В детский сад за взятку

Сколько часов должен работать уборщик служебных помещений в день.

В школе если ее оставили на полставки. .

1 ответ на вопрос от юристов 9111.ru

Рабочее время — это время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка (далее — ПВТР) и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности (ст. 91 ТК РФ).

Не являются рабочим временем, но в силу своего функционального назначения приравниваются к нему следующие периоды: перерывы для кормления ребенка (ч. 4 ст. 258, ст. 264 ТК РФ), время простоя (ст. 157 ТК РФ), перерыв для приема пищи в месте выполнения работы (ч. 3 ст. 108 ТК РФ), специальные перерывы в течение рабочего времени (ст. 109 ТК РФ, письмо Роструда от 11.04.2012 N ПГ/2181-6-1), период командировки, междусменный отдых во время пребывания на вахте и др.

Правовое регулирование рабочего времени — это установление в нормативных правовых актах продолжительности нормального рабочего времени, определение видов рабочего времени, а также его режимов и учета. Трудовым законодательством установлена предельная мера труда (максимальная продолжительность рабочего времени), равная 40 часам, которую ни работодатели, в том числе и по соглашению с работниками, ни сами работники не имеют права превышать. Исключение составляют случаи, прямо указанные в законе (например, сверхурочная работа).

Помимо законов (федеральных и субъектов РФ), нормы о рабочем времени могут содержаться и в иных актах, не относящихся к трудовому праву. К таким актам относятся указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, органов местного самоуправления, а также локальные нормативные акты, действующие только в пределах организации (предприятия) и регулирующие отношения работника и работодателя, в том числе распределение и учет рабочего времени.

Если Вы говорите о «полставки», то данный период снижается на 50%.

www.9111.ru

Андрей Мацола: В Украине не предлагают дать взятку лишь мертвому

Владелец Першої приватної броварні о рынке пива, коррупции, футболе, церкви, крокодилах и нативной рекламе

Киевский офис крупного львовского бизнесмена, владельца четвертого по величине игрока украинского пивного рынка, Андрея Мацолы расположился на Рыбальском острове, по соседству с президентским спортклубом Пятый элемент.

В небольшом кабинете огромный рабочий стол, икона и целый стеллаж с продукцией компании.

Читайте также

— Такой забавный этот Андерс, — неожиданно говорит Мацола, усаживаясь за стол.

— Датский пивовар. Я вам все расскажу.

Помимо истории с датским пивом, в интервью LIGA.net Мацола рассказывает об отношениях с конкурентами и налоговой, партнерстве с медиагруппой Игоря Коломойского, влиянии церкви на государство и культуре потребления пива.

ПОЛЕЗНЫЕ ДАННЫЕ. Перша приватна броварня создана в 2004 году. Компания владеет двумя пивзаводами — во Львове и Радомышле Житомирской области суммарной мощностью 2,4 млн гектолитров пива в год. Согласно данным госреестра, собственником украинского ООО с уставным капиталом 46,72 млн грн выступает кипрская Бонетен Лимитед. Крупнейший акционер компании — Андрей Мацола, второй по величине пакет принадлежит ЕБРР. Остальные акции распределены между концерном OeTTINGER и управляющими партнерами группы OASIS. В портфеле компании пивные марки «Бочковое», «Авторское», StareMisto, Oettinger, Heineken, «Галицкая корона» и другие, а также две марки кваса — «Львовский» и «Древлянский».

О КРАФТЕ ИЗ ДАНИИ

— Вы сказали, что к вам приехал датский пивовар. Что это за проект и почему он приехал к вам, а не в представительство Carlsberg?

— Кстати, он работал пивоваром в этой компании (смеется). Его зовут Андерс Киссмайер. А приехал он к нам для того, чтобы поучаствовать в реализации нового проекта. Мы решили создать в Украине первый пивоварный хаб – Insider Craft Hub. Сейчас тема крафтового производства очень актуальна. В прошлом году я полетел в Америку, поездил по крафтовим пивоварням, чтобы изучить эту культуру. Она же там сформировалась более 20 лет назад. После этой поездки решил сделать крафт доступным в Украине. В рамках этого проекта мы приглашаем ведущих крафтовых пивоваров мира: из США, Исландии, Дании и других стран. И они на мощностях Insider Craft Hub будут варить свое пиво.

— Доступным – это сколько?

— Например, если бутылка импортного крафта стоит 70-90 грн, Insider Craft Hub будет стоить 25 грн.

— Не будет проблем с сырьем?

— Сырье подбирает пивовар. Он пишет сколько, чего и где ему нужно купить, затем варит пиво, приезжает и контролирует процесс брожения, затем розлив. Мы хотим сделать такой себе пивной «Голос країни», предоставить молодым украинским крафтовикам возможность зарегистрироваться на сайте, подать свою рецептуру и попробовать сварить свое пиво. Победителей выбираем мы, они приезжают, советуются с нашими пивоварами и выпускают свое пиво, которое будет продаваться по всей Украине через нашу сеть дистрибуции.

— Когда стартует этот проект?

— Пиво Insider Craft Hub уже можно попробовать, оно продается в национальных сетях. Для старта работы с украинскими крафтовиками, я думаю, нам нужно еще около полутора месяцев.

Будет ли такой продукт популярным среди украинцев на фоне друих? Крафта сейчас немало. Есть сеть ресторанов Андрея Худо и другие, например, тот же львовский Кумпель.

— Это примеры, скорее, минипивоварен, которые обслуживают ресторанный бизнес их владельцев. Есть крафтовики и вне Львова. Но это другая философия. Ребята делают крафт с традиционными пивными вкусами и продают на ограниченной территории. Мы, к примеру, сейчас сварили и разлили пиво с лесным орехом, пиво со вкусом шоколада и кофе, с арбузом, с грейпфрутом. Такого никто не делал еще в Украине. Но это мировой тренд. Чтобы понять назначение такого продукта, оптимально поехать в ту же Калифорнию и почувствовать атмосферу. Там классический способ потребления – общение, и при этом никто не напивается.

О ПИВНОМ РЫНКЕ И КОНКУРЕНТАХ

— Изменит ли ваша инициатива доля крафтового пива на украинском рынке? Сегодня она мизерная – до 1%.

