, что несколько пензенцев с левыми взглядами будто бы создали разветвленную организацию, целью которой были акции прямого действия, а именно — атаки на государственные органы Российской Федерации, друзья Шакурского считают нелепостью.

Его подруга Александра не сдерживает эмоций: «Не знаю, как шесть человек могут даже в нашей пердяевке что-то замутить?! Мне кажется, там [в случае выступлений] алкаши всех раскидают — их гораздо больше! Конечно, извините, что я так неформально, но серьезно, подумайте, что могут сделать шесть человек?!».

Приятели Шакурского уверены, что перед выборами президента силовики решили «запугать всех активистов» и попутно извлечь выгоду для себя. «Для меня очевидно, что кто-то хочет себе должность или звание повысить, и нашли чуваков, за чей счет можно подняться», — продолжает Александра.

По некоторым данным, правоохранительные органы могли проявлять интерес к будущим фигурантам дела еще за полгода до первого ареста. В материалах дела говорится о том, что Зорин был доставлен в полицию в апреле 2017 года.

Какие именно вопросы задавали Зорину полицейские, не известно, однако он предполагал, что его хотели склонить к сотрудничеству и подозревал слежку.

После задержания в октябре 2017 года Зорин, по данным Русской службы Би-би-си, пошел на досудебное соглашение со следствием. Он единственный из обвиняемых не находится в СИЗО — в декабре его выпустили под домашний арест

Неожиданный интерес одновременно к левым и правым активистам силовики в начале прошлого года проявляли и в Москве. По словам анархистки и журналиста Софико Арифджановой, в феврале 2017-го к ней домой приходили сотрудники спецслужб.

На встречу ее выманили уловкой, используя ее отца. «Сообщили ему, что на альманах Moloko Plus, в команде которого я состою, собираются заводить дело об экстремизме», — говорит активистка. Доброжелатели якобы готовы были подробнее рассказать об угрозе преследования.

Вскоре к Арифджановой действительно пришли два человека. Одного она описывает как худощавого мужчину в очках, который в основном молчал и лишь «иногда начинал громко психовать». Во втором, более разговорчивом, журналист, сверившись позднее с фотографиями в интернете, опознала завсегдатая митингов и пикетов, известного под именем Леша «Улыбка». По наблюдениям оппозиционеров, сотрудник ФСБ уже много лет следит за протестными акциями и не раз помогал силам полиции «разобраться», кого нужно задерживать.

Арифджанова рассказывает, что перед ней положили список фамилий длиной на полторы страницы и предложили рассказать, что именно и о ком она знает. По словам активистки, «список был огромным, и составил его человек с явно воспаленной фантазией». Пришедшие, говорит активистка, очень хотели услышать от неё что-нибудь комплиментарное о Мальцеве и объясняли ей, что в анархистской среде к националисту из Саратова очень хорошо относятся.

Памятник в Арбековской роще

Про названия «5.11» и «Сеть» до публикаций в СМИ никто в среде друзей Шакурского никогда не слышал, говорят трое знакомых молодого человека.

«5.11 — потому что шьют тему с [Вячеславом] Мальцевым», — предположила подруга задержанного Арина. Лидер запрещенного и признанного экстремистским в России движения «Артподготовка» утверждал, что 5 ноября 2017 года в стране начнется революция и предлагал своим сторонникам поддержать протесты.

«Ну а про «Сеть»… мне кажется, просто слово модное кто-то взял, чтобы обозвать», — продолжает другая приятельница Шакурского Александра.

В показаниях одного из задержанных говорится, что группу назвали «5 ноября» в память о расстреле анархистов в Арбековском лесу Пензы в начале XX века.

По всей видимости, речь идет о казни молодого революционера — однофамильца одного из фигурантов заведенного ФСБ дела — Николая Пчелинцева.

Правообладатель иллюстрации http://kprfpenza.ru Image caption Стелу на месте казни и захоронения участников революционного движения 1905-1907 годов восстановили около трех лет назад. Предыдущий монумент был разрушен в конце 90-х, говорится на сайте местного отделения КПРФ

Семнадцатилетний Пчелинцев был приговорен к высшей мере наказания за убийство жандармского унтер-офицера и повешен в Арбековском лесу в ночь на 5 ноября 1907 года.

Свидетельства об обстоятельствах этой казни, в частности, сохранились в воспоминаниях пензенского губернатора Ивана Кошко. «Надо было казнь совершить так, чтобы о времени ее решительно никто не знал. Исправник решил исполнить приговор перед рассветом, верстах в 8 от города, в казенном лесу», — писал губернатор.

Могилу сравняли с землей и обложили дерном, «чтобы место погребения не было бы использовано революционерами для паломничества и всяких демонстраций».

На месте захоронений в лесу сейчас стоит памятник, но найти его непросто.

«Думаю, что сегодня мало кто из пензенцев знает про эту историю. Разве что краеведы или кто-то из грибников, кто ходит в эти места. Ну, может быть, старшее поколение еще помнит что-то такое, — размышляет пресс-секретарь местного отделения «Левого фронта» Сергей Падалкин, — Но сегодняшние анархисты, наверняка, знали. И, возможно, действительно название «5.11» связано с событиями 1907 года».

«Многочисленные следы ожогов»

О том, что в Пензе задержаны левые активисты, которых обвиняют в создании террористической группировки, стало широко известно лишь в январе, когда аресты начались в Петербурге. Тогда силовики пришли к антифашистам Филинкову и Шишкину.

Когда членам ОНК удалось попасть в изолятор к Филинкову — спустя три дня после его задержания — правозащитники зафиксировали многочисленные следы ожогов от электрошокера на груди и бедре мужчины. Он утверждал, что люди в масках в течение четырех часов пытали его в машине, заставляя выучить наизусть формулировки признательных показаний.