— Мы боремся за культуру потребления. Ведь сам рынок в последнее время показывает стабильное падение.

— В прошлом году падение прекратилось.

— А давайте разберемся, что прекратилось и как. Для начала посмотрим на хитрости менеджмента транснациональных компаний. Падение рынка, по итогам 2017 года, около нуля. В то же время доля апсайзов (пиво в большой таре — Ред.) выросла вдвое. То есть количество единичных покупок с прилавков сократилось. Просто покупатель получает больше пива за те же деньги. Таким образом, напиток, я имею ввиду пиво, превращается в пивную жидкость для накачивания организма алкоголем. Происходит перерасчет – купить чекушку водки или много пива для получения той же дозы алкоголя.

— То есть падение не остановилось?

— Ничего не остановилось и не остановится. Этот рынок сегодня, на мой взгляд, похож на своеобразную «яму с крокодилами». Но мы вне этой истории, потому что позиционируем себя как пивоварня-бутик, у нас сегмент премиум+, премиум, верхний мейнстрим. Мы не производим пиво в 2,5 литровой таре, и наша двухлитровая бутылка стоит значительно дороже, чем у конкурентов. Собственно, наша цель – развивать культуру потребления пива, а не расширять эту «яму с крокодилами». У крокодилов есть еда – они питаются, как только еды не стало – они начинают есть друг друга. И сейчас эта конкуренция достигла точки кипения. Если дальше так продолжится, никто не изменит свою позицию, кто-то должен будет с рынка уйти.

— А кто? Ведь пивовары, которых вы сравниваете с крокодилами, конкурируют и на глобальном уровне. И штаб-квартиры ставят им определенные KPI.

— Этот вопрос решится сам собой. По законам рынка.

— Около половины мощностей на больших заводах не загружены. Не пытались ли вы объединиться с транснационалами, загрузить эти мощности?

— Это бессмысленно. Потому что там работают люди временные. Они работают в представительстве компании 3-5 лет в зависимости от контракта, получают то, что получают, а после них – хоть потоп. Я считаю, что это – ничто иное, как маркетинговая «импотенция». Потому что люди не создают идей, как развивать культуру, поддерживать рынок. Все банально – демпинг, литраж и вперед. О какой коллаборации может идти речь?

Я уважаю людей, которые делают что-то для развития. А пока у нас по факту уничтожается пивная культура в Украине. Молодежь уже не пьет пиво, переключается на хард-лимонады, у молодых уже совсем другое восприятие этого рынка. И совсем другая культура. Я хочу бороться за культуру потребления, а не за литражи и за объемы.

А если говорить о коллаборации с Оболонью или небольшими производителями – Микулинецький бровар, локальными пивоварнями?

— Что касается Оболони, то, мне кажется, у них своя, не совсем понятная стратегия. А если смотреть на маленьких – что нам объединение даст? Они занимаются региональным развитием, мы – национальным.

Вы сказали, что не гонитесь за литражом и объемами. Как такой подход и такая модель ведения бизнеса отразились на результатах работы ППБ в 2017 году?

По состоянию на февраль этого года наша доля рынка в объеме составила 14,5%, мы выросли практически на 2%. В деньгах наша доля – 15%.

У кого откусили?

— Я думаю, у всех по чуть-чуть, потому что явно выраженного падения у какого-то конкретного игрока нет. Карлсберг остался практически на уровне, Оболонь и Сан Инбев немного просели.

Сталкивались ли вы с ценовыми войнами со стороны конкурентов? Много слухов о демпинге – пиве по 6-8 грн, например.

— 8 грн – это дорого (улыбается). 4,99 грн за Чернігівське світле — реально. 5 грн с копейками еще в начале этого года было. Это делается для того, чтобы нагнать объемы.

Вы как предприниматель видите здесь логику?

— Как предприниматель – не вижу. Для менеджмента логика понятна – выполнить план, KPI и в главном офисе отчитаться о том, что доля рынка компании не снизилась, несмотря на то, что в стране экономический кризис и война. Я не хочу никого обижать, но это действительно так. Категория пива обесценивается. В Европе пиво имеет культовый характер, а у нас – превращается в новые 90-е. Возможно, ситуация изменится после окончательно слияния Сан Инбев и Эфес, и новый менеджмент начнет развивать культуру, зарабатывать деньги компании, а не бонусы.

В СМИ очень много информации о том, что ППБ сотрудничает с РФ, якобы к компании-партнеру ППБ имеет отношение сын Кобзона.

— Вы знаете, в этой истории все как в футболе: не можешь остановить – сбивай.

Кому тогда это нужно?

Мы, честно говоря, не занимались этим вопросом. Это может быть банальный информационный шантаж, но мы не обращаем на это внимание, поскольку люди нам делают бесплатный пиар. Если проанализировать ситуацию, то оппонентам никто не верит. Ведь все можно проверить. Тут неправдивая информация распространена в двух направлениях. Во-первых, касательно структуры собственности нашей компании. Во-вторых, относительно сотрудничества с одиозными личностями. Почему это неправда? Любой человек может зайти на сайт Министерства юстиции и проверить структуру собственности любой компании. Это первое. Второе. Мой партнер в Украине, компания OASIS, владеет активами по всему миру: в Штатах, в Германии, в Британии, в Казахстане, в Белоруссии и в РФ в том числе. В 2012 году мы заключили с ними лицензионное соглашение. Но после начала военных действий в Украине российский менеджмент не смог обеспечить отсутствие продаж нашей продукции на территории Крыма. По нашей инициативе контракт был разорван.

Сейчас в Крыму ваше пиво есть?

— Нет. В 2016 году я принял решение в одностороннем порядке досрочно разорвать лицензионное соглашение, поскольку было зафиксировано нарушение территориальности продаж. Ведь Крым – это Украина. Возможно, мы первая компания или одна из первых компаний, которая поставила интересы Украины выше интересов бизнеса. Ведь это потеря прибыли. Но это наша принципиальная позиция.

А вы продолжаете разливать Жигули по лицензии РФ?

— Жигули – это сокращенное название от Жигулевского. И это не российский бренд, а советский. Мы сняли с производства Жигулевское, оставили Жигули. Но его объем — 0,8-1% от общих продаж компании, не более. Большинство любителей ретро пива переключилась на Жигулевское производства Оболони, Сан ИнБева, есть на рынке белорусское пиво.

О РАЗВИТИИ БИЗНЕСА

В прошлом году вы рассказывали о том, что получили лицензию Heineken. Какова динамика этого продукта и стоит ли ожидать подобных открытий в текущем году?

— Мы – четвертая компания в мире, которая получила лицензию Heineken, не будучи частью концерна. Это наш стратегический партнер, у нас долгосрочный договор. У компании более 150 брендов по всему миру, мы смотрим на портфель, изучаем, что может быть интересно Украине. Но подходим мы к этому очень осторожно, чтобы не перенасытить рынок. Ближе к лету мы запустим на рынок еще один бренд из портфеля Heineken. Как только он выйдет на украинский рынок, первое заявление и пресс-релиз будет от Heineken, я думаю.

С таким же подходом вы запускали Krušovice? Как себя сегодня чувствует бренд?

— Да. Это фантастический бренд, который с ходу завоевал больше 1% рынка. У него отличные перспективы.

Это пиво дорогое, как оно конкурирует с другими брендами?

— Krušovice процентов на 20 дороже, чем Staropramen. А если учесть практику позиционирования Staropramen компанией Сан ИнБев, когда они этот бренд вовсе переводят к низкоценовым – пиво по 13 грн, то разница еще возрастает.

— Мощности ваших площадок сейчас полностью загружены?

— Да, с конца марта мы работаем со 100% загрузкой.

Есть ли перспектива увеличения объемов: возможно, купите кого-то или нарастите мощности?

— Нарастить мощности – более реальная перспектива. Если рынок возобновится, а я верю в то, что экономика Украины восстановится, и люди будут покупать качественный продукт, это станет следующим этапом развития ППБ. Как только мы этот момент почувствуем, будем развиваться еще быстрее.

Расскажите о ваших взаимоотношениях с ЕБРР. Как часто вы привлекаете новые кредиты и реструктуризируете задолженность?

— Как минимум дважды в год у нас происходит собрание акционеров, где утверждаются бюджеты и корректируются расходы в случае необходимости. В новых деньгах у нас нет потребности, все большие проекты мы профинансировали. В среднем на финансирование небольших проектов нам ежегодно нужно около $10 млн. Это небольшие деньги, мы их можем генерировать самостоятельно.

Какова долговая нагрузка компании?

— Уровень кредитной нагрузки компании соответствует отраслевым практикующимся нормам.

— Какой вы видите свою компанию через 10 лет?

— Мы точно сохраним формат пивоварни-бутик. Это наш формат, мы понимаем, как его развивать. Если в ближайшие годы в Украине со стороны наших конкурентов будут проводиться такие же действия, как сегодня, то я вижу, что мы будем соревноваться за первенство на рынке. Сейчас мы в Киеве и во Львове — компания №2. В городах-миллионниках – №3. А в Украине мы в физических объемах четвертые, в денежном выражении – третьи.

О КОРРУПЦИИ И ПОЛИТИКЕ

— Сталкивались ли вы с коррупционными проявлениями и масками-шоу в своей работе?

— Наверное, в Украине не предлагают дать взятку только мертвому. Конечно, такие случаи были. Как компания мы не рассматриваем такие предложения. Что касается желаний надавить на бизнес, такие случаи бывают и сейчас, бывали и во времена Януковича, и были два года назад. Но они пресекаются. Вот, например, взять бывшего главу налоговой.

— Насирова?

— Да. Мы даже не успели афишировать этот случай, поскольку персону сняли с должности. Нам выставили претензии, мы подали в суд. И к нам приехали «гости». Два микроавтобуса из Киева приехали на завод во Львове, с автоматами, закрыли в кабинете бухгалтера. По факту мы написали обращения во все возможные инстанции, но ситуация решилась сама собой.

— А сейчас как?

— Вот сейчас, например, при новом руководстве ГФС, мы не чувствуем давления.

— А как вы общаетесь с госорганами и депутатами, учитывая тот факт, что ваш брат Роман — депутат фракции БПП в парламенте?

— Мы общаемся с комитетом по вопросам налоговой политики Нины Южаниной. Я считаю, что это структура, которая слышит и обеспечивает не только интересы государства, но и интересы бизнеса. Любые наши идеи и предложения выслушиваются, как пример – неповышение акциза на алкоголь и пиво в том числе.

Что касается брата, то он вышел из бизнеса еще в 2012 году. Это его личное решение пойти мажоритарщиком и попробовать себя в роли политика. На сегодняшний день, на мой взгляд, ему это удается. Он ответственно подходит к парламентской работе. Поддержка на округе у него более 60%, это очень хороший результат по истечению нескольких лет после выборов. По рабочим вопросам мы с ним не общаемся принципиально. У нас открытый рынок, мы знаем в лицо конкурентов, у нас нет газовых скважин и нефтерождений. Правила игры нам понятны.

— Кстати, о нефти и газе – возможно, вы планируете диверсифицировать бизнес и открыть какое-то новое направление?

— Мы смотрим на наших партнеров, на международные компании. Они занимаются пивом и больше ничем. Ни бутылок, ни нефти, ни газа у них нет. Мы тоже идем по такому пути. Наша задача – делать это максимально эффективно.

— У вас лично есть политические амбиции?

— Я считаю, что каждый должен заниматься тем, в чем он максимально эффективен. Я могу принести пользу себе, государству, людям, создавая рабочие места, уплачивая налоги, развивая рынок и подымая экономику. В политике есть молодые амбициозные люди, которые делают эту работу. Не все удается, но они пробуют, набивают шишки. Заниматься политикой ради политики – не мое.

— Если завтра выборы, за кого будете голосовать?

— Выборы кого и куда?

— Предположим, что и президентские, и парламентские состоятся примерно в одно время.