Шишкин о пытках не заявлял. Но на его руке, спине и бедре даже спустя неделю после задержания оставались ожоги, а вокруг глаза была сильная гематома, говорится в написанном после проверки заключении общественной наблюдательной комиссии.

И хотя официально он был задержан около полудня 27 января, в материалах дела есть объяснительная на имя главы УФСБ по Санкт-Петербургу Александра Родионова, датированная предыдущим днем. В ней Шишкин сообщает, что у него нет жалоб на самочувствие, а травмы он получил, занимаясь спортивными единоборствами.

Сразу после этого, в начале февраля, левые активисты стали выходить на акции протеста, требуя прекратить пытать подозреваемых.

В ночь на 15 февраля появилась на заборе челябинского управления спецслужбы появился баннер «ФСБ — главный террорист».

Image caption Акции протеста против действий ФСБ начались в конце января и продолжаются до сих пор: несколько последних прошли в день президентских выборов 18 марта 2018 года

На опубликованном в соцсетях видео одна из фигур, стоящих рядом с плакатом, поджигает файер и бросает его за ограду. Создатели ролика поясняют, что «навестили здание УФСБ» «в знак солидарности с репрессируемыми по всей стране анархистами».

После того как полиция возбудила дело о хулиганстве, сотрудники ФСБ задержали несколько активистов и увезли их на допрос. Примерно сутки родственники и адвокат не могли найти задержанных.

Позже двое из них заявили, что их били электрошокером в здании ФСБ, третий уверен, что от пыток его спас вовремя появившийся адвокат.

По некоторым данным, сотрудники ФСБ признали только один эпизод применения электрошокера. Спустя месяц после того как Филинков рассказал о пытках, следственный комитет начал проверку его слов.

Еще через месяц — 21 марта — издание «Фонтанка» со ссылкой на свои источники сообщило, что случившееся оперативник ФСБ в разговоре со следственным комитетом объяснили «служебной надобностью»: Филинков якобы пытался бежать, «и ничем иным, кроме шокеров, его было не остановить».

«Он боится, что ему не будут верить»

В деле о террористическом сообществе организаторов официально пока нет.

«Окончательно не определен круг обвиняемых, ряд соучастников преступления не установлен или находится в розыске», — утверждал во время продления арестов в марте в пензенском суде следователь ФСБ.

Ссылаясь на «тайну следствия», представитель спецслужбы настаивал на необходимости закрыть от журналистов и слушателей судебное заседание по каждому из фигурантов. Судья раз за разом не возражала.

По обвинению в участии в организации «Сеть» фигурантам дела грозит от 5 до 10 лет.

Некоторые из обвиняемых (Шишкин в Петербурге, Зорин в Пензе) пошли на досудебное соглашение. Оно подразумевает, что заключающий его человек сотрудничает со следствием, помогая расследованию и «изобличению других соучастников преступления».

Впоследствии это дает надежду на суде получить наказание более мягкое, чем то, которое предполагает уголовный кодекс.

Друзья Шакурского уверены, что родственники обвиняемых столкнулись с большим психологическим давлением. Мама Ильи напугана, она боится, «что если он откажется от [признательных] показаний, станет хуже», уверена подруга 21-летнего студента-физика Лиза.

Image caption «Он очень любопытный, все ему интересно», — мама Шакурского говорит, что её сын с детства очень много читает и пытается разобраться в любом предмете

В письме, которое друзья получили из изолятора в феврале, Илья высказывает опасение, что версия событий в изложении ФСБ для всех окажется более убедительной.

«Он боится, что ему не будут верить, что будут думать, что он преступник. «, — говорит одна из подруг активиста. Другая кивает: «Да, [что он] какой-то поехавший террорист».

Мама Ильи Шакурского рассказывает, что в пензенском СИЗО-1, где сидит её сын, есть библиотека. В последнее время он брал почитать учебную литературу по физике и химии, а теперь взялся перечитывать школьную классику.

«Не знаю, дошла ли до него [книга, которая] где-то по камерам ходит. «Каторгу» [Валентина Пикуля] все хочет прочитать», — рассказывает мама Шакурского.

Смотрите так же:

  • Диалог на тему правила поведения Часовой пояс: UTC + 3 часа Свидетели Иеговы Точка зрения Библии Пт июл 27, 2018 12:02 pm Внутренний мир Свидетелей Иеговы Сб июл 28, 2018 7:05 pm Статьи и новости о СИ. Комментарии и […]
  • Отпуск военнослужащий закон VII. Порядок предоставления военнослужащим отпусков VII. Порядок предоставления военнослужащим отпусков Статья 28. Виды отпусков 1. Военнослужащим предоставляются отпуска: а) основной - […]
  • Куда подавать иск по защите прав потребителя Судебная защита прав потребителей Автор: Ирина Соколова © , руководитель аналитического управления Объединения потребителей России Подсудность: в какой суд подавать иски по защите прав […]
  • Приказ ржд 200 Распоряжение ОАО "РЖД" от 28 января 2014 г. N 200р "Об утверждении документов по системе управления брендом "РЖД" Распоряжение ОАО "РЖД" от 28 января 2014 г. N 200р"Об утверждении […]
  • Какие статьи относятся к тяжким преступлениям Классификация преступлений по степени тяжести (по состоянию 2017 год) Для облегчения определения привожу все статьи УК, уже разбитые по тяжести, остается только найти интересующую. Таблица […]
  • Нотариус печко Нотариус г. Щелково 19 мая 2018 года 23 июня прием с 15.30 в связи с заседанием нотариуса в комиссии МоНП. 24 мая прием до 16.40. Нотариус будет в отпуске с 25 мая по 6 июня 2018 года. С […]