— Как за президента я проголосую завтра за Петра Порошенко. А разве есть особые альтернативы? В остальных, пока только популизм и отсутствие системного подхода к строительству государства. Сегодня я не вижу другой кандидатуры. Да, к нему есть много текущих вопросов, но лучшего пока нет. Возможно, через какое-то время вырастут, воспитаются новые кандидаты, но объективно сегодня альтернатив нет. Вы уверены, что те, другие, будут лучше?

— А в случае парламентских выборов выбор будет в пользу президентской партии?

— А вот партии пусть сначала напишут программы, стратегии развития страны и посмотрим, что будет там, и потом решим, за кого голосовать.

О нативной рекламе

— Вы очень активно сотрудничаете с Плюсами. У них какие-то специальные условия для вас?

— Мне с ними комфортно. И я считаю, что на 1+1 сегодня собрались самые креативные представители индустрии. Их команда нашла общий язык с нашим маркетингом, и они понимают друг друга с полуслова.

— Кто к кому пришел с идеей: вы к Плюсам или они к вам?

— Если говорить о проекте «Моя країна», то к нам пришли Плюсы, которые к 25-летию Независимости задумали сделать интересный проект об Украине. И мы сказали: давайте сделаем, только давайте его оживим, покажем не только пейзажи, но и людей, сделаем еще какие-то активности. У нас получился такой ноу-хау проект, который не является прямой рекламой, имеет социальный посыл, и при этом приносит большую пользу каналу и нашему продукту.

— В чем заключается ваше участие в проекте? Вы финансируете съемки?

— Да, проект на наши деньги снимают.

— То есть это не софинансирование? Бартер?

— На наши деньги снимают, а нам дают хорошую скидку на рекламу.

— У других медиахолдингов условия хуже?

— Мы работали с другими. Но рынок же устроен так: либо работаешь с Плюсами, либо с Альянсом. Мы всегда работали с Альянсом, на каком-то мероприятии ближе познакомились с менеджментом Плюсов, сели пообщались и поняли, что нам по пути. Starlight Media — очень большая структура, и к проектам зачастую нет индивидуального похода. В 1+1 этот индивидуальный подход очень чувствуется.

— А как же разница в покрытии?

— Тут есть минус. 1+1 больше смотрят в Западной и Центральной Украине, и у нас есть некоторые ограничения в доступе к целевой аудитории, но цели, которые поставили перед собой, мы достигаем.

— Речь о финансовых целях, объемах продаж?

— Не только. Мы в последнее время максимально пытаемся отойти от прямой рекламы. На мой взгляд, такой поход к продвижению уже неактуален, это уже история. А за счет ограничений в рекламе, которые распространены с недавних пор и на пиво, прямая реклама стала мертвым каналом коммуникации.

— Делаете ставку на нативные и партнерские проекты?

— Нативные проекты дают возможность ознакомить потребителя с той идеей, которую мы хотим донести. В нашем случае это месседж, побуждающий людей через красоту страны, ее природу, покупать украинские товары. Мы однозначно видим действие этого социального проекта.

О СЕМЬЕ, ФУТБОЛЕ, ЦЕРКВИ И ОБРАЗОВАНИИ

Сейчас ППБ ассоциируется не только с пивом, но и с футболом. Как вы стали спонсором национальной сборной?

— История нашего спонсорства достаточно банальна. В 2016 году у Сан Инбев, закончился контракт, и они почему-то думали, что они единственные, кто может его продолжить. И решили надавить на главу ФФУ Андрея Павелко. Но Павелко не из тех людей, кто дает себя обидеть, и поэтому Федерация футбола Украины обратилась к нам с просьбой рассмотреть предложение о спонсорстве. Тут я вспомнил свои поездки в Европу. Например, когда я много времени проводил в Мюнхене, после работы я всегда старался попасть на Альянц-арену. Конечно, все билеты были распроданы до начала матча за несколько месяцев. Купить их можно было только у наших перекупщиков, и непременно в фан-зону. Когда я туда попал, я был удивлен атмосферой, которая царит на трибунах. Обычные доктора, учителя, повара и менеджеры приходят на матч в атрибутике команды и 90 минут поют. Они поют, кричат, танцуют. На матче они разрядились, поболели и пошли по домам. Я запомнил эту атмосферу и очень хотел ее воссоздать в Украине.

В 2007 году мы были спонсором одновременно ФК Львов и ФК Карпаты. Еще тогда мы предложили создать международное фан-движение, провели первый Еврофан, куда приехали фанаты разных клубов, это движение развивается до сих пор. В 2017 году мы запустили проект «Вірні збірній». Любой желающий может зарегистрироваться на сайте и стать членом фан-движения сборной. Мы выдаем амуницию, вместе учим песни и — поехали. Спонсорский контракт у нас на 4 года, так что собирать фанатов мы будем до 2020 года.

У вас есть еще один меценатский проект. Вы поддерживаете УПЦ КП. Что вы думаете о сегодняшней ситуации вокруг церковного вопроса?

— Как у выходца из Западной Украины, у меня не могло быть других религиозных предпочтений, кроме как Киевский патриархат. Как-то так случилось, что я довольно близко познакомился с патриархом Филаретом, мы начали общаться. Это было непопулярно во времена Януковича – тогда киевский патриархат был явно не в фаворитах. Многие переметнулись к московскому патриархату.

О конфликтах скажу следующее. Церковь – это институция, которая воюет не против людей, а против греха. И по моим убеждениям, если бы церковью управляли люди, то ее уже давно бы не было. Вообще.

Исторически так сложилось, что к какой стране церковь имеет принадлежность, интересы той страны она отстаивает. Киевский патриархат поддерживает украинский народ, национальные интересы Украины и Украину как государство. Ведь если нет государства, то нет и церкви. Но если не будет церкви, то и государства не будет. Тут взаимосвязь очень тесная.

Московский патриархат, к сожалению, выполняет другие функции, смешанные с политическим подтекстом. Но есть, я уверен, и порядочные священники, монахи, которые спасают души и занимаются церковными делами, а не политическими.

— У вас большая семья и четверо сыновей. Видите ли вы их в пивном бизнесе? Или, если им это будет неинтересно, ППБ утратит статус семейного бизнеса, и вы готовы ее продать?

— Приоритеты на сегодняшний день – дать детям хорошее образование. И направление образования мои дети выбирают самостоятельно. Я не ставлю перед собой цель проводить искусственную пропаганду и агитацию о том, что они должны работать в компании. В большинстве случаев родственникам дешевле платить зарплату, чтобы они не мешали работать. Дети должны идти каждый своей дорогой и реализовать свои таланты. А далее – природный отбор. Если они будут сильнее, чем менеджмент, который работает на рынке, то почему бы и не ППБ?

— Существует мнение, что уровень украинского образования сегодня существенно отстает от заграничного. Разделяете ли вы такое мнение?

— Украинскую систему образования, безусловно, нужно реформировать. Процессы уже идут, но достаточно медленно. На мой взгляд, вопрос образования нужно возвести в ранг национальной идеи.

— Образование должно быть бесплатным?

— Я думаю, что должны быть варианты. Должно быть базовое безоплатное образование и высшее — для тех, кто может себе его позволить, и для одаренных детей, не имеющих финансовой поддержки.

— Где сегодня учатся ваши дети?

— Мой младший сын еще в детский сад ходит. Двое средних – в школе. Старший сын Владимир закончил школу и колледж в Англии, сейчас учится в Англии в университете. У него будет полноценное британское образование, но у нас все разговоры идут о том, и он с этим согласен, что он вернется в Украину. Потому что там он будет одним из многих. А тут он будет топом.

Думаю, что и младшие будут учиться за границей, если захотят. Это их выбор. Я сам закончил Львовский финансово-экономический колледж и Тернопольскую академию народного хозяйства. В мое время за границу не пускали, разве что кино можно было зарубежное посмотреть.

biz.liga.net

Как открыть успешный малый бизнес в США. «Русские» истории

Сегодня в США открыто около 23 млн предприятий малого бизнеса. Фото: forumDaily.com

ForuDaily рассказывает о том, как русскоязычные жители США прошли нелегкий путь открытия бизнеса, а также разбирается в сложной процедуре регистрации фирмы.

В США зарегистрировано около 23 млн предприятий малого бизнеса. Это фирмы, где количество сотрудников не превышает полумиллиона человек. Влиятельная компания Bank of America/CFI Group год назад провела опрос среди частных бизнесменов. Предприниматели оценили здоровье своих компаний на 20% выше, чем за аналогичный период времени в 2014 году.

В целом, по так называемому индексу удовлетворенности, владельцы малого бизнеса стали более оптимистично оценивать свои успехи. Большинство из них поставили 70 баллов из 100 в шкале положительной оценки своего дела.

ForumDaily выяснил, с какими проблемами сталкивались русскоязычные жители США, чем рисковали, и через что прошли.

Экономическое чудо на Брайтон-Бич

Сегодня в самом известном русском районе Нью-Йорка — Брайтон Бич — работают десятки магазинов, аптек и ресторанов. В последнее время очень часто русские бизнесмены жалуются, что дела совсем не идут. Житель Бруклина, а когда-то киевлянин Герман Мисони доказал обратное. Он приехал сюда из Израиля в 2003 году. В США решил продолжить свое дело и сначала открыл магазин одежды. Но распространение интернета и большая конкуренция заставили Геру пересмотреть планы на будущее. Рубашки и брюки остались в прошлом.

Два года назад недалеко от Брайтон-Бич на Coney Island Ave появился бар Wise Espresso Bar. Уже через полгода клиенты выстраивались в очередь, чтобы попасть в кафе. В районе Брайтон-Бич процветающий бизнес Германа теперь называют русским экономическим чудом.

«Утром проснулся и сказал жене: поехали позавтракаем”. Я живу на Брайтоне, и нам негде поесть. Тогда я предложил: “Может, построим свое кафе, и у нас будет свой завтрак», — рассказывает Гера о том, как пришла идея открыть бар.

Герман Мисони открыл бар в Бруклине. Фото Дениса Чередова

Жена Диана поддержала его. Друзья и знакомые отговаривали Геру от сомнительного ресторанного бизнеса. Все говорили: прогоришь.

«Все смеялись или несерьезно относились к тому, что я собираюсь сделать. Только жена и наши родители поверили в мой проект», — делится Герман воспоминаниями.

Первым делом нужно было найти место. Недалеко от дома Герман присмотрел парикмахераскую, которую владельцы сдавали в аренду. Помещение было небольшое, но для старта вполне подходило.

«Дело в том, что здесь напротив — автобусная остановка. Витрину всегда видно, автомобильная парковка запрещена. Вывеску клиенты могут видеть за несколько метров. Это очень важно», — говорит бизнесмен.

Герман никогда не забудет тот день, когда подписал договор аренды здания на 10 лет. Обратной дороги уже не было. Гера сам разработал дизайн кафе, обратился к архитектору, который попросил $5000 для того чтобы перенести идеи на бумагу. Все бумаги Герман отвез в Департамент по управлению зданиями Нью-Йорка (NYC Department of Buildings). После получения специального разрешения бизнесмен начал большую стройку.

«За $300 тысяч я нанял компанию, которая несет ответственность за весь проект. Они сделали сантехнику, электричество и газ», — рассказывает Гера.

Но тут возникли, что называется, непредвиденные обстоятельства. Бюроктатические издержки, как оказалось, есть и в США. Газовая служба города по непонятным причинам задерживала лицензию. Причина была банальной — оказалось, что чиновники забыли поставить в компьютерной программе какую-то галочку. Герман продолжал платить по $6000 в месяц за аренду, а открытие кафе все откладывалось на неопределенное время.

«Я не люблю вот этого, когда за деньги можно купить все. Но в тот момент все горело. Мне легче было дать взятку в $2000, чтобы мне разрешили провести газ. Но здесь, в США, мне некому дать деньги, а так бы — по советскому варианту, и все», — признается Герман Мисони.

Через три месяца простоя Гере наконец-то газ дали. Инспекторы вновь устроили проверку и выдали заключительное разрешение. Бизнесмен сам составил меню и долго думал, как назвать свое детище. В итоге решил, что кафе будет «мудрым», то есть «Wise bar».

«Я просто решил для себя, что у нас не будут в кафе звучать песни Аллегровой. Я залез в интернет, чтобы посмотреть, есть ли бар с таким же названием. Не нашел. А потом слово мудрый вывело меня на логотип моего будущего заведения — сову», — рассказывает владелец ресторана.

В баре Германа Мисони часто проходят деловые встречи. Фото Дениса Чередова

Первые месяцы работы для Германа превратились в ад. Он хватался за все: сам был официантом, барменом и даже посудомойщиком. Но люди заметили европейский сервис. Появились постоянные клиенты, и через полгода работы свободных мест во время ланч-тайм практически не было.

«Я все пускал в оборот. Я не считал, сколько я заработал сегодня или вчера. Клиенты видели мое внимание», — говорит Гера.

Позже Герман Мисони задумался над тем, чтобы расширить территорию бизнеса. Повезло, что рядом с заведением в аренду сдавали еще одно помещение. Опять стройка, оборудование новой кухни, а после ремонта — вновь аншлаг. Гера, не изменяя своим принципам, опять вложил всю прибыль в бизнес.

«Я всех встречаю и рассаживаю сам. Я не сижу в офисе нога на ногу и не смотрю по видеокамерам, что у меня происходит в кафе. Я живу этим», — раскрывает залог успеха бизнесмен.

Конкуренты теперь не знают, что и делать. Некоторые, говорит Гера, заходят в гости, чтобы проконсультироваться. Мисони признался ForumDaily, что в дело вкладывал только личные сбережения своей семьи. Получить поддержку от государства он и не рассчитывал. Правда, на эти деньги Гера хотел купить квартиру в Нью-Йорке, но теперь его дом — это его кафе.

«Американская мечта до сих пор существует, и поэтому надо мечтать. Вот моя сбывается», — резюмирует Мисони.

Навстречу к мечте идут Наталья и Ася Кузнецовы из Санкт-Петербурга. Они вместе с маленькой дочкой Машей приехали в США два года назад. Когда в России приняли печально известный закон о пропаганде гомосексуализма, девушки решили уехать из страны, чтобы сохранить семью. В Нью-Йорке первое время жили на личные сбережения, а потом создали свой бизнес. Наталья Кузнецова предложила супруге открыть книжный магазин в интернете. Ася идею поддержала.

«Мы, как и многие эмигранты, обеспокоены тем, чтобы наш ребенок не забыл русский язык. Дети намного проще интегрируются в другой стране, но при этом нам кажется важным сохранить интерес к русской культуре. Мы стали продавать детские книги на русском языке», — рассказывает Наташа.

Семья Кузнецовых в свободное время любит отдыхать на свежем воздухе. Фото из личного архива Натальи Кузнецовой

В России Наталья работала графическим дизайнером и программистом. Эти знания помогли девушке самостоятельно сделать сайт онлайн-магазина. Сегодня в Colibri Bookstore в основном продаются классические произведения для детей на русском языке. Наташа и Ася работают напрямую с издательствами, поэтому стараются как можно быстрее доставить заказ клиенту. Чаще всего у них покупают уже раскрученные бренды — «Репку», «Колобка» или «Дядю Степу». Есть спрос и на музыкальные книги.

«Про Чебурашку очень любят. «Ну погоди», конечно. Детские книги заказывают из разных стран. В основном — это США, Канада и страны Европы. С конкурентами мы не боремся, просто предоставляем клиентам лучший выбор продукции и более качественное обслуживание», — говорит Наталья Кузнецова.

По словам Натальи, зарегистрировать компанию в США проще, чем в России. Заполнить необходимые бумаги можно прямо в интернете. Ее онлайн-магазин не имеет наемных сотрудников, а бухгалтерией Наташа занимается самостоятельно. Все это упрощает процедуру открытия такого вида бизнеса.

«Наша сфера бизнеса не предполагает наличие какой-либо лицензии. Сначала мы зарегистрировали LLC (общество с ограниченной ответственностью — ред.), потом получили налоговый номер, затем открыли расчетный счет в банке и еще получили Certificate of Authority для сбора налога в штате Нью-Йорк», — делится опытом девушка.

О вложенных средствах в свое дело Наталья говорить не любит, говорит — коммерческая тайна. Но советует всем, кто недавно иммигрировал в США, тщательно взвесить все «за» и «против”. Ведь для новоиспеченных приезжих открытие бизнеса — это большой риск.

«Я точно могу сказать одно. Если человеку не на что купить еду или он не может оплатить аренду квартиры или комнаты в США, то не стоит начинать свой бизнес», — считает Наталья Кузнецова.

Продуманные шаги к Обаме приведут

А вот Ларри Полтавцев на американском рынке уже чувствует себя как рыба в воде. Он приехал в США из Ростова-на-Дону четверть века назад. Через пять лет Ларри вместе с партнерами создал обучающий Learnix Center , который находится в штате Виргиния в городе Вена. Правда, компания зарегистрирована во Флориде. Ларри помогает недавним иммигрантам получить новую профессию IT-специалиста. Записаться на трехмесячную программу может любой желающий.

«Среди наших наиболее успешных студентов есть бывшие балерины, оперные певцы, работники цирка, экономисты, юристы, философы. В группе до 10 студентов. С ними студентами работает высококвалифицированные преподаватели,» — рассказывает о деятельности центра Ларри.

Обучение обойдется студенту в $4000. После успешного окончания курса каждый выпускник получает сертификат.

«Бонусом мы бесплатно готовим к сдаче независимого международного экзамена ISTQB (istqb.org). Пока что все наши студенты успешно сдавали этот тест», — добавляет бизнесмен.

Ларри Полтавцев говорит, что такой центр открыть достаточно сложно. Очень важно правильно подобрать команду профессионалов. Но есть преимущество — для создания подобной компании не требуется лицензии от государства. Обучающий центр считается обычным тренингом, это как семинары для повышение квалификации в России.

«В данном случае удобнее зарегистрировать LLC. То есть партнерство. Тогда прибыль делится между партнерами, но каждый несет налоговую ответственность только по своей части прибыли», — утверждает Ларри.

Ларри Полтавцев владеет сразу несколькими компаниями. Фото из личного архива Ларри Полтавцева

О налоговых тонкостях Ларри может говорить часами. По его словам, налоговое законодательство в США очень запутанное. Один из лучших штатов для регистрации бизнеса — Флорида. Если, например, предприниматель указывает свой адрес проживания в качестве адреса офиса — в конце года он может списать часть расходов. А еще во Флориде нет подоходного налога — бизнесмены обязаны платить только федеральный налог с доходов.

«Во Флориде выгодно иметь свою «главную» резиденцию. Потому что по закону штата в случаях гражданских исков такая резиденция не будет отнята за долги или претензии от бизнес-партнеров, или в случае развода”, — говорит Полтавцев.

У Ларри Полтавцева есть еще один бизнес, связанный с IT-технологиями. Компания часто приглашает специалистов из стран постсоветского пространства. Сотрудники фирмы берутся за разные проекты. Например, занимаются развитием финансовых систем компаний-гигантов.

«Мы участвуем в разработке систем видеонаблюдения. Для некоторых правительственных клиентов делалось приложение по сканированию багажа в аэропорту», — уточняет программист.

Рабочие вопросы Полтавцев обсуждал и на личном приеме с самим президентом США — Барак Обамой. По его словам, тогда он понял, что в Америке встречают и оценивают людей по их делам, а не по месту рождения или ориентации.

«Обама очень простой и легкий в общении человек. С ним можно быстро решить серьезные вопросы. Можно родиться в Ростове-на-Дону, много учиться и работать. И потом встречаться с президентом, устроиться к нему в офис. И для этого не надо «иметь связи», — считает Ларри Полтавцев.

А новобранцам он дает такой совет: «Первое — это изучить рынок, оценить свои возможности, правильно выбрать направление. Во-вторых, посоветоваться с опытными бизнесменами. И последнее — делать каждый шаг продуманно и постепенно наращивать обороты», — поделился своей бизнес-стратегией программист.

Дружба — дружбой, а деньгам — счет

Не сразу узнала о таких советах выпускница московского педагогического института им. Ленина. Инна Фурманова приехала в США в 1999-м. В то время многие иммигранты переучивались на программистов, но к IT-технологиям у Инны душа не лежала. Она оглянулась вокруг (тогда педагог жила в Бруклине) и поняла, что работать учителем в детском саду на Брайтон-Бич тоже не ее мечта. Оставалось лишь одно — открыть собственное дело. Тем более, к тому времени Инна ждала ребенка и решила совместить воспитание малыша с работой.

«У меня должен был родиться ребенок, и мне не хотелось оставаться в Бруклине. Мы с семьей сели в машину и поехали в штат Нью-Джерси. Именно там я хотела найти дом, арендовать его и параллельно открыть в доме детский сад», — вспоминает Инна Фурманова.

Инна Фурманова счастлива, что работает с детьми. Фото Дениса Чередова

Инна быстро изучила местность. Она поняла, что ее жилище должно находиться в русскоязычном районе.

«Садик стал очень популярен, потому что у нас не было практически никакой конкуренции, и через год мы решили переехать в большое здание, так как детей у нас становилось все больше», — рассказывает она.

А дальше случилось то, чего Инна никогда не пожелала бы даже врагу. В Нью-Джерси у нее появилась новая подруга, тоже учитель, начавшая работать вместе с ней в детском саду «Колокольчик», который на тот момент принимал около 30 детей, а бизнес приносил хорошую прибыль. В какой-то момент между ними начались конфликты, рассказывает Инна, а однажды подруга сказала ей, что больше не нуждается в помощи и готова вести бизнес сама. Знакомые Фурмановой посоветовали ей немедленно обратиться в суд.

«Выяснилось, что у нас нигде не прописаны партнерские отношения. Это была как бы моя первая встреча с Америкой. Я начала судиться. И я отсудила не очень большие, но все же деньги. Это был первый шаг к моему взрослению», — говорит Инна.

Подругу Инна потеряла навсегда. Теперь она точно знает, что если собираешься открыть бизнес с родственниками или друзьями, без партнерского договора не обойтись. Даже если на оформление контракта нужно потратить кучу времени и несколько тысяч долларов. Это все равно лучше, чем бесконечные судебные тяжбы с самыми близкими людьми.

«Пока шли суды, я не теряла время и открыла домашний детский сад в Staten Island в штате Нью-Йорк. Конечно, ходить на работу со второго этажа на первый мне не очень нравилось», — делится воспоминаниями Инна.

Преподаватель стала искать новое место. В 2008 году Инна узнала об открытии детской студии «Оранжевая линия», которая работала только по вечерам и выходным. За аренду здания владельцы студии платили большие деньги. Инна предложила им делить плату пополам, и директор согласился. После чего Инна Фурманова обратилась к специалистам, которые дали добро на переезд домашнего садика под названием «Кенгуру» в центр.

«Я все оформила. У нас разные компании — есть садик, а есть центр, но мы находимся в одном здании. Пришел инспектор и заявил, что нам разрешили открыть садик здесь в департаменте здравоохранения штата, а городской закон запрещает это. И меня в один день закрыли», — рассказывает педагог.

В детском саду Инны Фурмановой сейчас около 30 детей. Фото Дениса Чередова

По словам Инны, систему домашних детсадов в США контролируют законы штата. А вот детские центры находятся в ведении города. Чтобы правильно оформить документы, Инне Фурмановой понадобился еще один год. Теперь преподаватель разбирается во всех хитросплетениях этой сферы бизнеса. Главное, говорит Инна, выяснить какой вид детского учереждения вы хотите открыть и какие требования нужны для этого.

«Домашние садики, детские центры или лагерь — у всех этих видов разные условия и бизнес-требования»,- уточняет Инна.

Первым делом нужно обратиться в Департамент здравоохранения Нью-Йорка (NYC Department of Healph and Mental Hygiene). Там вы получите всю необходимую информацию о требованиях. Особое внимание чиновники департамента уделяют вопросам безопасности.

«Один раз мне выписали штраф за то, что урны в центре не накрыты крышками. Если вы используете урну для одноразовой посуды, например, то она должна быть с крышкой», — рассказывает с улыбкой Инна.

Детский садик Инны Фурмановой сегодня вмещает 30 детей. В штате ее компании работает 5 учителей. За свои услуги Инна берет $900 с семьи в месяц. Детей в «Кенгуру» приводят утром, а забирают только вечером.

«Я не зарабатываю здесь миллионы. Это мое рабочее место. Это моя любимая работа. И без моих коллег, наверное, ничего бы не было», — благодарит Инна Фурманова учителей, которые работают с ней уже много лет.

Полезные советы и информация начинающим бизнесменам

Как зарегистрировать компанию в штате Нью-Йорк: пошаговая инструкция

1. Регистрация проходит в местном Clerk Office . Для этого необходимо заполнить бланк Business Certificate. Обычно при каждом клерк-офисе есть нотариус, который выдает этот бланк и заверяет его. Например, в Бруклине сертификат, заверенный нотариусом, стоит $10.

2. Далее в Clerk Office нужно заплатить сбор ($100-120), сотрудник вносит данные в специальную базу и выдает копию документа. Всё. Ваш бизнес зарегистрирован.

3. Далее необходимо зарегистрироваться в федеральной налоговой службе или IRS, чтобы получить Employment Identification Number. Это номер налогоплательщика. Форму можно заполнить онлайн.

4. Имея на руках сертификат о регистрации бизнеса и номер EIN, идем в банк и регистрируем бизнес-счет в банке.

Если ваш бизнес связан с продажей товаров или услуг, то вы обязаны зарегистрироваться в налоговой службе штата Нью-Йорк и получить сертификат на право взимания налога с продаж (Certificate of Authority to Collect Sales Tax).

Теперь вы можете вести свой бизнес, продавать товары или услуги, и даже нанимать сотрудников.

При открытии бизнеса очень важно уметь работать с разными компьютерными программами. Фото: blog.credit.com

Как власти США помогают малому бизнесу

В каждом штате США существуют специальные программы, которые оказывают поддержку начинающим бизнесменам. К примеру, в Нью-Йорке информацию о проведении бесплатных семинаров можно посмотреть на сайте Департамента обслуживания малого бизнеса . Специалисты проводят курсы и на русском языке.

В Нью-Йорке вы также можете обратиться в Центр развития малого бизнеса . На этом сайте вы можете найти пошаговую инструкцию, как открыть кафе или продуктовый магазин.

Для тех, кто начинает свое дело, полезным будет изучить сайт Администрации малого бизнеса США . Здесь можно найти инструкцию для открытия бизнеса на английском языке. Есть информация о том, как получить государственную поддержку. Главный офис этой организации находится в столице США — Вашингтоне.

Конечно, в США есть и платные услуги по созданию бизнеса. Обратиться за помощью можно как в юридическую компанию, так и к адвокату. Александр Альмонт уже 15 лет оказывает такие услуги. Опытный адвокат рассказал ForumDaily, что в США для регистрации компании с юридической точки зрения необходимо иметь только паспорт. Он считает, что лучше всего при открытии своего дела как минимум встретиться с бухгалтером или адвокатом.

“Часто в создании бизнесов есть юридические моменты, которые тоже имеет смысл обсудить с адвокатом — начиная с места организации бизнеса, которое часто неочевидно, и продолжая разными тонкостями в вопросах интеллектуальной собственности, лицензирования того или иного бизнеса,”- советует Альмонт.

Интересно, что за первую консультацию Александр Альмонт денег не берет. Ценовая политика дальнейших деловых встреч будет зависеть от конкретного случая, говорит адвокат.

В целом же, оценивая рынок подобных услуг, помощь внештатного бухгалтера обойдется вам примерно в $400. Опять же, все зависит от конкретного бизнеса, штата и квалификации специалиста. Можно найти бухгалтера, который возьмет за свои услуги в два раза меньше, но не факт, что он сделает все профессионально. А вот помощь юристов — дорогая. В среднем за открытие бизнеса в США адвокаты берут от $3000 до $5000. В комплексный пакет услуг входит регистрация компании, открытие счета, помощь бухгалтера и оплата онлайн-сервисов.

Для владельца бруклинского бара Германа Миссони, молодой семьи Кузнецовых, программиста Ларри Полтавцева и знающей теперь все о “детском бизнесе” Инны Фурмановой начальная часть пути уже пройдена — недавно или достаточно давно. Каждый из них, продолжая развивать свое дело, надеется, что их пережитый опыт поможет тем, кто только собирается встать на этот путь, избежать ошибок.

“США — это страна, где очень легко адаптироваться и чувствовать себя комфортно”, — подбадривает новичков Ларри Полтавцев.

Присоединяйтесь к ForumDaily на Facebook, чтобы знать больше.

www.forumdaily.com

Смотрите так же:

  • Действующие законы по охране труда на 2018 год Обзор основных изменений в нормативном регулировании охраны труда С началом очередного календарного года, как правило, связаны и обширные изменения в нормативном регулировании большинства […]
  • Правила 7м Общие и специальные правила перевозки наливных грузов (7-М). Издание 2-е В текст настоящего издания "Общих и специальных правил перевозки наливных грузов (Сборник 7-М)" вошли изменения и […]
  • Пенсия белорусов Как пенсии белорусов выглядят на фоне выплат в соседних странах Средняя майская пенсия в Беларуси, по официальной статистике, составила 340,53 рубля. FINANCE.TUT.BY посмотрел, как пенсии […]
  • Романов взятки Саратовский бизнесмен задержан за попытку дать взятку в 5 млн рублей В Саратове возбуждено уголовное дело в отношении 47-летнего индивидуального предпринимателя. Как сообщает […]
  • 4 действие уголовного закона во времени в пространстве и по кругу лиц Уголовное право. Общая часть Уголовно-правовая норма Уголовно-правовая норма — это правило поведения, установленное государством, предоставляющее участникам общественных отношений […]
  • Обязанность по уплате алиментов Алименты: документы, удержание, перечисление, бухгалтерский учет "И жили они долго и счастливо" - так часто заканчиваются сказки. К сожалению, люди не всегда могут претворить это в жизнь. […]